Клименко Михаил Гаврилович - советский военный летчик ВОВ Герой Советского Союза. Советские асы 1914 - 1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Клименко Михаил Гаврилович

Клименко Михаил Гаврилович

Родился 23 октября 1906 года в селе Сухоречка Бузулукского района  (ныне хутор Пятибратский Курманаевского района)  Оренбургской области, в семье крестьянина. После окончания начальной школы в 1919 году в селе Сухоречка работал батраком. Потом жил в Москве. В 1928 - 1931 годах служил в Красной Армии. В 1930 году окончил военно - теоретическую школу лётчиков в Ленинграде и военную школу пилотов в Луганске  (Ворошиловград). Уволившись в запас, работал лётчиком - инструктором в Главном управлении Гражданского Воздушного Флота.

В июле 1941 года столицы добровольцем отправился на фронт. До победы над Германией воевал в составе ВВС Краснознамённого Балтийского флота на Северо - Западном и Ленинградском фронтах, участвовал в обороне Ленинграда и прорыве его блокады, освобождении Прибалтийских республик и взятии Кёнигсберга. Прошёл боевой путь от рядового лётчика - штурмовика до дублёра командира истребительного авиаполка.

К концу 1941 года командир звена 57-го штурмового авиационного полка  (8-я авиационная бригада, ВВС Балтийского флота)  старший лейтенант М. Г. Клименко выполнил 52 боевых вылета. Вместе с группой уничтожил и вывел из строя 34 танка, 30 зенитных орудий, 12 бронемашин, 104 автомобиля, много другой боевой техники. Лично потопил подводную лодку противника.

14 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

За время войны совершил более 250 боевых вылетов, лично и в группе уничтожил большое количество военных кораблей, самолётов, танков, орудий, много другой боевой техники врага. Эффективно штурмовал наступающие немецкие войска под Ленинградом и на других участках фронта.

С 1946 года Гвардии майор М. Г. Клименко - в запасе. Жил в Ульяновске, работал в авиационных учебных заведениях.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Отечественной войны 1-й степени  (дважды), 7-ю медалями.

*     *     *

Балтийским орлом называли на Балтике прославленного лётчика - штурмовика Михаила Гавриловича Клименко. Каждая строчка в его биографии - пример мужества, стойкости и отваги в борьбе с врагами нашей Отчизны.

22 июня 1941 года высокий худощавый лётчик Гражданского Воздушного Флота пришёл в военкомат и подал заявление с просьбой послать его на фронт. Ему ответили, что вызовут, как только потребуется. Но лётчик настаивал. Так Михаил Гаврилович Клименко в числе первых добровольцев столицы попал на фронт. Из Москвы на Балтику летел на гражданском самолёте, контролируя технику пилотирования. А прибыв в полк, сам оказался в роли проверяемого. Пилотировал он отменно, и полковник Е. Н. Преображенский, командовавший 57-м авиаполком, сказал удовлетворенно: "Можно посылать в бой".

И уже 30 июня 1941 года Клименко прошёл боевое крещение - над переправами через Двину успешно бомбил мотомеханизированные и танковые силы врага, рвавшиеся к Ленинграду. Но в тот день он познал не только радость победы, но и страшную горечь потерь. Немало экипажей, взлетевших вместе с ним, погибли над полем боя. На всю жизнь запечатлелся в памяти таран лётчика П. Пономарёва, штурмана В. Вотинова и стрелка - радиста И. Веретенникова из соседнего полка, которые направили горящий скоростной бомбардировщик в самую гущу вражеских войск, сбившихся у понтонного моста. Они победили ценой собственной жизни.

С полковником Преображенским летать пришлось лишь несколько раз: командира полка и группу наиболее опытных авиаторов - орденоносцев, участников войны с Финляндией, вскоре перевели в другой полк, и рядовой пилот Клименко неожиданно для себя получил приказ возглавить звено. Одно дело быть просто лётчиком  (Клименко в Москве 10 лет летал и учил летать других на многих типах пассажирских самолётов), и совсем другое - руководить звеном военных лётчиков. Его военное образование ограничивалось лишь школой пилотов, которую он окончил более 10 лет назад. Пришлось учиться в полку, в боях. Авторитет Клименко особенно укрепился тогда, когда он в считанные дни овладел новым самолётом Ил-2 и быстро обучил пилотированию штурмовиком своих подчинённых.

Клименко летал в любых метеоусловиях. По 3 - 4 боевых вылета в день, выполняя самые различные и неожиданные задания. Бомбил и штурмовал мотомеханизированные части врага, аэродромы, военно - морские базы, укреплённые пункты, железнодорожные эшелоны. Всё ему было под силу. Уже в ноябре 1941 года боевой счёт бывшего лётчика - инструктора ГВФ достиг внушительных цифр: лично и в группе с лётчиком звена уничтожил и повредил 34 танка, 12 бронемашин, 73 фургона, 104 автомашины, 30 зенитных орудий, 18 зенитных скорострельных автоматов и пулемётов, 4 полевых орудия, 5 цистерн с горючим, склад боеприпасов, а также много живой силы противника. Однажды по единственной вспышке Клименко обнаружил тяжёлое орудие, обстреливавшее осаждённый Ленинград. Прямым попаданием он уничтожил установку, а для верности ударил по местности, где находилось вражеское орудие, реактивными снарядами. И на море успел тогда добиться большой победы. 28 июля он обнаружил и потопил в Рижском заливе немецкую субмарину.

В декабре 1941 года командование представляет М. Г. Клименко к высшей награде, указывая в наградном листе: "Храбрый, мужественный лётчик, беспощадно громит врага своим звеном... За успешную борьбу с немецкими захватчиками и проявленные при этом героизм и отвагу Военный Совет флота ходатайствует перед правительством СССР о присвоении старшему лейтенанту Клименко Михаилу Гавриловичу звания Героя Советского Союза".

В середине июня 1942 года Клименко был удостоен этого звания. Награда венчала большой ратный труд и звала к новым боям. И капитан с удвоенной энергией, во всеоружии боевого опыта продолжал громить врага на просторах Финского залива и Балтийского моря, на "дороге жизни" Ленинграда.

Политическое управление Краснознамённого Балтийского флота выпустило тогда листовку "Балтийский орел - Михаил Гаврилович Клименко", где рассказывалось о его многих подвигах, а в заключении приводились такие слова: "Слава тебе, балтийский орёл !   Родина занесла в золотую книгу вечной славы твоё имя, ставшее символом беззаветной храбрости, железной воли, непреклонного стремления к победе".

Когда говорят о "дороге жизни" города на Неве, думают прежде всего о ледовой трассе, нескончаемых вереницах грузовиков, везущих в осаждённый Ленинград продовольствие, а на Большую землю - детей, женщин, стариков, раненых защитников города. Так оно и было - зимой. А как только сходил лёд, до поздней осени действовала другая дорога - по Ладожскому озеру, которое, случалось, штормило сильнее, чем море. На путях наших судов находится каменистый островок Сухо. В мирное время островной маяк помогал экипажам судов ориентироваться. А во время войны здесь нёс бессменную вахту маленький гарнизон, в котором, если сосчитать всех, вплоть до кашевара, была от силы рота. Однако каждый знал своё дело, отменно управлялся с орудием, пулемётом, винтовкой.

22 октября 1942 года маленькому гарнизону довелось выдержать смертный бой с превосходящими силами противника. Туманным утром того же дня вахтенный обнаружил крадущийся к острову караван судов. Краснофлотец бросился в бухту, где находился комендант острова И. К. Гусев. Едва успел доложить, как начался артиллерийский обстрел. Вражеские корабли подходили, ведя интенсивный и, надо сказать, меткий артиллерийский огонь, стремясь уничтожить маяк. Начался бой с кораблями, огневая мощь которых значительно превосходила силы гарнизона. Донести в штаб Ладожской военной флотилии о нападении не удалось: немцы сразу вывели из строя радиосвязь. Весь удар трёх десятков кораблей и помогавших им "Юнкерсов", "Дорнье" и "Мессеров" горстка моряков приняла на себя. Бились стойко. Почти половина личного состава погибла, многие получили ранения. На берег начал высаживаться вражеский десант... В это время тяжелораненый комендант увидел приближающиеся к острову "Илы" и передал по цепи: "В воздухе наши !"

Израненные защитники острова схватились с врагами врукопашную. Истребители с ходу вступили в бой с самолётами противника, а ведущий первой четвёрки "Илов" Клименко обрушился на немецкие корабли. Враги ожесточённо сопротивлялись. Лётчик Иван Карагодин, замыкавший группу Клименко, подвергся нападению "Мессеров". Раненый, он всё же атаковал корабль, а затем довёл самолёт до своей базы и совершил посадку. В том же бою лишь бронеспинка спасла от гибели Фёдора Фоменкова, летевшего ведомым командира эскадрильи. На командирской машине пробило пушечной очередью крыло. И всё же штурмовики прорвались к основному отряду десантных кораблей противника.

В обычных условиях Клименко до деталей прорабатывал с лётчиками предстоящий вылет. В то же утро взлетели по тревоге, и лишь в воздухе комэск смог передать, что каждый самостоятельно выбирает цель. И как только увидели десантные суда, пошли в атаку. Клименко пикировил на баржу, которая ближе других подошла к острову. Он ударил по ней из пушек, а затем сбросил серию бомб. Атакованная командиром цель пошла на дно. В это же время удачно атаковал другую самоходную десантную баржу Фоменков. Вскоре на воде горело уже несколько барж. Пора бы на базу, но Клименко радировал: "Не уходить, пока есть снаряды !"

Конечно, надо оставлять хотя бы небольшую часть снарядов на случай встречи с истребителями противника. Это диктуется опытом. Но Клименко понимал и другое: необходимо внести решительный перелом в схватке с десантом, иначе враг одолеет гарнизон островка.

Садились уже не на свой, а на ближний аэродром. Пока заправлялись горючим и подвешивали бомбы, осмотрели штурмовики. Оказалось, у всех - пробоины. Сильнее всего был повреждён самолёт Фоменкова. С правого крыла машины сорвало почти всю обшивку.

Ил-2 одного из полков Ленинградского фронта.

Штурмовик Ил-2 первых выпусков одного из полков ВВС Ленинградского фронта.

Тяжёлым выдался тот день, зато десант был разгромлен, немцы потеряли значительную часть личного состава. 8 десантных судов потерял враг лишь от ударов Клименко и его товарищей. В воздушном бою было сбито больше 10 вражеских самолётов.

О действиях защитников острова, моряков и лётчиков тогда же появилось сообщение Совинформбюро, в котором говорилось: "22 октября до 30 десантных судов и катеров противника под прикрытием авиации пытались высадить десант на один из наших островов в Ладожском озере. Силами гарнизона острова, наших кораблей и авиации Краснознамённого Балтийского флота десант противника был разгромлен. В результате боя уничтожено 16 десантных судов противника и одно судно захвачено в плен. В воздушных боях в районе высадки десанта сбито 15 самолётов противника. Наши корабли потерь не имели".

Орденом Красного Знамени была отмечена отвага Клименко в операции по разгрому вражеского десанта в районе островка Сухо.

...Наступал 1943 год. На Балтику прибыли новые штурмовики. И хотя назывались они по - прежнему Ил-2, это были уже качественно новые машины. Особенно радовало лётчиков то, что в самолёте имелось место для воздушного стрелка позади кабины лётчика с турельной пулемётной установкой. Теперь и задняя полусфера хорошо просматривалась и защищалась. На одноместном "Иле" во время атаки не посмотришь на хвост - некогда, да и цель не поразишь. Теперь же и на пикировании, и на выходе из атаки враг трижды подумает, прежде чем близко подойти сзади.

Новый Ил-2 Клименко с друзьями испытал в дни прорыва ленинградской блокады и дал ему самую высокую оценку.

Вечером 11 января 1943 года комиссар полка Г. Солощенко зачитал лётчикам обращение Военного совета фронта о начале операции по прорыву блокады Ленинграда. Командир полка майор М. Хроленко сообщил об основной задаче полка - подавить огневые средства и живую силу противника в глубине его обороны.

И вот эскадрилья в воздухе. До линии фронта, что за Невой, рукой подать. Клименко по вспышкам видел, как действовала артиллерия Ленинградского фронта и Балтфлота. Это был настоящий огненный вал. Эскадрилья летела над Невой, когда неподалеку от самолёта ведущего разорвалось несколько снарядов. Стрелял противник густо, не жалея боезапаса. Пришлось маневрировать в туче разрывов. Чтобы убедиться в том, что вышли на нужную цель, ведущий сверил место по карте. Всё правильно. Клименко тут же передал сигнал эскадрилье и подал от себя ручку управления.

Круто пикировали штурмовики, выбирая цель для удара. Огневые точки врага рушились под бомбами, снежная целина покрывалась чёрными воронками. Было хорошо видно, как по всей Неве, от Московской Дубровки до Шлиссельбурга, устремились на врага наши пехотинцы. Это были незабываемые минуты, особенно для тех, кто здесь начал воевать летом 1941 года, кто пережил блокаду. Не всем довелось увидеть салют в честь Ленинграда. Погиб любимец эскадрильи командир звена Павел Яковлев, смелый лётчик, кавалер трёх орденов Красного Знамени. Его самолёт на выходе из атаки изрешетили "Фокке - Вульфы". Едва удерживая машину в режиме горизонтального полёта, лётчик всё же перелетел линию фронта и с убранным шасси совершил посадку на позиции наших войск. Когда бойцы подбежали к "Илу", сердце Яковлева уже не билось. И здесь лётчики впервые увидели слёзы на глазах командира.

14 января Клименко ещё раз вылетел на поддержку наступающих войск Ленинградского фронта. Во главе группы "Илов" он бомбами и реактивными снарядами громил вражеские укрепления. Прямым попаданием вражеского снаряда его машину в том полёте повредило. Мотор работал с перебоями. Лётчик был ранен. Гибель казалась неизбежной. Но Клименко с исключительной выдержкой и искусством сумел дотянуть подбитый самолёт до своего аэродрома и совершить посадку. И уже на следующий день с повязкой на голове он снова летел впереди своей эскадрильи. Во главе группы штурмовиков Клименко подавил в тот день 8 вражеских миномётов и 6 пулемётных точек.

- Человек отчаянной храбрости, - говорил о Клименко лётчик - истребитель майор Д. А. Кудымов.

Дмитрий Александрович Кудымов не раз сопровождал штурмовики в самых опасных полётах и видел, с каким хладнокровием и упорством действовал Михаил Клименко, пробираясь к цели сквозь заслоны зениток и "Мессеров".

Один из вылетов в январе 1943 года штурмовики совершили в район Мустолова, где разведчики обнаружили скопление вражеской боевой техники и живой силы. Группу Клименко прикрывала шестёрка истребителей Кудымова. Маневрируя под огнём зениток, прошли линию фронта. Издали убедились, что разведка доложила точно: на дорогах колонны орудий на колесной и гусеничной тяге, штабные автофургоны, грузовики с боеприпасами, крытые брезентом спецмашины. Противник подбрасывал подкрепление.

- Действуем как намечено, - передал по радио Клименко и добавил совсем не по - военному: - Пожалуйста, будьте точнее...

Михаила Гавриловича Клименко хорошо знали на Ленинградском фронте, восхищались отвагой этого смелого лётчика, его твердостью духа и боевым мастерством. И в то же время удивлялись его исключительной мягкости в обращении с подчинёнными, тактичности, полному отсутствию бранных слов, которыми иные авиаторы явно злоупотребляли. Редко подчинённые слышали от него "приказываю", чаще - "надо", "прошу", "постарайтесь". И как же старались его ведомые !   Шли за ним в огонь и воду.

Вот и в тот день эскадрилья прорвалась через артиллерийский заслон и сбросила первую серию бомб. Ошеломлённые, бежали враги от машин и орудий. Началась паника. В этот момент со стороны солнца на балтийцев ринулись восемь Ме-109, главный удар направляя на штурмовик Клименко. Вполне возможно, они узнали по бортовому номеру, что именно этот Ил-2 недавно возглавлял штурмовку немецкого аэродрома. Так или иначе, но ведущий вражеской группы рвался к машине Клименко, причём делал это уверенно и решительно. Завязать с ним бой Кудымов не имел права, так как прикрывал "Илы", был их щитом. Клименко полностью доверял истребителям. В то же время комэск "Илов" и сам был готов отразить атаку "Мессеров". Привычно отдавал он приказы своим лётчикам. Ведомые вместе с командиром совершали заход за заходом. Внизу пылали вражеские автомашины, тягачи, штабные автобусы, рвались боеприпасы.

Д.А.Кудымов.
Д. А. Кудымов.

Когда задание было выполнено, Клименко повёл эскадрилью домой. Но положение в воздухе оставалось угрожающим. Ведущий группы "Мессеров" решил, видимо, что сможет наконец уничтожить самолёт Клименко. И, маневрируя, подкрадывался всё ближе и ближе к машине командира. Кудымов забеспокоился. Тревожило его не то, что противник сильный и опытный. Кудымов мог вогнать в землю любого аса, поскольку был далеко не новичок в бою. Ещё в 1937 году он, советский доброволец в Китае, сражался на И-16 и сбил известного японского лётчика, "непобедимого короля неба". Здесь же немецкий "король" пытался сбить Героя Советского Союза Клименко. Однако Кудымову нельзя вести свободный бой. Оставалось одно - бить короткими очередями, не допускать прорыва к "Илам".

Именно в это мгновение Кудымов метким огнём прошил фонарь "Мессера". В таких случаях, как правило, пилот гибнет. Немцу же повезло, он остался жив и, видимо, от отчаяния или от злости полез на "обидчика", а Кудымову только этого и нужно было: в первой же атаке сбил врага. Вытирая пот с лица, подумал: жаль, что Клименко не видел, как был сбит "Мессер". Тем неожиданнее для него прозвучал в наушниках голос командира:

- Кудымов !   Поздравляю с победой !

- Спасибо, - ответил Кудымов. - Готов всегда тебя сопровождать. Договорились ?

С того полёта лётчики стали большими друзьями.

...В январе 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились. Блокада города на Неве была прорвана. Клименко и его товарищи полностью выполнили поставленную перед ними задачу. За успешно проведённые бои 57-й штурмовой авиаполк был преобразован в 7-й Гвардейский ШАП.

Памятным был бой в День Советской Армии - 23 февраля 1943 года. Эскадрилья наносила удар по вражеским позициям в районе села Покровского, где под значительным авиационным прикрытием противник сосредоточил много живой силы и техники.

М.Г.Клименко среди лётчиков

М. Г. Клименко  (в центре - со Звездой Героя)  среди лётчиков.

Как пройти к цели незаметно ?   Клименко решил лететь от фронта на бреющем. Полёт и на этот раз удался. Удар для врага оказался настолько неожиданным, что по самолётам не было сделано ни одного выстрела. По фотосвидетельству разведки, это была одна из самых эффективных атак штурмовиков. На дороге к Покровскому всё горело и рвалось. А когда отходили, появился воздушный противник. Не сумев предотвратить бомбёжку и штурмовку своих войск, немецкие пилоты вознамерились хотя бы после удара расправиться с "Илами". Возник молниеносный встречный бой. "Фокке - Вульфы", видимо, не хотели ввязываться в схватку с истребителями и рвались к "Илам". Один из FW-190 стал быстро приближаться к самолёту Клименко, но Кудымов бросился на помощь командиру и сбил "Фоккер". В ту же секунду Кудымова атаковал другой немецкий истребитель. Это заметил ведомый Кудымова Иван Емельяненко и прикрыл ведущего своим "ястребком". Так Кудымов спас Михаила Клименко, а Емельяненко спас Кудымова. Помогла взаимная выручка...

С отцовской ответственностью пестовал Клименко молодых авиаторов. Одним из них был Фёдор Фоменков, который пришёл в эскадрилью необстрелянным ещё осенью 1942 года. Он много раз летал с Капитаном Клименко в бой и вырос в надёжного лётчика, впоследствии Героя Советского Союза. Думалось им, что вместе и победу встретят. Однако весной 1943 года Фёдора Фоменкова перевели в другую эскадрилью. Клименко как личную обиду воспринял приказ, ходил нахмурившись. Командир полка объяснил:

М.Г.Клименко

- Фоменков прошёл у тебя, Михаил Гаврилович, высшую школу боя, пора и ему самому командовать. Гордиться надо !

Скоро Фёдор Фоменков возглавил Гвардейскую эскадрилью. Следом за Фоменковым командирами подразделений стали многие другие лётчики, которых водил в бой Клименко. Связь с ними он не прерывал и после войны.

Сентябрь 1943 года Клименко встретил в должности помощника командира 7-го Гвардейского полка по лётной подготовке и воздушному бою. Чередуясь с командиром полка Героем Советского Союза А. Карасёвым, водил в бой крупные силы штурмовиков. Полк базировался на островном аэродроме в Финском заливе, буквально "под контролем" вражеских постов наблюдения. И здесь требовалась особая мобильность, чтобы в условиях непрерывного противодействия "Фоккеров" и "Мессеров" вести поиск и уничтожать вражеские корабли. Клименко делал это с отвагой и мастерством. Недаром передовая статья фронтовой газеты балтийских лётчиков накануне нового, 1944 года ставила Героя Советского Союза Гвардии капитана Клименко в пример всей штурмовой авиации.

С января и до лета 1944 года Клименко учился на Высших офицерских курсах ВВС ВМФ и вернулся на Балтику дублером командира 12-го истребительного Краснознамённого авиационного полка. В первом же боевом полёте на командирском "Яке" он действовал отлично: не позволил "Фокке - Вульфам" даже приблизиться к штурмовикам своей части.

Однако на командирской машине Клименко воевал недолго. В сентябре 1944 года колхозники далёкой кавказской сельхозартели "Красная Осетия" из хутора Веселовского, узнав о выдающихся подвигах балтийского лётчика, решили купить на свои сбережения скоростной истребитель. На личные сбережения они приобрели за 100 000 рублей самолёт Як-9 и на фронтовом аэродроме вручили его отважному лётчику. Клименко поблагодарил делегатов колхоза за подарок, на глазах посланцев гор облетал истребитель и повёл полк в бой. Крепкая дружба с тех пор завязалась между Клименко и колхозниками. Весной 1945 года они сообщили лётчику - побратиму, что весеннюю кампанию закончили на 15 дней раньше срока, первыми в республике, и обещали сделать всё, чтобы быстрее восстановить хозяйство. А Клименко, в свою очередь, заверил колхозников, что не подведёт "Красную Осетию", будет геройски драться до победы. Так оно и было.

Як-9М М.Г.Клименко.

"Именной" Як-9М с бортовым номером "100" М. Г. Клименко.
Надпись выполнена красным по серому камуфляжу.

Следует отметить, что по словам В. А. Тихомирова, служившего в том же 12-м ИАП, Клименко был достаточно мягкотелым человеком. А на боевые задания, на его "именном" истребителе летали другие лётчики полка, поскольку этот Як-9М был приписан к звену управления.

Доброволец Клименко ушёл на фронт в июне 1941 года, последний же боевой вылет сделал 9 мая 1945 года. Более 250 боевых вылетов совершил он за это время, в результате которых в группе он повредил и уничтожил 26 кораблей в море и 13 самолётов на аэродромах, 70 танков, 55 орудий, много другой техники, а также тысячи фашистских захватчиков. С таким итогом в 1946 году вернулся лётчик к мирной жизни, в Аэрофлот, и не выпускал из рук штурвал, пока врачи разрешали летать.


Возврат

Н а з а д

Круиз по Норвежским фьордам заказать на сайте.


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz