Кузнецов Михаил Васильевич - советский военный летчик - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского СоюзаЗвезда Героя Советского Союза

Кузнецов Михаил Васильевич

М.В.Кузнецов

Родился 7 Ноября 1913 года в деревне Агарино, ныне Серпуховского района Московской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов в 1930 году. В Красной Армии с 1933 года. Окончил Ейскую военно - морскую школу лётчиков в 1934 году. Участник похода Красной армии в Западную Белоруссию 1939 года и Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.

С Июня 1941 года Капитан М. В. Кузнецов в действующей армии. Был командиром эскадрильи 15-го ИАП. С Июля 1942 года командовал 814-м ИАП  (106-м Гвардейским ИАП). Сражался на Ленинградском, Юго - Западном, 3-м и 1-м Украинских фронтах.

К Августу 1943 года командир 814-го истребительного авиационного полка  (207-я истребительная авиационная дивизия, 3-й смешанный авиационный корпус, 17-я Воздушная армия, Юго - Западный фронт)  Майор М. В. Кузнецов совершил 245 боевых вылетов и в 53 воздушных боях сбил лично 17 самолётов противника и 6 в составе группы.

8 Сентября 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К Маю 1945 года командир 106-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (11-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-й Гвардейский штурмовой авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт)  Гвардии подполковник М. В. Кузнецов выполнил 330 успешных боевых вылетов, провёл 72 воздушных боя, в которых сбил лично 21 самолёт противника и 6 в группе с товарищами. 27 Июня 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда" Героя.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. С 1959 года Генерал - майор авиации. В 1974 году вышел в запас. Жил в городе Бердянске Запорожской области. Умер 15 Декабря 1989 года.

Награждён орденами Ленина, Красного Знамени  (четырежды), Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды  (дважды), медалями. Бронзовый бюст установлен на родине.

*     *     *

...О бесстрашии М. В. Кузнецова и лётчиках его эскадрильи на фронте ходили легенды. Ведь уже в первые месяцы войны лично сам комэск сбил 7 вражеских самолётов.

Война началась для него 22 Июня 1941 года: в этот день лётчик - истребитель М. В. Кузнецов сделал свой первый боевой вылет, а кончилась 8 Мая 1945 года, когда он увидел последний сражённый им фашистский самолёт. Все эти без малого 4 года были отданы им ратному труду. Итог этого труда весом: 345 боевых вылетов, 72 воздушных боя, лично сбито 22 самолёта противника и 6 в составе группы.

Михаил Кузнецов родился в деревне Агарино, что неподалеку от подмосковного Серпухова, 7 Ноября 1913 года. С 1928 года жил с родителями в Москве, после окончания школы 2-й ступени работал на заводе. В 1932 году он был избран секретарем комитета ВЛКСМ Московского станкостроительного завода имени С. Орджоникидзе. В 1933 году по партийной мобилизации был направлен в Ейскую школу морских лётчиков. С 1934 года служил в частях истребительной авиации.

В Сентябре 1939 года участвовал в оккупации Восточной Польши, а в конце года - в боевых действиях против Финляндии во время Зимней войны.

Первые боевые вылеты командир эскадрильи 15-го истребительного авиаполка Капитан М. В. Кузнецов выполнил под Ленинградом в Июле 1941 года на истребителе МиГ-3  (в Августе полк базировался на Северском аэродроме).

Этот бой остался в его памяти на всю жизнь. Над аэродромом фашистов его "прижали" к земле. Увлёкся штурмовкой самолёткой стоянки врага, снизился метров до 30 - 40 и не заметил, как сверху навалились на него сразу 4 Ме-109. Заметил уже, когда собирался сделать второй круг над стоянкой "Юнкерсов", и ужаснулся: "Влип. Теперь не выкрутиться". Пара Me-109 атаковала сзади, а другая пара открыла огонь сверху с дальней дистанции, и огненные струйки трассирующих очередей проходили рядом с плоскостями его МиГ-3.

Те фашисты, что сверху, быстро сближались, но пока очереди их пулемётов не достигали цели. "Мажут или специально так делают, в землю решили вогнать живого... Шалишь. Мы ещё посмотрим..."

Кузнецов резко отжал ручку управление от себя, сделал короткий нырок и тут же ручку на себя. Послушный "МиГ" свечой пошёл вверх.

Первый немецкий истребитель из тех, что были наверху, не ждал такой "прыти" от русского, прозевал его маневр, а для Кузнецова этих долей секунды было достаточно, чтобы поймать в перекрестие прицела брюхо фашистского самолёта и в упор выпустить короткую очередь. Ещё секунда потребовалась, чтобы отвернуть самолёт в сторону и выйти из атаки, быстро набрав спасительную высоту, он заметил, что тот первый Ме-109 врезался в землю, а навстречу ему спешат наши истребители - его боевые друзья.

Потом было много боевых вылетов, за войну - 345. Но этот остался в памяти навсегда. Пройдут годы, а он будет вспоминать его и ту оценку своим действиям, которую он дал сам себе, разбирая с лётчиками эскадрильи свой воздушный поединок.

- Нельзя увлекаться до безрассудства боем - лётчик должен всё видеть, всё понимать, до конца сохранять ясную голову. Мне нечего перед вами скрывать - я уцелел чудом, по всем законам тактики моё увлечение штурмовкой должно было закончиться гибелью. Прошу из этого случая каждого сделать соответствующие выводы.

Он ушёл. А лётчики смотрели вслед своему комэску, и каждый про себя с изумлением повторял его слова. Они и сами уже не раз бывали в сложных переплётах, но, выходя победителями, редко признавались в своих ошибках. Комэск оказался более мужественным. Победить, а потом безжалостно обнажить свои промахи - это не каждый сумеет.

Кузнецов был так воспитан - смотреть правде в глаза, уметь честно признать свои ошибки. И в другой раз так же смело и так же безжалостно он говорил о своих промахах. Лётчики и тогда поняли, что комэск не рисуется, а желает в первую очередь научить каждого из них мужественно и умело побеждать врага.

Это было в Августе 1941 года под Ленинградом. Группа истребителей под командованием Михаила Васильевича встретилась неожиданно с такой же группой Ме-109. Немцы от боя не уклонились и, используя небольшое преимущество в высоте, ринулись на наши "МиГи". Получилось так, что на каждого советского лётчика пришёлся один немецкий истребитель, а бой как бы разбился на отдельные поединки - дуэли.

Противником Кузнецова стал ведущий немецкой группы истребителей. По почерку немца Кузнецов понял, что противник тяжёлый. "Надо отдать должное врагу в его умении пилотировать самолёт, в искусстве воздушного боя, - говорил потом Михаил Васильевич. - Чувствовалось, что за штурвалом вражеского истребителя ас, искусный боец и отличный пилотажник".

МиГ-3

Истребитель МиГ-3.  На такой машине встретил войну Михаил Кузнецов.

Кузнецов пытался набрать высоту и получить преимущество перед врагом, но тот быстро разгадал маневр советского лётчика и тоже начал набирать высоту. На "мёртвую петлю" Кузнецова он ответил боевым разворотом и чёткой "полубочкой".

"Иногда казалось, что он прежде меня знает мои действия, каждый мой маневр. Мои ошибки в технике пилотирования он использовал мастерски и всегда на какую - то долю получал больше плюсов, чем я. Я спешил и отставал, нервничал и ошибался..."

Обида подогрела Кузнецова, а ненависть к тому, который сейчас, видимо, ехидно усмехался, предчувствуя победу над советским лётчиком, помогла собраться с мыслями, стать расчётливым и экономным в выборе маневров.

"Нет, фриц, легко меня не возьмёшь", - спокойно подумал он, заметив, что немецкий лётчик всё - таки набрал большой запас высоты и готовится атаковать со стороны задней полусферы. Резко совершив крутой разворот - в глазах потемнело, - Кузнецов бросил свой самолёт в лобовую атаку. На бешеных скоростях они мчались навстречу друг другу. Теперь исход поединка решала воля. У немца она оказалась слабее, в какой - то миг его нервы не выдержали, и он рванул самолёт вверх, пытаясь этим маневром спасти себя. Но он опоздал. Того мгновения, когда немец показал брюхо своего "Мессера", Кузнецову было достаточно чтобы поймать его в прицел и расстрелять.

Уничтожение лидеров групп неприятельских самолётов позднее стало его кредом. Опираясь на своё высокое мастерство и тактическую грамотность, воздушный боец стремился в первую очередь обезглавить боевые порядки противника...

Бесстрашно сражались лётчики эскадрильи Кузнецова в воздушных боях над блокированным Ленинградом. Снова он учился сам и лётчиков заставлял тренироваться в высшем пилотаже, изучать практическую аэродинамику, анализировать каждый воздушный бой. Больше внимания в эскадрилье стало уделяться волевой подготовке, воспитанию храбрости, упорства, решительности. Газеты, книги, кинофильмы, рассказы участников воздушных боёв - всё шло в арсенал средств морально - боевого воспитания.

"Мужественный воздушный боец победит и с деревянной спинкой сиденья, трус погибнет и под броневым колпаком", - говорил он подчинённым.

Слава к лётчикам его эскадрильи пришла в небе Ленинграда, а одновременно ему приказ: сформировать истребительный авиационный полк и вступить в командование им. Но это уже на другом фронте...

В 1942 году Майор М. В. Кузнецов был назначен командиром 814-го ИАП на Юго - Западном фронте, летающего сначала на "Харрикейнах", а позже - Як-1.

...Шли ночные полёты - летали молодые лётчики. На эскадрильской стоянке было особенно оживлённо. Лётчики, только что выполнившие сложные полётные задания на перехват воздушного противника, протискивались поближе к Генералу и слушали его рассказ о лётчиках - фронтовиках 106-го Гвардейского авиаполка.

- Сейчас вспоминаю, как первый раз построил полк после его переформирования, - рассказывал Михаил Васильевич. - Выстроились на опушке леса. Начальник штаба доложил - всё как положено по уставу. Обошли мы с комиссаром замершие шеренги и оба, будто договорились, в один голос сказали: "Мальчишки - и всё тут".

- Многим из них не пришлось дожить до светлого дня нашей победы. Никогда не забудет наш народ подвига тех мальчишек, которые показали себя настоящими героями, мужественными солдатами войны, бесстрашными соколами... Не привыкать мне было с комсомольцами работать, я ведь в ФЗУ секретарём комсомольской ячейки был, да и потом на заводе секретарём комитета ВЛКСМ. А что москвичи, так это совсем хорошо - земляки, быстрей общий язык найдём.

Кузнецов действительно очень быстро нашёл с ними общий язык. Молодые лётчики сразу же почувствовали, что "батя" поблажек не даст, строг, но справедлив, смел, но осторожен. Были и обиды. Они рвались в бой, а он не пускал. Им надоели учебники в школах, а он снова засадил их за книги и инструкции. Им осточертели провозные полёты, а он снова "возил" их, как курсантов первоначального обучения. Потом поняли - придёт их время, а сами всё же с завистью смотрели на старших, которые каждый день уходили на "свободную охоту" в сторону фронта.

Вечерами в тесной землянке, приспособленной под учебный класс, он собирал их и подробно рассказывал о каждом воздушном бое, вычерчивал на классной доске схемы маневра, показывал динамику боя на самолётиках - макетах. Тактические летучки его были всегда большой школой сообразительности и мгновенной реакции. Задавая тактическую задачку, он добивался ответа мгновенного, точного.

Утром усвоенное на теоретических занятиях отрабатывали над аэродромом уже практически. Специальными тренировочными полётами по слётанности пар он руководил сам. Лётчики в парах закреплялись приказом по полку. В порядке поощрения лучшим парам при получении техники были отданы лучшие самолёты.

Он лично учил молодёжь атаковать противника. Для этого сам становился "противником" и требовал, чтобы его атаковали с самой малой дистанции, смело, "нахально".

"Воздушный бой проводить энергичными атаками с коротких дистанций и обязательно доводить до конца, то есть до уничтожения атакованного противника", - говорил он.

И ещё он учил своих лётчиков "свободной охоте".

- Некоторые лётчики прибегают часто при "свободной охоте" к форсированию мотора. Этого не надо делать. Наоборот, надо пилотировать на экономичных режимах полёта, но быть осмотрительным, первым увидеть врага, своевременно перевести винт с большого шага на малый, изменить режим работы мотора с целью достижения необходимой скорости для занятия исходного положения и боя. Когда противнику удаются атаки с преимуществом над нашими истребителями по высоте и скорости, это является результатом лучшей в данном случае осмотрительности врага, а не следствием патрулирования на повышенных скоростях.

Своих заместителей, командиров эскадрилий и звеньев учил другому - водить группы истребителей в бой. Учил на собственном опыте.

- Сопровождая бомбардировщиков Пе-2 под командованием подполковника Сандалова, я разбил нашу группу истребителей на две подгруппы. Одна подгруппа непосредственного сопровождения по 2 самолёта с каждой стороны строя "бомбёров" с превышением над ними 250 - 300 метров, а вторая подгруппа - ударная, тоже 4 самолёта в парах с превышением над первой подгруппой на 400 метров. Этот боевой порядок обеспечивал нам свободу маневра и надёжный круговой обзор. А если учесть, что к вражескому аэродрому мы подошли с тыла, а на маршруте несколько раз меняли направление, то можете себе представить, что ни одна вражеская зенитка не успела выстрелить, а истребителей, которые заходили на наших бомбардировщиков снизу, мы быстро обнаружили и, имея преимущество в высоте, энергично атаковали и уничтожили. 53 самолёта врага сожгли тогда Пе-2 Сандалова на одном из аэродромов. Вся группа возвратилась домой без потерь.

Не сказал Михаил Васильевич об одном: одного из атаковавших Ме-109 сбил он сам...

Дошла очередь и до молодых орлят Кузнецова. Тревожным взглядом проводил он их в первый бой. Старался везде успевать сам, при любой возможности возглавлять группу. Но с каждым днём становился всё более уверенным - молодёжь усвоила науку побеждать правильно. Росло число сбитых самолётов врага, на гимнастёрках молодых заблестели первые боевые награды. Но он не оставлял их без внимания: требовал, учил, воспитывал: "Прикрывать не "своим телом", а огнём, маневром. Патрулировать не только над своей территорией, но и над вражеской  (глубина 10 - 15 километров за линию фронта). Ведомый головой отвечает за ведущего, но и ведущий отвечает за ведомого. Случаи прорыва противника к обороняемому объекту считать позором для Гвардейца - истребителя..."

Он провёл полк через горнило боёв на Украине, где лично сбил 12 самолётов противника. Под его командованием 24 Августа 1943 года полк был удостоен Гвардейского звания и стал именоваться 106-м Гвардейским ИАП. Получая Гвардейское знамя, командир полка М. В. Кузнецов сказал тогда перед строем своих однополчан:

- У Гвардейского знамени клянёмся, что в наших лётчиках враг всегда будет видеть свою гибель. Мы скоро придём в фашистскую Германию, скоро на своих стремительных крыльях промчимся над Берлином.

На личном счету даже самых молодых лётчиков было по 8 - 10 сбитых самолётов врага, а у Химушина, Бобкова, Тимошенко, Артемникова - по 12; Савельев сбил 16 стервятников. Командир сам подавал пример мужества и отваги.

8 Сентября 1943 года, после освобождения Донбасса, за 17 лично сбитых самолётов Гвардии майору М. В. Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза. В его наградном листе говорится:

"Майор Кузнецов в воздушных боях проявляет исключительную смелость и находчивость, мужество и отвагу. Обладает отличной техникой пилотирования, дерётся с врагом грамотно и умело. Невзирая на численно превосходящего противника, всегда сам навязывает ему бой и выходит из него победителем, проявляя настоящий героизм и отвагу. Проведённые тов. Кузнецовым воздушные бои показывают его замечательные качества летчика - истребителя".

Позднее лётчики полка сражались на 3-м Украинском фронте, летая на самолётах Як-3.

Однажды Кузнецов вылетел во главе шестёрки "Яковлевых" на свободную охоту за Северский Донец. На фоне багрового заката лётчики заметили большую группу немецких бомбардировщиков, которые шли под прикрытием "Мессеров". Кузнецов сразу же устремился в атаку, увлекая за собой ведомых. Он задался целью сбить ведущего, обезглавить вражескую группу прикрытия, а затем разделаться с бомбардировщиками.

М.В.Кузнецов
М. В. Кузнецов. Осень 1943 г.

Немецкие истребители не приняли боя, прижались к бомбардировщикам. "Яки" с ходу врезались в уже дрогнувший строй врага. Один за другим на землю рухнули объятые пламенем 3 бомбардировщика. Кузнецов неотступно преследовал машину ведущего неприятельской группы и меткой очередью сбил её. По одному самолёту уничтожили в этом бою лётчики Н. Химушин и Г. Артемченко.

Днём и ночью авиаторы вели жаркие бои с врагом, помогая наземным войскам в освобождении городов Донбасса, а также Харькова, Днепропетровска, Кривого Рога. Как - то М. В. Кузнецову пришлось пролетать и над древним украинским городом Переяслав - Хмельницким - родиной великого сына украинского народа, мудрого государственного деятеля, выдающегося полководца Богдана Хмельницкого. Здесь 8 Января 1654 года созванная Хмельницким Переяславская Рада выразила единодушную волю украинского народа жить дружной семьей с братским русским народом и вместе с Россией общими усилиями громить иноземных захватчиков. Вот и теперь, в тяжелую годину, на помощь украинскому народу пришли все народы нашей многонациональной Отчизны. В небе Украины М. В. Кузнецов лично сбил 12 вражеских самолётов и 4 - в групповых боях. Он был награждён орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени.

В книге "Советские Военно - Воздушные Силы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." есть оценка действиям 106-го Гвардейского авиаполка под командованием М. В. Кузнецова в небе Польши:

"Ударами и блокированием аэродромов, а также непрерывным патрулированием наши лётчики прикрывали танковые войска при преодолении ими рубежа обороны на реке Нида в период боёв за города Пинчув и Инджеюв. Ни одна группа самолётов врага не смогла нанести удар по нашим войскам. При решении этой задачи отличился 106-й Гвардейский истребительный полк, которым командовал Подполковник М. В. Кузнецов".

Як-3 Гвардейского полка.

А вот наконец и Германия. Сколько же сил потребовалось чтобы прийти сюда !   Чем измерить бессонные ночи и тревожные дни, нервное напряжение боёв ?

...Зима 1945 года. Войска 1-го Украинского фронта форсировали Одер и развернули бои за города Губин и Форст, расположенные в 100 километрах от Берлина. Победа близка, но враг отчаянно сопротивляется. Наша авиация поддерживает наземные войска, не давая возможности противнику подтягивать резервы.

Мокрая зима была в тот год в районе Губена. Часто шли нудные дожди, над землёй висели тяжёлые серые облака. В один из таких дней, 22 Февраля 1945 года, Подполковник Михаил Васильевич Кузнецов возглавил шестёрку "Яков" на "свободной охоте". В состав этой группы вошли лётчики А. Пенязь, Н. Забырин, К. Звонарёв, В. Симакин и Н. Беспалов. Они на малой высоте прошли вдоль линии фронта, потом поднялись выше и уже собирались уходить на свой аэродром, но вдруг заметили большую группу FW-190, которые спокойно штурмовали позиции наших пехотинцев. "Ну и наглость", - подумал Кузнецов и тут же по радио приказал атаковать врага.

Облака позволили подойти им не замеченными для фашистских лётчиков. Быстро оценив обстановку, командир решил сначала атаковать группу "Фоккеров" из 4 самолётов, которые были на 400 - 500 метров выше основной группы и, видимо, имели задачу прикрывать, её. Четвёрка фашистов, увидя советские истребители, боя не приняла и "поднырнула" под свою основную группу.

Кузнецов решил пристроиться к ним. Сначала немцы ничего не заметили, но, когда первые 3 "Фоккера", объятые пламенем, рухнули вниз, они заметались, стали беспорядочно сбрасывать бомбы и уходить с поля боя. Ещё 4 вражеских самолёта упали на землю. "Итого 7 сбитых вражеских самолётов в День Красной Армии - достойный подарок", - подумал Михаил Васильевич и, объявив лётчикам благодарность по радио, приказал следовать на свой аэродром.

Это был один из последних воздушных боёв, в которых принимал участие Подполковник М. В. Кузнецов.

Михаил Васильевич Кузнецов участвовал в боях на Ленинградском и Калининском фронтах, громил врага под Сталинградом, освобождал Донбасс, Украину, Польшу, Чехословакию. Свои последние боевые вылеты он совершил над Берлином, где 8 Мая 1945 года сбил 28-й неприятельский самолёт. Лётчики полка, воспитаники Кузнецова, уничтожили в боях 299 вражеских самолётов.

Всего Гвардии полковник М. В. Кузнецов в 345 боевых вылетах провёл 72 воздушных боя, лично уничтожил 22 вражеских самолёта и 6 - в составе группы. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко - фашистскими захватчиками, за умелое руководство боевыми действиями и воспитание высококлассных лётчиков - истребителей 27 Июня 1945 года был удостоен второй медали "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

После войны Михаил Васильевич продолжал службу в ВВС, летал на реактивных и сверхзвуковых машинах. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. Затем был назначен начальником Черниговского авиационного училища. В этой должности находился более 4 лет, передавал новой семье советских асов свой богатый боевой опыт. Демобилизовался в 1974 году в звании Генерал - майора авиации. Последние годы жил в городе Бердянске.

М.В.Кузнецов, 1971 г.

В городе Пущино в 1981 году у здания исполкома горсовета установлен бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза М. В. Кузнецова  (авторы - скульптор И. Слоним, архитектор М. Мантулин), перенесённый туда из деревушки Агарино, в которой родился герой. У бюста всегда живые цветы. Ухаживают за бюстом Героя школьники Пущинской школы, которая носит имя М. В. Кузнецова.

*     *     *
М.В.Кузнецов

"Свободная охота" истребителей.

После прорыва обороны противника на Висленском плацдарме в Январе 1945 года войска 1-го Украинского фронта форсировали Одер от Бреславля до Штейнау, Глогау, быстро вышли широким фронтом на реку Нейссе и завязали бои за немецкие города: Форст, Губен, находящиеся в 110 км от Берлина.

Наша авиация все операции наземных войск поддерживала с воздуха бомбово - штурмовыми ударами по живой силе и технике отходящего противника и его подтягиваемым резервам.

23 Февраля 1945 года в 3 часа дня был получен приказ из штаба дивизии: вылетами нескольких групп истребителей "свободных охотников" нарушить движение войск противника на участке Котбус, Губен, Форст.

Я в составе 6 самолётов Як-1 и Як-9 вылетел на "свободную охоту". Боевой порядок до цели был следующий: фронт из 3-х пар с превышением двух пар по отношению к ведущей паре на 40 - 50 метроы. Такой боевой порядок вполне обеспечивал хороший обзор передней и задней полусфер.

При подходе к линии фронта я увидел на высоте 800 метров над городом Губен несколько групп по 8 - 10 FW-190 общей численностью до 40 самолёетов, штурмовавших наши войска. Боевой порядок немцы строили из групп по 8 - 10 самолётов в кругу и на пикировании сбрасывали бомбы. Четвёрка "Фоккеров" без бомб находилась выше всей группы на 400 - 500 метров, прикрывая своих штурмовиков от атак с воздуха.

Погода позволяла подойти к противнику незаметно, так как была сильная дымка, затруднявшая видимость. По радио я передал своим лётчикам: "Вижу противника, идём в атаку !"

Я принял решение атаковать верхнюю четвёрку FW-190, заставить её уйти вниз, оставив без прикрытия своих штурмовиков, после чего атаковать штурмующие самолёты, так как эти 4 самолёта противника представляли для нас наибольшую угрозу. Зайдя сверху в хвост 4-м немцам, мы перешли в атаку, но они резко спикировали под свою группу. Сравнительно легко достигнув первого результата, мы вошли парами в круг немецких самолётов, пристроились к ним вплотную и стали их уничтожать.

Немцы вначале не заметили нас, виражили с небольшим креном с несборшенными бомбами, но когда мы открыли огонь и несколько самолётов упали, объятые пламенем, немцы обнаружили нас, увеличили крен виража, заметались и стали беспорядочно сбрасывать бомбы большей частью на свои же войска. Немцы никак не могли нас атаковать, мы находились в их общей массе, а они были связаны пилотированием в строю. Дистанция сближения с противником была 10 - 15 метров, и мы продолжали уничтожать их в упор. Строй немецких самолётов рассыпался, они по одному пикированием уходили поспешно с поля боя.

Боекомплект кончился, но я не прекращал атак: противник не знал, есть ли у меня боекомплект, а другим лётчикам моей группы нужна была поддержка.

Немцы потеряли сбитыми 7 самолётов FW-190, наши потери - 1 подбитый самолёт.

Стремительные непрекращающиеся атаки и непрерывное взаимодействие пар решили успех боя.

(Из сборника - "Сто сталинских соколов в боях за Родину".   Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2005 год.)
*     *     *

Список известных побед Гвардии полковника М. В. Кузнецова:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
120.08.1941 г.1  Ju-88юго - вост. ВолосовоМиГ-3, "Харрикейн",

Як-1, Як-3.
225.08.1941 г.1  Ме-109аэр. Спасская Полисть
307.09.1941 г.1  Ме-110  (в группе 1 / 5)Лезье
410.10.1941 г.1  Ме-109Тихвин - Кириши
514.10.1941 г.1  Ju-88м. Осиновец
602.11.1941 г.1  Ме-109зап. Шлиссельбург
705.02.1943 г.1  Ju-88Майский
81  Не-111Ямы
906.02.1943 г.1  Ju-87вост. окр. Константиновка
1001.04.1943 г.1  FW-189Чепель
1103.04.1943 г.1  Do-215Дмитриевка
121  Me-109Малая Камышеваха
1317.07.1943 г.2  Ju-87сев. Великая Камышеваха
1417.08.1943 г.1  FW-190юж. Дубровка
1515.02.1945 г.1  FW-190Веллерсдорф
1622.02.1945 г.2  FW-190Губен - Грано

       Всего сбитых самолётов - 21 + 6  [ 17 + 1 ];  боевых вылетов - 375;  воздушных боёв - 72.


Возврат

Н а з а д

На сайте www.bukmekerskie-kontory.bet parimatch.


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

РетропланЪ: Авиация и воздухоплавание Первой мировой      © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz