Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Замышляев Борис Михайлович

Фото пока не найдено

...Полк хоронил своего героя 13 Марта 1942 года на окраине фронтового аэродрома у Малой Вишеры. На борту его истребителя красной краской были нанесены 7 больших и 15 маленьких звёзд, что означало, что лётчик сбил лично 7 самолётов и 15 в групповых схватках !

О накале боёв, в которых участвовал Борис Замышляев, я мог судить по тем многочисленным пробоинам в крыльях и фюзеляже самолёта, которые мне приходилось латать дюралевыми заплатами, По его скупым рассказам да по расплющенным пулям и осколкам снарядов на полу кабины, за бронированной спинкой сиденья.

Ежедневно наши истребители звеном, целой эскадрильей или в одиночку поднимались в воздух по боевой тревоге, шли на задание, а мы - механики самолётов, "технари", - с трепетом в душе ждали их возвращения. Каждый вылет мог продолжаться не более полутора часов, на том исчерпывался весь запас бензина. Но эти полтора часа душевных мук казались вечностью... Как машина в полёте ?   В бою ?.. И когда ухо улавливало знакомый рокот моторов, каждый механик выбегал на открытое место и старался узнать в воздухе свой "ястребок", своего командира !   И когда опознавал его, облегченно вздыхал: "Ну, слава богу, вернулся, жив !   Всё в порядке !"

Но однажды самолёт Бориса не вернулся с боевого задания. Я не находил себе места - для меня свет померк. А поздно вечером он пришёл в полк пешком. И рассказал, что, идя на выполнение боевого задания, увидел летящее навстречу звено немецких бомбардировщиков. Кроме пулемётов наш истребитель был оснащён реактивными снарядами под плоскостями, так называемыми "эрэсами". "В атаку !" - скомандовал себе Борис. Нагнав стервятников, бросил свой истребитель в пике, в прицеле обозначился головной бомбардировщик, нажал гашетку сброса !

Четыре огненные трассы опередили самолёты и разорвались перед ними !   "Ах, чёрт !"- с досадой подумал Борис, но в тот же миг увидел, как ведущий перевернулся набок, стал падать, оставляя полосу дыма... "Есть!" - мелькнуло в сознании. В тот же момент он увидел огненный фейерверк, заплясавший по капоту его мотора. Трассирующие пулемётные очереди прошли над головой. Почти у земли он вывел машину из пикирования и свечой взмыл вверх, готовый к схватке. Но противника поблизости уже не было, два бомбардировщика уходили на запад, сбрасывая куда попало свой смертоносный груз. Борис ощутил падение оборотов двигателя - манометр давления масла показывал "нуль". "Значит, система пробита, - подумал он, - сейчас заклинит мотор, надо садиться..."

Снова пикирование, выравнивание над полем, посадка на "пузо". Изогнувшись, винт пропахал стометровку, самолёт остановился и стал медленно погружаться в болото. Борис вылез на крыло, отстегнул парашют, достал ракетницу, захлопнул фонарь кабины и, перекинув парашют через плечо, по глубокому снегу пошёл на восток.

Командование 185-го Краснознамённого истребительного авиационного полка высоко оценило боевые качества талантливого лётчика: Борис Замышляев был награждён несколькими боевыми орденами и поднялся в звании от сержанта до Старшего лейтенанта.

В 20-х числах Октября 1941 года, в связи с выработкой моторесурса, двигатель с нашего истребителя был снят и отправлен в мастерские. Самолёт стоял разобранный. Наконец 25 Октября, в обед, привезли новый двигатель и сгрузили его, не распаковывая, в ящике прямо у самолёта. Подкатила штабная машина с командиром полка Майором Никифором Сергеевичем Васиным и инженером полка Лукьяницей. Без предисловий командир сказал: "Обстановка на фронте изменилась, завтра здесь будут немцы !   Сейчас вам помогут "воткнуть" двигатель на раму самолёта. Ваша задача, - обратился он ко мне, - за ночь смонтировать двигатель так, чтобы лётчик с рассветом вылетел !   Если самолёт в полк не вернётся, можете сами не возвращаться !   На другой стороне аэродрома, вон в тех кустах, - показал он рукой в сторону леса, - вас будет ждать полуторка, которая после вылета самолёта доставит вас на новый аэродром !"

Подвезли баллон сжатого воздуха для запуска двигателя и на всякий случай ящик гранат. Один за одним уходили истребители в небо, уехали автомашины, гружённые полковым оборудованием. На опустевшем аэродроме нас оставалось четверо - Борис, я, моторист и техник. Всю ночь, в темноте, пользуясь украдкой замаскированным светом переносных лампочек, под грохот взрывов и треск пулемётных очередей, мы отчаянно монтировали двигатель. В небе полыхали ракеты, казалось, вот - вот из леса появится враг.

Наконец перед рассветом монтаж был закончен. Оставалось опробовать двигатель. Но у нас был единственный баллон сжатого воздуха, и тот далеко не полный, его надо было использовать только для взлёта. А новый двигатель имел заводскую консервацию, в цилиндрах и на свечах была густая смазка. Мы долго промывали цилиндры бензином, втроём повисая на лопастях воздушного винта, преодолевая густую смазку, проворачивали коленчатый вал двигателя с 12-ю поршнями. Наконец винт стал вращаться легче, чувствовалось, что мы преодолеваем уже одну компрессию, промытые свечи ввернули в гнезда. Но лететь было ещё невозможно - рассвет не наступил.

Мы спустились в небольшую землянку, оставленную пехотинцами, зажгли найденную коптилку из гильзы снаряда, закурили. Сидели на нарах молча, прислушивались, опершись на свои карабины. А "музыка фронта" всё приближалась: пулемётные очереди становились всё громче и громче, в лесу лязгало, рвалось, грохотало. "Дёшево жизнь не отдадим !" - решили мы, и каждый взял из ящика по нескольку гранат - лимонок. Ввернули в них взрыватели и рассовали по карманам. Дощатая дверь землянки, подпертая лопатой, то и дело вздрагивала от сотрясений земли и воздуха.

Наконец стал пробиваться слабый свет. "Пора, - скомандовал Борис, - надо лететь !"   Осторожно выйдя из землянки, мы помогли ему пристегнуть парашют, подсадили в кабину. "Воздух !" - скомандовал он. Я открыл вентиль баллона. Винт начал медленно проворачиваться, затем двигатель несколько раз "чихнул" и вдруг взревел. Борис дал полный газ и, оборвав медную трубку баллона, с места пошёл на взлёт !

Мы стояли совершенно обалдевшие, глядя на уходящий к светлому горизонту наш МиГ-3. А когда очнулись, то увидели на противоположном краю аэродрома стоявших на гружёной полуторке людей, отчаянно махавших нам руками. Мы подбежали к машине, но она не могла тронуться: колеса её буксовали. Мы толкали, подстилали ветки. А на том месте, где мы коротали ночь в землянке, уже трещали деревья: на аэродром входили фашистские танки...

В Декабре 1941 года наш экипаж в числе немногих на Волховском фронте был удостоен Боевой наркомовской премии за 100 боевых вылетов и безаварийную эксплуатацию самолёта.

Теперь о последнем дне Бориса. В Марте 1942 года 185-й Краснознамённый истребительный авиаполк базировался на аэродроме в районе Малой Вишеры. В то морозное утро 13 Марта Борису не повезло. У него не было возможности вступить в бой с противником, доказать своё превосходство, победить. Когда по боевой тревоге он поднимался со взлётной дорожки, два немецких истребителя, подстерегая этот момент, уже шли ему навстречу, крадучись над макушками елей бреющим полётом, со стороны восходящего солнца. Яркое, как пламя, солнце било Борису в глаза, он шёл на взлёт. Мгновение, и внезапно выскочившие "Мессеры", прошив двумя пулемётными очередями машину Бориса, скрылись за лесом. Борис их даже не видел, он видел только голубое морозное небо и золотые лучи огненного солнца.

Так погиб смелый до дерзости, талантливый лётчик - истребитель, 20-летний комсомолец из волжского города Кинешмы Борис Михайлович Замышляев. Он беззаветно любил свою Родину, успешно выполнял боевые задания. Его боевой путь - яркий пример мужества и героизма сына русской земли, за которую он дрался до последнего удара сердца.

В канун 30-летия Победы мне удалось разыскать мать Бориса. Она потеряла в войну троих сыновей и мужа и в течение 30 лет получала пенсию за младшего сына - солдата. В результате ходатайства ей была назначена офицерская пенсия - за Бориса, Старшего лейтенанта. Обращение в Советский комитет ветеранов войны также не прошло бесследно: горисполком города Кинешмы предоставил семье Анастасии Фёдоровны Замышляевой прекрасную отдельную квартиру.

В день 30-летия Победы Анастасия Фёдоровна впервые посетила могилу сына на кладбище лётчиков в Малой Вишере. Её очень растрогало бережное содержание могилы Бориса, над которой шефствуют учащиеся средней школы № 1 Малой Вишеры. На торжествах, посвящённых 30-летию Победы, Анастасия Фёдоровна, награждённая за воспитание 8-х детей орденом "Мать - героиня" 2-й степени, выступала на общегородском митинге. Ей было присвоено звание почётного гражданина Малой Вишеры.

*     *     *

Воспоминания Юрия Николаевича Вольского опубликованы в сборнике "...И возвращались с победой" (Лениздат, 1986 год). Автор - старший сержант в отставке. В Советской Армии с 1940 по 1946 год. В ВВС Волховского фронта и в 14-й Воздушной армии в 1941 - 1942 годах. Механик самолёта 185-го истребительного авиационного полка. Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями. После войны жил в Москве. Режиссер Гостелерадио СССР.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz