Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Елохин Агей Александрович

Елохин Агей Александрович

Родился 16 декабря 1912 года в селе Знаменское, ныне Ирбитского района Свердловской области, в семье крестьянина. Окончил Тавдинскую школу ФЗУ Свердловской области, затем лётную школу ГВФ. Работал на лесоразработках, на заводе, электростанции. С 1934 года в Красной Армии.

С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Отличился в боях за Одессу.

К сентябрю 1941 года командир эскадрильи 69-го истребительного авиационного полка (21-я смешанная авиационная дивизия, Южный фронт) старший лейтенант А. А. Елохин совершил 128 боевых вылетов, из них 63 на штурмовку войск противника. Провёл 39 воздушных боёв. Постановлением военного совета Южного фронта от 5 ноября 1941 года награждён орденом Красного Знамени.

Затем Гвардии капитан А. Елохин был назначен штурманом полка и в этой должности, участвовал в тяжёлых боях под Харьковом.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза в числе первых 12 Героев полка.

23 июня 1942 года при возвращении с боевого задания вступил в неравный воздушный бой с 4 Mе-109 в районе Нижняя Дуванка, Харьковской области, в котором пал смертью храбрых.

За период боевых действий совершил 136 боевых вылетов, участвовал в 41 воздушном бою, сбил лично 4 и в группе с товарищами 6 самолётов противника. Награждён орденами Ленина. Красного Знамени, Красной Звезды.

Его имя носит улица в селе Знаменское, в школе установлена мемориальная доска.

*     *     *

Он родился 16 декабря 1912 года в селе Знаменка Ирбитского района Свердловской области в семье крестьянина. Окончил местную школу 1-й ступени, а затем Тавтинскую школу ФЗУ. В сентябре 1933 года одновременно с окончанием областной школы пилотов закончил и десятилетку. 20 ноября 1934 года зачислен курсантом-пилотом военной школы морских лётчиков в городе Ейске, по окончании которой старшина Елохин стал военным пилотом 25-й легкобомбардировочной авиационной эскадрильи.

Елохин прибыл в 69-й истребительный авиаполк в дни его формирования и спустя некоторое время стал командиром звена. Это было в мае 1939 года, когда в газете Одесского военного округа о нём писали как об отличнике боевой подготовки ВВС.

Субботний день 21 июня 1941 года стал для Агея Елохина днём вступления в должность командира 4-й эскадрильи, считавшейся ночной. Этим подразделением он командовал до последнего дня героической обороны Одессы.

Первым с этой должности его поздравил комиссар эскадрильи старший политрук С. А. Куница. Пожав руку молодому командиру, комиссар, по принятому в те дни в авиации пожеланию, сказал:

- Повоюем, командир!

И в ответ он услышал бодрый ответ - заверение:

- Повоюем, комиссар!

А утром 22 июня они лишь успели переглянуться, обменявшись тем же "повоюем" - уже не как пожеланием, а как задачей первого часа, первого дня войны.

Нелегко ему было вступить в должность командира эскадрильи в тот день, когда на ходу пришлось всё перестраивать на военный лад. Пригодились полученные навыки, помог опыт таких, уже бывших в боях, как Шестаков, Асташкин, Капустин, Полоз, Стешко и Тарбеев. Помогли хладнокровие и выдержка комиссара, взявшего на себя все заботы о личном составе и летавшего бок о бок с ними на самые ответственные и опасные боевые задания.

Тяжёлым был для эскадрильи А. А. Елохина бой по отражению первого налёта вражеских бомбардировщиков на аэродром базирования полка. Девятка "Хейнкелей" появилась внезапно, и многим нашим лётчикам пришлось взлетать уже под разрывами вражеских бомб. Твёрдую решимосгь проявил тогда комэск Елохин. Под ударами бомбардировщиков противника он сумел поднять всю эскадрилью и повёл её в атаку на "Хейнкелей". Это помогло сорвать налёт врага, самолёты которого так и не смогли сбросить весь боезапас на аэродром.

Сложность руководства этой эскадрильей объяснялась тем, что многие боевые задачи ей приходилось выполнять ночью. Ночные налёты больших и малых групп "Юнкерсов", "Хейнкелей", "Мессершмиттов" были частыми, и приходилось проявлять максимум внимательности и осторожности, чтобы не дать врагу засечь наши наземные объекты.

"Ведём тяжёлые бои, - писал Елохин домой в первые дни войны, - фашисты почувствовали на себе силу ударов нашей армии..."

О своих личных неприятностях, о ранении он не сообщал, чтобы не тревожить лишний раз и без того обеспокоенных за его судьбу родных и близких.

В одном из боёв 29 августа 1941 года пал смертью храбрых комиссар эскадрильи Семён Куница, отличный политработник, смелый и отзывчивый человек, верный помощник комэска во всех его делах. Никогда не было так тяжело на душе командира, как в минуты прощания с комиссаром. Но он знал, что не имеет права падать духом и суровое время, и, выступая перед личным составом, сказал:

- Мы потеряли не только отличного боевого лётчика, по и душу эскадрильи, любимого всеми нами комиссара. Тяжело на сердце, нечем облегчить страдание. Но мы не дрогнем. Пусть враг заплатит дорогой ценой за эти наши потери.

В тот же день лётчики эскадрильи совершили 7 вылетов на штурмовку живой силы противника, участвовали в 3 воздушных боях, в которых Алелюхин, Королёв и Шилов сбили каждый по одному вражескому самолёту.

Со временем 4-я эскадрилья стала одной на лучших и полку по результативности штурмовок. Сам командир был признанным мастером штурмовых ударов и это свое мастерство с завидным упорством передавал подчинённым. В одном из вылетов Елохину, возглавившему группу И-16, поручили нанести бомбовый удар по казармам, в которых размещался личный состав противника. Сделать это днём представлялось довольно опасным, поскольку казармы прикрывались зенитными батареями. Решено совершить налёт ночью. Полагали, что хотя фашисты и используют прожекторы, однако контроль за воздушным пространством в районе казарм всё же не так тщателен.

Елохин Агей Александрович

Группа поднялась в воздух, когда темнота легла на землю и Августовское небо стало чёрным как деготь. По курсу шли, соблюдая интервалы и дистанции. Елохин сверял полёт по времени, рассчитывал момент, когда будут подходить к цели. Внезапно в глаза ударил ослепительный луч прожектора. Комэск резко бросил самолёт в сторону. Ему удалось вырваться из щупальцев прожектора. Но ещё 2 - 3 луча лихорадочно заметались по небу. Один из лучей мимоходом полоснул по казармам, осветил обшарпанные стены из красного кирпича. Этого было достаточно для наших лётчиков. Сделав заход, И-16 один за другим сбросили на цель смертоносный груз. Огненные султаны вздыбились внизу. Вскоре пламя пожаров осветило окрестность, выхватив из темноты не только строения, но и зенитные орудия, прожекторные установки, ряды автомашин.

Всё чаще вместе с лётчиками Елохина в полётах участвовала группа Ил-2, которой руководил лейтенант Н. Кутейников. Эта группа, как и эскадрилья морских лётчиков под командованием капитана Ф. И. Демченко, влилась в состав 69-го полка спустя примерно 1,5 месяца после начала войны, когда ряды авиаторов части нуждались в пополнении.

Частые совместные полёты звена штурмовиков Ил-2 с эскадрильей А. А. Елохина были особенно эффективными. Разящие залпы реактивных снарядов, мощный пулемётно-пушечный огонь и большая разрушающая сила бомбовых ударов "Илов" несли гитлеровцам "чёрную смерть".

Как-то вернувшись с задания, Елохин обнаружил в своём самолёте около 100 осколочных повреждений, и можно было лишь удивляться, как машина не отказала в полёте и как командир довёл её до аэродрома и посадил. Это был не единственный случай, когда на изрешечённом вражескими пулями и осколками снарядов самолёте комэск продолжал не только летать, но и вести бой, благодаря силе воли и мастерству.

Да и повреждения не выводили И-16 из строя надолго: отличный знаток своего дела, техник звена Фетисов быстро отлаживал повреждённый узел или деталь самолёта, и комэск снова шёл выполнять задание.

Взаимодействуя с 25-й Чапаевской и 95-й стрелковыми дивизиями, эскадрилья Елохина отражала натиск рвущегося к Одессе противника, уничтожая его живую силу и технику. Один из таких вылетов особенно запомнился в полку.

Получив задание оказать помощь подразделениям защитников западного сектора обороны, где предпринимала атаки вражеская конница, Елохин поднял эскадрилью. На подходе к рубежу он увидел множество фашистских конников. По его команде одно звено стало заходить на позиции зенитной артиллерии, чтобы подавить её огонь. Остальные штурмовики ринулись на конницу. Шквал огня с воздуха буквально косил фашистов. В общей сложности группа произвела 12 атак. Конница врага была разгромлена.

"12 краснозвёздных машин, - рассказывалось в выпущенной политуправлением фронта листовке, - появились над фашистами словно гром среди ясного неба... Из всей группы конников ушло в лощину лишь около двух десятков человек. Но и там они не спаслись. Очистив равнину, наши лётчики стали штурмовать лощину, где скопились конники, повозки, орудия и так далее. Авиаторы Елохина помогли нашим пехотинцам отстоять свои рубежи".

В дни подготовки к десантной операции наших войск в районе Григорьевки Елохин и его лётчики участвовали в штурмовке вражеских аэродромов Баден и Зельцы и прикрыли высадку и боевые действия десанта.

Дважды Елохин вылетал на патрулирование. Ночью в лучах прожекторов вёл бой с "Юнкерсами". Один из них комэску удалось сбить.

А затем группа из 7 самолётов под командованием Елохина вылетела на прикрытие эсминцев "Безупречный" и "Беспощадный", которые поддерживали десант, высадившийся накануне в районе Григорьевки. Едва лётчики успели сделать круг над кораблями, как в зоне их полёта появилось 12 "Юнкерсов". В то же время к Одессе подходила большая группа вражеских пикирующих бомбардировщиков. Елохин ещё на земле, предвидя численное превосходство противника, дал указание: сразу же врезаться в гущу вражеских самолётов, расстроить их боевые порядки и затем вести схватку на уничтожение.

Враг действительно превосходил нашу группу по численности, причём почти в 3 раза. Однако елохинцы не растерялись. Помня приказ комэска, они связали противника боем, оттягивали его от кораблей, не давая возможности сбросить на них бомбы. В эту ночь Елохин сбил ещё один бомбардировщик противника. Рухнув на землю, "Юнкерс" подорвался на собственных же бомбах.

В конце сентября сводная группа 69-го полка вылетела на штурмовку колонны противника, следовавшей по дороге Спиридоновка - Свердлове. В состав группы входила эскадрилья Елохина. Колонны противника в указанном районе не оказалось. Продолжая полёт, наши лётчики над Тишковом встретили и атаковали 3 вражеских транспортных самолёта, каждый из них тащил на буксире по планеру. Судя по всему, они следовали на Николаев. В результате короткой схватки 3 "Юнкерса" и 2 планера были сбиты: они загорелись в воздухе и взорвались - по-видимому, перевозили боеприпасы. Третий успел совершить посадку и был расстрелян на земле.

В полку все знали, что эскадрилья Елохина обычно несёт потерь меньше, чем любое другое подразделение полка. А в тот день не вернулись с задания сразу двое - Огребков и Щепоткин, получили ранения Тимошевский, Королёв, Алелюхин.

А.А.Елохин.

Было от чего переживать комэску. Собрав всех лётчиков эскадрильи, А. А. Елохин сделал разбор последних боевых вылетов. Он подробно остановился на действиях каждого лётчика. Они запомнили его слова: "Каждая потеря оставляет в сердце моём кровоточащую, незаживающую рану". Они запомнили его требование: "Смелость и бесстрашие не должны оборачивайся губительным пренебрежением опасностью".

В конце сентября комэск Агей Елохин в числе наиболее отличившихся лётчиков полка был представлен к званию Героя Советского Союза. К этому времени он совершил уже 123 боевых вылета, в каждом из которые проявил доблесть и отвагу. 7 октября ему было присвоено очередное воинское звание - капитан.

С приходом осени 1941 года обстановка на фронте усложнилась. Враг теснил героических защитников города. С каждым днём становилось всё тяжелее в воздухе и на огненной земле и личному составу 69-го ИАП. В сентябрьские дни аэродромы полка всё чаще подвергались интенсивному обстрелу артиллерии противника. Особенно пострадал аэродром на бывшей территории авиационной школы. И тогда было принято решение построить новый аэродром для 69-го ИАП непосредственно в городе. Такой аэродром был построен в районе Чубаевки под обстрелом противника досрочно.

На митинге в Чубаевке командир 4-й эскадрильи А. А. Елохин сказал:

- Этот аэродром сделан руками женщин и полит кровью многих одесситов. Поклянёмся же, что будем помнить это и каждом бою. И бить будем врага нещадно. А после войны в ноги поклонимся женщинам, постpoившим наш аэродром.

- Клянёмся! - громким эхом разнеслась над Чубаевкой клятва лётчиков 69-го ИАП.

Эту клятву лётчики рассматривали как клятву верности героическим защитникам Одессы, как клятву всему советскому народу.

Эскадрилью А. А. Елохина тогда уже называли эскадрильей героев, и такой она вошла в историю прославленного полка, дав Родине 7 Героев Советского Союза: А. А. Елохина, С. А. Куницу, М. И. Шилова, И. Г. Королёва, А. А. Маланова, А. Т. Череватенко и дважды Героя Советского Союза А. А. Алелюхина...

13 октября эскадрилья капитана А. А. Елохина взяла курс на Крым. Комэск последним покинул Одессу на УТИ-4. Вместе с ним летел начальник штаба полка майор В. С. Никитин. Этот перелёт едва не закончился трагически. Не приспособленная для ночных полётов учебно-тренировочная машина попала в низкую облачность. Полёт в сложных условиях затянулся, и, вместо Крыма, авиаторы оказались в районе Скадовска. Уже почти не имея горючего, они произвели посадку на острове Джарылгач, где им пришлось пробыть целых 4 дня, пока наш катер, проходивший поблизости, не подобрал и не доставил их в Крым.

Елохин, конечно, тяжело переживал эвакуацию из Одессы и сдачу её противнику. Силы для защиты города ещё были. Но эти силы следовало сохранить для защиты основной базы Черноморского флота - Севастополя, в чём Елохин вскоре убедился.

Дальнейший фронтовой путь Агея Александровича Елохина проходил также в родном ему 9-м Гвардейском ИАП. После переформирования он проводил большую работу с новым, молодым составом эскадрильи. Был среди тех, кто 1 июля 1942 года на аэродроме Аджи-Кабул торжественно принимал боевое знамя 9-го Гвардейского Краснознамённого полка. И под этим знаменем через 10 дней уже в качестве штурмана полка вступил в новые бои на одном из важнейших участков южного фронта - под Харьковом. Водил на задания группы истребителей, личным примером воодушевляя товарищей на новые подвиги.

Он погиб в первый день 2-го года Великой Отечественной войны. В жаркой схватке с численно превосходящим противником его самолёт был подбит. Когда уже нельзя было вести бой, Елохин решил посадить машину на поле, покрытое ухабами и рытвинами. Пробежав несколько десятков метров, самолёт перевернулся и стал гореть. Лётчик не успел выбраться из кабины...

Па родине Героя, в селе Знаменка, его именем названы улица и школа, в которой он учился. Ежегодно, 16 декабря, в день рождения Агея Александровича, лучшим ученикам школы присваивается звание "елохинца".

(Из книги Дмитрия Яковлевича Зильмановича - "На крыльях Родины".  Алма-Ата, 1985 год.)

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz