Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая звезда Героя Советского Союза

Костиков Фёдор Михайлович

Ф.М.Костиков

Родился 23 Февраля 1920 года в селе Сергиевское (ныне - город Плавск) Тульской области, в семье рабочего. С 1931 жил в Москве. Окончил 8 классов и школу ФЗУ. Работал на строительстве метро. С Апреля 1941 года в Красной Армии. Окончил Армавирскую военную авиационную школу пилотов.

С Апреля 1943 года Младший лейтенант Ф. М. Костиков в действующей армии. Сражался на Северо - Кавказском, Южном, 4-м Украинском, 1-м и 3-м Белорусских фронтах. Участвовал в боях за Кубань, при освобождении Донбасса и Запорожья. Войну закончил в небе Берлина.

К Маю 1945 года командир звена 43-го истребительного авиационного полка  (278-я истребительная авиационная дивизия, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт)  Старший лейтенант Ф. М. Костиков совершил 223 боевых вылетов, в 67 воздушных боях сбил лично 15 и в составе группы 11 самолётов противника.

15 Мая 1946 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1954 году окончил Военно - Воздушную академию в Монино. С 1960 года Полковник Ф. М. Костиков - в запасе. Жил в Москве. Работал инженером в одном из НИИ. Умер 25 Октября 1995 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Отечественной войны 1-й и 2-й степени  (дважды); медалями.

*     *     *

Второй состав 43-го истребительного авиаполка был сформирован в начале 1943 года в Сибири, в 20 запасном авиаполку, 5-й запасной бригады Сибирского военного округа. Основой лётного состава стали лётчики 48-го дальневосточного полка во главе с командиром Капитаном А. А. Дорошенковым, комиссаром Майором С. С. Гулиным, начальником штаба Подполковником Зайцевым, который в полку был совсем непродолжительное время. Его вскоре сменил Капитан П. Н. Гончаров. Штурманом полка был дальневосточник Капитан Н. Г. Волчков.

На фронт рвались все, но в списки отправляемых на фронт не все попадали. Не попал в них и Младший лейтенант Фёдор Костиков.

Зачисленных в списки посадили в кузов грузовой машины, чтобы поехать в штаб дивизии. Просился и Костиков, но приказ - есть приказ. Когда грузовик с лётчиками уже отъезжал, Костиков бросился вдогонку, ухватился за борт и на ходу влез в кузов. Всех лётчиков пригласили в штаб на беседу, а Федя остался возле штаба. Когда лётчики и командование дивизии выходили из штаба, они увидели Фёдора со слезами на глазах. В руках у него была большая палка, которой он, глотая слезы, колотил по железной бочке (возможно из противопожарного инвентаря), стоявшей возле штаба. Поняв всё, командование дивизии включило его в списки отъезжающих на фронт.

Этот факт вспомнил С. А. Лебедев в присутствии Костикова на встрече ветеранов в 1978 году.

Характер Феди Костикова и его настойчивость в полной мере проявились на фронте.

Полк вошёл в состав вновь сформированной 278-й истребительной авиационной дивизии под командованием Полковника В. Т. Лисина - опытного лётчика, воевавшего ещё в Испании.

В Апреле 1943 года полки 3-го истребительного авиационного корпуса Резерва Ставки Верховного Главнокомандования, сформированного в Подмосковье, прибыли на полевые аэродромы в район Краснодара и вошли в оперативное подчинение командования 4-й Воздушной армии. Командовал корпусом прославленный лётчик - истребитель, впоследствии дважды Герой Советского Союза, Маршал авиации Е. Я. Савицкий. Его позывным был "Дракон".

Воздушная обстановка на Кубани в то время была тяжёлой. Противник сосредоточил на этом участке основные силы 4-го Воздушного флота общей численностью около 1000 самолётов. Предстояли жестокие сражения. К ним и готовились наши лётчики, среди них и Младший лейтенант Фёдор Костиков - пилот 43-го ИАП.

Ожесточённые воздушные схватки над Новороссийском и Малой землёй начались 20 Апреля 1943 года.

В один из дней Фёдор Костиков в паре сопровождал наши бомбардировщики, прикрывая их от нападения "Мессеров". Бомбы, сброшенные на врага, точно попали в цель. Задание было выполнено, все вернулись без потерь.

Костиков не раз летал на перехват вражеских самолётов в район "Голубой линии". Завязывались изнурительные воздушные бои. Благодаря мастерству лётчика, его смелости, бои заканчивались полной победой.

- Полк вылетел на рассвете, - вспоминал позднее Полковник запаса Фёдор Михайлович Костиков. - Погода стояла великолепная. В небе ни облачка, горизонт чист и прозрачен. Я летел в паре с командиром звена Старшим лейтенантом Александром Осадчиевым. Сверху хорошо было видно, как, покачиваясь с крыла на крыло, шли в кильватере бомбардировщики. Их было более сотни. Да и нас, истребителей, насчитывалось несколько десятков. Все мы испытывали чувство острой ненависти к врагу, ибо своими глазами видели следы его зверств, сотни и тысячи обездоленных соотечественников, развалины городов и пожарища деревень.

Плотная колонна бомбардировщиков приближалась к цели. В воздухе вспыхнули и погасли разрывы зенитных снарядов. Через несколько минут бомбардировщики вошли в пологое пикирование. И вот уже на небольшом клочке земли Мысхако, где темнели траншеи врага, поднялись фонтаны земли и дыма.

Сбросив бомбы, самолёты уходили в сторону залива. Вражеские истребители, связанные боем нашими "Яками", к бомбардировщикам не прорвались, и те нанесли боевым порядкам врага значительный урон.

Для Фёдора Костикова это был первый боевой вылет. Когда вернулись на свой аэродром, командир 43-го авиаполка Майор А. А. Дорошенков, пожимая руку молодому лётчику, сказал: "Молодец !   Хорошо держался в строю. Объявляю благодарность".

Во второй половине дня Костиков вновь поднялся в небо для сопровождения бомбардировщиков. Громили скопления вражеских войск на передовых позициях и в ближних тылах. И опять задание было выполнено без потерь. Вспоминая эти вылеты, Фёдор Михайлович говорил:

- Весь первый день не прекращались воздушные бои над Новороссийском, Цемесской бухтой и Малой землей. В воздухе творилось что - то невообразимое: горели, взрывались, падали "Юнкерсы" и "Хейнкели", "Мессеры" и "Фоккеры". Враг нёс большие потери. Но и мы потеряли ряд замечательных лётчиков, таких, как Дмитрий Тюгаев, Павел Заспин, Сергей Крысов, Степан Шепель. Тогда же оставшиеся в боевом строю лётчики дали клятву: "Врагу не будет пощады !"

На рассвете 21 Апреля воздушные бои над Малой землёй разгорелись вновь. В тот день лётчикам 43-го ИАП была поставлена задача уничтожить самолёты врага на аэродроме Анапа.

Шестёрка "Яков", в составе которой находился и Младший лейтенант Фёдор Костиков, взлетела ещё затемно. Набирая высоту, лётчики незаметно прошли линию фронта и углубились в тыл вражеских войск. С левой стороны виднелись очертания Цемесской бухты, дымный Новороссийск, отблески артиллерийских разрывов. Над Малой землёй и позициями врагов стояли тёмные столбы пыли и дыма. "Что же делается там, на земле ?" - пытался представить Костиков, вспомнив, как вчера он видел под собой перепаханное бомбами и снарядами каменистое поле малоземельцев...

- Внимание !   Подходим к Анапе. Попарно за мной ! - раздался в наушниках шлемофона голос А. Дорошенкова.

Костиков отжал ручки управления и понёсся в пикирование. В перекрестье прицела ясно увидел распластавшиеся крылья "Юнкерсов" и обстрелял их из пушки и пулемётов. Было видно, как на земле вспыхивали бомбардировщики. Вокруг клубился дым. Всего в том полёте наши авиаторы уничтожили 9 вражеских самолётов и 1 бензозаправщик.

Як-1Б из состава 3-го ИАК.

...Трудно передать, что творилось в небе над "Малой землёй". Куда ни глянешь, то в одиночку, то звеньями сходились в смертельных петлях наши и немецкие самолёты. Чёрные шлейфы сбитых машин, пересекая друг друга, тянулись к земле. Лишь за 3 дня боёв наши лётчики сбили тогда 117 вражеских самолётов.

- Воздушные бои над "Малой землёй", - вспоминал Костиков, - приняли характер дуэли большого количества самолётов и групп в малом объёме воздушного пространства. Нам, лётчикам, казалось, что бой продолжается бесконечно. Падают сбитые самолёты, другие уходят на свои аэродромы, чтобы пополнить бензобаки горючим и патронные ящики снарядами. Им на смену прибывают новые машины, и схватка продолжается. В воздухе невероятная карусель. В ней участвовало до 50 истребителей, а иногда до 100...

Более 20 боевых вылетов на охрану Малой земли, на перехват вражеской авиации в районе "Голубой линии" сделал тогда Костиков.

В середине Августа 1943 года войска Южного фронта, прорвав сильно укреплённый Миусский оборонительный рубеж, пошли в наступление. Полк, в котором служил Фёдор Костиков, получил задачу прикрывать наступающие наземные войска. Лётали на штурмовку маршевых колонн врага, громили штабы, били по бронетранспортёрам и орудиям. Иногда вели воздушную разведку, снабжая командование свежими данными о противнике.

Но особенно хорошо запомнился Костикову воздушный бой, который произошёл в конце Сентября 1943 года в районе Запорожья. Четвёрка Як-9 под его командованием поднялась в тот день в голубое небо на прикрытие наземных войск, ведущих наступление. Погода была солнечная, безоблачная. Барражирование уже близилось к концу, когда наземная станция наведения вдруг передала:

- Соколы !   С запада показались "Хейнкели" !   Атакуйте !

Развернувшись, командир четвёрки истребителей увидел на фоне голубого горизонта самолёты врага.

- Набираем высоту, - передал он по радио, - атакуем на встречном курсе !

Вражеские самолёты приблизились. Это были двухмоторные бомбардировщики "Хейнкель-111". Только в первой группе Костиков насчитал 22 самолёта. За ними шли ещё две группы. "Многовато", - подумал он и передал команду: "Атакуем головную группу в лоб !"

Костиков видел в прицеле, как чёрно - серый силуэт "Хейнкеля" стремительно увеличивался, приближался к нему. Пора !  И он нажал на гашетку. Самолёт вздрогнул от залпа пушки и пулемётов. Огненная трасса, рассекая воздух, врезалась в блестевшую на солнце стеклянную кабину вражеского самолёта. Вспышки огня и дыма скрыли на какое - то мгновение кабину пилота, а потом, когда дым рассеялся, Фёдор увидел, что вместо остекленной кабины "Хейнкеля" - черный провал и ползущие по обшивке фюзеляжа огненные языки. Заваливаясь на левое крыло, "Хейнкель" скрылся внизу. За ним последовал второй сбитый самолёт.

Проскочив под вражескими машинами первой группы, Костиков передал ведомым: "Атакуем снизу на встречном курсе вторую группу !"

И вновь пошли в атаку. Почти одновременно были сбиты ещё 3 бомбардировщика. Остальные "Хейнкели", не доходя до позиций наших войск, начали поспешно сбрасывать бомбы и поворачивать на запад...

Ф.М.Костиков

Сохранился в его памяти и ещё один воздушный бой. Стоял хмурый, дождливый Октябрь 1943 года. Фёдор Костиков вылетел в паре с Лейтенантом Борисом Ронзиным на свободную охоту. Маскируясь облачностью, без происшествий пересекли линию фронта и углубились на территорию врага. Шли по курсу около 20 минут. В воздухе ни одной вражеской машины.

- Попрятались, - передал Костиков по радио своему напарнику.

- Ничего, появятся, - обнадёживающе ответил ведомый. И действительно, вскоре появился трёхмоторный транспортный самолёт Ju-52. Он летел в сторону линии фронта.

Наши лётчики немедленно развернулись и пошли на сближение. Вражеский самолёт спокойно шёл по курсу, периодически скрываясь в облачности. Догнав "Юнкерс", Костиков ударил по нему из пушки. Тот шарахнулся в сторону и резко нырнул в облачность, оставив за собой чёрный шлейф дыма.

Костиков бросил "Як" в облака и выскочил вверх. Но там, над облаками, "Юнкерса" не было. Костиков вновь метнулся в облака и, когда пробил их, увидел ниже себя стремительно падающий горящий факел...

Федя Костиков жил вдвоём с матерью, которая работала и не могла уделить должного внимания сыну. Учился он неплохо, но своим озорством не раз доставлял хлопоты матери и учителям. Однажды, за бесчисленные проделки классный руководитель послала его за матерью. Федя любил мать и не хотел ей доставлять новые огорчения. Он сказал, что мать на работе и привел просто с улицы какого - то верзилу, который не учился и не работал и представил его как старшего брата.

Классный руководитель рассказывала "брату" о Фединых проделках, а тот давал ему частые подзатыльники, на что Федя и не думал обижаться. Классный руководитель осталась довольна реакцией "старшего брата", а Федя по - прежнему не мог жить без озорства. Свою трудовую деятельность Федор начал с работы в Метрострое.

Костиков так и остался озорником, но на фронте это озорство и хитрость были направлены против врага и давали возможность выполнить боевое задание.

В один из дней на аэродром прилетел командир корпуса Генерал Е. Я. Савицкий, построил лётный состав и обратился к лётчикам:

- На мысе Херсонес собралась вражеская авиация со всего Крыма. Её прикрывает огромное количество зениток. Необходимо произвести разведку и сфотографировать аэродром. Посланные в разведку бомбардировщики и штурмовики были сбиты. Кто из вас возьмёт на себя эту задачу ?

Секунд через 20 - 30 из строя шагнули вперёд Иван Кузнецов и Фёдор Костиков. Эта пара на земле была неистощима на выдумки и шутки. Готовясь к боевому заданию, они проявляли находчивость, которая не раз обеспечивала им успех. С задания они привезли отличные снимки. Когда Фёдора спросили, как это им удалось, он объяснил:

- Расчёт был на психологию. Когда на бреющем подошли к аэродрому, Иван начал над ним выписывать фигуры высшего пилотажа. Это взбесило зенитчиков и они сосредоточили огонь на нём. А я на высоте 800 метров сделал 3 захода на фотографирование. После этого мы ушли. Немецкие истребители со взлётом опоздали...

Наступил 1944 год. Остались позади бои над южной Украиной, Сивашем, Армянском. Немецкие войска откатились к Севастополю. Противник спешно укреплял оборонительные рубежи на Сапун - горе, Мекензиевых горах, в районах Сахарной Головки и Инкермана. По морю и воздуху подбрасывалось подкрепление.

На рассвете 7 Мая советские воины обрушили на Сапун - гору шквал артиллерийского и миномётного огня. Склоны горы потонули в чёрно - сером дыме. В небе появились колонны наших бомбардировщиков и штурмовиков. Они шли громить оборонительные укрепления противника.

Около месяца лётчики полка вели боевые действия с аэродрома "Табачный", били врага над Севастополем, Балаклавой, Херсонесом. Особенно много и напряжённо работали над Сапун - горой, штурмуя на ней вражеские войска. Бои были кровопролитными. Не раз летая в группе ведущим, Костиков проявлял исключительную храбрость и отвагу.

В один из дней Лейтенант Костиков, командуя четвёркой "Яковлевых", сопровождал одну из групп штурмовиков. Он видел, как от крыльев "Ильюшиных" отрывались серебристые цилиндры реактивных снарядов и, прочерчивая дымные дорожки, мчались к вершине Сапун - горы.

В это время сверху, со стороны моря, внезапно свалилась пара Ме-109 и стала приближаться к штурмовикам.

- Справа "Мессеры" ! - передал Костиков и кинул свой "Як" в сторону "Илов".

Круто развернувшись, он успел пресечь атаку врагов, послав навстречу "Мессерам" огненную трассу снарядов. Удар оказался точным: один из Ме-109 врезался в гору. Это был 8-й вражеский самолёт, сбитый Фёдором Костиковым. Вскоре у него на груди появился орден Красного Знамени.

В начале Июля 1944 года лётчики 43-го истребительного авиаполка приступили к боевым операциям в районе Вильнюса. Там были окружены немецкие войска. Неисчислимые бедствия принесли фашисты населению Литвы. Они истребили четверть населения, уничтожили 80 процентов промышленности и половину поголовья скота. Многие населенные пункты были разрушены, сожжены. Особое значение гитлеровцы придавали Вильнюсу, прикрывавшему подступы в Восточную Пруссию. Несмотря на ожесточённое сопротивление, врага теснили и уничтожали. Чтобы удержать город они выбросили два огромных десанта в районе Вильнюса.

Лейтенант Костиков почти ежедневно поднимался в грозное небо, вёл бои с превосходящим по численности противником и почти всегда прилетал на базу с победой: или разбивал на дороге легковую автомашину, или поджигал бензоцистерну, или сваливал под откос несколько железнодорожных вагонов.

Однажды он поднялся в воздух в паре с Петром Саламовым. Летели на свободную охоту. Костиков любил выполнять такие задания. Сознание своего превосходства над противником в эти минуты окрыляло его, придавало уверенность в действиях.

С высоты 5000 метров Костиков хорошо видел блестевшие в лучах восходящего солнца железнодорожные нити, извилистые берега речки Вилия, островки лесных угодий. Но вот на траверзе дымящегося городка Каишядорис показалась группа вражеских самолётов. Они летели на высоте около 2000 метров. В группе было 5 звеньев Ju-87 и три четвёрки FW-190.

Костиков решил преследовать врага. Когда на горизонте показался Вильнюс, наши лётчики устремились в атаку. Костиков бил по ведущему первого звена. Он видел, как вспыхнул центроплан бомбардировщика и жёлтое пламя охватило кабину лётчика. В ту же секунду загорелся второй "Юнкерс", сбитый ведомым. Выходя из атаки боевым разворотом, Фёдор видел, как "Лапотники" поспешно сбрасывали бомбовый груз на желтеющее поле и, снижаясь, уходили на запад...

- В годы Великой Отечественной войны мне выпало счастье служить в истребительном корпусе, которым командовал прославленный лётчик Евгений Яковлевич Савицкий, - вспоминал Костиков. - Мы любили своего командира за справедливость и честность, героизм и отвагу. Он часто поднимался в воздух, умело и смело дрался с врагом и побеждал. Особенно любил летать на свободную охоту и всегда брал с собой ведомыми отважных летчиков С. Самойлова, С. Маковского, А. Тищенко, Н. Бородина. Часто летал с Генералом и я. Помню, как однажды на полевой аэродром Парубки, что находился в 10 км от Вильнюса, Савицкий прилетел в паре с Самойловым.

- Готовьтесь к охоте ! - приказал он мне.

Вскоре поднялась в небо четвёрка Як-3. Савицкий летел с Самойловым, а я в паре с Александром Кузнецовым. Углубившись на вражескую территорию, около часа пробыли в воздухе, но так и не встретили воздушного противника. Возвращаясь на базу, я вдруг услышал голос комкора: "Соколы, я "Дракон" !   Атакуем автомашины !"

Самолёт Савицкого устремился в пике. Я последовал за ним. По шоссе, идущему от Каунаса на Вильнюс, двигалась большая колонна автомашин. Дорога проходила через лесной массив. "Дракон" вывел из крутого пикирования Як-3 и, прижав его к верхушкам деревьев, помчался в атаку. Шарахались в сторону автомашины, бежали фашисты, поднимались султаны взрывов. "Дракон" бил наверняка. Я следовал примеру ведущего. Прямыми попаданиямия снарядов комкор уничтожил тогда несколько вражеских машин. Подлетая к нашему аэродрому, я снова услышал в наушниках шлемофона голос Савицкого: "Лейтенант Костиков !   "Дракон" благодарит вас за отличную боевую работу". Вскоре после этого полёта с "Драконом" мне было присвоено внеочередное звание Старшего лейтенанта...

Много нашим авиаторам пришлось провести воздушных схваток при освобождении от врагов Литовской земли. К осени 1944 года, успешно наступая, наши войска окружили в Вильнюсе 15 000 гитлеровцев. Немецкое командование направляло в город транспортные самолёты Ju-52 с боеприпасами и продовольствием для окружённых. Полку была поставлена задача: не допустить их к городу. Наши истребители постоянно дежурили, готовые в любую минуту взлететь. Смелыми решительными действиями не допускали "Юнкерсов" к городу, сбивали их.

Однажды наш аэродром блокировала десятка FW-190. Разбившись по парам, они летали над взлётной полосой и не давали возможности нашим истребителям подняться в небо. В это время станция наведения, расположенная в районе Вильнюса, передала: "Вражеские транспортники сбрасывают груз своим войскам. Высылайте истребителей !"

Костиков подбежал к командиру полка А. А. Дорошенкову:

- Товарищ Подполковник !   Разрешите взлететь !

Командир посмотрел на лётчика, усмехнулся:

- Взлететь сейчас невозможно. Мы блокированы.

- Но я сумею взлететь незаметно и уйду от "Фоккеров" на бреющем, - настаивал Костиков.

Командир полка махнул рукой:

- Лети. Но будь осторожен...

Как и предполагал Костиков, взлететь ему удалось незаметно. А затем, скрываясь от врага на фоне зелёных верхушек леса, он вышел к Вильнюсу и набрал высоту. Вскоре увидел "Юнкерс", шедший с запада без прикрытия истребителей. Но как только попытался сблизиться с ним, противник открыл огонь. Пришлось зайти с другой стороны и примерно с 200 метров ударить по кабине стрелка. Расправившись с ним, Костиков почти вплотную приблизился к "Юнкерсу" и нажал на гашетку. Раздался дробный залп пушки. Брызнули стекла пилотской кабины. "Юнкерс" нырнул вниз. Через несколько секунд на окраине Вильнюса взметнулся огромный столб огня и дыма. Это был 11-й вражеский самолёт, сбитый Фёдором Костиковым за время Великой Отечественной войны.

За успешные действия полков по освобождению города Вильнюс 278-я Сибирская Сталинская истребительная авиадивизия была награждена орденом Суворова II-й степени.

Як-9К из состава 3-го ИАК

...В ночь на 16 Апреля 1945 года началась Берлинская операция.

- Мы, лётчики, - вспоминал Фёдор Михайлович, - тщательно готовились к этому наступлению. Изучали маршруты, карты крупного масштаба, провели несколько боевых вылетов на ознакомление с местностью, где предполагались схватки с врагом, сделали несколько учебно - боевых тренировок по бомбометанию. Всё шло хорошо. Настроение у лётчиков было превосходное. Вечером накануне наступления изучили обращение Военного Совета фронта, в котором говорилось: "Пришло время нанести по врагу последний удар. Стремительным и героическим штурмом мы возьмём Берлин... За нашу Советскую Родину - вперёд на Берлин !"   На рассвете в полку был проведён митинг. Перед развёрнутым знаменем мы дали клятву выполнить до конца свой долг перед Родиной...

Вскоре началась боевая работа. В районе Кюстрина Старший лейтенант Костиков, выполняя задание по свободной охоте, услышал в наушниках позывной голос со станции наведения:

- На высоте 2000 метров следует курсом на восток группа истребителей. Свяжите их боем !

Костиков осмотрелся. Самолётов врага не было видно. Где же они ?   Наши истребители набрали высоту и начали барражировать под нижней кромкой облаков. Через несколько минут на фоне заснеженного участка земли показалась десятка "Фоккеров" и два "Мессера".

- Атакуем ведущую пару "Фоккеров" ! - передал Костиков и устремился в пике.

В это время два Ме-109 отделились от колонны и пошли наперерез нашим лётчикам. Фёдор увеличил угол пикирования и на большой скорости стал приближаться к "Фокке - Вульфам". "Мессеры" отстали.

- Бей ведомого ! - приказал Костиков своему напарнику Лейтенанту Петру Саламову. А сам устремился на головную машину.

Враг заметался. Фёдор видел, как от крыльев немецкой машины отделились две сигарообразные бомбы и полетели вниз. В это же мгновение огненные шары пушечных снарядов, выпущенные из "Яковлева", ударили по фюзеляжу и центроплану FW-190 и разнесли его в клочья...

В Берлине развевались белые полотнища - знаки капитуляции. Летая над городом, наши лётчики видели, как белые флаги выделялись всё больше и больше по мере продвижения наших войск по улицам и площадям города. Ставилась задача быстро добить врага. Всё было направлено на штурм рейхстага. Бои гремели днём и ночью.

В Берлине от разрывов бомб и снарядов дым пожаров поднимался на высоту до 2000 метров, что значительно ухудшило видимость. Даже на высоте чувствовалась гарь. Сверху были видны бои на улицах города и на подступах к Рейхстагу. Напоследок немцы бросали в бой уцелевшие самолёты большими группами и наши лётчики вступали в бой, несмотря на количество вражеских самолётов.

Обстановка в первые Майские дни 1945 года в Берлине была накалена до предела. От разрыва бомб и снарядов дым пожаров поднимался на высоту до 2000 метров, что значительно ухудшило видимость.

1 Мая 1945 года истребители 16-й Воздушной армии продолжали прикрывать свои войска и обеспечивать действия штурмовиков. Они провели 11 воздушных боёв и уничтожили 7 самолётов FW-190. При этом один "Фоккер" сбил Старший лейтенант Ф. М. Костиков.

Радиостанция наведения передала, что ниже, на высоте 4500 метров, находятся 6 FW-190. Очевидно, это были последние немецкие самолёты, удиравшие на запад. Костиков и его ведомый Пётр Саламов внезапно атаковали "Фоккеров" со стороны солнца. Атакуя с высоты, развили скорость. С расстояния около 100 метров Костиков открыл огонь из 37-мм пушки. Атака была настолько стремительной и внезапной, что немецкие лётчики опомнились только тогда, когда у одного из "Фоккеров" взрывом оторвало крыло и он, завертевшись, стал падать, оставляя за собой шлейф чёрного дыма.

Это был один из самых последних воздушных поединков в Великой Отечественной войне !

В своей книге "Крылья победы" Маршал авиации С. И. Руденко писал, что это был один из самых последних воздушных поединков в Великой Отечественной войне. 2 Мая и в последующие дни встреч с самолётами противника и воздушных боёв больше не было...

Ф.М.Костиков

В наградном листе, написанном на Ф. М. Костикова в конце войны командиром авиационного полка, говорится:

"В боях проявляет дерзость и настойчивость, навязывает врагу бой, не считаясь с его численностью. Грамотно использует радиосвязь. Проявляет храбрость и героизм. Пренебрегая опасностью, уверенно и разумно, тактически грамотно ведёт бой...

Провёл 223 боевых вылета, 67 воздушных боев, в которых сбил лично 15  [ М. Ю. Быков указывает на 13 личных побед. ]  и в группе - 11 самолётов, уничтожил 23 автомашины, 5 железнодорожных вагонов, 6 лодок и катеров, зенитную батарею, 10 повозок... Является одним из лучших лётчиков части".

Родина высоко оценила ратные подвиги лётчика - истребителя Ф. М. Костикова. В Мае 1946 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После Великой Отечественной войны Фёдор Михайлович окончил Военно - Воздушную академию и продолжил службу в авиации. Уже в мирные годы он дал путёвку в небо многим лётчикам. И лишь в 1960 году, когда начало пошаливать сердце, ушёл в запас. Жил в Москве. Работал инженером в одном из НИИ. Умер 25 Октября 1995 года. Похоронен на Востряковском кладбище.

*     *     *

Список известных побед Старшего лейтенанта Ф. М. Костикова:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
113.05.1943 г.1  Ме-109КрасныйЯк-7, Як-1, Як-9.
218.09.1943 г.1  Ме-109  (в паре - 1 / 2)Омельник
321.09.1943 г.1  Не-111Щербаково
41  FW-189  (в паре - 1 / 2)Янчекрак
51  FW-189  (в группе - 1 / 3)сев. - зап. Луговой
625.09.1943 г.1  Не-111  (в группе - 1 / 4)вост. Веселянка
727.09.1943 г.1  Ju-88  (в группе - 1 / 4)зап. Копани
82  Ju-88Копани
91  Ju-88  (в паре - 1 / 2)Тиффенбрук
1029.09.1943 г.1  Ju-87  (в паре - 1 / 2)юж. окр. Вишневский
1124.10.1943 г.1  Ju-87Ново - Николаевка
1226.10.1943 г.2  Ju-87  (в группе - 2 / 5)Акимовка
1324.04.1944 г.1  FW-190зап. Сапун - Гора
1407.07.1944 г.1  Ju-87Шумск
1510.07.1944 г.1  Ju-52Ландворово
1620.08.1944 г.1  FW-190юго - зап. Куртовяны
1723.03.1945 г.1  FW-190Альт - Тухебанд
1818.04.1945 г.1  FW-190юж. Гузов
1922.04.1945 г.1  FW-190зап. Вернойхеэ
2001.05.1945 г.1  FW-190сев. Шмецдорф

       Всего сбитых самолётов - 13 + 11  [ 13 + 9 ];  боевых вылетов - 222;  воздушных боёв - 67.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz