Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

АСЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ:
о воздушных победах и их подсчёте - тогда и теперь
( некоторые размышления над сборниками М. Ю. Быкова ).

Обложка второй книги М.Ю.Быкова.

В России любят авиацию и гордятся ею. Даже несмотря на то, что за последние четверть века было, казалось, сделано всё, чтобы у нашей страны не осталось собственных крыльев - ни военных, ни гражданских. Но интерес к авиации не ослабел. И это отрадно. Главное, чтобы интерес этот не стал своего рода сублимацией: само явление исчезает, а человек хочет удержать его от небытия и пытается сохранить ускользающую привычную картину мира... Но не будем о грустном.

Особое внимание российских любителей авиации, по понятным причинам, приковывает к себе Великая Отечественная и Вторая Мировая войны, подтверждение чему - появление множества качественных исследований  ( статей и монографий ), посвящённых этому периоду и предвоенным конфликтам, переиздание мемуаров и так далее. Одним из ярчайших событий в этом ряду стал выход в свет двух сборников - справочников, в которых впервые в отечественной историографии были собраны и систематизированы сведения о советских лётчиках - асах и их воздушных победах. Первый называется "Асы Великой Отечественной. Самые результативные лётчики 1941 - 1945 гг."  ( Москва, "Яуза - Эксмо", 2007 г. ), второй, вышедший в том же издательстве годом позже, озаглавлен чуть иначе - "Советские асы. 1941 - 1945. Победы сталинских соколов". Автор - составитель обоих сборников - Михаил Юрьевич Быков.

Не стоит лишний раз говорить, что история и деятельность истребительной авиации наиболее ярки и зрелищны, а количество воздушных побед - один из главных показателей боевой работы любого лётчика - истребителя. А потому понятно, что появление этих сборников было встречено любителями отечественной авиации с радостью и энтузиазмом. К слову, лично для меня они стали настоящими настольными книгами.

Нельзя сказать, чтобы списки советских асов с указанием количества одержанных ими воздушных побед не появлялись раньше. Можно назвать работы И. Г. Султанова, Н. Г. Бодрихина, О. В. Левченко [1]. Правда, во всех них имелись количественные ограничения. У И. Султанова были отмечены лишь 180 человек, имевших от 25 воздушных побед  ( лично и в группе )  и выше; у О. Левченко - в основном те, кому было присвоено звание Героя Советского Союза   ( то есть, не только "асы" ). У Н. Бодрихина список более подробен и в целом   ( как выяснилось после сравнения с данными, полученными Быковым )  довольно точен, и включает в себя 627 пилотов, одержавших 15 личных побед и выше. И к тому же, в данных   ( и подобных им )  списках даётся лишь общий результат боевой деятельности того или иного пилота, а сами победы  ( их дата и характер, тип сбитого самолёта и район его падения )  не указываются, что по понятным причинам снижает их познавательную ценность и достоверность. Но эти люди были первыми, и за их работу им надо выразить признательность.

Существует ещё и мемуарная литература, но имеющиеся в ней сведения, во-первых, отрывочны, а во-вторых, достоверность их ещё ниже, чем у таких списков, что объяснимо самим жанром этих произведений. Таким образом, спрос на информацию о советских лётчиках - асах давно назрел, а предложения всё не было. И вот, наконец, ситуация переменилась.

Сборники М. Ю. Быкова действительно стали революционным прорывом, новым этапом в изучении данного вопроса. Благодаря долгой и кропотливой работе исследователя стали известны имена и вклад в Победу сотен наших лётчиков - как так называемых "простых асов", так и тех, на чьих боевых счетах значилось по нескольку десятков сбитых самолётов противника. В первом из них приведены краткие биографические данные  ( даты рождения и смерти / гибели, звание, места прохождения службы в военные годы и участие в локальных военных конфликтах, награды )  и списки воздушных побед 1117 советских лётчиков - истребителей, одержавших 10 и более побед лично, в большинстве случаев даны их портреты. Второй сборник представляет собой продолжение работы составителя над темой. В нём приведены аналогичные данные уже на тех лётчиков - истребителей, что сбили от 5 самолётов противника лично и выше  ( всего 3011 человек ). Оказались, наконец, в нём представлены и пилоты ВВС ВМФ, сведения о которых отсутствовали в предыдущей книге.

Во втором сборнике есть также несколько приложений. В самом объёмном приведены краткие данные и количество побед  ( без подробной росписи )  708 лётчиков, сбивших 5 и более самолётов противника, из которых не менее 2 лично. Два других - это списки  ( не полные )  тех пилотов, которые стали асами по результатам боёв в Великой Отечественной войне и Корее, а также тех асов Корейской войны, что имели по нескольку побед в ВОВ. Жаль, что в сборниках нет аналогичной таблицы, в которой бы приводился боевой счёт пилотов, ставших асами по итогам боёв 1941 - 1945 гг. и предвоенных конфликтов  ( в Испании, Китае, на Халхин - Голе и Финской войне ). Как и списка тех, кто стал асом уже по итогам этих конфликтов, а также Корейской войны. Впрочем, их отсутствие можно объяснить хронологическими рамками исследования - периодом Великой Отечественной  ( хотя много места эти таблицы бы не заняли, да и материал в значительной мере уже известен ).

К несомненным плюсам сборников надо отнести и то, что Быков приводит названия немецких самолётов в их русском написании: Ю-88, Ме-109, Хш-126 и так далее. И это правильно. Вызывает недоумение, когда в работах российских авторов и предназначенных для российских же читателей сплошь и рядом попадаются Ju-88, Bf-109, Hs-126... Невольно хочется спросить таких авторов: сами-то вы кто ?   В какой стране живёте ?   На каком языке разговариваете ?   А то получается как в Континентальной хоккейной лиге: играют в основном русские  ( словацкий и латвийский клубы - не в счёт ), а фамилии на форме - на латинице. Всё под каток чужеродной глобализации...

Обе книги снабжены небольшим предисловием  ( почему-то анонимным, озаглавленным "от составителей", хотя официально таковой лишь один ) - довольно содержательным и объясняющим замысел составителя и некоторые моменты, с которыми ему пришлось столкнуться в ходе своей работы. Однако ряд моментов источниковедческого характера - важнейших для такого рода исследований - оказался освещён недостаточно. Следует отметить, что в первом сборнике помещён список использованных материалов   ( главным образом, архивных дел ), и данный факт придаёт этому сборнику больший вес по сравнению со вторым, где такой список отсутствует. Хотя скорее всего, основой для его написания послужили те же самые документы.

Указание на список использованных материалов сделано отнюдь не случайно. Ведь главный выигрышный момент сборников, их новаторский характер состоит как раз в том, что они основаны на первоисточниках, на данных, взятых из официальных документов частей и соединений ВВС, хранящихся в Центральном архиве Министерства обороны РФ и Центральном Военно - Морском архиве Министерства обороны РФ  ( сведения о морских лётчиках ). Соответственно, главная заслуга составителя заключается в том, что он, во многом, впервые, обратился именно к архивному материалу и ввёл его в оборот. А труд, проделанный Быковым, поистине огромен. Просмотрено и переработано значительное количество архивных дел, главным образом, журналов боевых действий  ( ЖБД ), журналов учёта сбитых самолётов противника  ( ЖУСС ), оперативных сводок  ( ОС )  и боевых донесений всех или почти всех полков и дивизий, учётно - послужных карточек и иных материалов, содержащих сведения о личных данных и результатах боевой работы советских лётчиков.

Масштабы этого труда становятся полностью понятны лишь тогда, когда приходится самому окунуться в это архивное море, когда каждое новое дело не просто выплёскивает на тебя всё новую информацию, но и тянет за собой всё новые и новые дела. Даже установить имена самих лётчиков и их личные данные бывает, порой, непросто, а ведь остаётся и ещё "малость" - определить полный и точный список их побед. Иными словами, на составление сборников Быкову пришлось затратить немало времени и сил. И за проделанный им колоссальный труд ему надо сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО. Он это заслужил по праву !

Казалось бы, появилась основа - берите, исследователи, и пользуйтесь, но... Путаница с количеством воздушных побед, которые многие исследователи записывают на счёт того или иного лётчика, продолжается. И цифры приводятся разные, и пишется, порой, что-то вроде "такой-то пилот сбил столько-то, а у Быкова значится столько-то". К примеру, такие несоответствия есть в новых публикациях Бодрихина, который, судя по всему, не согласился со многими цифровыми данными, которые опубликовал Быков. Встречаются они и в отношении боевых счетов некоторых пилотов 812-го истребительного авиационного полка  ( ИАП ), в чём можно убедиться, сопоставив данные из "быковских" сборников с теми, что приводят В. Антипов и И. Уткин в своих весьма основательных статьях о боевом пути этого полка [2]. Ну а самым ярким примером стала недавняя содержательная и прекрасно изданная книга И. А. Сейдова "Советские асы Корейской войны", в которой количество побед, одержанных Александром Васько  ( 176-й ГвИАП )  за время ВОВ, на трёх разных страницах указана по-разному: то как 17, то как 13, то как 12 + 1...[3]   Есть такие несоответствия и в самом "свежайшем" труде по истории авиации - работе А. И. Табаченко о 16-м Гвардейском истребительном авиаполке [4]. И это только несколько примеров...

В чём же причина подобных нестыковок ?   Виноваты ли в этом "прочие" авторы ?   Возможно, отчасти и да  ( как в случае с "плавающим" счётом А. Васько или некоторыми утверждениями Бодрихина ). Но, думается, главная причина кроется, всё же, не в них, а в самих "быковских" сборниках. Ведь они далеко не идеальны, и это становится видно при более пристальном взгляде на них: нестыковки, двусмыслицу, чисто технические ошибки  ( опечатки ), а в итоге - и сомнения в правильности приводимой информации порождают как раз содержание этих сборников и принцип подачи материала. Начнём с того, что лежит на поверхности - с содержания.

Во-первых, по целому ряду моментов сборники противоречат друг другу. Наличие таких противоречий можно было бы объяснить тем, что после выхода первого из них составитель нашёл новый материал  ( скажем, отыскались неучтённые ранее победы )  и внёс уточнения. Такое действительно имело место, и в этом можно убедиться, сличив тексты обоих сборников. Отметим, что подобные уточнения будут вноситься ещё очень долго  ( об этом ниже ). Но как объяснить случаи, когда счёт меняется уже в меньшую сторону ?   Например, в случае с боевым счётом Николая Архипова, который в первом сборнике равняется 20 + 8, а во втором - лишь 15 + 8. Или с количеством побед у Валентина Макарова  ( соответственно 30 + 9 и 28 + 9 ) [5]. Выходит, изначальные цифры были неверными ?   Тогда откуда же составитель их взял ?   Или новые документы   ( если это делается при опоре на них )  заслуживают больше доверия, чем те, которые он использовал ранее ?   Тогда почему, и что это за документы ?   Вопросы остаются без ответа. Почему - речь впереди.

Кстати, в ряде случаев нестыковки остались и после уточнений - исправлений. Скажем, в первом сборнике указано, что Иван Кожедуб сбил 63 самолёта противника, а побед при пересчёте оказывается 64 !  ( Такие фокусы встречаются не только в данных Кожедуба. Например, у С. Д. Беглярова, А. Н. Белякова, Ф. К. Борисенко и других. Всего около 20 человек. ). Во втором сборнике автор исправил эту неточность, но допустил новую. Он написал, что в наградные документы по каким-то причинам не попали 2 победы лётчика, отмеченные в документах оперативных: сбитый им 11 апреля 1944 года ПЗЛ-24 и Ме-109, сбитый 8 апреля того же года. ПЗЛ в список побед Кожедуба Быков внёс. А вот сбитый 8 апреля "Мессер" - нет [6]... И остаётся только гадать: то ли на счету нашего великого аса на самом деле 65 побед, то ли составитель ошибся в датировке победы и тогда их остаётся 64. Откровенно признаюсь, хочется, чтобы их всё же было 65. Но для полной уверенности нужна ясность.

Во-вторых, что в первом, что во втором сборниках в отношении боевых счетов и личных данных многих лётчиков есть лакуны, подчас очень значительные. Приведён итоговый счёт, а количество указанных побед меньше этого числа. А в случае с пилотами 12-го ИАП КБФ почти всегда и вовсе не указана ни одна победа... Конечно, во многом это объясняется отсутствием такой информации в документах данного полка или дивизии, или попросту отсутствием самих документов, где она должна была откладываться. Документы или не сохранились и не дошли до наших дней, или же просто никогда не существовали  ( далеко не у всех полков и дивизий штабы работали чётко, да порой и не было подходящих условий наладить документацию ). И Быков  ( или тот, кто писал вступительную статью )  на это вполне справедливо указывает, отмечая, что его данные не полные, а по ряду полков и вообще вряд ли удастся установить боевые счета их пилотов. Но верно это лишь отчасти, и при дальнейшем поиске многие лакуны удалось закрыть   ( полностью или частично ), в том числе и автору этих строк.

И, в-третьих, в сборниках, к сожалению, встречается много пропусков и фактических ошибок, в том числе по тем авиачастям, где сохранность документов высокая или очень высокая. При знакомстве со сборниками сразу сложилось ощущение, что ошибки или, скажем так, неточности в них есть. Но это было именно что ощущение, навеянное сравнением новых сведений с предыдущими списками асов, где у некоторых пилотов было указано иное количество побед, чем теперь утверждал Быков. И это ощущение могло быть ложным. Однажды в случайном разговоре с уважаемым мной человеком - редактором одного из ведущих, но, к сожалению, всё реже выходящих авиационных журналов, пришлось высказать сомнения в абсолютной точности некоторых приведённых Быковым счетов. В ответ прозвучало что-то вроде: "Он проделал такую большую работу"  ( далее, очевидно, подразумевалось: "а Вы об этом так говорите..." )  и настойчивые  ( впрочем, справедливые )  требования доказать это на конкретных примерах. Тогда ответить было нечем, да и преуменьшать несомненные заслуги Быкова ни тогда, ни теперь даже в голову не приходило. Но поработав год в ЦАМО, с такими примерами пришлось столкнуться и лично убедиться в наличии ошибок и неточностей.

Собственно, в этот архив попасть понадобилось совсем по другим причинам. Поводом послужила работа над монографией о ...Русском народе и Николае Васильевиче Гоголе. Надо было уточнить личные данные и боевые счета некоторых лётчиков 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( в книге есть выход на эти сюжеты ). Монография  ( "Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время". Москва, Regnum, 2011 г. )  была благополучно написана и издана, есть в ней и ссылка на архивные дела, но покидать читальный зал ЦАМО показалось рано. Захотелось проверить старые ощущения и убедиться в истинности данных, приведённых в "быковских" сборниках. Тем более, что практически сразу пришлось натолкнуться на целый ряд имеющихся в них неточностей.

Естественно, проверять сведения о всех пилотах всех полков, упомянутых в них, да и вообще проверять сборники как таковые "на правильность", не входило в мои задачи. Для этого надо было бы проделать как минимум такую же   ( а лучше, и более масштабную )  работу, что и Быков, и составить новый сборник. Хотелось просто уточнить боевые счета пилотов 16-го ГвИАП и в том числе Александра Покрышкина - ведь его боевой счёт в сборниках претерпел, пожалуй, одни из самых значительных изменений. ( К слову сказать, удалось найти несколько не отмеченных составителем побед Покрышкина, вплотную приблизивших уточнённый боевой счёт лётчика к тем самым 59 самолётам, сбитых им лично и в группе ).

А потом, как уже говорилось, документ цеплялся за документ, дело за дело, фонд за фонд - вот и получилось что-то вроде незапланированной выборочной проверки  ( кроме того, что набралось материала на небольшую монографию ). В основном, в поле зрения попадали полки, воевавшие рядом с 55-м ИАП / 16-м ГвИАП в составе 20-й смешанной авиадивизии  ( САД ), 216-й САД / 9-й ГвИАД   ( Гвардейской авиадивизии), 6-го истребительного авиакорпуса, 4-й Воздушной армии: 40, 41, 42, 57, 100, 104, 159, 163-й ГвИАП. Есть данные по 170, 484, 494, 979-му ИАП и выборочно ещё по целому ряду полков. Причём материалы привлекались не только те, что использовались Быковым  ( которые он указал в приложении к первому сборнику ), но и другие, от более широкого числа фондообразователей. Повторю, что я не задавался целью проследить весь боевой путь данных авиачастей  ( за исключением 16, 100 и 104-го ГвИАП ), как и других, в которых служили лётчики 16-го Гвардейского ИАП  ( скажем, 129-го ГвИАП, которым командовал Валентин Фигичев ). И, тем не менее, даже проведя такую незапланированную, выборочную и частичную  ( хронологически )  "проверку", удалось дополнить или уточнить боевые счета  ( а в некоторых случаях и личные данные )  более чем 150 пилотов, а также установить несколько новых асов  ( М. Г. Шапошникова, Н. С. Штукина, А. Н. Никитина, М. В. Шевченко, М. П. Лазаренко, Спиридонова... ).

К примеру, в сборниках приведены сведения о 33 лётчиках 55-го ИАП / 16-го ГвИАП, ставших там асами. При этом неточности имеются в отношении 25 человек. Применительно к 21 из них  ( Речкалову, Покрышкину, Клубову, Фадееву, Крюкову, Старчикову, Фёдорову, Лукьянову, Голубеву, Цветкову, Жердеву, Берёзкину, Фигичеву, Искрину, Степанову, Торбееву, Вахненко, Ивачёву, Никитину, Ершёву, Онищенко; Василий Бондаренко в данном случае рассматривается вместе с 100-м ГвИАП )  неверно указано количество их побед: часть из них не отмечена, а некоторым  ( Клубову, Искрину )  ошибочно записаны самолёты, принадлежащие другим лётчикам. У двух  ( Селивёрстова и Ерёмина ), а также у некоторых из названных выше, допущены ошибки в типах уничтоженных ими самолётов, а ещё у двух  ( Сутырина и Трофимова )  отсутствуют уточнения относительно их некоторых побед  ( хотя в архивных делах подобная информация имеется ). Ввиду ограниченного объёма статьи сами уточнённые победные списки   ( со ссылками на архивные документы, на основании которых эти счета и были установлены ), кроме нескольких, здесь не приводятся и будут представлены отдельно. То есть, исправления и уточнения требуются в 75,7% случаев !   Да и самих асов должно быть не 33, а 34: асом становится Леонид Дьяченко  ( смотрите ниже ).

По некоторым другим полкам этот процент будет следующим. По 45-му ИАП / 100-му ГвИАП из 29 перечисленных в сборниках асов  ( включая Бондаренко )  уточнения боевых счетов или типов и дат воздушных побед требуются в 18 случаях, то есть в 65%. По 298-му ИАП / 104-му ГвИАП - из 21 аса - такие уточнения необходимо сделать в 13 случаях, то есть, в 62%  ( кроме того, Приложение № 1 должно пополниться ещё одной фамилией ). По 57-му ГвИАП  ( летавшему на Кубани на экзотических для нашей страны "Спитфайерах" ), в дополнениях или уточнениях нуждаются боевые счета 9 асов  ( из 11 ! ). А это почти 82% случаев   ( и ещё 2 попадают в Приложение № 1 ).

Конечно, это вовсе не означает, что на столько процентов неверен весь текст сборников. Чаще всего добавить или исправить нужно одну - две победы из всего списка, тогда как остальные указаны правильно. Хотя бывает, что добавлять приходится по 4 - 5, а то и больше  ( как у Василия Бондаренко, Василия Пшеничникова, Владимира Цветаева, Петра Егорова и других ), не говоря уже о тех случаях, когда приходится заполнять лакуны. Расчёт в данном случае ведётся по персоналиям.

В некоторых случаях неточность объясняется тем, что Быков просто просмотрел тот или иной момент, вполне хорошо отражённый в документах и не нуждающийся в сложной исследовательской работе. Скажем, у него отсутствует указание о сбитом 27 ноября 1943 года лётчиком 16-го ГвИАП Вячеславом Берёзкиным бомбардировщика Ю-87  ( район падения южнее Ашкадана ), хотя записи об этой победе имеются и в ЖБД, и в ЖУСС полка, и в оперативных сводках 9-й ГвИАД [7]. Таким образом, уточнённый боевой счёт лётчика составит не 9, а 10 воздушных побед и выглядеть будет так  ( жирным шрифтом выделена правка ):

Берёзкин Вячеслав Арефьевич

124.08.1943 г.1  ФВ-189западнее Колпаковка
227.11.1943 г.1  Ю-87южнее Ашкадан
304.06.1944 г.1  ФВ-190Богонос
416.07.1944 г.1  ФВ-190южнее Бодзячев
516.07.1944 г.1  ФВ-190северо - западнее Порнук
622.08.1944 г.1  ФВ-190Хмелюв
720.02.1945 г.1  ФВ-190Хегендорф
818.04.1945 г.1  ФВ-190юго - западнее Шпремберг
923.04.1945 г.2  ФВ-190южнее Потсдам

      Всего сбитых самолётов: 10 + 0.

Источники: ЦАМО РФ. Ф. 16-й ГвИАП. Оп. 206869. Д. 1   ( Журнал боевых действий полка, 1943 г. ). Л. 167 об.-168, 373 об.-374; Д. 2  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, апрель - август 1943 г. )  Л. 24; Д. 3  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, сентябрь - декабрь 1943 г. )  Л. 2, 12, 13; Оп. 206869. Д. 1  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, 1944 - 1945 гг. )  Л. 6-12, 18, 19, 21-24; Д. 3  ( Журнал боевых действий полка, май - июль 1944 г. ). Л. 40-41, 80 об.-82; Ф. 20046  ( 9-й ГвИАД ). Оп. 1. Д. 14  ( Оперативные сводки штаба дивизии, август - декабрь 1943 г. ). Л. 23, 120; Д. 22  ( Оперативные сводки штаба дивизии, 1944 г. ). Л. 55-56, 104 об., 155-155 об.; Д. 36  ( Оперативные сводки штаба дивизии, 1945 г. ). Л. 98, 217, 231.

В других случаях имеют место ошибки, берущиеся как по причине не совсем полного круга использованных составителем документов, где эти победы представлены, так и, возможно, во многом из-за применяемой им методологии, остающейся  ( отчасти по объективным, но в основном по субъективным причинам )  скрытой от глаз читателей.

После того, как обнаружился такой отнюдь немаленький процент неточностей и погрешностей всего по нескольким полкам  ( и, за исключением 16, 100 и 104-го ГвИАП - не за весь период войны ), поневоле на ум пришёл вопрос: а не так ли обстоят дела и с прочими полками ?   Конечно, теоретически можно предположить, что в остальных случаях Быков оказался более внимателен и скрупулёзен, привлёк более широкий круг источников, тщательней анализировал и сравнивал их, определяя, какой же из них содержит более достоверную информацию. И потому ошибок там уже нет. Но практически такое вряд ли возможно, и данная статистическая выборка  ( в среднем 60 - 65% )  может быть экстраполирована и на остальной материал книги. То есть, в 60 - 65% случаев  ( персоналий )  он нуждается в уточнении, исправлении и дополнении. Даже если этот процент окажется меньше раза в два, задуматься всё равно есть о чём.

Всё это, по понятным причинам, зарождает недоверие к остальной информации, представленной в сборниках, хотя значительная, пусть даже подавляющая её часть на поверку и окажется правильной. Понятно, что одному человеку, начавшему почти с нуля, осилить такую колоссальную задачу полностью, да ещё и выполнить её без ошибок, невозможно. Но в таком случае автор должен был чётко показать пути дальнейшего решения задачи. А этого как раз и нет. Просьба высказывать пожелания и присылать уточнения, помещённая в предисловии, заслуживает уважения, но слишком уж она общая и сути вопроса не снимает.

И вот здесь, от первого момента - фактической наполненности работы и тщательности её выполнения, мы переходим ко второму - методологическому. Главная - и основная - слабость составленных Быковым сборников, к сожалению, во многом снижающая к ним доверие, заключается в манере подачи автором материала. А она основана на принципе: "Верьте мне, люди". Критерий любой научной работы - возможность повторить путь исследователя и проверить её результаты. В естественных науках это опыт и полевые исследования; в точных науках - это расчёты на основе математических и физических законов. В гуманитарных же проверкой истинности полученных выводов служит  ( помимо логичности построения причинно - следственных связей )  их обоснованность источниковым материалом.

Наглядным олицетворением этого служат ссылки - те самые, которые некоторые авторы в своих работах почему-то игнорируют [8]. Приводят факты, дают цитаты - а откуда они их взяли, почему пришли именно к таким выводам говорить как бы отказываются. А ведь речь идёт не о газетных статьях, в которых научный аппарат не положен по жанру  ( да и то не всегда ), а о серьёзных, фактически научных исследованиях, особенно если они претендуют на новизну. Есть, конечно, и обратные примеры, когда автор снабжает свою работу научным аппаратом, тем самым, показывая, что отвечает за каждое своё слово, и давая возможность всякому пройти с ним исследовательский путь и, если что, исправить его. Или дополнить. Или прийти к другим выводам - на то и научный поиск.

А рецензируемые сборники претендуют на то, чтобы быть именно научным исследованием. Да и должны быть таковым. Но в них никаких ссылок и отсылок к документам нет. В первом из них, как уже говорилось, есть список архивных дел, использованных составителем. Это уже что-то, хоть какой-то след и критерий истинности, хотя даже в этих делах встречается множество моментов, им пропущенных. Да и общий список не может заменить конкретной сноски на фонды, описи, дела, листы, на основе которых был составлен боевой счёт того или иного лётчика. И отталкиваясь от которых, можно было бы его проверить и, в случае необходимости, уточнить и исправить, в том числе привлекая новые источники.

Могут возразить, что это чересчур сложно, что это займёт слишком много места, а книги  ( в отличие, как оказалось, от современной Москвы )  не резиновые и так далее. Всё это так, и не так. Да, какое-то место они, несомненно, займут. Но, во-первых  ( возможно, со мной и не согласятся ), забивать под одну обложку всех лётчиков, сбивших от 5 до 65  ( или 64 ? )  самолётов, дополняя это приложениями, конечно можно и, в конце концов, нужно. Но может, лучше сначала было бы издавать материал частями: от 5 побед до 15, от 15 до 30, от 30 и выше, как это, по сути, и было сделано в первом сборнике. И место бы нашлось, и шрифт был бы крупнее.

Во-вторых, очень много места эти сноски, всё же, не заняли бы, а пользу принесли несомненную. Пример такой уже есть - это сборники воспоминаний, составленные А. Драбкиным, комментарии и списки побед к которым предоставил как раз М. Быков [9]. При желании, полные названия дел - самое длинное, что есть в такой ссылке - можно опустить. В дальнейшем, когда многие вопросы, касающиеся точности боевых счетов, окажутся уже сняты, можно было бы и отказаться от ссылок совсем. Пока же делать это, судя по всему, преждевременно.

Ну, а в-третьих, и это самое главное, задача перед сборником и его составителем  ( составителями )  стоит большая и серьёзная. Речь идёт о создании полноценного справочника сродни тем, что имеются в точных и естественных, а в ряде случаев - и гуманитарных науках. И он должен быть точным  ( или максимально стремиться к этому ), причём именно "точным", а не "точным в 30 - 40% случаев"  ( по персоналиям ). А это требует чёткости и прозрачности в подходе к источниковому материалу, и ясности в определении методологических принципов работы и критериев её проверки.

Понятно, что такой полноты и точности достичь удастся не скоро, если вообще удастся. Ведь помимо зевков и просчётов автора, его личных симпатий, а может, и антипатий  ( скажем, в отношении того же Покрышкина [10]; да и счёт Бориса Сафонова тоже вызывает вопросы, особенно после знакомства с блестящими статьями А. Марданова, в которых он приводит иной список побед североморского аса [11] ), помимо множества документов, оставшихся   ( пока ? )  вне его поля зрения, есть и объективные причины, кроющиеся в самих источниках.

Это и отсутствие, как уже говорилось, документации по ряду частей и соединений, особенно за 1941 - 1942 гг., и лакуны в сохранившейся документации. Скажем, в 16-м ГвИАП в 1943 - 1945 гг. штаб работал чётко, и документы велись и сохранились в надлежащем порядке, то же можно сказать и про штаб 216-й САД / 9-й ГвИАД. А вот документов за 1941 г. и даже  ( а может быть, и особенно )  1942 г. до нас дошло гораздо меньше. И если относительно 1941 г. это частично можно объяснить потерей многих из них при прорыве из окружения   ( в августе, за что начальник оперативно - разведывательного отдела штаба майор Тухватулин был исключён из партии, а дело разбирал военный трибунал [12] ), то относительно 1942 г. причину назвать труднее. Возможно, сказалось то, что за несколько месяцев в полку сменилось 3 начальника штаба. Да и обстановка в конце июля 1942 г. напоминала ту, в которой 16-й ГвИАП оказался годом ранее. Достаточно сказать, что при отступлении с Кубани, под Армавиром, полк снова чуть не лишился не только всех штабных документов, но и самого Гвардейского знамени. Выручил помощник начальника штаба по спецсвязи Андрей Сулима, вывезший символ части и документы  ( все ли удалось сохранить ? )  из-под миномётно - танкового обстрела в безопасное место и, тем самым, спас полк от позора и расформирования [13].

Но даже тогда, когда документация, казалось бы, имеется в достаточном объёме, при установлении победных списков возникают новые трудности. Во-первых, надо помнить об одном источниковедческом моменте, нередко упускаемом из вида. Дело в том, что документы, составлявшиеся в штабе полка  ( любого )  и штабе дивизии  ( которой этот полк принадлежал ), далеко не всегда тождественны, даже если речь в них идёт об одном и том же боевом дне или эпизоде. Многие победы, засчитанные штабами полков, отсутствуют в дивизионных документах  ( оперативных сводках, итоговых ведомостях и так далее ). И наоборот, есть немало случаев, когда командование полка не засчитывало ту или иную победу, а командование дивизии - засчитывало. Или же одни относили этот самолёт в категорию "сбитые", а другие - в "подбитые".

Скажем, сопоставляя документы 16, 42, 57, 100 и 104-го ГвИАП, входивших в 1943 г. в состав 216-й САД  ( позже - 9-й ГвИАД )  удалось насчитать как минимум 68 случаев, когда штабы полков засчитывали победу какому-то лётчику, а в документах дивизии она отсутствовала. И свыше 30 обратных примеров. В 16-м ГвИАП такие случаи имели место в отношении боевых счетов Фадеева, Речкалова, Покрышкина, Козлова, Паскеева, Крюкова, Степанова, Лукьянова и ряда других лётчиков. Нередки такие случаи были в 1944 и даже в 1945 г. А ведь есть ещё и документация корпусов и Воздушных армий, где тоже имеются свои нюансы.

Во-вторых, у разных фондообразователей  ( если воспользоваться языком архивистов )  зачастую имеются свои собственные  ( а потому разные )  данные по типу сбитого самолёта противника, координатам его падения, характеру победы  ( личная или групповая ). Пожалуй, самый яркий пример того, как в разных документах менялся тип сбитого, являет собой победа   ( одна и та же )  лётчика 55-го ИАП младшего лейтенанта Викторова, одержанная им 26 июня 1941 г. в районе Скулени. Для наглядности представим это в виде следующей таблицы:

Полковые документы 55-го ИАПДивизионные документы 20-й САД
Сведения о сбитых (1941 г.)Боевая характеристика (1942 г.)ЖУССФорма 101Оперативные сводкиЖБД
Ме-110Ме-109ПЗЛ-24Хе-111нетнет

Примечания к таблице 1  ( архивные дела указаны в сноске [14] ):

- Сведения о сбитых - "Сведения о количестве сбитых самолётов противника за период с 22.06. - 31.07.1941 включительно";
- Боевая характеристика - "Боевая характеристика 16-му Гвардейскому ИАП";
- ЖУСС - "Журнал учёта сбитых самолётов противника 20-й САД";
- Форма 101 - "Форма 101 о потерях материальной части своей и противника 20-й САД";
- Оперативные сводки - "Оперативные сводки штаба 20-й САД ( 1941 г. )";
- ЖБД - "Журнал боевых действий штаба 20 сад  ( 22.06. - 12.08.1941 г. )".

И перед исследователем  ( разумеется, рассмотревшим все эти источники, а не какой-то один ), встаёт вопрос: какому из них верить ?   Какой из них наиболее достоверен ?

Что касается типов сбитых, то часто Ме-110 писались как Ме-109 и наоборот, "Сто десятые" становились "Юнкерсами-88", а Ю-88 превращались в Ю-87, Хш-126 оказывались ПЗЛами и наоборот. Подобная чехарда с записями о победах, особенно по линии "личная - групповая" и типу сбитого, нередко наблюдается в документах даже одного и того же штаба.

Наконец, штабисты тоже могли допускать ошибки и допускали их, особенно в датах и особенно тогда, когда документ составлялся спустя какое-то время после события. К примеру, в "Боевой характеристике 16-го ГвИАП"   ( далее - БХ-16 ), составленной осенью 1942 г., вопросы вызывают датировки   ( а может, и типы )  некоторых побед пилотов полка - Леонида Тетерина и Кузьмы Селивёрстова, одержанных ими осенью 1941 г., то есть, за год до составления документа. Скажем, у Тетерина значится, что 2 Ме-109 в группе он сбил 3 сентября   ( эта же датировка присутствует в сборнике Быкова ). Однако, как значится в "Журнале боевых действий"  ( и "Оперативных сводках" )  20-й САД, 3 сентября 1942 г. 55-й ИАП "боевые вылеты не производил" [15]. Какой-то из источников явно даёт неверные сведения. Какой ?   ЖБД и ОС, ведшиеся практически синхронно событиям, или БХ-16, составленная хоть и в полку, но спустя год ?   Если отдать приоритет первым, то получается, что победы лётчик одержал не 3 сентября, а в другой день.

То же самое и по нескольким победам Селивёрстова  ( первого в полку Героя Советского Союза ), известных лишь из той же самой БХ-16. К примеру, там указано, что один Ме-109 он сбил 30 октября, хотя в это время отважного лётчика уже не было в живых. Значит, опять - таки, победа была им одержана в другой день. И Быков справедливо исправляет эту описку - на дату, как ему показалось, наиболее подходящую - 30 сентября. Хотя в этот ли день Селивёрстов одержал победу, или в какой другой, точно не известно. И таких примеров масса. Но это, так сказать, объективные трудности. А они, как уже говорилось, дополнились субъективным фактором и неясной методологией.

По каким критериям составитель "засчитывал" или, наоборот, "не засчитывал" ту или иную документально отмеченную победу ?   Какими принципами руководствовался при определении её характера и прочих признаков в случае возникновения противоречий ?   Каким документам он верит безоговорочно, а какие отбрасывает в сторону ?   Почему в одних случаях он допускает возможность привлекать информацию не из архивных источников, а из "открытой печати", а в других - нет ?   И что это за "печать" ?   Почему в одних случаях он считает нормальным сохранение "зазоров" между итоговыми цифрами боевого счёта и известными победами, а в других не считает ?   Подобные вопросы можно продолжать, поскольку возникают они, как уже говорилось, из-за неясных методологических и источниковедческих принципов, на которых строил свою работу уважаемый автор - составитель. И пока они будут оставаться такими, вопросы не исчезнут.

Всё это означает, что при подготовке подобного сборника или иной работы, особенно сопряжённой с подсчётом количества воздушных побед лётчика или воинской части, прежде всего, должен быть:
а) отобран как можно более широкий круг самых разнообразных источников  ( а не только самых ходовых, "подходящих" уже по названию );
б) проведён глубокий источниковедческий анализ, убедительный и понятный другим исследователям и читателям;
в) выработаны чёткие критерии, на основе которых была бы ясно видна применяемая исследователем методика работы со столь обширной, сложной и неравнозначной документальной базой и используемая им иерархия источников  ( в зависимости от их полноты и достоверности ).

При этом такие подходы - принципы должны одновременно содержать некоторые постоянные положения и в то же время быть достаточно гибкими и учитывать конкретные нюансы. Хочется верить, что составитель имел всё сказанное выше в виду, когда приступал к работе над своим трудом, и применял эти или какие-то иные   ( но обязательно единые )  подходы и методы на практике. Но "закрытый" характер работы, к сожалению, не позволяет это проверить, значит, и до конца поверить в правильность полученных им результатов.

Несомненно, наибольший приоритет должны иметь оперативные документы: ЖУССы, ЖБД, ОС полков и дивизий, а также различные промежуточные и итоговые отчёты данных соединений  ( составлявшиеся, вопреки мнению некоторых, не на пустом месте, а прежде всего на тех самых "оперативных документах" )  и прочие документы аналитического характера. При этом следует помнить, что они не всегда идентичны и должны проверяться и дополняться друг другом. В случае противоречия между документами полкового и дивизионного уровня  ( при прочих равных условиях - полноте, времени составления и так далее )  приоритет следует отдавать документам более "низового" уровня - в данном случае полковым.

Скажем, из ЖУСС 100-го ГвИАП и наградных документов следует, что 16 июня 1943 г. победу над Ме-109 одержал прославленный ас, герой кубанского неба Дмитрий Глинка. "Мессер" безоговорочно записан на его боевой счёт. А в оперативной сводке дивизии  ( № 170 )  значится, что Ме-109 был сбит его однополчанами Иваном Бабаком и Виктором Островским. В ЖУСС и наградных листах эта победа за ними не значится [16]. При этом штаб дивизии засчитал всего один самолёт, сбитый её лётчиками в тот день, да и полк тоже.  ( Хотя кто до конца может поручиться, что их было не два ?   Ведь случаи расхождения полковой и дивизионной статистики встречаются часто. Но это к слову ). Пример весьма яркий. Вместе с тем, известны случаи, когда информация, исходящая из дивизионных штабов, оказывается полнее и точнее, чем полковая. Ведь абсолютной истины сейчас, спустя 70 лет, мы уже не узнаем...

Схожая ситуация и со следующими уровнями: дивизия - корпус - воздушная армия. Кстати, в фондах корпусов и Воздушных армий, вопреки утверждению автора вводной статьи, есть немало материалов не только о деятельности входивших в них частей и соединений, но и о боевой работе конкретных лётчиков  ( как в виде текущей статистики, так и росписей побед ). И это не только оперативные сводки штабов дивизий или их же отчёты, но и, к примеру, информация, поступавшая в вышестоящие инстанции от начальников воздушно - стрелковых служб  ( ВСС )  полков и дивизий, содержащая весьма любопытные сведения. Или составлявшаяся на основе целого комплекса материалов аналитика  ( с конкретными фактами и персоналиями ), игнорировать которую можно, лишь имея достаточные на то основания. Не стоит сбрасывать со счетов разнообразный статистический материал, составлявшийся в штабах, аттестационные и наградные листы, информация для которых тоже чаще всего бралась не с потолка.

О наградных листах вообще почему-то сформировалось мнение   ( или было кем-то сформировано )  как о не заслуживающих доверия. Некоторые "любители авиации" почему-то с порога отвергают содержащиеся в них сведения, очевидно считая их не соответствующими реальности или подтасованными штабами тех частей, где служил данный лётчик. Такое огульное отношение, по меньшей мере, странно. Вполне возможно  ( даже наверняка ), что случаи приписок, превращений групповых побед в личные именно с целью увеличения счёта  ( а не просто из-за путаницы )  имели место, пусть даже нередко. Но любое подобное обвинение в подтасовках, приписках и тому подобное надо сначала доказать. Каждый случай, когда возникает такое подозрение, должен рассматриваться отдельно и проверяться другими документальными данными, а не изображаться как норма. И обвинять в нечестности всех командиров и штабных работников  ( а заодно бросать тень на самого награждаемого )  не только некрасиво, но и попросту безосновательно. О том, как вышестоящее командование стремилось к тому, чтобы боевые счета асов не были искусственно раздуты  ( даже по недоразумению )  и неточные данные не попали в Москву и даже в армейскую прессу (!), хорошо показывает случай из истории ВВС Южного Фронта. А именно проверка победных списков ведущих на тот момент  ( весна 1942 г. )  асов подчинённых штабу Южного фронта частей, и штурмана 16-го Гвардейского ИАП батальонного комиссара Николая Исаева в особенности [17].

К сожалению, провести детальную проверку можно не всегда. Однако работая с данным видом документов  ( замечу, вполне "официальным" )  по 9-й ГвИАД, 6-го ИАК и 4-й Воздушной армии стало ясно, что в подавляющем большинстве случаев они основаны на тех самых оперативных сведениях, имевшихся в штабах. Это и понятно. Если штаб работал чётко  ( наиболее яркий пример тому - 45-й ИАП / 100-й ГвИАП ), то использовать их при составлении наградного листа было проще, чем выдумывать на пустом месте.

Если они отличались от данных, полученных из оперативных источников, то чаще в меньшую, чем в большую сторону. Да и "дотягивать" до нормы по сбитым нужно было далеко не всегда: к ордену могли представить и за один самолёт, а то и просто за вылеты или "обеспечение сбития" ведущему. Разумеется, более внимательно стоит относиться к тем наградным документам, в которых факт победы расписан подробно   ( обстоятельства, или хотя бы дата и район ). Именно так, от наградного листа через проверку содержащихся в нём сведений оперативными документами, приказами о денежных выплатах за сбитые и так далее, удалось восстановить ряд побед у лётчиков нескольких полков. К примеру, у Николая Кузьмина из 438-го ИАП, Николая Ершёва из 484-го ИАП  ( позднее служил в 16-м ГвИАП ), Степана Карнача из 247-го ИАП и других.

Данные наградных и аттестационных листов способны скорректировать, а чаще - дополнить сведения, полученные из других источников, особенно в тех случаях, когда в боевом счёте пилота зияют лакуны или отсутствует однозначная цифра количества его побед. И вообще, стоит повторить, что принципом работы должна быть сверка и перепроверка различных по фондообразователю, происхождению, характеру и времени документов.

Распространённым случаем, порождающим путаницу, является и встречающаяся в разных документах трактовка одного и того же самолёта то как "сбитого", то как "подбитого". Очевидно, стоит принять за правило, что если хотя бы в одном документе   ( оперативного, итогового или аналитического характера )  этот самолёт записан как "сбитый", то его следует заносить на счёт пилота и части, даже если в других он значится как "подбитый". Скажем, 18 мая 1943 г. пара в составе лейтенанта Николая Старчикова и младшего лейтенанта Виктора Никитина была поднята на перехват Хе-111. Согласно ЖБД полка, атакованный нашими истребителями бомбардировщик "перешёл на бреющий  [ полёт ]  с сильно дымящим мотором. Хе-111 предположительно сбит или подбит, место падения не наблюдали". ОС 216-й САД уточняют, что подбитый "Хейнкель" с резким снижением и дымящим мотором ушёл на северо - запад от станицы Поповической [18].

Итак, подбит или даже предположительно сбит. Но ни в ЖУСС, ни в месячных отчётах штабов полка и дивизии этот Хе-111 сбитым не числится. Может, надо оставить всё, как есть ?   Кто-то так и посчитает. Но в "Сведениях о самолётах противника, сбитых частями 216-й САД с 10.5. по 1.06.1943 г.", составленных начальником ВСС этой самой дивизии капитаном Сальниковым, Хе-111 однозначно рассматривается как сбитый, а на боевые счета Старчикова и Никитина занесено по одной групповой победе [19]. И следует заметить, что документ этот в целом соответствует оперативным данным дивизии и её полков, отличаясь от них, скорее, в меньшую сторону  ( не указаны 22 победы, засчитанные лётчикам дивизии, а новых заявлено всего 3 ).

То же и в отношении самолётов, то записанных как сбитые лично, то как сбитые в группе. Следует принять за принцип, что если в документах, равных "по весомости", та или иная победа отмечается по-разному, то к личным её следует относить в том случае, когда указывается фамилия лишь одного лётчика. В тех же случаях, когда хоть в одном документе названы имена других пилотов, участвовавших в уничтожении противника, её без оговорок следует записывать как групповую. Нельзя же лишать победы остальных.

Пример - Ю-88, сбитый Николаем Искриным  ( 16-й ГвИАП )  16 июля 1942 г. в районе Миллерово - Новосёлки. Имеющиеся в нашем распоряжении документы делятся примерно поровну: в одних она записана как личная, в других как групповая. Быков отметил её как личную. Конечно, хотелось бы, чтобы победный счёт заслуженного бойца был повыше. Но в нашем распоряжении есть 2 документа, в которых названы двое других соавторов этой победы - старшины Владимир Бережной и Никита Мочалов, а в приказе о награждении прямо указано, что за сбитый звеном "Юнкерс" лётчикам выплачено 2000 рублей "на троих поровну" [20]. А значит, отпадают всякие сомнения, и Ю-88 должен быть записан на счёт Искрина как групповая победа. Раз уж речь зашла об этом воине, то надо внести ясность относительно ещё одного момента. В обоих сборниках указано, что 9 мая 1943 г. Николай Искрин сбил 2 "Мессершмитта". На самом деле в тот день он сбил один Ме-109. Второй был занесён Быковым на его счёт ошибочно, так как на самом деле его сбил не Искрин, а его ведомый - Николай Старчиков, что чётко отражено во всех источниках. Таким образом, его боевой счёт должен выглядеть следующим образом:

Искрин Николай Михайлович

107.07.1942 г.1/3  ФВ-189Михайловка
216.07.1942 г.1/3  Ю-88Миллерово - Новосёлки
315.04.1943 г.1  Ю-88Крымская
420.04.1943 г.1  Ме-109Цемесская бухта
521.04.1943 г.1  Ме-109севернее Кабардинка
604.05.1943 г.1  Ме-109западнее Тоннельная
708.05.1943 г.1  До-215западнее Нижнебаканская
808.05.1943 г.1  Ме-109высота 33.7  ( западнее Нижнебаканская )
909.05.1943 г.1  Ме-109северо - западнее Неберждаевская
1016.05.1943 г.1  Ме-109Петровская
1116.05.1943 г.1  Ме-109Славянская

      Всего сбитых самолётов: 9 + 2.

Источники: ЦАМО РФ. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206868. Д. 1  ( Журнал боевых действий полка, 1943 г. ). Л. 15, 25-26, 51, 56 об.-57, 60 об.-61, 64 об.-65, 75 об.-76; Д. 2  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, апрель - август 1943 г. ). Л. 3, 7, 8, 11-17, 19; Д. 3   ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, сентябрь - декабрь 1943 г. ). Л. 1, 2; Оп. 296916. Д. 1  ( Приказы по полку, 1942 г. ). Л. 90; Ф. 20046  ( 9-й ГвИАД ). Оп. 1. Д. 13  ( Оперативные сводки штаба дивизии, январь - июль 1943 г. ). Л. 117, 124, 125 об., 139, 143, 144, 152-152 об.; Ф. 20214   ( 229-й ИАД ). Оп. 1. Д. 4  ( Переписка начальника ОРО штаба дивизии ). Л. 53, 65; Оп. 2. Д. 2  ( Приказы 229-й ИАД, 1942 г. ). Л. 112-112 об.; Ф. 319  ( 4-й Воздушной армии ). Оп. 4816. Д. 4  ( Отчёты начальников воздушно-стрелковых служб). Л. 240; Оп. 4798. Д. 25  ( Донесения о потерях и сбитых ). Л. 89.

Кстати, Бережной и Мочалов  ( как и ещё 4 лётчиков 16-го ГвИАП )  в Приложении 1 ко второму сборнику не упомянуты, хотя по количеству одержанных ими воздушных побед должны были туда попасть.

Разобраться бывает порой непросто: многие победы "прыгали" туда - сюда, нередко накрепко закрепляясь на счетах пилотов как личные  ( например, Хш-126, сбитый Фигичевым 5 июля 1941 года ). Быков приводит яркий пример - боевой счёт майора Георгия Громова, которому командование пересчитало его групповые победы   ( в долях )  в личные. Но гораздо чаще имело место даже не желание упростить статистику или "подтянуть" боевой счёт того или иного лётчика, а обычная путаница. Документы забывались, их составляли в разное время и разные люди и так далее. Возможны были простые описки  ( по аналогии превращений Ме-110 в Ме-109 и обратно ). Да и понятие "лично" и "в группе" в разных частях и в разные периоды бывало довольно расплывчатым и менялось во времени.

Скажем, сбитый уже упоминавшимся Д. Глинкой 13 июля 1942 г. в районе Каменска Хе-111, в полковых документах - ЖУСС, наградных листах - записан как сбитый им индивидуально, и за войну "прикипел" к личному счёту великого воздушного бойца  ( равному, как известно, 50 личным победам ). Но в "Приказах по личному составу 216-й САД" значится, что этот бомбардировщик был сбит звеном в составе старшего лейтенанта Глинки, лейтенанта Лавицкого и сержанта Карпухина, за что каждый из них получил даже денежную выплату: Глинка и Лавицкий - по 700 рублей, а Карпухин - 600 [21]. Вот и решайте, как быть: верить ли полковым документам, отдающим победу Глинке - а в 1942 г. он был "просто" сильным лётчиком, и "подтягивать" его до Героя никто не планировал   ( да и вряд ли в полку И. Дзусова и при таком штабе, как в 45-м ИАП, это практиковалось ). Или записать её на счёт троих лётчиков, как это сделал штаб 216-й САД.

Кстати, за 10 марта 1943 г. тому же Дмитрию Глинке штаб дивизии засчитал не 2  ( как полк ), а 3 сбитых Ю-88, причём повторил это дважды - в сводке и дополнении к ней [22]. Может быть, ошиблись "в Глинках", засчитав всё, что сбили оба брата, одному  ( их тогда воевало уже двое, причём в отличие от Дмитрия, Борис не был пока широко известен ). А может, и нет...

И снова исследователь сталкивается с очень непростым выбором. В этом выборе, пожалуй, состоит трудность не меньшая, чем сам поиск пилотов и их побед по множеству разных, порой противоречащих друг другу документов. Но делать это придётся в любом случае. Вот почему такая работа должна носить не закрытый характер, основанный, по сути, лишь на честном слове её составителя и голой вере этому слову других людей, как это имеет место в случае с рецензируемыми сборниками. А, повторю ещё и ещё раз, максимально открытый, понятный и прозрачный для проверки и дальнейшей работы. И без научного аппарата  ( тех самых сносок ), без серьёзного источниковедческого анализа, изложенного во вступительной статье, которая должна быть ключом к работе, ни делать, ни сделать этого понастоящему нельзя. Иначе то и дело будут всплывать ошибки, неточности и сохраняться недоговорённость, а значит - и недоверие к изложенным в сборнике сведениям.

Хочется верить, что Быков это понимает. Ведь, подчеркну, работу он проделал колоссальную. Он сделал огромный, важнейший, решающий шаг в деле разработки темы. Но никоим образом не закрыл её. Работа ещё далека от своего завершения. Что касается данных сборников, то, прежде всего, в переработке нуждается вступительная статья, в которой должен быть проделан источниковедческий анализ и предложены чёткие принципы, на основе которых исследователь работает с материалом сам и предлагает это делать другим, и вообще подходит к проблеме.

А если брать по максимуму, то фактически предстоит заново проверить все данные, что собраны в сборниках, проработав уже использованные исследователем документы и привлекая как можно более широкий круг новых. Пускай даже в ходе этой работы выяснится, что в подавляющем большинстве случаев эти сведения верны  ( хотя опыт показывает, что это далеко не так ). Тогда многие вопросы и сомнения будут сняты. Заниматься этим нужно и самому составителю, и всем, кому это необходимо для собственных исследований, или просто кому небезразлично установление истины. И делать это надлежит не спеша, по каждой персоналии в отдельности, может быть, в виде отдельных статей, имеющих своей целью не только рассказать о воздушном бойце, но и точно установить его боевой счёт.

Для боевого счёта каждого лётчика обязательно должен быть очерчен круг источников  ( с конкретным указанием архивных дел и листов или прочих материалов ), на основе которых данный счёт был составлен. Пусть это займёт немного больше места и отнимет чуть больше времени и сил. Но итогом должен стать максимально точный справочник, вызывающий доверие у тех многих, кто не может сам проверять победу за победой. Справочник объективный, построенный на единых принципах и общих подходах ко всем лётчикам. Имеет смысл всем заинтересованным людям разделить работу и взять на себя полк, два или три, и просмотреть не только использованные Быковым дела, но и поднять новые, так или иначе относящиеся к означенным войсковым частям, где может храниться хоть крупица полезной информации.

Иными словами, уточнять, дорабатывать, исправлять. Ведь этими сборниками тема не исчерпывается. Впереди новые: скажем, такой, куда вошли бы сведения о тех наших лётчиках, что одержали до 5 личных побед  ( от 0 + 1 до 4 ). Возможно, его составление есть и в планах Быкова - искренне пожелаем ему тогда успеха. И аналогичные исследования по пилотам, штурманам и стрелкам штурмовой и бомбардировочной авиации  ( где, кстати, тоже были свои асы ).

Словом, работа, успешно начатая Быковым  ( и во многом им уже проделанная )  ждёт преданных авиации и нашей истории людей. А горячая вера и энтузиазм не пропадут втуне. "Ничто на земле не проходит бесследно", - поётся в одной пронзительной и прекрасной песне. И тогда, может быть, наша страна снова обретёт свои крылья - не воспоминания о них, а самые, что ни на есть, настоящие.

*     *     *

А теперь, в качестве конкретных примеров покажем боевые счета ещё двух  ( из более чем 22 )  лётчиков 16-го ГвИАП - с уточнёнными списками их воздушных побед. Первый случай - простой, поскольку имеющиеся в сборнике неточности вызваны здесь, вероятней всего, "зевками" и невнимательностью составителя к уже имеющемуся материалу. Второй посложнее. Там причиной ошибок стало, скорее, то, что исследователь свои выводы делал лишь на части доступных  ( или знакомых ему )  источников.

Возьмём боевой счёт Александра Торбеева. Быков указывает, что он одержал 8 побед лично. На самом деле их 9. Начать с того, что повоевать лётчику пришлось не только в 16-м ГвИАП, как утверждает составитель. С января 1943 г. Торбеев - пилот 45-го ИАП, в составе которого он впервые вступил в бой, успев сделать на Кубани 2 боевых вылета. В 16-й ГвИАП лётчик попал в апреле 1943 г, когда 45-й ИАП был выведен на отдых  ( оставаясь при этом на фронте ), а его вместе с группой других пилотов перевели в "братский" полк, понесший в апрельских боях чувствительные потери.

Победа, упущенная Быковым, была одержана лётчиком 17 декабря 1943 г. Согласно ЖБД полка, в это день  ( вылет в 16:00 - 16:40 )  шестёрка "Аэрокобр", возглавляемая капитаном Фёдоровым, у которого младший лейтенант Торбеев шёл ведомым  ( другие пары составили капитан Ерёмин - младший лейтенант Руденко и старший лейтенант Старчиков - младший лейтенант Белозёров )  над переправой через Сиваш сошлись в бою с группой Ю-87 численностью до 40 самолётов, прикрытой до 10 Ме-109. Бой был проведён тактически грамотно, противник к переправе допущен не был и, как указывалось в ОС 9-й ГвИАД, бомбы сбросил не прицельно. Наши потерь не имели, сами же заявили сбитыми 6 Ю-87 и 2 Ме-109. При этом Фёдоров сбил "Юнкерса" и "Мессера", Ерёмин тоже сделал дубль, свалив 2-х "лаптёжников". Открыли счёт сбитым самолётам противника и молодые пилоты Руденко и Белозёров: каждый из них уничтожил по "Юнкерсу".

Отличился в том бою и Торбеев, сбив 2-х немцев. Сначала он "спереди сверху сбоку" атаковал Ю-87, который "загорелся и упал южнее острова Русский". Второго противника он сбил, выручая капитана Ерёмина, в хвост которому зашёл "Мессер". Выбивая его, "Торбеев произвёл две атаки спереди сверху и сверху сзади, в результате атак Ме-109 горящим упал юго - восточнее переправы о. Русский". Обе победы пилота отмечены в ЖУСС, итоговой статистике полка и дивизии, и ОС 9-й ГвИАД [23]. Имеется даже схема того боя, где эти победы видны наглядно  ( рисунок 1 ).

Схема воздушного боя 17.12.1943 г.

Другая неточность - неверно указанный тип самолёта, сбитого Торбеевым 30 мая 1944 г., во время битвы над Яссами. Быков полагает, что это Хш-129. На самом деле, как следует из документов, это был Ю-88. Данная неточность коснулась боевых счетов ещё 4-х лётчиков, одержавших в том бою победы над ударными самолётами противника - капитана Павла Ерёмина, старшего лейтенанта Николая Старчикова и лейтенантов Ивана Онищенко и Виктора Никитина. Почему так произошло ?

Действительно, в ЖБД за 1944 г. говорится о состоявшемся в тот день  ( вылет в 12:45 - 13:25 )  бое с Хш-129, прикрытых "Фокке-Вульфами". Однако во всех других документах они обозначены как "Юнкерсы". Так, в ЖУСС они первоначально тоже были записаны как Хш-129, но тут же, вероятно, в тот же день, после получения подтверждений  ( от наземных войск и командования и лётного состава 297-го и 427-го ИАП ), аккуратно затёрты бритвой и заменены на Ю-88. И в итоговой таблице майских боёв значатся только "Юнкерсы". Таким образом, уже на уровне полка первоначальная информация была сочтена неверной и исправлена. А что же дивизия ?   Оперативные сводки 9-й ГвИАД однозначно говорят о том, что наши лётчики дрались с Ю-88, 5 из которых было сбито  ( плюс один ФВ-190 ). Наконец, личные счета участников того боя, расписанные в "Сведениях на лётчиков 16-го ГвИАП, сбивших 10 и более самолётов противника за период Отечественной войны", составленные штабом полка в конце декабря 1944 г., ещё раз подтверждают, что 30 мая наши сбивали именно Ю-88  ( рисунок 2 ) [24].

Схема воздушного боя 30.05.1944 г.

Таким образом, исправленный счёт Александра Торбеева будет выглядеть так:

Торбеев Александр Петрович

Авиачасти: 45-й ИАП  ( январь - апрель 1943 ), 16-й ГвИАП  ( апрель 1943 - май 1945 )

129.08.1943 г.1  Ю-88Мало-Кирсановка
217.12.1943 г.1  Ю-87южнее острова Русский
317.12.1943 г.1  Ме-109юго - восточнее острова Русский
430.05.1944 г.1  Ю-88Вултуру
521.07.1944 г.1  Ю-87северо - западнее Пасек
625.07.1944 г.1  ФВ-190юго - западнее Цезна
723.12.1944 г.1  ФВ-190Боркув
820.01.1945 г.1  ФВ-190севернее Хрусьцин
910.04.1945 г.1  ФВ-190южнее Урбанстрабен

      Всего сбитых самолётов: 9 + 0.

Источники: ЦАМО РФ. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206868. Д. 1  ( Журнал боевых действий полка, 1943 г. ). Л. 179 об.-180, 412 об.-413, 414; Д. 2  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, апрель - август 1943 г. ) Л. 24; Д. 3  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, сентябрь - декабрь 1943 г. ). Л. 2, 16, 17; Оп. 206869. Д. 1  ( Журнал учёта сбитых самолётов противника, 1944 - 1945 гг. ). Л. 2, 5, 8-10, 15, 17, 21, 23, 24; Оп. 206874. Д. 3  ( Журнал боевых действий полка, май - июль 1944 г. ). Л. 23; Ф. 20046  ( 9-й ГвИАД ). Оп. 1. Д. 14  ( Оперативные сводки штаба дивизии, август - декабрь 1943 г. ). Л. 28, 140 об.; Д. 22  ( Оперативные сводки штаба дивизии, 1944 г. ). Л. 44 об., 104-105 об., 120-121, 288-289, 155-155 об.; Д. 36   ( Оперативные сводки штаба дивизии, 1945 г. ). Л. 31 об., 190; Оп. 2. Д. 11   ( Аттестационный материал ). Л. 146-147, 383-383 об.

А теперь рассмотрим личный счёт Леонида Дьяченко. Не стоит искать его фамилии в основном тексте сборника. Автор - составитель поместил Дьяченко в Приложение 1, поскольку полагал, что он сбил лично лишь 4 самолёта  ( и 1 в группе). В своей интересной, хотя по ряду моментов неточной, статье "От Прута до Днепра"  Быков  ( правда, как написано в её заглавии, "при участии М. Жирохова", что делает не совсем понятным, сколько же в действительности авторов у этой статьи )  даёт такой список побед лётчика [25]:

127.06.1941 г.1  Хш-126Бокша
228.06.1941 г.1  Хе-111Котовск
302.07.1941 г.1  Ю-88Кухнешти
407.07.1941 г.1/зв.  Ме-109 
521.07.1941 г.1  Ме-109Могилёв - Подольск

Основой таблицы, как нетрудно предположить, послужил список побед из уже упоминавшейся "Боевой характеристики 16-го ГвИАП"  ( 1942 г. ), а также ЖУСС и частично "Оперативные Оперативные сводки" и "Журнал боевых действий" 20-й САД. Правда, в двух последних источниках присутствуют указания всего на 2 победы Дьяченко. Так что опирался Быков  ( или же оба автора ), главным образом, на два первых источника. А между тем, есть документы, подтверждающие не 4, а 5 личных побед пилота. В общем виде статистику можно представить в виде следующей таблицы.

ДатаСведения о сбитыхБХ 16-го ГвИАПЖУСС 20-й САДФорма 101ОС 20-й САДЖБД 20-й САД
26.06.1941ПЗЛ-23нетнетМе-109нетнет
27.06.1941ПЗЛ-24ПЗЛ-24Ю-88ПЗЛ-24нетнет
28.06.1941Ю-88Ю-88Ю-88Ю-88нетнет
02.07.1941   нетЮ-88Ю-88
03.07.1941Ю-88 *Ю-88 *Ю-88 *   
07.07.1941нетМе-109 гр.нетнетнетнет
21.07.1941Ме-109Ме-109Ме-109Ме-109Ме-109Ме-109

Примечание: * - самолёт, сбитый 2 июля, записан следующим днём ошибочно.

Возьмём такой источник, как "Сведения о количестве сбитых самолётов противника за период с 22.06.1941 по 31.07.1941 включительно", составленный штабом 55-го ИАП в начале августа 1941 г., и потому наиболее объективный. Там тоже впечатаны 4 личные победы лётчика. Однако ручкой вписана ещё одна: 26.07.1941 в 12:40 в районе Васлуй  ( что в Румынии )  младшим лейтенантом Дьяченко был сбит ПЗЛ-23. Идентичная запись, тоже вписанная от руки, есть и у Фигичева. Позвольте, скажет кто-то, но этого не может быть, ведь Дьяченко был смертельно ранен за день до этого, 25 июля !

Дьяченко Леонид Леонтьевич
Л. Л. Дьяченко.

Всё объясняется просто: в дату вкралась ошибка и установить это нетрудно. Точно такой же текст и точно так же графически выполненный, только уже правильный, мы встречаем и напротив фамилии капитана Атрашкевича  ( погиб 29 июня ): 26 июня в 12:40 в районе Васлуй им был сбит 1 ПЗЛ-23  ( самолёт разбит, экипаж убит ). Кстати, даже сама фамилия Атрашкевича вписана от руки. Скорее всего, эти 3 победы при печатании документа были пропущены, или же подтверждения на них пришли позже. Поэтому пришлось не только их вписывать, но и исправлять итоговые цифры, стоящие внизу каждой страницы. Таким образом, эти победы учтены и занесены на официальный счёт полка. На возникающий по ходу вопрос: какой тип указывать правильнее - ПЗЛ-23 или Ме-109  ( как в "Форме 101" ), окончательный ответ мы, наверное, уже никогда не получим. Но скорее всего, решать его следует, взяв за основу информацию более "близкого" к лётчику штаба - полкового.

В ряде документов, например, в "Наградном листе" на присвоение 55-му ИАП ордена Ленина  ( ноябрь 1941 г. )  или той же "Боевой характеристики", говорится, что звено Атрашкевича  ( ведомые - младшие лейтенанты Дьяченко и Макаров )  уничтожило 4 самолёта противника ПЗЛ-24 на аэродроме Бырлад. Правда, датируют эту штурмовку они 29 июня - то есть, днём гибели Атрашкевича от огня зенитной артиллерии при выполнении этого задания [26].

Возникает вполне резонный вопрос: а может, это те же самые ПЗЛы ?   Впрочем, ни "Оперативные сводки", ни "Журнал боевых действий" дивизии о потерях противника в том вылете ничего не говорят. Что касается "Сведений о сбитых", то в них есть записи о вражеских самолётах, уничтоженных лётчиками полка во время штурмовок аэродромов противника  ( в том числе Дьяченко и Фигичевым )  и указано их количество. Но данные победы в их число не входят, а чётко отнесены к сбитым в воздушных боях.

Могла ли произойти путаница в датировке этих побед ?   Вполне. В "Наградном листе" и "Боевой характеристике"  ( кстати, составленных позже )  упоминание об уничтоженных самолётах подаётся как яркий и героический эпизод из истории части. Составленные же "по горячим следам" "Сведения" - это именно список воздушных и наземных побед, одержанных полком. Записей о самолётах, уничтоженных в ходе штурмовки 29 июня, в нём нет. Это вовсе не означает, что их не было: "Сведения" тоже не являются абсолютно полным источником. В нём нет упоминаний о целом ряде побед, известных по иным документам  ( к примеру, о всех 3-х личных победах Речкалова ). И результаты данной штурмовки тоже по каким-то причинам могли не попасть в этот документ.

А может, упоминание о 4-х уничтоженных вражеских самолётах должно было смягчить горечь от потери Атрашкевича - командира эскадрильи и одного из ведущих лётчиков полка, поднять боевой дух и служить воспитательным моментом для молодых лётчиков. Такое могло быть. Впрочем, отрицать факт уничтожения на аэродроме Бырлад этих самолётов у нас нет никаких оснований. Может быть, это произошло именно 29 июня. А может, сбитые  ( или уничтоженные иным образом )  26 июня ПЗЛы были впоследствии ошибочно датированы 29 числом - что даже более вероятно. Словом, версий много. Но как бы там ни было, мы имеет одно: документальное подтверждение того, что Атрашкевич, Фигичев и Дьяченко одержали 26 июня победы; победы эти были отмечены как воздушные; и районом боя указан не Бырлад, а Васлуй   ( примерно в 45 км от него ).

Следующая победа была одержана Дьяченко на другой день   ( согласно "Сведениям", в том же районе в 10:45 утра ) - над ПЗЛ-24. Этот тип подтверждают все источники, за исключением ЖУСС  ( согласно ему, это был Ю-88, сбитый в районе Фалешти ). И ни в одном из них нет ни слова о том, что жертвой Дьяченко стал Хш-126, упавший возле Бокши, как это написано у Быкова. Откуда уважаемый автор взял эти данные ?   Ответ лежит на поверхности: он просто перепутал строчки, и записал Дьяченко победу, которую одержал Речкалов, действительно сбивший в тот день Хш-126 в районе Бокши, запись о чём присутствует в ЖУСС строкой ниже  ( это - к слову о внимательности и точности ).

Данные ЖУСС  ( говорящие о Ю-88 )  конечно, могут быть правильными, но скорее всего, неточны. К этому заключению можно прийти, если проанализировать оба источника. В отличие, скажем, от позднейших "Журналов учёта сбитых самолётов противника" 16-го ГвИАП, заполнявшихся ежедневно по мере поступления информации, ЖУСС 20-й САД представляет собой документ, созданный одномоментно и на основе иных материалов - то есть, вторичен по происхождению. Причём перенос информации был выполнен не всегда точно  ( текст в ряде случаев "едет"; так произошло с боевыми счетами Селивёрстова и Фигичева ), что заметно при сличении ЖУСС с другими документами. Штаб дивизии был дальше "от победы", нежели штаб полка  ( БХ-16 тоже упоминает о ПЗЛ-24 ). А кроме того, о победе Дьяченко именно над ПЗЛом, а не Ю-88, говорит и ещё один источник - "Форма 101", заполнявшаяся  ( кстати, в штабе дивизии ), в отличие от ЖУСС, почти синхронно текущим событиям.

"Юнкерс" наш пилот сбил на следующий день. Быков  ( и Жирохов )  утверждает, что это был Хе-111, хотя и ЖУСС, и "Боевая характеристика", и неизвестные ему "Сведения о сбитых", и "Форма 101" в один голос говорят о Ю-88. Ошибка Быкова проистекает из того, что он посчитал, что Дьяченко одержал свою победу в ходе крупного боя, который лётчики полка провели вечером того дня над Котовском. Этот бой вошёл в историю 16-го ГвИАП: ведь сбитыми было засчитано 8 бомбардировщиков   ( разумеется, речь идёт о нашей версии боя ), и запомнился его ветеранам. Не останавливаясь на нём подробно, отметим, что в разных документах противник обозначался по-разному: в "Форме 101", ЖУСС и полковых документах - как Ю-88, а в ОС и ЖБД 20-й САД - как Хе-111. Быков придерживается последней версии, тем более, что это действительно скорее всего было так  ( смотрите статью ).

Но дело в том, что в этом бою Дьяченко побед не одерживал, во всяком случае, ни в одном источнике об этом не упоминается. Зато "Сведения" ясно говорят об обратном. Первый "Юнкерс"  ( или "Хейнкель" ), сбитый в том бою, упал на землю возле Чубовки  ( именно она, а не Котовск, указана как район боя и место падения всех самолётов )  в 20 часов 20 минут. Тогда как Дьяченко сбил своего Ю-88 возле Фалешт  ( в 200 километрах западнее )  и в 15:00 !   Думается, дальнейшие вопросы излишни...

Со следующей победой Быков разобрался правильно, а расхождения по дате, имеющиеся в документах, объясняются тем, что подтверждение на неё поступило днём позже  ( самолёт был сбит вечером, в 19:00 ). В ЖБД и ОС дивизии она тоже помещена под 3 июля, но как дополнение к сводке за предыдущее число. А в "Сведениях" и ЖУСС она так и закрепилась под 3 июля.

Что касается групповой победы, то, скорее всего, одержана она была совместно с Селивёрстовым. Действительно, 7 июля Селивёрстов сбил в группе 2 самолёта противника. Первый - в 15:00 в районе Сиврони  ( Хш-126 ). Но второй групповой победой, одержанной им в тот день, был не Ю-88, как значится в составленной в конце 1942 г. "Боевой характеристике" и оттуда перенесённой в свой сборник Быковым  ( и о подробностях боя с которым нет никаких дополнительных сведений ), а Ме-109. Согласно "Наградному листу"  ( составленному почти на год раньше, в декабре 1941 г. ), 7 июля в 6:00 "...звено Селивёрстова в р-не Леушени вело бой с 6 Ме-109, в результате боя сбит 1 Ме-109" [27].   Третий участник  ( а может, участники )  боя пока не установлен.

В пользу того, что групповые победы Дьяченко и Селивёрстова - это одна и та же победа, свидетельствует её дата, то, что групповых побед в 1941 г. лётчикам полка было записано всего 5, и то, что лётчики служили в одной эскадрилье и часто летали вместе. Если принять это как данность  ( а, скорее всего, дело обстоит именно так ), то время победы и локализацию можно установить по наградному листу Селивёрстова.

Наконец, Ме-109, сбитый Дьяченко 21 июля, никаких вопросов тоже не вызывает. Таким образом, за свой, к сожалению, очень короткий боевой путь, Дьяченко успел сбить 6 самолётов противника и ещё 4  ( или больше ? )  уничтожил на земле. И это всего за месяц с небольшим !   Понятно, почему командованием полка он указывался как один из лучших лётчиков. Ну а список его побед будет выглядеть следующим образом:

Дьяченко Леонид Леонтьевич

126.06.1941 г.1  ПЗЛ-23Васлуй
227.06.1941 г.1  ПЗЛ-24Васлуй
328.06.1941 г.1  Ю-88Фалешти
402.07.1941 г.1  Ю-88Кухнешти
507.07.1941 г.1  Ме-109  ( звеном )Леушени
621.07.1941 г.1  Ме-109Могилёв - Подольск(ий)

      Всего сбитых самолётов: 5 + 1  ( ещё 4, или больше - уничтожил на земле );  боевых вылетов - 140.

Боевые награды: ордена Ленина, Красного Знамени.
        25 июля 1941 г. умер от ран, полученных в воздушном бою.

Источники: ЦАМО РФ. Ф. 20076   ( 20-й САД ). Оп. 1. Д. 2  ( Оперативные сводки штаба 20-й САД ). Л. 33, 94; Д. 4  ( Журнал боевых действий штаба 20-й САД ). Л. 16 об., 61; Д. 23.   ( Журнал учёта сбитых самолётов противника 20-й САД ). Л. 3, 4; Д. 40  ( Сведения о сбитых самолётах противника 55-го ИАП ). Л. 18; Д. 41  ( Форма 101 о потерях материальной части ). Л. 3, 4; Ф. 20046  ( 9-й ГвИАД ). Оп. 2. Д. 2 ( Планы перемещений личного состава 216 сад, 1942 г.). Л. 19; Ф. 20214  ( 229-й ИАД ). Оп. 1. Д. 4.  ( Боевая характеристика 16-го ГвИАП ). Л. 52, 62, 63.

Марчуков Андрей Владиславович, к.и.н., Институт Российской истории РАН.

Источники и литература:

1. Султанов И.Г. "Воздушные асы - кто они ?" // Крылья Родины. 1992. № 11; Бодрихин Н.Г. "Советские асы. Очерки о советских лётчиках". М., 1998. С. 236-265; Левченко О.В. "Гордость советской авиации" // Покрышкин А.И. "Бой требует мысли". Новосибирск, 1998. С. 42-116.

2. Антипов В., Уткин И. "Драконы" с птичьим крылом. Боевой путь 812-го Севастопольского Краснознамённого Ордена Суворова III степени истребительного авиационного полка" // История авиации. №№ 18-22 (ну-мерация журнала менялась); Они же. "Скворцы" из стаи "Дракона"  ( крымская весна 1944 г. ) // Авиация и время. 2005. № 2. С. 25-29.

3. Сейдов И. "Советские асы Корейской войны". М., 2010. С. 40, 86, 436.

4. Табаченко А.И. "Покрышкинский авиаполк. "Нелакированные" боевые хроники. 16-й Гвардейский истребительный авиационный полк в боях с Люфтваффе. 1943-1945". М., 2012.

5. "Асы Великой Отечественной. Самые результативные лётчики 1941 - 1945 гг". М., 2007. С. 33, 316; "Советские асы. 1941 - 1945. Победы сталинских соколов". М., 2008. С. 32, 393.

6. Там же. Соответственно, с. 290-292;. с. 240.

7. ЦАМО РФ. Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 1. Л. 373 об.-374; Д. 3. Л. 12, 13; Ф. 20046  ( 9-й ГвИАД ). Оп. 1. Д. 14. Л. 120.

8. К слову сказать, отсутствуют они и в только что вышедшей книге А. Табаченко об истории 16-го ГвИАП  ( Табаченко А.И. "Покрышкинский авиаполк. "Нелакированные" боевые хроники ). Книги объёмной и очень информативной, хотя и не лишённой целого ряда фактических ошибок и "замысловатых" рассуждений автора. И почему-то очень полемически заострённой, что для такого вида работ выглядит довольно странным.

Против кого направлена эта заострённость, думаю, объяснять излишне. Нынче многие, почему-то, хотят вступить в заочную дискуссию с Александром Покрышкиным   ( к слову сказать, уже давно умершим ), или что-то ему доказать. Но вступив на этот путь, как часто в таких случаях происходит, оказываются необъективными. С Александром Табаченко, к сожалению, произошло то же самое. Скрупулёзно   ( и чуть ли не с каким-то смакованием) отмечая самые малейшие промахи и ошибки Покрышкина, он "почему-то" обходит молчанием аналогичные просчёты некоторых его сослуживцев, в первую очередь Григория Речкалова.

Всего несколько примеров. Скажем, Табаченко упоминает, что 7 мая 1943 г. в воздушном бою были подбиты и совершили вынужденные посадки на фюзеляж двое лётчиков полка - младшие лейтенанты Семёнов и Чистов  ( С.120 ). Но почему бы, по аналогии с "правдой - маткой" в отношении Покрышкина, не сказать всю правду и сейчас ?   А именно то, что сбитыми они оказались, когда вылетели в шестёрке под командованием Речкалова  ( для него это был первый самостоятельный вылет в качестве ведущего всей группы ). А самым щекотливым является то, что и сам Речкалов, и его группа прозевали обе результативные атаки немцев и даже не открывали ответный огонь !  ( Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206868. Д. 1 ( ЖБД ). Л. 58 об.-59 ). А ведь за плечами плечами ведущего был целый месяц напряжённых боёв в кубанском небе и не один сбитый самолёт !   Объективности ради в столь подробном и претендующем на полноту исследовании об этом сказать было бы необходимо.

Или, подсчитывая, сколько ведомых потерял Покрышкин, было бы справедливо указать, что погибший 26 сентября 1943 г. в воздушном бою молодой лётчик Николай Попов  ( "сгоревший", по словам автора, на войне всего за 20 дней, с. 225 ), был в этом вылете ведомым у Речкалова. ( Там же. Л. 252 об-253). И кто его сбил - стрелки бомбардировщиков или истребители  ( а Речкалов дрался именно с последними ) - до конца не известно  ( приведённые автором воспоминания К. Сухова в этом эпизоде не совсем точны ).

Точно так же автором обойдён неприятный для Речкалова эпизод, связанный с гибелью Героя Советского Союза Александра Клубова в авиакатастрофе   ( 1 ноября 1944 г. ). Хотя командир 6-го ГвИАП генерал - лейтенант Утин в своём приказе  ( № 0258 от 18.11.1944 )  в качестве виновных в авиакатастрофе, помимо самого Клубова, назвал командира 16-го ГвИАП майора Речкалова, "не организовавшего управление по радио тренировкой лётного состава" и "неудовлетворительно" руководившего полётами  ( "отсутствие должной организации лётной работы" ), за что и объявил ему выговор. ( Ф. 20527 6-го ГвИАК ). Оп. 1. Д. 72  ( Приказы по Управлению 6-го ГвИАК, 1944 г. ). Л. 265-265 об ). Выговор... А Клубова не вернуть.

Не хочется обо всём этом говорить. Ведь Речкалов - великий воздушный боец, Дважды Герой Советского Союза, национальный герой России. Но если уж быть объективным, то ко всем, а не только к Покрышкину, по отношению к которому у Табаченко проскальзывают какое-то мстительные нотки  ( ощущение, разумеется, субъективное ). И к которому он, порой, даже более пристрастен, чем М. Быков   ( взгляд последнего на Покрышкина, как оказалось, даже более взвешенный и объективный ). А то после знакомства с этой, в целом, интересной и нужной книгой, остаётся какой-то неприятный осадок...

9. Например, Драбкин А. "Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942". М., 2006; Он же. "Я дрался с асами Люфтваффе. На смену павшим. 1943-1945". М., 2006.

10. А считать так, к сожалению, есть основания. Приведём лишь один пример. И Александр Покрышкин, и Григорий Речкалов однажды одержали победы, которые были отмечены в оперативных документах, но не были занесены на их личные счета, так как в штабах самолёты сочли "подбитыми"  ( хотя они и оказались на земле после атак наших лётчиков ). Покрышкин сбил Хш-126  ( 24.03.1942 г., лично ), а Речкалов - ФВ-189  ( 6.07.1942 г., в группе ). Ситуации абсолютно аналогичные. Однако Речкалову Быков победу засчитал  ( и совершенно справедливо ), а Покрышкину - почему-то нет. Подробней см.: Марчуков А. "Весенний "Хеншель" капитана Покрышкина // В печати.

11. Например: Марданов А. "Может, хватит бездумных нападок ?!.." // История авиации. № 31. С. 18.

12. ЦАМО РФ. Ф. 20076  ( 20-й САД ). Оп. 1. Д. 32. Л. 128, 140.

13. Там же. Ф. 20046. Оп. 2. Д. 14. Л. 341-341 об.

14. Соответственно: ЦАМО РФ. Ф. 20076  ( 20-й САД ). Оп. 1. Д. 40. Л. 18; Ф. 20214  ( 229-й ИАД ). Оп. 1. Д. 4. Л. 52, 62. Аналогичный  ( и почти идентичный )  документ имеется и в фонде 216-й САД; Ф. 20076. Оп. 1. Д. 23. Л. 3; Д. 41. Л. 3; Д. 2. Л. 12, 13; Д. 4. Л. 6-8 об.

15. Там же. Ф. 20214  ( 229-й ИАД ). Оп. 1. Д. 4. Л. 53; Ф. 20076. Оп. 1. Д. 5. Л. 41; Д. 2. Л. 204. Раз уж речь зашла о Тетерине, то нельзя не похвалить Быкова за то, что он отыскал 2 его личные победы, "затерявшиеся" в полковой и дивизионной статистике. К сожалению, он не проследил дальнейшую судьбу пилота, указав, что Тетерин воевал лишь в 16-м ГвИАП. Между тем, после этого лётчик послужил в составе "братских" 100 и 104-го ГвИАП, и в обоих случаях на должности штурмана полка.

16. ЦАМО РФ. Ф. 100-го ГвИАП. Оп. 207597. Д. 5. Л. 1, 6, 8; Ф. 20046. Оп. 1. Д. 13. Л. 199.

17. Там же. Ф. 319  ( 4-й Воздушной армии ). Оп. 4798. Д. 12. Л. 107-124 об.

18. Там же. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206868. Д. 1. Л. 77 об.-78; Ф. 20046. Оп. 1. Д. 13. Л. 154.

19. Там же. Ф. 319. Оп. 4816. Д. 1. Л. 159.

20. Там же. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 296916. Д. 1. Л. 90; Ф. 20214. Оп. 2. Д. 2. Л. 112-112 об.

21. Там же. Ф. 100-го ГвИАП. Оп. 207597. Д. 5. Л. 6; Ф. 20046. Оп. 2. Д. 1. Л. 69-70.

22. Там же. Ф. 20046. Оп. 1. Д. 13. Л. 73, 76.

23. Там же. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206868. Д. 1. Л. 412-414; Д. 3. Л. 16; Д. 4. Л. 115-116, 133; Ф. 20046. Оп. 1. Д. 14. Л. 140-140 об.

24. Там же. Ф. 16-го ГвИАП. Оп. 206869. Д. 1. Л. 2; Оп. 206874. Д. 1. Л. 14; Д. 3. Л. 23; Ф. 20046. Оп. 1. Д. 22. Л. 44 об.; Д. 26. Л. 39.

25. Быков М., при участии Жирохова М. "От Прута до Днепра" // История авиации. № 29. С. 10.

26. ЦАМО РФ. Ф. 20076. Оп. 2. Д. 3. Л. 116; Ф. 20214. Оп. 1. Д. 4. Л. 47.

27. Там же. Ф. 319. Оп. 4820. Д. 2. Л. 31.

В печатном виде статья выйдет в одном из ближайших номеров "Русского сборника"  ( издательство "Regnum" ).


Возврат

Н а з а д


Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz