Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Литаврин Сергей Гаврилович

С.Г.Литаврин.

Родился 14 Декабря 1921 года в селе Двуречки, ныне Грязинского района Липецкой области. Окончил 8 классов и аэроклуб в городе Липецке. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов.

С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Сражался в составе 158-го ИАП  (103-го Гвардейского ИАП). Отличился в боях за Ленинград.

К середине Декабря 1942 года командир эскадрильи 158-го истребительного авиационного полка  (7-й истребительный авиационный корпус ПВО, Войска ПВО территории страны)  Капитан С. Г. Литаврин совершил 311 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил 10 самолётов противника.

28 Января 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С 1944 года летал на самолёте "Липецкий комсомолец", построенном на сбережения молодёжи Липецка.

Всего совершил более 500 успешных боевых вылета. В 90 воздушных боях сбил 19 самолётов лично и 5 в группе с товарищами, уничтожил 2 аэростата - корректировщика.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно - Воздушную академию. 4 Февраля 1957 года Гвардии полковник С. Г. Литаврин погиб в авиационной катастрофе.

Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени   (дважды), Александра Невского, Красной Звезды; медалями. В Липецке его имя носит переулок и улица, где на доме № 2 установлена мемориальная доска.

*     *     *

С первых дней, Сергей Литаврин хотел побыстрее встретиться с воздушным противником, чтобы сурово наказать врага за все его злодеяния. Но пока таких встреч не было. В первый раз, когда Сергей со своими друзьями был поднят по тревоге и вылетел наперехват вражеских бомбардировщиков, те успели уйти, оставив после себя пожары и следы разрушений. Во второй раз наши лётчики увидели только точки удалявшихся самолётов...

Свой боевой счёт Младший лейтенант Литаврин открыл 27 Июня 1941 года, когда вылетев на задание паре с командиром звена Лейтенантом В. Едкиным, уничтожил бомбардировщик Ju-88. Через несколько дней Сергей свалил второй бомбардировщик, который нашёл себе могилу на дне Псковского озера.

Горячими были Июль - Август 1941 года в ленинградском небе. Лётчики полка совершали по 5 - 7 вылетов в день. Вместе с боевыми друзьями Сергей продолжал успешно сражаться с врагом. К осени 1941 года он сбил уже 6 вражеских самолётов.

В суровые дни Октября 1941 года о Сергее Литаврине не раз писали газеты, и многие ленинградцы узнали из них о его подвигах. Они присылали лётчику письма, в которых благодарили за мужество в боях, делились новостями. Письма эти доставляли много радости Сергею, придавали ему новые силы. Особенно взволновало Сергея письмо Арсения Коршунова, электросварщик Металлического завода, где ремонтировалась боевая техника. В ответном письме Сергей пригласил его в гости. Вскоре состоялась их встреча. Приняв приглашение лётчика, Коршунов приехал на аэродром, где базировался полк Литаврина. Не один, а со своим другом Иваном Григорьевым.

Сергей Литаврин был очень дружен с лётчиком Ильей Шишканем. Их всегда видели вместе. И вот теперь два фронтовых друга принимали двух ленинградских рабочих. Они провели их по аэродрому, где в укрытиях стояли "Ястребки", познакомили со своими товарищами - лётчиками, рассказали о славных делах истребительного полка, который начал боевую деятельность с первого дня Великой Отечественной войны. А потом ленинградских рабочих пригласили в столовую и угостили фронтовым обедом. Через несколько дней Сергей и Илья побывали в Ленинграде на заводе в гостях у Арсения и Ивана.

Между лётчиками и рабочими завязалась дружба. Они поддерживали между собой постоянную переписку, не раз приезжали друг к другу в гости. Рабочие сообщали о том, как они трудятся для фронта, лётчики - о новых победах.

А у Сергея счёт этих побед постоянно возрастал. На борту его самолёта выстроились в ряд нарисованные звёздочки, по числу сбитых самолётов. В Мае 1942 года Сергея приняли в члены партии, а уже в следующем бою он одержал очередную победу в схватке пятёрки наших истребителей с 12 "Мессерами".

29 Мая, защищая Волховскую ГЭС шестёрка Литаврина одержала новую победу - теперь в бою с 18 бомбардировщиками и 12 истребителями врага. Три "Юнкерса" и два "Мессера" были уничтожены. Два "Юнкерса" сбил Литаврин.

Среди лётчиков Ленинградского фронта Сергей приобрёл славу искусного охотника за бомбовозами. Его никогда не смущали ни численное превосходство врага, ни мощное прикрытие истребителей. Друзья Литаврина отмечали, что в нём прекрасно сочетались расчетливость зрелого воина и высокое мастерство пилота с дерзостью и отвагой. Бои, проведенные Литавриным, становились хрестоматийными для молодых лётчиков, служили убедительным примером, чего можно добиться, если к проведению воздушного боя относиться как к искусству. Именно это позволяло Сергею Литаврину одерживать блестящие победы.

Илья Шишкань м Сергей Литаврин.

Однажды группа из 9 истребителей под командованием Литаврина навязала бой 40 "Юнкерсам" и "Мессершмиттам" и сбила 8 машин, не потеряв ни одной. В другой раз Литаврин со своей девяткой атаковали ещё более многочисленную группу из 60 самолётов и сбили 5 из них.

...Август и Сентябрь 1942 года, пожалуй, были самыми активными месяцами воздушных боёв на Ленинградском фронте.

С.Г.Литаврин.

Ясным солнечным утром, в 9 часов, послышался зловещий гул моторов. В небе показалось огромное количество чёрно - серых бомбардировщиков. "Этажом" выше, маневрируя и кружась, точно в вихре, носились "Мессеры" - постоянные спутники бомбардировщиков.

Вскоре появились и наши истребители. Их было явно меньше. Расстояние между воздушной армадой противника и нашими эскадрильями с каждой секундой сокращалось. То, что произошло дальше, даже трудно передать. В мгновение всё перепуталось, смешалось и закружилось. Лишь, обременённые тяжестью груза, продолжали "спокойно" лететь бомбардировщики. Правда, их чёткий строй скоро нарушился. Отдельные машины, преследуемые советскими асами, раньше времени начали снижаться и, не переходя в пике, сбрасывать бомбы. Но вот загорелись одна, затем вторая, потом третья тяжёлая машина со свастикой и, резко снижая скорость, пошли вниз, таща за собой хвост огня и чёрного дыма. Некоторые "Юнкерсы" падали иначе - сначала вспыхивали, как факел, затем разламывались и тут же по частям летели вниз. Показались в воздухе и купола парашютов. Это спускались лётчики, успевшие покинуть горящие машины.

"Ожесточённый 7-часовой воздушный бой" - на следующий день гласили заголовки ленинградских газет. А под ними ремарки: "Наши лётчики рассеяли 8 эшелонов вражеских бомбардировщиков и уничтожили 21 самолёт". В одной из корреспонденций этот бой был описан так:

"Пытаясь вернуть занятые нашими частями рубежи, противник бросил вчера на наши передовые позиции свыше 120 самолётов. Вражеские бомбардировщики шли эшелонами под прикрытием истребителей. За несколько километров от цели их встретили истребители подразделений Павлова, Мищенко и Боговещенского. Одна группа наших лётчиков на большой высоте взяла в железные клещи истребители противника, а другая ринулась в атаку и врезалась в первый эшелон бомбардировщиков, завязав с ними ожесточённый бой. В первые же минуты воздушной схватки отличились истребители командира подразделения Павлова.

Лётчики старших лейтенантов Литаврина и Плеханова встретили 10 бомбардировщиков Ju-88, которых сопровождали и прикрывали истребители, и немедленно пошли в атаку. Лейтенант Шестаков сбил "Юнкерс", но сам был атакован Mе-109. Удачным маневром Шестаков вышел из угрожаемого ему положения и с короткой дистанции поджёг напавший на него самолёт. Старший лейтенант Плеханов, отогнав из строя, поджёг 2 Ju-88. Лётчики Высоцкий, Головач, Литаврин уничтожили по одному "Юнкерсу". Старший лейтенант Кудрявцев, выйдя из боя с истребителями, настиг два неприятельских бомбардировщика и сбил их. Так в течение 50 минут первый эшелон противника был разгромлен...

Но вскоре начали появляться следующие эшелоны воздушных пиратов. Их встретили наши истребители. Лётчик Мищенко в паре со старшим лейтенантом Карповым сбил 2 бомбардировщика. Капитан Жидов расстрелял 2 Mе-109. Пять самолётов, которыми командовал Герой Советского Союза капитан Пидтыкан, были атакованы 10 Mе-109. Умело маневрируя и прикрывая друг друга, наши лётчики вырвались из кольца вражеских самолётов и немедленно бросились на фашистские бомбардировщики. Капитан Пидтыкан уничтожил Ju-88. Четыре наших самолёта под командой капитана Оскаленко вступили в бой с 4 "Юнкерсами", когда те пикировали на передний край нашей обороны. В результате один Ju-88 был подожжён, другой, преследуемый старшиной Бачиным, расстрелян с короткой дистанции пулемётным огнем. Старший лейтенант Занин, несмотря на тяжёлое ранение, полученное в схватке, благополучно привёл свой самолёт на аэродром".

Сражаясь с большими группами вражеских самолётов, Литаврин со своей эскадрильей мог не только успешно вести бой, но и одерживать без потерь такие победы, которые были по плечу не каждому опытному воздушному бойцу. А прославленных асов на Ленинградском фронте было немало. К концу 1942 года на счету у Сергея было 10 сбитых лично им самолётов, в основном бомбардировщиков.

С.Г.Литаврин

12 Января 1943 года мощная артиллерийская подготовка возвестила о начале наступления наших войск под Ленинградом. Залпы сотен орудий слились в единую канонаду. Войска Ленинградского и Волховского фронтов устремились навстречу друг другу, чтобы разорвать вражеское кольцо блокады.

И вот Литаврин снова в воздухе. Ему предстояло провести разведку и выявить, как ведёт себя противник за линией фронта. Вместе с Сергеем на задание отправились ещё трое: опытные воздушные бойцы Григорий Богомазов и Сергей Деменков и молодой лётчик - истребитель Аркадий Морозов.

В полёте на Литаврина неожиданно свалились два вражеских истребителя. Ведомые начеку и прикрыли командира. Атака врага сорвалась. Сергей заметил, что немецкие самолёты не похожи по внешнему виду на известные ему Ме-109. А по силе огня превосходят их. Это были новые истребители FW-190.

Наши лётчики энергично контратаковали их, но немецкие истребители стремительно пошли вверх, в редкие облака. Литаврин и его ведомые бросились за "Фоккерами" в белесую пелену облаков, старались не отстать от них. Вслед врагу понеслась пушечно - пулемётная очередь... вторая... третья... Литаврин со своими друзьями стрелял метко. И вот уже один FW-190 клюнул носом и стал заваливаться набок. Потом из - под крыла повалил чёрный дым. Вражеский истребитель вошёл в штопор.

Второй "Фоккер", часто маневрируя, чтобы спастись от огня, стал тянуть на запад. Но далеко не ушёл. Литаврин с ведомыми так потрепали его, что он не смог продолжать полёт и плюхнулся на лёд Ладожского озера недалеко от берега, занятого вражескими войсками. Едва стемнело, группа наших храбрецов из аварийно - технической команды пробралась к самолёту и буквально под носом у врага утащила его с озера. Утром техники разобрали FW-190 и отправили в мастерские. Там "Фоккер" снова собрали, отремонтировали и облетали.

Немецкий истребитель FW-190A-4.

Новый немецкий истребитель, появившийся на Ленинградском фронте, стал предметом тщательного изучения в полку. Оказалось, что хотя он и новейшей конструкции, всё - таки особых преимуществ по сравнению с советскими машинами не имеет, от уязвимых мест не избавлен и его можно сбивать так же успешно, как и "Мессершмитты".

В дни боёв по прорыву блокады Ленинграда Литаврин не знал покоя. Лишь только позволяла погода, он поднимал своих ведомых в воздух, расчищал небо от вражеских самолётов, штурмовал вражеские войска, подавлял огонь батарей.

Наступление наших войск завершилось прорывом блокады города. Страна и особенно ленинградцы праздновали победу. Отмечали её и лётчики. А у Сергея прибавилась ещё одна большая радость. 28 Января 1943 года ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Весна принесла Сергею очередные победы над врагом. Там, 23 Марта 1943 года четвёрка истребителей 158-го авиаполка во главе с Капитаном С. Г. Литавриным в районе Красный Бор - Пушкин Ленинградской области перехватила 9 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием 6 истребителей. Наши лётчики, несмотря на численное превосходство врага, смело вступили в бой. Они уничтожили 3 вражеских самолёта и обратили противника в бегство.

С наступлением лета 1943 года немецкая авиация стала предпринимать массированные налёты на Ленинград и важнейшие объекты Ленинградского фронта. Один из самых крупных был совершён 30 Мая: 47 бомбардировщиков под прикрытием 20 истребителей пытались прорваться к городу. Путь им преградили наши лётчики.

Первый в самый сильный удар по врагу нанесла восьмёрка Сергея Литаврина. Она смело врезалась в строй бомбардировщиков и внесла замешательство. Этим воспользовались идущие за Литавриным другие группы советских истребителей. Отгоняя в сторону Ме-109, они дружно ударили по бомбардировщикам. Атаки следовали одна за другой. В небе появились клубы дыма - несколько вражеских машин падало на землю. Беспорядочно сбрасывая бомбовый груз, "Юнкерсы" повернули обратно. Но не всем удалось добраться до своих аэродромов - 31 вражеский самолёт нашёл бесславный конец на подступах к героическому городу. Немецкая группа потеряла почти половину состава.

В те дни в сообщениях Советского Информбюро часто упоминалась Новая Ладога, которая находилась на пути между Большой землей и Ленинградом. Этот район превратился в арену ожесточённых воздушных сражений. Командование Люфтваффе, не добившись успеха в налётах на Ленинград, попыталось прервать движение на коммуникациях, по которым шло снабжение осаждённого города.

4 Июня 1943 года 6 истребителей 158-го авиаполка под командованием Капитана С. Г. Литаврина произвели вылет на перехват бомбардировщиков противника в районе Колпино - Красный Бор. По радио группа была перенацелена в район города Мга. Здесь она вступила в бой с вражескими самолётами. Несмотря на 10-кратное превосходство, противник был вынужден повернуть обратно, потеряв при этом 6 бомбардировщиков.

На следующий день, 5 Июня в район Новой Ладоги устремилось около 100 самолётов врага. Бомбардировщики шли эшелонами, по несколько десятков машин в каждом. Их сопровождали истребители. Почти со всех аэродромов, расположенных неподалеку от Ладожского озера, были подняты наши истребители для отражения этого налёта.

Шестёрку Литаврина направили в район Волховстроя. И вовремя. Там Сергей встретил группу из 40 бомбардировщиков Не-111, которые шли под прикрытием 20 Ме-109 и FW-190. Противник имел многократное преимущество, а победили наши лётчики. Шестёрка Литаврина сбила 7 бомбардировщиков "Хейнкель-111" и 1 истребитель "Фокке - Вульф - 190", не потеряв ни одного самолёта.

18 Июня лётчиками 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО было сбито на подступах к Ленинграду 12 самолётов противника. В этот день особенно отличились в воздушных боях Майор И. П. Неустроев, Капитаны Г. Н. Жидов и С. Г. Литаврин.

С.Г.Литаврин.

24 Июня группа истребителей под командованием Сергея Литаврина провела бой с вражескими бомбардировщиками в районе города Колпино Ленинградской области и не допустила противника к охраняемым объектам. В этом бою Капитан С. Г. Литаврин уничтожил 14-й по счёту вражеский самолёт.

За умелое руководство боевыми операциями и личное мужество Сергей Литаврин в Июне 1943 года был награждён орденом Александра Невского. Немало замечательных побед одержали и другие лётчики полка, в котором сражался Сергей Литаврин. И вот 7 Июля 1943 года авиационному полку присвоено звание 103-го Гвардейского. А через день это звание получил и авиационный корпус ПВО, в состав которого входил полк.

13 Сентября 1943 года 7-му авиационному корпусу ПВО вручали Гвардейское знамя. На одном из фронтовых аэродромов двумя ровными рядами выстроились истребители. Под лучами солнца поблескивали нарисованные на бортах звёздочки. Каждая из них означала сбитый вражеский самолёт. На борту истребителя Литаврина красовалось 15 победных красных звёздочек.

Слава о боевых подвигах Сергея Литаврина гремела по всему Ленинградскому фронту. Дошла она и до его родных мест. Жители города Липецка гордились своим земляком, писали ему письма, просили рассказать о боевых делах и фронтовой жизни. Литаврин отвечал. Сергей несколько раз ездил в отпуск домой, где жили его мать и сестра, встречался с земляками. Эти встречи доставляли много приятных минут прославленному лётчику. В начале 1944 года комсомольцы Липецка решили преподнести Литаврину подарок.

Комсомольцы и молодёжь города Липецка собрали и сдали в фонд обороны 100 000 рублей. На собранные деньги был построен самолёт Як-9 и передан отважному лётчику - земляку. Для получения именной машины Сергей вылетел на родину. Он побывал на тракторном заводе, построенном в годы войны, на других предприятиях, рассказывая рабочим о боях под Ленинградом. В полк он вернулся 4 Февраля 1944 года на новом истребителе. На борту Як-9 красовались слова: "Герою Советского Союза Литаврину от комсомольцев и молодёжи города Липецка".

- Мой новый истребитель - отличная машина, - говорил товарищам Сергей Литаврин. - Я дал слово молодёжи Липецка воевать на ней так, как подобает Гвардейцу, и в решающих боях выполнить наказ земляков.

Сергей Литаврин наказ выполнил: сражался он отважно и умело.

...Наступил период временного затишья. Враг был отброшен от южных окраин Ленинграда. Линия фронта отодвинулась к Эстонии, туда же перебазировались и истребительные авиаполки. А полк Литаврина охранял воздушные подступы к Ленинграду. Немцы особой активности не проявляли. Лишь изредка на больших высотах над Ленинградом появлялись одиночные самолёты - разведчики. Наши лётчики получили передышку, которая закончилась в Июне 1944 года. В это время войска Ленинградского фронта перешли в наступление на Карельском перешейке.

Большие группы наших бомбардировщиков наносили мощные удары по долговременной обороне врага. Их сопровождение на время стало "профессией" Сергея Литаврина. Правда, к этому времени вражеская авиация уже не господствовала в воздухе. И финские истребители типа "Брустер" не решались атаковать наши группы, когда они шли в строю и выходили на цель. Разве что лишь при солидном численном превосходстве. Но это бывало редко. "Брустеры" нападали на одиночные самолёты в тот момент, когда те выходили из атаки и ещё не успевали занять свое место в строю. Вот здесь и надо было зорко следить, чтобы не прорвались "Брустеры". Сергей неплохо овладевал новой "профессией".

18 Июня 1944 года Литаврин повёл свою эскадрилью на сопровождение группы из 27 пикирующих бомбардировщиков Пе-2, которые бомбили вражеские войска в районе Хиитола. Пикировщики успешно справились с заданием. Оборонительные укрепления противника были перемешаны с землей. Над позициями стлался густой чёрный дым. А когда "Петляковы" легли на обратный курс, их пытались атаковать 16 "Брустеров". Литаврии был начеку. Он быстро разделил эскадрилью на группы, коротко объяснил план действий, а сам стал набирать высоту, чтобы удобнее руководить боем.

В долгом и упорном бою наши лётчики сбили 5 финских истребителей. Все наши бомбардировщики благополучно возвратились на аэродром, выполнив боевую задачу. И хотя в этом бою сам Сергей не сбил ни одной вражеской машины, его умелое руководство группой сделало своё дело. Победа осталась за нами.

Закончились бои на Карельском перешейке. Техник нарисовал на борту самолёта Литаврина 19-ю звездочку. Как оказалось - последнюю. Хотя война ещё не закончилась, но для Сергея и его друзей наступили мирные дни. Враг над Ленинградом больше не появлялся.

За годы войны Сергей Гаврилович Литаврин совершил более 500 успешных боевых вылета, участвовал в 90 воздушных боях, сбил 19 вражеских самолётов лично и 5 в группе с товарищами,  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 18 личных побед. ]  уничтожил 2 аэростата - корректировщика.

С.Г.Литаврин

После окончания Великой Отечественной войны Сергей Гаврилович, занимая ряд командных должностей, продолжал службу в Военно - Воздушных Силах. В 1957 году Гвардии полковник С. Г. Литаврин трагически погиб при исполнении служебных обязанностей.

Память об отважном лётчике - истребителе свято хранят и в Ленинграде - городе, который он мужественно защищал в годы войны, и в липецком селе Двуречки, и в самом Липецке, где прошли его детство и юношеские годы. Именем Героя названа одна из улиц Липецка. В средней школе № 5 на улице Зегеля установлена мемориальная доска, на которой имя Литаврина указано вместе с другими питомцами школы, совершившими в годы войны героические подвиги. А в селе Двуречки на мемориальной доске фамилия Литаврина написана рядом с фамилиями земляков - командира первой ракетной батареи Капитана И. А. Флерова и других героев Великой Отечественной войны.

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии капитана С. Г. Литаврина:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
129.06.1941 г.1  Ju-88ст. ПечорыИ-16, "Киттихаук",

"Аэрокобра".

204.07.1941 г.1  Ju-88оз. Псковское
316.08.1941 г.1  Ме-109сев. ст. Вейман
429.05.1942 г.1  Ме-109юго - зап. Волховстрой
51  Ju-88Лезье
626.06.1942 г.1  Ju-88Городище
71  Ме-109Оломна
828.07.1942 г.1  Ме-109Слуцк
902.08.1942 г.1  Ju-88юж. ст. Горелово
1023.03.1943 г.1  Ju-88Красный Бор
111  FW-190Красный Бор
1204.04.1943 г.1  FW-190Никопольское
1313.04.1943 г.1  Ме-109Забородье
1431.05.1943 г.1  Ju-88Шлиссельбург
1505.06.1943 г.1  Не-111Новая Ладога
1618.06.1943 г.1  Ме-109Витино
1729.06.1944 г.1  Ме-109Иохантола
181  FW-190Юливеси

      Всего сбитых самолётов - 18 + 0;  боевых вылетов - более 500.

*     *     *

Четыре встречи с С. Г. Литавриным.

С.Г.Литаврин.

В один из лётных дней, после разбора полётов по группам, курсантов собрали в "лётнем клубе" - на площадке в центре палаточного городка 3-й авиационной эскадрильи.

Разбор полётов в масштабе отряда ?   Это было необычным. Как правило, отряд собирали один раз в неделю при подведении итогов работы, и даже в таких случаях иногда обходились без нас, курсантов, ограничиваясь сбором инструкторов и командиров звеньев.

Значит, что-то случилось... Мы насторожились, особенно когда на разбор пришёл командир эскадрильи майор Подмогильный.

- Сегодня, во время полётов, - сказал он, - произошёл невероятный случай...

Мы летали тогда на И-16, истребителе, покрывшем себя боевой славой в небе Испании. Но нам, курсантам, не приходилось испытать его на полную мощность. Тросовая система уборки и выпуска шасси была несовершенной и очень капризной, поэтому во избежание неприятностей мы летали с выпущенными шасси. Не только по кругу, даже в пилотажные зоны. Полёты на максимальных скоростях отпадали как само собой разумеющееся...

Мы все и не думали о них. Все, кроме одного - Сергея Литаврина. Он, как оказалось, думал, мечтал, даже когда ещё не летал на И-16.

И вот этот день, этот полёт... С большим трудом, перед самой землёй он вырвал самолёт из пикирования, а после посадки рассказал всё инструктору.

Его не ругали. Разобрав этот случай, командир эскадрильи сказал:

- Самолёт мог развалиться в воздухе, в лучшем случае могли оторваться шасси. Вы понимаете, чем бы это кончилось, Литаврин ?

- Понимаю, - ответил курсант, - поэтому и рассказал об этом. Чтобы ещё кто - нибудь не попробовал.

Он стоял перед нами высокий, широкоплечий, слегка худощавый блондин. Красивое, мужественное лицо, очень спокойный взгляд. Спустя несколько лет, когда Литаврин стал Героем Советского Союза, я невольно вспомнил тот случай. Смелость, спокойная уверенность в себе, стремление выжать из машины всё, на что она рассчитана, - задатки настоящего, прирождённого истребителя. А ведь тогда, в 1940 году, ему, курсанту Борисоглебской авиационной школы, было всего 18 лет.


Осень 1951 года. Краснознамённая Военно - Воздушная академия. Читальный зал. При свете настольной лампы над книгой склонился Литаврин - читает. Высокий лоб прорезала глубокая вертикальная складка - думает. Временами, оторвавшись от книги, конспектирует. За окном - вечер. Он встал, расправил плечи, неторопливо пошёл к двери, ведущей в коридор: надо отдохнуть, на минуту отвлечься от дум.

Он изменился, конечно. Возмужал, пополнел. В походке, манере говорить, держать себя чувствуется властная уверенность человека, знающего своё дело. Ему уже 29 лет. Подполковник. Под "Золотой Звездой" Героя многоцветные планки: два ордена Ленина, два Красного Знамени, Александра Невского, медали.

Мы не виделись много лет, но слава всегда идёт впереди Героя: я читал о его подвигах, слышал о нём от общих знакомых; и вот теперь вместе вспоминаем Борисоглебскую школу, суровые и героические годы войны, товарищей наших, живых и погибших.

...Смелость, отвага, лётное дарование молодого истребителя были замечены командованием части, в которую прибыл Литаврин после окончания авиационной школы: 18-летний лётчик стал командиром звена, а с начала Отечественной войны заместителем командира эскадрильи.

Первые дни войны, первые схватки с врагом. Как правило, неравные: на одного нашего лётчика всегда приходится несколько вражеских. И в таких невероятно тяжёлых условиях Литаврин со своими товарищамии одерживает победу за победой.

26 юня 1941 года в паре с лейтенантом Елкиным он вступает в бой с группой бомбардировщиков, срывает их замысел - нанести удар по важному объекту. Результат боя: один "Юнкерс-88" сбит, остальные уходят на свою территорию.

С каждым вылетом приобретается боевой опыт, растёт мастерство истребителя, закаляется воля, характер. Ему поручают самые сложные, самые ответственные задачи, и он выполняет их мастерски.

В Сентябре Литаврин назначается на должность командира эскадрильи. И что характерно - он, командир, самый молодой в эскадрилье лётчик. Но люди не замечают этого. Они видят в нём спокойного, опытного и бесстрашного бойца, умеющего правильно оценить сложную обстановку воздушного боя, способного разгромить врага даже малыми силами.

29 Мая 1942 года шестёрка истребителей под командованием Сергея Литаврина вылетела на прикрытие Волховстроя. На подходе к городу встретили 30 бомбардировщиков "Юнкерс-88". Один против пяти !   Но это ещё не всё: сзади бомбовозов появились 32 "Мессершмитта-109".

Чтобы нанести ощутимый удар по колонне бомбардировщиков, надо атаковать сзади и бить прицельно. Но для занятия исходного положения нужно время. А его уже нет, бомбардировщики, медленно разворачиваясь, встают на боевой курс.

- Идём в лобовую ! - густо звучит баритон Литаврина.

Шестёрка истребителей в монолитном строю, полыхая огнём пулемётов, стремительно несётся в атаку. Лоб в лоб !   В таком положении очень трудно поразить цель, но главное сейчас не в этом, главное - сбить бомбардировщиков с курса. Пространство, разделяющее шестёрку Литаврина и колонну бомбардировщиков, сокращается с каждым мгновением. Кто выдержит, не отвернёт, за тем победа. Нужны крепкие нервы, нужна железная воля. Вспыхнул "Юнкерс", сражённый шквальным огнём Литаврина... И фашисты не выдержали, отвернули. Бомбы не упали на Волховстрой.

Май - Июнь 1942 года. В ожесточённых воздушных боях в небе Ленинграда раскрылся блестящий талант молодого командира. Он разработал ряд тактических приёмов борьбы с неприятельской авиацией. Основа этих приёмов - смелость и внезапность нападения.

В одном из боёв эскадрилья Литаврина схватилась с большой группой вражеских бомбовозов, прикрытых 12 Ме-109. Литаврин разделил свою группу на две. Одна сковала боем истребителей, вторая бросилась на бомбардировщики. Первая атака - сбито 5 "Юнкерсов". Ещё атака... А вскоре подоспела и помощь. Общими усилиями налёт противника сорван. Сбито 10 Ju-88 и 4 Ме-109.

Через несколько дней, 26 Июня, Литаврин во главе девятки истребителей отражал налёт 56 бомбардировщиков под прикрытием 12 истребителей. Сбито 13, своих потерь нет. При возвращении на аэродром получили информацию: "К Волховстрою идут 18 "Юнкерсов"... И эту группу встретили. А патронов уже нет. Пошли в лобовую. Натиском, отвагой разметали противника.

В Январе 1943 года Сергею Литаврину было присвоено звание Героя Советского Союза. Около 500 боевых вылетов совершил он за время войны, провёл 90 воздушных боёв, сбил 19 вражеских самолётов, 2 аэростата.

В 1945 году Литаврин стал заместителем командира полка, а в 1947-м прибыл сюда, в Краснознамённую Военно - Воздушную академию.

...В разговорах, воспоминаниях незаметно пролетел вечер. Потом мы встречались нередко, но больше всего на ходу, в коридорах академических корпусов, в столовой: его учёба подходила к концу, целые дни он просиживал над дипломной работой. В 1952 году, закончив академию, Литаврин уехал в Прибалтику.


Февраль 1956 года. Мерно постукивают колёса вагона. За окном, насколько хватает глаз, пески, барханы. Средняя Азия... К концу пути разыгралась пыльная буря. С большим трудом удалось добраться до авиационного штаба.

- Командир соединения на полётах, - сказал мне дежурный, - подождите.

Через некоторое время к штабу подошла защитного цвета "Победа", хлопнула входная дверь, послышался голос дежурного офицера:

- Товарищ Полковник !   Дежурный по штабу...

По коридору шёл... Литаврин. Шёл спокойно, неторопливо. Это он - командир авиационного соединения, это он был на полётах. Кожаная куртка плотно облегала крутые, едва умещавшиеся в ней, плечи.

Ровно год мы были с ним вместе. Жили в одном гарнизоне, часто встречались на собраниях, совещаниях, на занятиях, которые проводил он с руководящим составом частей соединения на полётах. В полку, где я служил, Литаврин бывал очень часто, интересовался подготовкой молодых лётчиков, думал, как ускорить её, улучшить. Нередко встречался с ними, беседовал о лётных делах, рассказывал им о боях под Ленинградом. Но вот что характерно: не о себе говорил - о своих друзьях, но так подробно, детально, что мне иногда казалось, будто в воздухе в то время был не Пётр Покрышев или Василий Харитонов, знаменитые ленинградские асы, а он, Литаврин. И я глубже понял тогда причину его побед в воздушных боях: он глубоко изучал, анализировал, обобщал опыт каждого характерного боя. Учился сам и учил своих лётчиков.

- Искусство истребителя - это наука и труд. И удача, конечно, но труда и учёбы - девять десятых, - говорил Литаврин.

Увлекаясь, он точными и пластичными движениями рук показывал расстановку сил в бою, маневры самолётов наших и противника. Иногда он хмурился, вспоминая, иногда лицо его освещалось мягкой улыбкой, и тогда он казался ещё моложе. А ведь он был действительно очень молодым: все командиры подчинённых ему частей превосходили его по возрасту. Но никто не замечал этого. Все видели его опытность, мастерство, умение решать большие задачи, стоящие перед нашим соединением.

И вот эта ночь 4 Февраля 1957 года. Её никогда не забудешь. Мы летали в сложных метеорологических условиях. Летал и наш командир. Он сделал тогда два полёта и ушёл в третий...

Выполнив задание, я зашёл на командный пункт. Меня поразила необычность обстановки: вместо оживлённой работы - тишина, напряжённое ожидание.

- Потеряна связь с Литавриным, - тихо сказал один из офицеров. - Пробивал облака вниз... Локаторы не видят.

Штурман командного пункта взял микрофон:

- Ноль - первый !   Ноль - первый !   Для связи.

Он повторял это через каждые две - три минуты. И ждал. Но ему отвечало безмолвие. Только тихо шуршало в приёмнике. Лишь на следующий день командира нашли...

Его гроб утопал в цветах. Целый день мимо гроба шли люди: школьники - он был самым желанным их гостем; трудящиеся - он был чутким и заботливым их депутатом в местных органах власти; солдаты и офицеры авиационных частей, технико - эксплуатационных и радиотехнических подразделений - он был их командиром.

Мы проводили его на аэродром, с которого он сделал свой последний взлёт, но не сделал посадку. Военно - транспортный самолёт, на борт которого мы внесли гроб нашего командира, совершил прощальный круг, плавно качнул крылом и взял курс на родину Героя.


Октябрь 1966 года. Липецк. Здесь Литаврин родился, учился в школе, работал, закончил аэроклуб. И вот новая встреча, четвёртая, встреча с памятью о Герое.

Краеведческий музей Липецка. Как дорогие реликвии здесь хранят шинель и фуражку Сергея Литаврина. Мне показывают снимки, выписки из наградных материалов, рассказывают о нём и... расспрашивают. Всё меньше и меньше остаётся людей, лично знавших Героя. Надо записать и сохранить о нём каждое слово, каждую новую деталь, факт из его жизни, чтобы потом поведать об этом другим, передавать это из поколения в поколение.

Благодарна память народа. Когда шла война и Литаврин дрался за Ленинград, в Липецке знали об этом. Комсомольцы, несоюзная молодёжь, учителя и учащиеся Липецкого района собрали 100 тысяч рублей из личных сбережений. Они обратились в правительство с просьбой построить самолёт "Липецкий комсомолец" и передать его их земляку. "Литаврин находится в Ленинграде..." - писали они.

12 лет прошло после войны, но последний удар сердца Героя, погибшего в барханах Средней Азии, отозвался в сердцах ленинградцев. Их посланцы приехали в Липецк и память ленинградского аса увековечили в мраморе, а трудящиеся Липецка его именем назвали одну из улиц своего города. Ту, на которой прошло его детство и юность.

Средняя школа № 5. Испытываешь какое-то особое чувство, переступая её порог: здесь учился Литаврин. Несколько лет назад ребята из 5 "В" класса решили собрать материал о Литаврине. Отряд "Красных следопытов" встретился с его матерью, с работниками краеведческого музея. Завязалась переписка с теми, кто знал его раньше. Появились снимки, портреты, документы, всё, чтоб открыть "Уголок Героя".

Увлечённые поиском, ребята не остановились на этом, пошли дальше - приступили к сбору материалов об участниках Великой Отечественной войны, бывших учащихся школы, потом жителей города, а теперь и области. В поиск включилась дружина. Ребята избрали штаб. Его возглавила учащаяся Лариса Долгова. Работой руководил преподаватель Пётр Иванович Кащенко.

В 1965 году в честь 20-летия нашей победы в школе открыли музей боевой славы. Это настоящий, большой музей. Портреты, групповые снимки, документы. Герои боёв, герои Отечественной войны, Герои Советского Союза, дважды Герои. У стены, посреди зала - мемориальная доска, установленная в честь Героев, бывших учащихся школы.

9 Мая, ежегодно, у мемориальной доски проводится торжественная линейка. В этот день к учащимся приходят участники войны, Герои Советского Союза, офицеры и генералы запаса. Они рассказывают ребятам ол тех, кто в грозные для Родины годы дрался за неё не щадя жизни, о тех, кто принял у них эстафету боевой славы и мастерства и сейчас зорко стоит на страже завоеваний нашего народа.

А сегодня я рассказываю школьникам о Литаврине, моём командире. Они стоят, завернув фланги строя, и внимательно слушают. Его портрет на противоположной стене. Кажется, он смотрит прямо в глаза. Говорить очень трудно. В горле шершавый ком, но я глотаю его и говорю. О нашей первой с ним встрече, о его курсантском порыве выжать из машины всё, что она может дать ему, лётчику, о встрече в Академии, о его последнем взлёте в чёрную среднеазиатскую ночь...

Говорю и думаю: "Наверно, в детстве он был таким же, как вон тот, стоящий вдали мальчишка, или вот этот..."   Очень хочется, чтобы они были такими же, как он, Сергей Литаврин. Смелыми, стойкими, мужественными. Чтобы они любили свой народ, свою Родину так же горячо, так же самозабвенно, как он, Литаврин. Я говорю им об этом. В их глазах обещание, клятва: они будут такими.

Николай Штучкин.



Защитник Ленинградского неба...

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

РетропланЪ: Авиация и воздухоплавание Первой мировой      © 2000-2011 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz