Тушев Иван Тимофеевич - советский военный летчик Герой Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Тушев Иван Тимофеевич

Тушев Иван Тимофеевич

Родился 7 ноября 1916 года в городе Армавире, ныне Краснодарского края, в семье крестьянина. Окончил 6 классов и планерную школу Осоавиахима в городе Каменске. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков.

С июня 1942 года лейтенант И. Т. Тушев на фронтах Великой Отечественной войны. По октябрь 1942 года сражался в составе 481-го ИАП; по май 1945 года - в 191-м ИАП. Защищал Ленинград.

К октябрю 1944 года командир эскадрильи 191-го истребительного авиационного полка  (257-я смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт)  капитан И. Т. Тушев совершил 359 боевых вылетов, провёл 45 воздушных боёв, сбил лично 15 и в составе группы 1 самолёт противника.

2 ноября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил Высшую школу штурманов. С 1954 года майор И. Т. Тушев - в запасе. Жил в городе Краснодаре. Работал учителем в школе № 47. Умер 5 октября 1999 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  (дважды), Красной Звезды  (трижды); медалями. Его имя носила пионерсая дружина села Львовское Северского района Краснодарского края. Имя Героя занесено на мемориальную доску Героев Советского Союза - кубанцев в Краснодаре.

*     *     *

Вопрос, заданный краснодарскому учителю Ивану Тимофеевичу Тушеву, явно поставил его в затруднительное положение. Не то чтобы он забыл подробности воздушных боёв, за которые получил звание Героя Советского Союза, он, несомненно, помнил многое. Просто сразу не мог решить, о чём лучше всего рассказать. Не станешь же выкладывать историю каждой своей победы над вражескими самолётами. Тем более не расскажешь о 360 боевых вылетах. Правда, были среди них и не совсем обычные.

Ну хотя бы тот, когда шестёрке истребителей, ведомой Тушевым, пришлось драться с 40 немецкими бомбардировщиками, летящими под прикрытием 20 истребителей. Разумеется, 6 против 60 - это не обычный бой. Не обычный ещё и потому, что Тушеву удалось сбить тогда сразу 2 самолёта противника. Его ведомым - ещё 5 !

Однако вдаваться в подробности этого боя Иван Тимофеевич не стал. Долго... Начал было рассказывать о том, как, оберегая подбитый в бою штурмовик Ил-2, дрался с 15 немецкими истребителями, но тут же вспомнил о другом эпизоде, когда, устроив "засаду" в облаке, его группа внезапной атакой сразу же сбила 3 "Юнкерса". Потом махнул рукой: мол, опять виражи, развороты, перевороты... Всё одно и тоже... И вдруг заговорил о случае, который произошёл не в бою:

- Было это 18 августа 1943 года. В честь Дня авиации мне поручили выступить с докладом на заводе имени Козицкого. Честно говоря, ехать туда не очень хотелось. Во - первых, докладчик из меня, признаться, неважный. Во - вторых, я только в мае прибыл на фронт и ничего особенного сделать ещё не успел. К докладу меня, конечно, подготовили. Сказали, сколько за 2 года войны сбито под Ленинградом самолётов врага, привели интересные факты из боевой практики ленинградских лётчиков. Но вдруг, думаю, рабочие спросят: "А сколько вы лично, дорогой товарищ, сбили самолётов ?"   Что я отвечу ?   Ехать, однако, пришлось.

Встретили меня хорошо. Провели по цехам, показали, как люди работают. Признаюсь, тяжело было смотреть на измождённых рабочих - женщин, пожилых мужчин и подростков, из - за худобы выглядевших совсем детьми.

Беседу о Дне авиации я провёл. После короткой паузы кто - то из руководящих работников сказал: "Может быть, есть вопросы к докладчику ?"

Я насторожился. Не дай бог спросят, сколько фашистов я вогнал в землю.

"Вопрос один, - сказала сухонькая женщина. - Когда фашистов разобьёте ?"

Вопрос вроде бы не по существу, да и ответить на него не просто. Пожалуй, сам Верховный Главнокомандующий разведёт руками. Но чувствую, что отвечать надо. Все смотрят на меня и ждут, будто я и в самом деле могу ответить, когда кончится война. Эх, думаю, была не была - отвечу. "Скоро, - говорю, - разобьём фашистов. Не могу вам, конечно, точно назвать день, только поверьте мне: скоро".

Аплодисментов после этих слов было больше, чем после всего праздничного доклада. Не иначе как рабочие поверили, что я действительно знаю что - то очень важное о близкой победе. Если я и знал больше их, то как раз такое, чем не обрадуешь. На фронте всё ещё было тяжело. И всё - таки, когда я заверил рабочих, что мы обязательно победим, и даже скоро, я не кривил душой, я и сам верил в это.

По возвращении в полк мне пришлось провести вторую беседу. На этот раз о том, что я видел на ленинградском заводе. Лётчики слушали внимательно. В заключение я рассказал им, какой вопрос был задан мне и что я ответил. Кто - то из лётчиков сказал: "Задача ясна: надо воевать так, чтобы поскорее выполнить обещание, которое дал рабочим наш делегат".

Должен сказать, что, доведись мне отчитываться перед рабочими, краснеть не пришлось бы ни за товарищей, ни за самого себя. Я мог бы рассказать рабочим много интересного. Но, пожалуй, достаточно было бы и одного случая, который произошёл после того, как я побывал на заводе. Моя шестёрка сопровождала штурмовиков, наносивших удар по переднему краю врага в районе Синявинских высот. Когда штурмовики сделали своё дело, я подумал: в воздухе спокойно, истребителей противника нет, до аэродрома штурмовикам рукой подать. Пусть летят одни, а мы тем временем тоже поворошим врага. Смысл в этом был явный: на наших истребителях стояло по 6 крупнокалиберных пулемётов.

Связался по радио с ведущим штурмовиков. Он согласился возвращаться без прикрытия. Вот мы и начали пикировать. Снижались настолько, что хорошо видели врагов, в панике бегавших по траншеям.

В это время слышу в наушниках голос: "Маленькие, хорошо даёте !   Повторите по траншеям на жёлтой горе".

"Маленькие" потому, что истребители были значительно меньше штурмовиков и тем более бомбардировщиков. Это ласкательное прозвище и закрепилось за истребителями. Чаще всего так нас и называли по радио с командных пунктов.

Нетрудно понять, как приятно лётчику, когда его хвалят с земли. 30 минут мы "утюжили" траншеи противника. Когда, израсходовав боеприпасы, начали уходить, в наушниках зазвучал тот же голос: "Маленькие, благодарю за хорошую работу. Прошу срочно прибыть ещё. Противник не дает головы поднять, лежим в болоте".

На аэродроме мы начали торопить механиков и оружейников, чтобы поскорей заправляли самолёты горючим и боеприпасами. И сразу же вылетели в тот же район. Уже знакомый голос обрадованно сказал: "Молодцы, маленькие !"   И начал указывать нам цели.

50 минут "висела" моя шестёрка над немецкими траншеями. 50 минут по ним бил свинцовый град...

Улетая, мы снова услышали: "Спасибо, маленькие. Вы очень помогли нам". А через несколько дней на аэродром прибыл представитель Командующего наземной армии и вручил нам ордена Красного Знамени.

После этого случая мне захотелось снова съездить на завод имени Козицкого, чтобы рассказать рабочим, как мы приближаем День Победы. Но такого случая так и не представилось. В следующий праздник Воздушного Флота наш полк был далеко от Ленинграда. Если мне ещё доведётся побывать в Ленинграде, обязательно постараюсь заглянуть на завод имени Козицкого. Возможно, я не найду там тех, кто слушал мой доклад 18 августа 1943 года. Не беда. Всё равно мне будет приятно напомнить рабочим, что я не обманул их товарищей, когда в тяжёлое время пообещал скорую победу. Не прошло и полугода, как враги, душившие Ленинград, были разбиты в пух и прах. А затем настал день и полной победы. Выходит, я действительно сказал правду.

*   *   *

На Ленинградский фронт Лейтенант Тушев прибыл из состава противовоздушной обороны города Баку 22 мая 1943 года и был назначен командиром эскадрильи 191-го Краснознамённого истребительного авиационного полка. Ровно через неделю замполит полка майор Семенин, составляя политдонесение, вспомнил прибывшего: 2-мя сбитыми бомбардировщиками Ju-87 отметил Тушев свой переход в авиацию Ленинградского фронта.

...Из боёв 1944 года старшему лейтенанту Тушеву запомнился победный бой с 20 вражескими бомбардировщиками, направлявшимися к нашему переднему краю под прикрытием 4 истребителей. Набрав потолок, свою четвёрку Тушев повёл с таким расчетом, чтобы напасть на противника от солнца. Что они пока не замечены, лётчик понял по чёткому "походному шагу" вражеской группы и с пикирования на большой скорости устремился в середину строя бомбардировщиков противника. За ним маневр повторили другие лётчики.

Огнём в упор почти сразу были сбиты 4 бомбардировщика, из них 2 изловчился сбить сам Тушев. Строй вражеских самолётов был порушен, они повернули назад. Иван Тимофеевич вывел звено из боя - свою задачу "ястребки" выполнили. Схватка оказалась настолько скоротечной, что истребители противника даже не успели изготовиться для атаки.

Тушев Иван Тимофеевич

Тот ослепительно солнечный день был вообще счастливым, а результаты воздушных боёв - опустошительными для противника: наши лётчики уничтожили 15 вражеских самолётов. Этот крупный успех Советское Информбюро отметило в сводке от 16 мая 1944 года

...Вот уже год Тушев находился в полку. Позади упорные бои под Синявином, мощное Январское наступление, когда неприятеля погнали от стен Ленинграда. За это время Тушев проявил себя не только как умелый, отважный лётчик и отличный командир, но и как человек, обладающий незаурядным воспитательским даром. В напряжённой сутолоке боевых будней он умудрялся не забывать и о так называемых мелочах. Обратив внимание, например, на грамотные и острые заметки в Боевом листке, подписанные механиком Шестопалько, он посоветовал автору попробовать свои силы в стенгазете части. У механика получилось. А когда Шестопалько окреп как военкор, Тушев поручил ему редактировать Боевой листок эскадрильи.

Молодому лётчику Маклецову, неистощимому на выдумку, заводному парню, комэск дал задание организовать самодеятельность. Тот не на шутку увлёкся. Концерты проходили накоротке, давая зрителям, да и самим участникам необходимую разрядку.

Тушев со знанием дела пропагандировал опыт известных лётчиков фронта, их умение вести бой в различных погодных условиях. Однако говорил о них без чрезмерного восхищения, по - деловому. Этот сдержанный стиль был самым убедительным для молодых лётчиков.

Мотористам и оружейникам комэск предложил овладеть смежными специальностями. Учёбу вели, выкраивая время в коротких паузах между боевыми вылетами. Программа вырабатывалась в ходе занятий: с мотористами изучали вооружение истребителя, с оружейниками - мотор. Знания пригодились очень скоро. Когда во время наступления полк перебазировался, с самолётами удалось переправить лишь немногих специалистов. Тогда и сказалась универсальная подготовка: несмотря на ощутимую нехватку мотористов и оружейников, самолёты и вооружение были своевременно подготовлены к бою.

Нельзя сказать, чтобы Тушев старался разыгрывать из себя "образцового строевика", но он без промедления обрывал любые проявления панибратства со стороны подчинённых и был строг к провинившимся. В то же время его подчинённые знали - в трудную минуту они всегда могут рассчитывать на сочувствие и поддержку командира.

Как - то моторист сержант Малыгин совершил проступок, и Тушев наложил на него взыскание. Но этим не ограничился. Вызвал сержанта на откровенный разговор и выяснил, что его вывело из равновесия письмо жены, в котором она жаловалась на свои мытарства с получением льгот, положенных ей как жене фронтовика.

Иван Тимофеевич посочувствовал Малыгину, но тут же пояснил, что нисколько его не оправдывает: служба - есть служба, и нарушение воинского устава не может оставаться безнаказанным. Что же касается его беды, тут он, его командир, постарается помочь. Тушин выполнил своё обещание. По его представлению командир полка майор Антон Гаврилович Гринченко и замполит Семенин обратились в районный комитет партии но месту жительства жены Малыгина, и ей сразу же была оказана необходимая помощь. А сам Малыгин убедился, что Тушев не только требовательный командир, но и отзывчивый товарищ.

Присмотревшись получше к балагуру и затейнику Маклецову, не очень - то блиставшему боевыми успехами, Тушев пришёл к выводу: у этого парня имелись неплохие задатки истребителя, но явно не хватало опыта. Иван Тимофеевич стал больше уделять внимания молодому лётчику, помогал досконально изучить район полётов, подробно объяснял тактику ведения боя.

Вскоре Маклецов показал на деле, что наука Тушева пошла впрок. При выполнении задачи на прикрытие "Илов" получилось так, что нашего штурмовика атаковали 2 "Фоккера". Маклецов одного сбил, а другого обратил в бегство. На аэродроме Тушев от всей души поздравил молодого лётчика с победой.

...Летом 1944 года полк срочно перебросили на полевой аэродром, с зелёного поля которого чуть больше года назад Иван Тимофеевич Тушев впервые взлетел в ленинградское небо. Переброска объяснялась предстоящим наступлением наших войск на Карельском перешейке.

Скоро наступление началось. Наши войска продвигались почти безостановочно. Противник ожесточённо сопротивлялся, но вынужден был откатываться всё дальше и дальше. Вражеская авиация прилагала все силы, чтобы помочь своим наземным войскам. Воздушные схватки следовали одна за другой. Эскадрилья Тушева редела. Поздно вечером измотанные лётчики едва добирались до общежития.

Людей в эскадрилье осталось мало. Трое лётчиков вот - вот должны были вернуться из госпиталя. А пока в строю оставалась одна пара Тушев - Горбунов, да на отдельные задания с комэском вылетал штурман полка майор Трофим Афанасьевич Литвиненко со своим напарником.

Боевые полёты велись в течение всего длинного светового дня. То нужно было сопровождать на штурмовку "Илы", то обстрелять вражеский аэродром. Однако невзирая на лётную нагрузку, главной заботой Тушева оставалось патрулирование в районе Вуоксы.

...По аэродрому стелился матово - белый туман раннего рассвета. Лётчики и инженер подошли к машинам, осмотрели крепление реактивных снарядов под крыльями. Эта новинка была сделана недавно - силами технического персонала полка на все истребители установили держатели под тяжёлые реактивные снаряды РС-132, используемые исключительно штурмовиками. На краю лётного поля показалась прихрамывающая фигура штурмана полка майора Литвиненко.

Истребитель Р-40М

Истребитель Р-40М "Киттихаук". 191-й ИАП, лето 1944 года.

Взвыли моторы "Киттихауков". Четвёрка разок проутюжила аэродром - лётчики примерились к поведению машины с подвешенными реактивными снарядами. Потом отправились завтракать. Во время завтрака поступило сообщение: наши войска форсировали Вуоксу. Прикрывая переправу с воздуха, надо поддержать продвижение наземных войск. По машинам лётчики разошлись в отличном настроении.

Над Карельским перешейком плыли похожие на вату облака. Чем ближе к Вуоксе, тем гуще ватные островки. Четвёрка истребителей шла наперехват вражеских бомбардировщиков. Осматриваясь, Тушев обратил внимание на огромное кучевое облако. "Тут повертимся, место для засады как раз", - решил он.

- "Фоккеры" справа ! - прозвучал в шлемофонах голос Горбунова.

Навстречу летели 8 бомбардировщиков Ju-88 в сопровождении 4 истребителей FW-190. По команде Тушева наши самолеты выскочили из - за кучевого облака и построились в линию фронтом к противнику. "Фоккеры" изготовились к атаке. На встречных курсах расстояние между нашими и вражескими самолётами сокращалось отчаянно быстро. Когда остался примерно километр, то есть никак не меньше 2 - 3 секунд полёта до принятой тогда дистанции боя, Тушев крикнул: "Пошёл !"

Тушев Иван Тимофеевич

Лётчики привели в действие пусковые устройства, и огненные стрелы тяжёлых реактивных снарядов устремились в сторону самолётов врага. Ракеты были установлены на дистанционный взрыв, и от детонации один бомбардировщик развалился в воздухе.

Эффект залпа реактивного оружия превзошёл ожидания. Вражеские бомбардировщики круто изменили курс с явным направлением в свой тыл, а "Фоккеры", выжимая максимальную скорость, бросились врассыпную. Инерция страха перед ракетами ощущалась и в последующие дни патрулирования над Вуоксой: завидев нашу четвёрку, строящуюся в линию, противник без боя немедленно уходил за горизонт.

В начале осени 1944 года полк сражался на Севере. К тому времени личный состав был укомплектован, и летали уже не на "Киттихауках", а на отечественных Ла-5. Ведомым у Капитана Тушева был младший лейтенант Иван Серебряков. Весельчак на земле, старательный в бою, он многому научился у своего бывалого командира и прежде всего - слётанности.

В полку на равных с лётчиками - мужчинами летала девушка - младший лейтенант Аполлинария Зенкова. Имя у неё было неудобное, характер - тоже. Её надо было понять: как - никак в сугубо мужском строю. К характеру притерпелись, а вот имя так и не приняли, и сам собой объявился позывной - "Верка".

Шли бои за Салмиярви. Тушев вёл звено сам в паре с Серебряковым, а Рожников - с "Веркой". Четвёрка патрулировала над своими войсками. "Верка" первая увидела 8 бомбардировщиков Ju-87, которые в сопровождении 4 "Фоккеров" летели бомбить наши наступающие части. Истребители противника попытались связать боем Ла-5. Искусным маневром Тушев вывел четвёрку из - под удара "Фоккеров". Он спешил выполнить задание - сорвать налёт бомбардировщиков.

С высоты 1000 метров комэск пошёл в атаку на переднего "Юнкерса", но из - за большой скорости "Лавочкина" проскочил мимо. Вражеский стрелок дал очередь и повредил хвост самолета Тушева. Уже отворачивая, "Юнкерс" попал под огонь пушек истребителя: комэск, не мешкая, поймал его в прицел и сбил.

Подоспели "Фоккеры", и пара их атаковала Тушева. Несдобровать бы ему, если б не Серебряков, закрывший своего ведущего. В следующие секунды Серебряков и Рожников подожгли один из вражеских истребителей, а "Верка", прикрывая товарищей, огнём отогнала остальных.

Свою задачу в этом бою наши истребители выполнили, потому что вражеские бомбардировщики, так и не достигнув расположения наших войск, сбросили бомбы в озеро. Схватка звена Ла-5 с дюжиной немецких самолетов завершилась в нашу пользу. В этой схватке капитан И. Т. Тушев сбил 15-й самолет врага, по личному счёту.

Тушев Иван Тимофеевич

...Баку - Ленинград - Петсамо - длинный боевой путь был у Тушева. А вот итог его пути: более 360 успешных боевых вылетов, 45 воздушных боёв, 15 сбитых самолетов противника лично  (9 бомбардировщиков, 2 разведчика и 4 истребителя)  и 1 в группе с товарищами. Эскадрилья под командованием Тушева произвела 1415 боевых вылетов, сбила 52 вражеские машины. Потери эскадрильи - 8 лётчиков.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1944 года капитан Иван Тимофеевич Тушев удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 3790).

В Указе его имя стоит рядом с именами других прославленных лётчиков Ленинградского фронта Т. А. Литвиненко, В. И. Митрохина, И. С. Леоновича, С. Т. Кобзева.

В ноябре 1944 года 191-й истребительный авиационный полк был выведен в тыл в распоряжению Ставки Верховного главнокомандования, где начал перевооружение на самолёты Ла-7 и в боевых действиях больше не участвовал.

После войны капитан И. Т. Тушев продолжал службу в ВВС. В 1946 году окончил Высшую офицерскую школу штурманов в Краснодаре. С 1954 года майор И. Т. Тушев - в запасе. Жил в городе Краснодар. Работал учителем трудового обучения в школе № 47. Умер 5 октября 1999 года. Похоронен в Краснодаре на Славянском кладбище.

*     *     *

Список всех известных побед капитана И. Т. Тушева:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
105.06.1943 г.1  Не-111Мга"Харрикейн",

"Киттихаук", Ла-5.

206.03.1944 г.1  Ju-87болото Пухкату - Суо
326.03.1944 г.1  Ju-87западнее Мумассаре
419.04.1944 г.1  Ju-87восточнее Сиргала
51  Ju-87южнее Суресуру
616.05.1944 г.2  Ju-87Вивикона
726.06.1944 г.1  FW-190Апсаре
803.07.1944 г.1  "Моран"юго - западне Юукиля
909.07.1944 г.1  Ме-109Оравиниеми
1016.07.1944 г.1  Ju-87Пяйвакиви
1119.10.1944 г.1  Ju-87западнее озера Исокалалампи

      Всего сбитых самолётов - 15 + 1  [ 12 + 0 ];  боевых вылетов - 360;  воздушных боёв - 45.


Возврат

Н а з а д

курсы звукорежиссуры


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz