Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая звезда Героя Советского Союза

Химич Фёдор Васильевич

Ф.В.Химич.

Родился 22 Апреля 1917 года в селе Новая Дмитровка - 2, ныне Ивановского района Херсонской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал слесарем на заводе в Мелитополе. С 1938 года в рядах Красной Армии. В 1939 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.

< P class="just">С Июня 1941 года Младший лейтенант Ф. В. Xимич на фронтах Великой Отечественной войны. По Сентябрь 1941 года служил в 29-м ИАП, где летал на И-16; по Август 1944 года - в 127-м ИАП, летал на И-153, И-16, "Яках"; по Май 1945 года - в Управлении 282-й ИАД, летал на Як-9.

К Августу 1944 года помощник командиpa 282-й истребительной авиационной дивизии по воздушно - стрелковой службе  (6-й смешанный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт)  Майор Ф. В. Xимич совершил 535 боевых вылетов. В воздушных боях лично сбил 13 и в паре 4 самолёта противника. Впоследствии воевал над территорией Польши, в составе 1-го Белорусского фронта.

За мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 Октября 1944 года Майору Фёдору Васильевичу Химичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 4507).

Всего выполнил более 550 успешных боевых вылетов. В воздушных боях сбил 15 вражеских самолётов лично и 5 в группе.

В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию в Монино. С 1962 года Полковник Ф. В. Xимич - в запасе. Жил в городе Подольск Московской области, затем переехал в город Минск. Работал инженером по технике безопасности в Минском филиале НИИТЭхим.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Отечественной войны 1-й степени  (дважды), Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

Фашисты любили заглядывать в глаза жертве - как кобра тушканчику. Увидеть в зрачках животный страх, поиграть с ней, прежде чем даровать смерть. Людям мужественным удавалось выстоять в этом противоборстве взглядов, не спасовать - и остаться живыми. А то ещё и погрозить своей смерти кулаком. Именно так поступил однажды командир звена 29-го Краснознамённого истребительного авиаполка Фёдор Химич.

1943 год. Группа на И-16 сопровождала бомбардировщики. Вдруг из-за облаков появилась пара Ме-109. Осторожно, не атакуя, подошли ближе, встали почти крыло в крыло. Вспоминает сам Фёдор Васильевич:

- Пристроился ко мне "Мессер", да так, что я увидел немолодое лицо лётчика. Видно, полетал уже - смелый немец. И смотрит на меня. Я выждал несколько секунд, сжал зубы и нахально так кулак ему выставляю - мол, попробуй только сунься. Он улыбнулся - переворот через крыло, и пара "отвалила" восвояси - зачем рисковать, если можно поискать добычу полегче ?

Ныне Герой Советского Союза Полковник в отставке Фёдор Васильевич Химич, вспоминая тот случай, только загадочно усмехается.

22 Апреля 2007 года Фёдору Васильевичу исполнилось 90 лет - солидный возраст !   Фронтовик, прошедший всю Великую Отечественную от первого до последнего дня. Освобождал Белоруссию. Воевал практически на всех фронтах, участвовал во взятии Берлина. Ни разу не был сбит немецким лётчиком. Не имел серьёзных ранений. Случайность, скажет кто-то. Но у ветерана есть своё объяснение удаче.

Он мастерски владел самолётом. Был осмотрителен и знал, откуда можно ожидать нападения. Но самое главное - никогда не боялся врага. Не подставлял спину. Там, где нужно было обороняться, наступал.

- Страха-то не было, - говорит Фёдор Васильевич. - Не дай Бог хвост подожмёшь - моментально немцы сожрут. Они ведь - как профессионалы - всегда хотели знать, с кем имеют дело. Но я умел за себя постоять. Потому сейчас с вами и разговариваю.

Фёдор Химич никогда не любил отпусков. Если бы не почтенный возраст, он, наверное, и сейчас служил бы. Авиация стала его жизнью. Остаться без крыльев на неделю, а то и месяц - не для него. Эта влюблённость в небо не подвела и перед войной.

22 Мая 1941 года 24-летний Фёдор собрался в очередной отпуск. 29-й истребительный полк стоял тогда на Дальнем Востоке. Но за 2 недели тихая жизнь в санатории, расположенном на побережье Амурского залива, лётчику быстро наскучила. Решил сорваться пораньше. На обратном пути на железнодорожной станции Поздеевка прямо на перроне узнал, что вся авиационная дивизия  (а в ней был истребительный и бомбардировочный полк на СБ)  здесь, уже погрузилась и вот-вот отправится на запад.

- Еле успел чемодан со своего поезда выхватить, - вспоминает ветеран. - Пересел в другой эшелон, к своим, и поехал. Говорили, что направляемся в Бессарабию. Сегодня можно услышать, что, мол, мы были не готовы к войне, всё произошло внезапно. Неправда !   Немцы были сильнее, но это не значит, что, если они промчались до Москвы, мы не готовились к войне. Готовились !   И считали себя сильными. А разве сильный будет обороняться ?   Он будет воевать на чужой территории.

В начале Июня авиаторы уже шли к западной границе один за другим. Но не успели. 22 Июня, когда прибыли в Иркутск, прямо на вокзале узнали, что началась война.

Воевать Фёдор Васильевич Химич начал на Западном фронте, в районе Торжка, 12 Июля 1941 года на самолёте И-16.

- Первый боевой вылет я совершил на перехват группы немецких бомбардировщиков Ju-88. Атакую одного, с первых же очередей "выключил" стрелка, подхожу почти вплотную, стреляю, стреляю, а он летит и всё !   Все боеприпасы расстрелял и не сбил !   Вот что такое пулемётное вооружение. Будь хоть одна пушечка на борту, исход боя, конечно, был бы другим...

Ну а первым "трофеем" стал корректировщик артиллерийского огня Hs-126. Зашёл я снизу - сзади, подошёл метров на 50 и в упор его расстрелял...

Первый орден - Красного Знамени - получил за разведку. Целый месяц "висел" на И-16 над немецкой группировкой в районе Великих Лук, добывал сведения о передвижении немецких войск. Видимо, сведения хорошие давал...

Несмотря на воинское звание Младший лейтенант, он уже тогда был одним из опытных пилотов. За 3 года после окончания в 1939 году Качинской школы военных лётчиков налетал много. Поэтому в первые недели войны именно его отправили в разведку. На И-16 - не скоростном, но маневренном, он сумел уйти от десятка атакующих "Мессеров" и зенитных очередей.

И-16 Ф. В. Химича.

Пока лётчики - истребители учились бить закалённых в боях с французами и англичанами немецких асов, соседний бомбардировочный полк в течение 5 дней был уничтожен полностью. Фёдор Химич тогда дал себе слово: "Пока я буду в воздухе - ни одного бомбардировщика сбить не дам !". Самое поразительное, что лётчику удалось его сдержать !   За 3 года сопровождения различных групп бомбардировщиков и штурмовиков, эскадрилья Химича  (комэском лётчик стал в 1942 году под Ленинградом, уже в составе сформированного в дни обороны города 127-го ИАП)  не дала сбить ни одного самолёта.

Немецкие асы любили охотиться - сначала присмотрят жертву, потом атакуют её - и в сторону. Тем сложнее была задача для советских истребителей. Ведь в группе с бомбардировщиками они были связаны, ограничены и по месту, и по высоте, и по возможности маневра, а значит, были вынуждены прикрывать бортами и принимать бой, по сути, в невыгодных условиях.

Группа лётчиков 127-го ИАП.

Группа лётчиков 127-го ИАП.  Пятый слева - Ф. В. Химич. Ленинградский фронт, 1941 г.

И здесь правило Химича - атакуй, иначе атакуют тебя - играло главную роль. Навязывая противнику сражение, он лишал его главного козыря - внезапности атаки. А в равном бою и шансы на победу были равными. Разумеется, списки побед истребителей сопровождения гораздо скромнее списков истребителей - охотников. Ведь главное для них было не уничтожить противника, а, связав его боем, не дать сбить своих подзащитных. В этом смысле 15 сбитых Фёдором Химичем немецких самолётов - лишь "сопутствующий" основной деятельности фактор.

Позже командир дивизии бомбардировщиков рассказывал Фёдору Васильевичу, как его лётчики просили "исходатайствовать" у соседей - истребителей эскадрилью Химича в сопровождение. "Раз летит Химич - вернутся все !". Он стал для них символом удачи.

- Самая тяжёлая за всю войну боевая нагрузка была именно под Ленинградом: сопровождали группы бомбардировщиков даже в туман, бои - тяжелейшие. А как-то раз прислали в полк самолёт - разведчик Ар-2 - тот же СБ, только внутри куча фотоаппаратуры - и говорят: "Он у вас будет месяц работать - снимать линию фронта. Ваша задача - обеспечить надежное прикрытие". Немцы, конечно, за ним охотились, мы из таких передряг вместе вылезали, до сих пор не могу понять, как удалось его отстоять.

Самолёт Ар-2.

В последнее время достаточно часто можно услышать, что в начале войны наши лётчики были чуть ли не мальчиками для битья и ничего не могли поделать на своих стареньких И-16 с немецкими "Мессершмиттами" и "Фокке - Вульфами". Воспоминания и советских, и немецких пилотов говорят об иных критериях воздушных побед.

- В бою с немцами главным было не обороняться, а нападать - перехватить инициативу и заставить обороняться их. Тогда они не очень-то на рожон лезли... Было у меня железное правило - летать каждый день. Присматривался, что за лётчики стоят против нас, изучал их "повадки", особенно у "свежих" подразделений. А в бою - атака и натиск. И не дай Бог хвост поджать - моментально "сожрут". Они ведь тоже очень внимательно смотрели, с кем приходится дело иметь.

Я сейчас буду немножко ругаться, но вы меня поймёте, - Фёдор Васильевич недовольно морщится. - Нет смысла скрывать, у нас были плохие самолёты. Но американские и английские были ещё хуже, за исключением, может быть, "Аэрокобры". Наши лётчики знали их слабо и боялись на них летать. И тактика была выбрана неправильная: шли низко и в случае опасности становились в оборонительный круг. А немцы не дураки были - ждали, пока кто-то из наших отрывался, и доставали его огнём.

Я считаю, что наши лётчики смерть принимали достойно. Да, было трудно, но трусов среди нас не было. Может, были люди, которые не имели достаточного боевого опыта, но ведь в авиацию тогда готовили по году, а то и меньше. Откуда же было взяться навыкам ?

Фёдор Васильевич сокрушается: на И-16 только маневренность и спасала. А ещё - реактивные снаряды, с ними в бою наши лётчики поспокойнее себя чувствовали. Но самое главное - смелость и воля. Бойца же, давшего слабину, не спасала даже более совершенная техника. Это было непременное условие победы - смелость и воля.

Фёдор Химич привёл в пример случай, произошедший с дважды Героем Советского Союза майором Дмитрием Глинкой. Заходивший на посадку И-16  (а это наиболее уязвимый отрезок полёта)  атаковали тогда 2 "Мессера". Но пилот "ишачка" вовсе не собирался мириться с участью жертвы: "заложил" предельный вираж, и после залпа "эрэсами" вдогон оба немца остались догорать в районе аэродрома...

Какое чувство испытывает лётчик при виде догорающего на земле своего самолёта ?   Досаду !   Но главное всё же, что сам жив. Фёдор Химич был сбит огнём немецких зениток. А в небе он держался молодцом. Правда, был один потрясающий случай  (а в ту войну, наверное, все случаи были из ряда вон выходящими).

- Это случилось в 1941 году, - рассказывает ветеран. - Я возвращался с напарником с воздушной разведки: осмотрел большую узловую железнодорожную станцию у Великих Лук. Вдруг сверху - пара немецких самолётов. К нам летят или мимо ?   Ведомый как-то отделался от своего "Мессера", а мне вражеский снаряд ударил в борт, разбил бензочасы и попал в бак. За мной появился шлейф. Так что приговор, по сути, был подписан. Но не оглашён !

Немец отстал - знал, что советский самолёт уже практически сбит. На И-16 двигатель не с водяным, а с воздушным охлаждением - значит, шлейф был только от паров бензина. "Полный рот земли набраться" было делом времени.

Но по воле случая тот снаряд разорвался в топливе, а не в пустоте. Иначе самолёт разнесло бы в клочья. А он - летел. И Химич дотянул до самого своего аэродрома - около 100 километров !   Сел с ходу.

- Почему помню этот случай в подробностях ? - ветеран улыбается. - Когда техники взялись "штопать" самолёт, вытащили бак, а там дырища и вокруг сотня маленьких пробоин. Говорят: "В рубашке ты, Химич, родился". Да нет же - в первый день Пасхи Христовой.

Фёдор Васильевич не любит вспоминать эпизоды той войны. Было всё !   И радость Победы. И горечь утрат. Гибли друзья - однополчане, многим приходили плохие вести из дома. Потому не было жалости к врагу.

- А вы когда-нибудь видели в прицел немца ? - спрашиваю фронтовика. Фёдор Васильевич, не задумываясь, отвечает:

- Конечно, видел - и стрелял. Но ощущения, что это человек, не было. Это был противник. Мне кажется, люди на войне в своих рассуждениях ограничены обстоятельствами. Они настроены по-другому. Это сейчас мы можем рассуждать, правильно поступали или нет. А тогда была одна мысль - изгнать с родной земли врага. Это была святая обязанность.

Под Ленинградом, справа от нас, стояли морские лётчики, тоже на И-16. Мы с них пример брали - такие отчаянные ребята были !   Летали похлеще нашего. А слева стоял полк дивизии Покрышева на американских "Томагавках". Возвращаемся как-то с задания - что такое ?   Штук 8 этих "Томагавков" летают друг за другом в оборонительном круге, а сверху пара "Мессершмиттов" барражирует. Как только кто-то вывалится из круга, а там удержаться не совсем просто, они тут же пикируют - очередь - сбит. Разве можно так воевать ?!

Под Сталинградом, в самый разгар боёв, мы стояли в 18 километрах от линии фронта. Я тогда летал на экспериментальном Як-1, а весь полк - на Як-7. Против нас - лучшие эскадры "Люфтваффе". Разрисованные, как колода карт. Ну, правда у меня тоже кое - что намалёвано было - на щитках шасси - лапы орла с выпущенными когтями...

Як-1Б Ф.В.Химича, 1942 г.

В тот день мы выполняли задачу по прикрытию с воздуха района боя. Поднимаем "семёрку" - через 40 минут возвращается один в клочья "растрёпанный" истребитель - садится на брюхо. Поднимаем вторую "семёрку" - через 40 минут картина в точности повторяется. Половину полка за 1,5 часа потеряли !   Молодёжь уже мандраж колотит - то есть психологически будущие бои уже почти проиграны. Если боевой дух полка, причём безотлагательно, не удастся поднять, лучший исход - отвод, сдача знамени и переформирование части.

Ф.В.Химич, 1943 г.

Комполка спрашивает: "Химич, полетишь ?". Собираю сборную: заместитель командира 2-й эскадрильи Герой Советского Союза Старший лейтенант Савченко, мой заместитель Старший лейтенант Трещёв, старшина Майданов и ещё один старшина, Поганышев, - оба бывшие инструкторы одного из запасных полков, виртуозы своего дела - и я  (Капитан, командир первой эскадрильи). Обычно лётчику помогает пристегиваться техник самолёта, а тут прибежал инженер полка - застёгивает карабины на моей груди и с сердцем так говорит: "Фёдор, вспомни Ленинград..."

Подходим к району - а там целая эскадра немцев в воздухе !   Разгоняемся и на полных газах врываемся в эту кучу. Всё вокруг замелькало, везде трассы... Уже подбираемся к 5000 - высота предельная для характеристик "Яков". Вдруг раз - один из этой кучи вываливается и, оставляя шлейф дыма, направляется к земле. Кто - смотреть некогда. Под ложечкой сосёт - неужели наш ?

Смотрю - немец, командир их группы, в лобовую на меня заходит. Сходимся - даю очередь. Уже вижу его разрисованный борт... Как он рванул вверх - только голубые струйки с консолей слетели. Пока разворачиваемся, бросаю взгляд вверх - все наши на месте. Значит, это мы немца завалили !..

Возвратились мы на свой аэродром в полном составе и триумфально: пролёт над аэродромом на бреющем, крутая горка, заход на посадку.

Немцы тоже чутко улавливали моральный аспект...

Однажды мы со штурманом дивизии  (я тогда уже был в штабе дивизии)  сопровождали группу "Бостонов". Он с одной стороны идёт, я - с другой. Неожиданно, атакой снизу, проносится четвёрка Ме-109. Смотрю - "Як" штурмана горит, а они уже на меня выворачивают. Ну и завертелась карусель. Минут 15 крутились. У "Яка" вираж получше, и я на предельной скорости зашёл в хвост одной паре и с первой очереди "завалил" ведомого. Напор сразу спал, а через минуту они отвалили. Я тогда на аварийном запасе горючего еле дотянул до аэродрома...

Летом 1943 года Ф. В. Химич участвовал в боях под Курском. В известной книге "16-я Воздушная...", есть такие строки:

"6 Июля успешнее, чем раньше, прикрывались боевые действия наших бомбардировщиков и штурмовиков. При этом особо отличились лётчики - истребители 127-го авиаполка во главе с Капитаном Ф. В. Химичем. Прикрываемые ими бомбардировщики выполняли свои задачи без потерь. Капитан Химич ещё много раз выходил победителем в боях с фашистскими лётчиками".

Звание Героя Советского Союза он получил в 1944 году. Представление направили к ордену Красного Знамени. Проходит какое-то время - документы возвращаются. И вдруг, спустя примерно месяц - Указ: "...присвоить звание Героя Советского Союза" !

Позже выяснилось, что в штабе ВВС фронта бумаги на орден попали на глаза комдиву бомбардировщиков. Тот, увидев представление на Химича, высказал своё мнение: "Какое Красное Знамя, ему давно Героя надо давать !   У меня лётчики перед каждым вылетом клянчат, чтобы договорился с "соседями" дать именно Химича в сопровождение". Учли и распоряжение Верховного - представить к званию особо отличившихся во время операции "Багратион".

Так Ф. В. Химич стал Героем Советского Союза...

Группа выпускников Академии ВВС.

Ф.В.Химич, 2007 г.

Война закончилась, но опытный лётчик решил продолжить свою службу в рядах ВВС. В 1951 году Фёдор Васильевич Химич окончил Военно - Воздушную академию в подмосковном городе Монино, до 1953 года был советником Главкома ВВС Чехословакии. В отставку вышел с должности командира авиационной дивизии.

Сейчас Герой Советского Союза Ф. В. Химич живёт в городе Минске.

(Из материалов статей Игоря Кандраля и Андрея Марченко.)
*     *     *

Список всех известных побед Майора Ф. В. Химича:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
101.08.1941 г.1  Hs-126Чёрный РучейИ-16, И-153,

Як-1, Як-7, Як-9.
220.08.1941 г.1  Ju-88Ильино
328.11.1942 г.1  Не-111  (в группе - 1 / 6)Перелазовский
411.12.1942 г.1  Ме-109зап. Жарков
527.12.1942 г.1  FW-189  (в группе - 1 / 4)хутор Богомазов
628.12.1942 г.1  Ме-109сев. Чернышковский
729.12.1942 г.1  FW-189  (в группе - 1 / 3)Чернышковский
81  Ме-109  (в группе - 1 / 3)юж. Чернышковский
908.07.1943 г.2  FW-190зап. Куракино
1004.08.1943 г.1  FW-190юго - зап. Нарышкино
1105.08.1943 г.1  FW-190сев. - зап. Гнездилово
1204.10.1943 г.1  FW-190зап. Чернобыль
1328.10.1943 г.1  FW-190Березов
141  FW-190  (в группе - 1 / 4)Надвин
1527.03.1944 г.1  Ме-109вост. Быхов
1620.07.1944 г.1  Ме-109Владава

      Всего сбитых самолётов - 12 + 5;  боевых вылетов - 540;  воздушных боёв - 48.

*     *     *

Сопровождение бомбардировщиков.

Ф.В.Химич.

Для лётчика - истребителя непосредственное сопровождение бомбардировщиков является трудной задачей, так как он связан, прикован к группе бомбардировщиков, за целостность которой несёт полную ответственность.

Надёжно прикрыть бомбардировщиков так просто нельзя, надо всё время следить за противником, изучать его тактику, его приёмы. Только хорошо слётанная группа, в которой дисциплина стоит на высоком уровне, может быть надёжным прикрытием бомбардировщиков.

В систему своей повседневной боевой подготовки я ввёл проигрывание воздушного боя перед вылетом на задание и по возвращении из него, а также в часы, свободные от боевых вылетов. Каждый лётчик, кроме своей боевой машины, имел макет самолёта. Строился боевой порядок сопровождения. Каждый макет имел соответственное место в строю. Начинался проигрыш.

Задавался, например, такой вопрос ведущему левой пары непосредственного прикрытия: "Слева, сзади вас, на одной высоте, на дистанции 400 метров, подходят к бомбардировщикам 2 FW-190. Ваше решение ?"

- Резкий разворот парой с небольшим набором высоты в сторону противника. Достигая превышения над противником, не отрываемся от сопровождаемых бомбардировщиков. - Отвечая на поставленный вопрос, командир пары эволюциями своего самолёта показывал один из возможных вариантов действия.

Тот же вопрос ставился и другим лётчикам. Ими предлагались другие варианты отражения атаки пары FW-190. Задавались ещё многие вопросы, касающиеся действия пар групп непосредственного прикрытия, ударной и свободного боя.

Во всех проигрышах особое внимание обращалось на слётанность пары. И какие бы варианты боя ни прорабатывались, прежде всего отшлифовывался маневр пары как боевой единицы. Когда ведущий решал задачу, ведомый вслед за ним эволюциями макета машины показывал, как будет действовать он.

Затем я давал оценку и точные указания по каждому варианту поведения лётчика в воздушном бою.

Не может быть шаблона в ведении воздушного боя, но, проработав заранее возможные варианты, каждый из лётчиков быстрее принимал решение в полёте.

Во время боевой работы противник неоднократно менял свою тактику, мы соответственно меняли строй и боевые порядки. Так, например, установив, что на больших высотах было меньше самолётов противника, мы проигрывали два варианта сопровождения бомбардировщиков - отдельно на больших и отдельно на малых высотах с учётом поведения самолёта на разной высоте и так далее.

Приведу несколько примеров атак немецких истребителей по бомбардировщикам и контратак наших истребителей прикрытия при их отражении.


Ложная атака пар FW-190 в лоб смешанной группы
с быстрым заходом в хвост бомбардировщикам.

Два FW-190 производят ложную атаку в лоб левофланговому звену бомбардировщиков. Не доходя 300 - 400 метров, отворачивают на 15- 20°, проходят с превышением по внешней стороне от истребителей прикрытия, как бы заходя последним в хвост, рассчитывая, что истребители прикрытия пойдут за ними на вираж, а они, воспользуясь своим преимуществом в высоте, смогут оторваться и беспрепятственно атаковать бомбардировщиков.

Но эта хитрость противника была нами разгадана. Ведущий пары истребителей прикрытия охотно шёл в вираж, заходил в хвост ведомому противника и держал его всё время под огнём.

Ведомый пары прикрытия делал полувираж, потом быстро переводил машину в обратный вираж, вследствие чего оказывался сзади самолёта ведущего противника и легко его уничтожал.

15 Февраля 1944 года в районе Калинковичи на высоте 1500 метров при сопровождении на бомбометание 9 бомбардировщиков Пе-2 наши 6 Як-1 были атакованы над целью парой FW-190. Боевой порядок истребителей прикрытия состоял из четвёрки Як-1 непосредственного прикрытия и пары Як-1 ударной группы. Моя пара находилась в группе непосредственного прикрытия, прикрывая левофланговое звено бомбардировщиков.

FW-190 производили атаку в лоб левофланговому звену с превышением 50 - 100 метров относительно левой пары. Не доходя 300 - 400 метров, противник стал отворачиваться. На первый взгляд казалось, что он выходил из атаки, но, не доходя 100 - 150 метров до моей пары, начал заходить в вираж в мою сторону. Я пошёл в вираж, быстро заходя в хвост ведомому противника. Своему ведомому Старшему лейтенанту Клюеву приказал за мной не идти, а сделать небольшой отворот и следить за бомбардировщиками. Я видел, что противник готовит нам какую - то ловушку. Ведущий FW-190 сделал разворот на 180° и пошёл в атаку на бомбардировщиков, не замечая Клюева. Тот немного довернулся и под ракурсом 2 / 4 заградительным огнём "прошил" ведущего FWВ-190, который с дымом ушёл вниз.

Ведомый FW-190 не смог защитить своего ведущего, попав под сильный огонь моего самолёта, вынужден был спасаться штопором.


Скоростная атака по бомбардировщикам пиры FW-190 сверху - сзади.

Немецкие "охотники" FW-190 и Ме-109 чаще всего атаковали наших бомбардировщиков сверху - сзади на повышенной скорости. Прежде чем атаковать смешанную группу, немецкие "охотники" занимали выгодное для себя исходное положение сзади группы на 200 - 300 метров, с превышением в 700 - 800 метров. При таком положении пикирование в начале атаки по отношению атакуемой группы производилось под углом не менее 50°, по мере приближения к цели во второй половине атаки этот угол уменьшался до горизонтального полёта, причём скорость атакующего самолёта позволяла быстро произвести сближение с целью.

Ввиду возможности такой атаки боевой порядок наших истребителей прикрытия состоял: из группы непосредственного прикрытия с задачей прикрыть левый и правый фланги, группы бомбардировщиков и ударной группы, которая имела превышение над бомбардировщиками 400 - 500 метров, находясь на 300 - 400 метров сзади. Ударная группа всё время маневрировала с большим запасом скорости, чтобы в любой момент подхватить пикирующего, атакующего противника.

Такая атака немецких "охотников" была произведена 20 Октября 1943 года в районе города Лось на высоте 2000 метров по нашей смешанной группе, состоявшей из 9 бомбардировщиков "Бостон" и истребителей прикрытия Як-1.

Боевой порядок истребителей прикрытия состоял из двух пар: моей пары, которая находилась непосредственно у бомбардировщиков с превышением над нами 100 - 200 метров и сзади на 150 - 200 метров, и пары Лейтенанта Поганышева, которая имела превышение над бомбардировщиками 400 - 500 метров, сзади на 200 - 300 метров. Маневрируя по горизонтам, пара Лейтенанта Поганышева имела повышенную скорость 450 - 500 км/час, тогда как смешанная группа шла со скоростью 300 - 320 км/час.

При отходе от цели флагманский стрелок - радист бомбардировщиков сообщил: "Выше нас сзади со стороны солнца идут два FW-190".

Я предупредил Лейтенанта Поганышева о появлении пары "Фоккеров" и о том, что он должен усилить наблюдение в сторону солнца, ходить на повышенной скорости и находиться в стороне, противоположной солнцу.

Долго ждать не пришлось, противник начал атаку, пикируя под углом 50° на нашу смешанную группу. Пара Лейтенанта Поганышева перешла в пикирование параллельно противнику. Так как скорость пикирования самолётов противника была больше, то они ходили вперед, вследствие чего уменьшался ракурс между ведущим самолётом противника и самолеёом Лейтенанта Поганышева. Лейтенант Поганышев прицельным огнём, почти в упор, зажёг ведущего FW-190, который сразу взорвался. Ведомый Лейтенанта Поганышева атаковал ведомого противника, который переворотом вышел из боя.


Применение противником вертикального замкнутого круга.

Встречая прикрытие бомбардировщиков, немцы всеми путями старались расстроить боевые порядки наших смешанных групп. Одним из приёмов противника была атака с применением вертикального замкнутого круга.

Боевой порядок истребителей прикрытия состоял: из группы непосредственного прикрытия с задачей отсекать прорвавшихся к бомбардировщикам истребителей противника; из ударной группы с задачей атаковать противника при выходе из атаки; из группы свободного боя с задачей связать противника и верхней полусфере.

При чётком управлении истребителями прикрытия и хорошем огневом взаимодействии со стрелками бомбардировщиков противник успеха не имел и нёс большие потери.

Такой бой был проведён моей группой, состоявшей из 11 самолётов Як-1, против 16 FW-190 7 Июля 1943 года под Орлом при сопровождении 18 бомбардировщиков "Бостон", получивших задание бомбардировать железнодорожные эшелоны из станции Змеевка.

Боевой порядок смешанной группы - две девятки бомбардировщиков в колонне на дистанции 300 - 400 метров. Четыре Як-1 составляли группу истребителей непосредственного прикрытия с превышением над бомбардировщиками в 100 - 200 метров, сзади на 100 - 150 метров. Так как истребители непосредственной группы имели немного увеличенную скорость - до 340 км/час, то, чтобы сохранить установленный боевой порядок, им приходилось периодически переходить с одной стороны бомбардировщиков на другую, меняясь внутри своей группы местами.

3 Як-1 составляли ударную группу, которая находилась по отношению к бомбардировщикам с превышением в 500 - 600 метров, сзади на 200 - 250 метров. При уходе от цели и повторном заходе на цель, когда бомбардировщики были в развороте, ударная группа находилась с внутренней стороны, изредка выходя на внешнюю сторону с целью сохранения увеличенной скорости.

4 Як-1 составляли группу свободного боя, находясь над бомбардировщиками на 700 - 800 метров со скоростью, увеличенной до 380 - 400 км/час. Группа свободного боя находилась на солнечной стороне, маневрируя по горизонтали и вертикали.

При первом заходе на цель  (высота 400 метров, скорость 200 км/час)  смешанная группа была обстреляна сильным крупнокалиберным зенитным огнём. При уходе от цели во время разворота смешанную группу атаковали немецкие истребители FW-190. Два "Фоккера" атаковали бомбардировщиков снизу, но были отсечены истребителями непосредственного прикрытия. Четыре FW-190 атаковали истребителей ударной группы. После короткой схватки на виражах один из ведомых FW-190 был подожжён, остальные вышли из боя.

После второго захода смешанная группа была атакована 16 FW-190, которые один за другим пикировали под углом 40 - 50° на группу бомбардировщиков, а выход из атаки производили боевым разворотом. Только первым 2 - 3 самолётам противника удалось прорваться к цели, остальные не были допущены к бомбардировщикам. Замкнутое кольцо истребителей противника было расстроено. FW-190 повсюду встречали препятствия со стороны наших истребителей. Только при выходе из атаки боевым разворотом 3 самолёта были сбиты истребителями ударной группы. Один FW-190 был сбит группой свободного воздушного боя. В конце боя немцам пришлось выходить из боя поодиночке, отрываясь от наших самолётов переворотом или штопором.

Благодаря правильному распределению сил и удачному построению боевого порядка истребители прикрытия сумели сорвать замысел врага и одержать победу над противником, сбив 5 FW-190.

(Из сборника - "Сто сталинских соколов в боях за Родину".   Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2005 год.)
Возврат

Н а з а д

Самая лучшая антенна для fm радио в магазине TVdelta.


Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz