Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая звезда Героя Советского Союза

Белавин Николай Иванович

Белавин Н.И.

Родился 29 Января 1923 года в городе Алма - Ата  (Казахстан), в семье рабочего. Жил в Москве. Окончил среднюю школу. С 1940 года в Красной Армии. В 1942 году окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу пилотов.

С Июля 1942 года в действующей армии. Воевал на Северо - Западном, 2-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах. Прошёл путь от рядового лётчика до заместителя командира 33-го Гвардейского ШАП.

К середине Июля 1944 года командир эскадрильи 33-го Гвардейского штурмового авиационного полка  (3-я Гвардейская штурмовая авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт)  Гвардии капитан Н. И. Белавин совершил 97 боевых вылетов на бомбардировку и штурмовку укреплений, скоплений войск противника. 26 Октября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего произвёл 159 успешных боевых вылетов. 16 Апреля 1945 года ему было поручено сбросить копию ключа от Бранденбургских ворот войскам 8-й Гвардейской армии, штурмовавшим Зееловские высоты.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. С 1979 года Генерал - майор авиации Н. И. Белавин по состоянию здоровья уволен в запас. Умер 15 Января 1980 года.

Награждён орденами Ленина (дважды), Красного Знамени   (четырежды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды  (дважды), медалями.

*     *     *

В середине Июля 1942 года в землянку командного пункта 288-го штурмового авиационного полка вошёл молодой, с тремя треугольниками в петлицах лётчик.

- Товарищ Майор, - доложил он командиру полка С. Васильеву, - старший сержант Белавин прибыл в ваше распоряжение. - А потом уже совсем не по - уставному добавил: - Руки чешутся - хочу бить фашистов !

Командир окинул быстрым взглядом сероглазого, с копной каштановых волос лётчика. "Орёл парень !" - подумал он. Потом переглянулся с товарищами, сидевшими за дощатым столом, на котором лежала крупномасштабная карта, подошёл к вновь прибывшему, поздоровался за руку и сдержанно сказал:

- Что в бой рвётесь, похвально. И для драки с фашистами возможностей и простора у нас достаточно. Только ведь для этого одной злости маловато.

- Знаю, товарищ Майор. Нужны умение, опыт. Пока их нет, но всё будет, - уверенно отчеканил Белавин.

- Пойдёмте потолкуем, - предложил командир полка, направляясь к выходу.

Они присели на скамейку около землянки. Закурили, не торопясь сделали по нескольку затяжек, помолчали немного, присматриваясь друг к другу.

- Расскажите о себе, - попросил командир.

- Биография моя краткая, на полстраницы, - начал Белавин. Родился в Алма - Ате. Отец - рабочий, мать - домохозяйка. Нет её сейчас, умерла в прошлом году: война источила.

Николай опустил голову, помолчал.

- Мне 19 лет, - продолжил он. - В 1936 году переехал в Москву, учился в средней школе, там же вступил в комсомол. В 1940 году окончил аэроклуб Ленинградского района столицы, затем военную школу пилотов. И вот прибыл к вам.

- Взысканий не имеете ? - поинтересовался Васильев.

- Нет, товарищ командир.

- Ну что ж, повоюем. А сейчас направляйтесь в 1-ю эскадрилью. Там командир - Капитан Пётр Марютин, Герой Советского Союза. Замечательный лётчик !

- Есть в 1-ю эскадрилью ! - ответил Белавин, козырнул и, схватив почти пустой вещевой мешок, побежал на стоянку самолётов.

Через некоторое время, опробовав самолёт Ил-2, старший сержант Белавин впервые поднялся в жаркое небо войны на Северо - Западном фронте. А вскоре летать пришлось почти ежедневно.

Однажды он отправился ведомым с заместителем командира эскадрильи Героем Советского Союза Старшим лейтенантом Александром Носовым. Лететь в паре с таким заслуженным лётчиком для Белавина была большая честь. И задание интересное: разыскать в лесных массивах группу вражеских танков, прорвавшихся в наш тыл.

Шестёрка Ил-2 летела на высоте 1000 метров. Утренняя дымка застилала землю, усложняла поиск. Вскоре поднялось солнце, туман рассеялся, и взору открылись слегка пожелтевшие поля, зелёные леса и луга, вдали блеснула голубой лентой речушка. Прошло 30 минут, а вражеских танков не было видно. Белавин подумал: "Зря небо утюжим". Но именно в этот момент в наушниках шлемофона лётчики услышали голос со станции наведения:

- Соколы !  Впереди вас по курсу - лес. Там танки.

- Добро ! - ответил Носов. - Разведаем.

Белавин в паре с Носовым уже подходили к тому лесу. Внизу через луговую поляну тянулись еле заметные в траве гусеничные следы.

- Вижу цель. Атакуем ! -прозвучал голос Носова.

В ту же минуту из - под плоскостей его самолёта вырвались 4 реактивных снаряда и, оставляя за собой дымные стежки, понеслись к цели. Ещё мгновение - и на опушке леса блеснули разрывы.

Николай шёл за командиром. Он видел танки и старался точнее прицелиться. Когда же чёрные коробки вписались в круг прицела, Белавин нажал рычаг сбрасывания. Из 4-х люков посыпались противотанковые авиабомбы. Самолёт вышел из пике. Николай осмотрелся, пристроился к ведущему и вновь пошёл в атаку. В роще ещё сильнее заплясало пламя.

Вечером командир полка Васильев, подводя итоги боевой работы за день, сказал:

- Отмечаю умелые действия лётчика Белавина. Хорошим бойцом будет, если не оплошает.

- Постараюсь не оплошать, товарищ Майор, - смущённо ответил Николай.

Молодому лётчику повезло. Он попал в полк, в котором служили опытные штурмовики: Герой Советского Союза Пётр Марютин, Александр Носов, командир полка Степан Васильев, старейший воздушный боец Константин Алхимов и другие мужественные лётчики. Это прежде всего благодаря их подвигам и прославился 288-й штурмовой авиаполк, ставший в конце 1942 года 33-м Гвардейским.

В Августе 1943 года наши наземные войска вели бои с противником на Новгородчине. На закате одного из этих дней командир полка собрал лётный состав:

- Приказано уничтожить артиллерийские позиции врага в районе населённого пункта Приплеткино. - Командир сделал небольшую паузу, а затем вновь заговорил: - Я поведу шестёрку штурмовиков. Ведомым у меня будет Лейтенант Белавин. Задание, товарищи лётчики и стрелки, на первый взгляд не столь опасное и сложное. Но командованию известно, что над целью почти беспрерывно патрулируют истребители, да и зениток достаточно. Поэтому будьте готовы к любым неожиданностям.

И вот грозный рёв моторов разбудил предрассветную тишь. Штурмовики поднялись в воздух и легли курсом на запад. На маршруте было спокойно. Вскоре под самолётами проплыла передовая линия. Белавин успел заметить несколько огненных вспышек: видимо, шла артиллерийская дуэль. Что - то горело, серый дым, прикрывая землю, уходил на юг.

- Впереди цель. Атакуем ! - отдал приказ Алхимов и ввёл свой самолёт в пологое снижение.

На изгибе небольшой речушки отчетливо виднелись артиллерийские позиции врага. Их надо уничтожить. Николай выбрал площадку с орудиями крупного калибра. Пикируя, тщательно прицелился и нажал на кнопку пуска реактивных снарядов. Из - под крыльев сорвались 4 "сигары" и, оставляя в небе белые стежки дыма, помчались к цели. Выводя Ил-2 из пикирования, Белавин услышал голос стрелка Ивана Шанцева: "Точно врезали !"

В небе появились кудрявые облачка от разрывов зенитных снарядов. Однако они рвались несколько в стороне.

- Заходим на вторую атаку ! - приказал ведущий группы.

На этот раз на артиллерийские позиции посыпались фугасные бомбы. Берег речушки быстро заволокло дымом и пылью, что - то рвалось и горело.

- Уходим домой. Спасибо за работу, - передал Алхимов. Выстроившись клином, шестёрка Ил-2 легла курсом на восток. Внезапно со стороны солнца появились вражеские истребители. Наши истребители, из группы сопровождения, пошли навстречу им, чтобы отсечь от "Илов", но пара "Фоккеров" всё же прорвалась к штурмовикам и открыла огонь. Завязался бой, во время которого один из вражеских снарядов попал в кабину самолёта Белавина и разорвался. По лицу лётчика потекла кровь. Самолёт как - то вдруг отяжелел, стал плохо слушаться управления, терял скорость.

Белавин видел, как слева и справа от него появились самолёты товарищей. Они сопровождали его да самого аэродрома.

Как - то раз авиационная разведка обнаружила в районе Котово - Нагаткино большое скопление живой силы врага. На фотоплёнке чётко отпечатались колонны автомашин и позиции артиллерийских батарей. Алхимов (к тому времени ставший командиром полка) пригласил в землянку Белавина, недавно назначенного заместителем командира эскадрильи.

- Николай Иванович, - обратился не по - уставному Алхимов к Белавину, - на передовой появилась хорошая цель. Надо уничтожить её.

И вот уже восьмёрка Ил-2 в воздухе. Зайдя со стороны леса, она появилась над вражескими войсками внезапно.

- Атакуем ! - скомандовал Белавин и, сделав небольшую горку, устремился вниз. Зенитчики открыли огонь. Засверкали рвущиеся снаряды, поплыл в воздухе серо - сизый дымок. В этот же момент от самолётов отделились чёрные болванки бомб и устремились вниз.

Выходя из атаки, Николай видел, как на позициях врага рвались "сотки" и реактивные снаряды, поднимая к небу клубы дыма и пыли. Сделав ещё два захода, группа без потерь вернулась на свой аэродром. В тот же день с передовой сообщили, что только во время этого налёта были уничтожены 12 орудий, дзот и более 10 автомашин с грузом и пехотой врага.

Штурмовик Ил-2

Прославленный "летающий танк" - советский штурмовик Ил-2.  Осень, 1943 года.

Однажды Подполковник Алхимов, раскрыв карту - десятиверстку, сказал Белавину:

- Есть сведения, что в треугольнике Каверзы - Белянки - Корчаги враг готовит резервы. Но где происходит их сосредоточение, никто не знает. Задача - найти вражеские резервы и по возможности уничтожить их.

На задание вылетели группой. Ведущий - Белавин. Ведомые - Дмитрий Колоколов, Михаил Камельчик, Александр Луковкин, Василий Удачин. Все молодые и смелые. Они знали, что обнаружить врага нелегко, тем более в плохую погоду: над самой землей стлался туман, а вверху - сплошные облака. Кроме того, можно напороться на истребителей противника, и тогда трудно придётся, ведь группа без прикрытия.

- Наблюдайте за местностью, - передал по радио Белавин. Снизившись до бреющего полёта, лётчики внимательно стали осматривать местность. Но обнаружить врага долго не удавалось. Когда ещё раз пронеслись над сожженной деревней и оказались над лесом, Белавин вдруг увидел автомашины, прикрытые ветками.

- Внизу вражеская техника ! - передал он ведомым. - Бомбовый груз сбрасывать серийно !

30 минут обрабатывали штурмовики небольшой участок леса. Местность была в огне и дыму. Задание и на этот раз лётчики выполнили успешно.

Вскоре после этого полёта Белавин был назначен командиром эскадрильи.

- Мне приходилось много раз водить на задание группы, - рассказывал он, - но особенно запомнился бой, когда четвёркой Ил-2 обрабатывали вражескую технику на станции Любомль, что на Волынщине. Погода стояла весенняя, солнечная, ясная. Мы, лётчики, знали, что железнодорожная станция сильно охраняется зенитчиками. Они били метко. Несколько экипажей до этого не вернулись на свою базу. Поэтому нужно было проявить осторожность и хитрость, обмануть врага, усыпить его бдительность. И мы решили идти к цели на бреющем полёте... Самолёты углубились в тыл врага, осторожно подошли к железной дороге, идущей от Люблина на Ковель, и направились в обход цели. Враг, видимо, не ожидал появления советских самолётов с запада и принял их за свои. Лётчики этим и воспользовались. Подойдя к станции Любомль, они увидели на путях несколько эшелонов.

- Бейте по вагонам ! - приказал Белавин, а сам направил самолёт на зенитную батарею. Она стояла на небольшом холме северо - восточнее станции. С 300 метров Белавин открыл огонь из пушек. Он видел, как прислуга орудийных расчётов с опозданием бежала к зениткам. Потом были сброшены реактивные снаряды. Когда до цели осталось примерно 200 метров, лётчик сделал горку и сыпанул две фугасные "сотки" на плешину возвышенности. Находясь над батареей, Белавин почувствовал, как дрогнул самолёт: значит, взорвались бомбы. Резко снизив Ил-2, заметил на окраине станции водонапорную башню. В люках остались ещё две "сотки", и он решил ударить по башне. Примерно с дистанции 100 метров сбросил бомбы и, рванув ручку управления на себя, стал набирать высоту. Белавин не видел результатов атаки. Но через несколько секунд услышал радостный голос стрелка Шанцева: "Командир !   Башня рушится !"

Развернувшись, Николай вслед за ведомым ещё раз проштурмовал эшелоны, а затем дал команду на сбор. На сердце было радостно: поработали на славу. Однако, как стало известно позже, радость оказалась преждевременной. Когда группа собралась и легла на курс, Белавин увидел два "Фоккера", шедших с превышением навстречу, и сообщил об этом ведомым.

Увеличив скорость, наши лётчики ещё плотнее прижались к земле и сократили интервалы и дистанции между самолётами. Воздушные стрелки приготовились к отражению атак. "Фокке - Вульфы" проскочили группу. "Не заметили", - подумал Белавин. Но он ошибся. Быстро теряя высоту, "тупоносые" развернулись и стали догонять "Илы". Они шли на форсаже, оставляя в небе чёрные шлейфы дыма. Пикируя, атаковали самолёт Белавина. Снаряды, словно огненные светлячки, пронеслись слева и выше его кабины. Николай рванул машину вправо, потом бросил влево. Услышал дробный стрекот пулемёта: это отбивался Шанцев. "Молодец, не даст себя в обиду", - подумал Белавин. И в это время перед носом "Ила" увидел вражеский истребитель: тот, видимо, после атаки не успел погасить скорость, выскочил вперед и оказался под прицелом. Чуть довернув самолёт и сделав небольшую горку, Белавин поймал в перекрестие прицела "Фоккер" и нажал на гашетки пушек и пулемётов. Раздались залпы. "Фоккер" перевернулся, блеснул крыльями и нырнул вниз...

В Апреле 1944 года командир 33-го Гвардейского авиаполка Алхимов писал в наградном листе на Белавина: "Показал себя тактически грамотным офицером. Благодаря беспредельной храбрости, беззаветной преданности Родине и другим личным качествам, он из рядового пилота вырос в опытного командира эскадрильи... Заслуга этого замечательного воина заключается в том, что он сделал 80 боевых вылетов, участвовал в более чем 20 воздушных боях, не имел потерь личного состава и боевой техники".

Белавин Н.И.

В ночь на 16 Апреля 1945 года началась Берлинская операция.

- Наш авиаполк, - вспоминал Николай Иванович, - базировался в тот период на полевом аэродроме севернее Кюстрина. Настроение у лётного состава было приподнятое. Помню, как на старт вынесли алое полотнище боевого знамени, зачитали обращение Военного совета фронта. До сих пор звучат в моих ушах слова: "Боевые друзья !  Пришло время нанести врагу последний удар... Стремительным и героическим штурмом мы возьмём Берлин". Я тогда водил восьмёрку "Ильюшиных". Мы метко ударили по вражеской обороне на Зееловских высотах. Наземные войска пошли в решительное наступление.

Но особенно запомнился вылет, когда моя группа сбросила над войсками 8-й Гвардейской армии небольшой парашют. К нему прикрепили ключ, сделанный наподобие тех ключей от Берлина, которые противник вынужден был вручить русским войскам во время Семилетней войны. К ключу приделали металлическую пластинку с надписью: "Гвардейцы, вперёд к победе !   Шлём вам ключ от берлинских ворот". И небольшая приписка: "От эскадрильи Героя Советского Союза Майора Белавина". Как потом выяснилось, "сувенир" этот был подобран разведчиками 277-го стрелкового полка.

...159 раз поднимал Николай Белавин в воздух до предела нагружённый боекомплектом самолёт Ил-2. И всегда возвращался на аэродром с победой. Родина высоко оценила ратные подвиги бойца, наградив его кроме Золотой Звезды Героя многими боевыми орденами и 10 медалями.

Группа выпускников Академии ВВС.

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz