Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
HRF

Еремеев Пётр Васильевич

П.В.Еремеев.

Родился 11 Июня 1911 года в селе Бердина Поляна, ныне Уфимский район Республики Башкортостан. Окончил Златоустовский металлургический техникум в 1930 году. В Красной Армии Петр Еремеев с Мая 1930 года. Окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков в 1933 году. Служил лётчиком - испытателем в Отряде особого назначения НИИ ВВС РККА.

На фронтах Великой Отечественной войны с Июня 1941 года, заместитель командира эскадрильи Московской зоны ПВО.

В ночь на 29 Июля 1941 на истребителе МиГ-3 впервые в отечественной военной истории совершил ночной таран вражеского бомбардировщика Ju-88 у населённых пунктов Головино и Ново - Петровское, Московской области.

С Августа 1941 года командир эскадрильи 28-го истребительного авиационного полка (4-я смешанная авиационная дивизия, Северо - Западный фронт). Всего совершил более 100 боевых вылетов, сбил 2 вражеских самолёта, в том числе один - тараном. 2 Октября 1941 года погиб в воздушном бою близ деревни Красуха, Калининской области.

21 Сентября 1995 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов присвоено звание Героя РФ (посмертно). Награждён орденом Красного Знамени (24.07.1941 г.).

*     *     *

В ночь с 28 на 29 Июля 1941 года, лётчик - истребитель московской зоны ПВО уралец Пётр Еремеев совершил первый в этой войне ночной таран.

Это был уже 2-й на его счету вражеский самолёт. Первый он сбил во время массированного налёта фашистской авиации на Москву в ночь на 22 Июля. Тогда к Москве устремилось более 200 немецких самолётов. Налёт длился 5 часов - с 22 часов 25 минут до 3 часов 25 минут. Лишь немногие бомбардировщики прорвались к городу. 22 самолёта противника не вернулись на свои аэродромы.

В ту ночь на перехват вражеской армады вылетел и заместитель командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка Старший лейтенант Пётр Еремеев. Набрав высоту, он увидел, как на ближних подступах к Москве светился огненный вал зенитных разрывов. Между ними шёл немецкий самолёт. Пётр нагнал его, стал заходить с задней полусферы. Когда дистанция сократилась метров до 100, нажал гашетку пулемётов. Вражеский стрелок сразу ответил яростными очередями, одна из которых пробила кабину Еремеева. Пётр немного поотстал, потом вновь оказался в хвосте у противника, настолько близко, что его истребитель болтало отработанными газами бомбардировщика.

Спустя 3 дня "Правда" опубликовала очерк "Ночные истребители", в котором рассказывалось и об уральце Петре Еремееве и его победном бое:

"Вокруг возникали красные разрывы нашего зенитного огня, но Еремеев не стал отступать и, наседая на хвост врага... метко расстреливал... пока не сбил первый бомбардировщик...

Какое это сложнейшее дело, какое высокое искусство - ночной взлёт, поиски врага и бой на высоте, посадка.

Кто они - эти храбрейшие из храбрых, умелые из умелых ?   Вот Старший лейтенант Еремеев Пётр Васильевич... Он стоит рядом со своей боевой машиной. Карие глаза пытливы и остры, лицо опалено солнцем и ветром. Он хорошо знает не только авиацию, но и литературу, преподает историю ВКП(б) в своей эскадрилье. У него находятся исключительно глубокие, нежные и яркие слова о Родине, о жене, о дочери и сыне, и весь он - олицетворение простоты и достоинства советского человека, любящего Родину - большую семью и свою личную семью... Еремеев был ранен в голову, а через 1,5 часа уже на другой машине он вновь взлетел со своей посадочной площадки..."

За успешное отражение налётов на Москву летом в 1941 года Старший лейтенант П. В. Еремеев был награждён орденом Красного Знамени. На митинге при вручении наград он сказал:

- Я считаю себя в долгу перед Родиной и буду стараться всеми силами оправдывать заботу партии и правительства. Буду бить врага беспощадно, если кончатся патроны - протараню, но не допущу стервятников к нашей любимой столице - Москве.

Отважный уралец сдержал своё слово. Вот как это было.

...Дверь, распахнутая сильным толчком, пронзительно взвизгнула, и на крыльцо штабного домика выскочил дежурный связист.

- Товарищ Подполковник ! - крикнул он, сложив рупором ладони. - К телефону !   "Хозяин" на проводе...

Командир полка, стоявший на лётном поле в окружении пилотов и техников, оглянулся и, придерживая рукой планшет, размашисто зашагал на КП.

- Ну, как воюем, как настроение ? - зарокотал в трубке знакомый голос командира дивизии. Подполковник коротко доложил обстановку.

- Та-ак, - протянул Генерал. - А потери у тебя большие ?

- Две машины за трое суток... Нынешней ночью не вернулся с боевого задания замкомэска Старший лейтенант Еремеев.

А произошло вот что. 29 Августа 1941 года, около часу ночи, до аэродрома, где базировался 27-й истребительный авиационный полк, докатился лай зениток. Поначалу глухой, еле различимый, он становился всё отчётливее, всё яростнее. Очевидно, немецкие самолёты настойчиво пытались просочиться сквозь заградительный огонь к Москве.

Дежурное звено "МиГов" немедля взлетело и взяло курс на северо - запад. Лётчики сразу окунулись в густую, вязкую темень. Постепенно глаза пилотов стали привыкать к ночной мгле. Но вот впереди черноту неба стали вспарывать сверкающие трассы зенитных пушек и пулемётов, заметались длинные щупальцы прожекторов. Еремеев видел, как недалеко вспыхнул один из фашистских бомбардировщиков, за ним ярким факелом посыпался на землю другой. В перекрещенных лучах мелькнула движущаяся серебристая точка. Ныряя то вправо, то влево, она тщетно стремилась вырваться из-под "опеки" прожекторов. Однако лучи медленно и неотступно ползли следом за ней.

"Юнкерс", - без труда определил Старший лейтенант Еремеев и устремился на сближение с ним.

МиГ-3 находился немного выше вражеского бомбардировщика. Опасаясь, что тот может вот-вот выскользнуть из освещённой зоны, советский лётчик резко перевел машину в пике и дал длинную очередь из пулемётов. "Юнкерс" мгновенно растворился в темноте, точно его и не было.

- Эх, мазила ! - обругал себя Еремеев.

Интуиция подсказывала ему, что противник не успел далеко уйти, он где-то рядом. Изменять направление полёта не следует, чтобы не потерять ориентировку.

Ага !   Луч прожектора снова зацепил бомбардировщик, но теперь его силуэт обозначился выше истребителя. Старший лейтенант увеличил обороты винта и начал подбираться к немцу снизу...

Стремителен темп воздушного боя. Успех в нем часто зависит от мгновенной реакции, счёт времени ведется на доли секунды. Чуть промедлишь или проглядишь - и потеряешь выгодную позицию, а то и вовсе проиграешь схватку. Еремеев напряжённо следил за "Юнкерсом". Главное - не упустить его из виду. Выбрав момент, лётчик жмёт гашетку. Из носа истребителя выплеснулось несколько трассирующих очередей. Но и на этот раз, прошив мглистое небо огненными строчками, они затухли в стороне от цели. Вот фашистский бомбардировщик резким маневром выскользнул из лучей прожекторов, его контуры становились всё более расплывчатыми, почти невидимыми.

"Уходит !.."   Блеснувшая под крылом речушка - знакомый ориентир. Где-то здесь город Клин... Увеличив скорость, Старший лейтенант нажал гашетку. Но пулемёты молчали. Кончились боеприпасы. Еремеев, не упуская из виду едва заметное свечение выхлопных газов "Юнкерса", догоняет его. Но что он может сделать без патронов ?   Одна мысль завладела лётчиком: "Таран !"   И он, подойдя снизу, винтом сбил стабилизатор и руль поворота немецкого бомбардировщика. Тот рухнул на землю. Но и еремеевский самолёт вошёл в штопор. Не подчиняясь рулям управления, он катастрофически терял высоту. Поняв, что он уже не в состоянии что-либо изменить, Еремеев быстро отстегнул привязные ремни и приготовился прыгать. И тут он почувствовал, что встречный поток воздуха толкает его обратно. Невероятных усилий стоило ему выбраться из кабины и оттолкнуться.

...Еремеев очнулся. Светает. Вокруг темнеет лес, сыро. Парашют висел, запутавшись в ветвях деревьев, стропы туго натянуты. Отстегнув лямки, лётчик осторожно ощупал себя. Кажется, цел. Вот только нестерпимо ломит спину и трудно дышать. Но это чепуха, пройдёт. Надо искать свой полк. К счастью, в кармане сохранился ручной компас, лишь разбилось стекло.

Еремеев засёк по нему юго-западное направление и двинулся в путь. Лётняя ночь коротка. Вскоре на горизонте всплыло раскалённое солнце, а впереди замаячили очертания какого-то селения. Лётчик ускорил шаг. Вдруг кто-то громко крикнул: "Стой !"

Как подкошенный упал он на землю. И сразу застучал автомат. Пули просвистели над его головой. Что делать ?   Еремеев решил притвориться убитым: может, перестанут стрелять. И действительно, стрельба прекратилась. Потом к нему подползли 2 красноармейца, встали около него, разглядывают.

- Кажись, убит, - сказал один из них.

- Жаль... А то бы "языка" притащили, - отозвался другой.

Тут Еремеев не выдержал, подал голос:

- Свой я, братцы, свой !   Лётчик я !

Не верят:

- Притворяешься, шпион несчастный !   Не выйдет !   А ну, вставай !   Руки !

Еремеева обыскали и повели в штаб. Оттуда созвонились с авиаполком, и через несколько часов Старший лейтенант был среди своих товарищей.

В начале Августа 1941 года москвичи увидели на Манежной площади искорёженные обломки самолёта со свастикой. Крупная надпись на щите гласила: "Хвост фашистского бомбардировщика, сбитого под Москвой Старшим лейтенантом Еремеевым".

Вскоре по указанию командования ВВС Московского военного округа во всех авиачастях были организованы беседы: "Как лётчик Еремеев винтом своего самолёта изрубил фашистского стервятника".

Об этом подвиге в "Красной звезде" писал Алексей Толстой в своём очерке "Таран". Кстати, в Институте мировой литературы имени Горького Академии наук СССР хранится рукопись Алексея Толстого с набросками к очерку "Таран". На последнем рабочем листе авторская пометка с датой - 15 Августа 1941 года. Значит, очерк о подвигах лётчиков писатель готовил по горячим следам после ночных таранов Петра Еремеева и Виктора Талалихина.

Пётр Еремеев родился в 1911 году в деревне Бердино Уфимского района Башкирской АССР. Закончив семилетку, он с родителями переезжает в Ашу Челябинской области. Отец, Василий Андреевич, работал слесарем в огнеупорном цехе металлургического завода. И сын Пётр пришёл сюда трудиться клепальщиком - молотобойцем. На заводе Петра приняли в комсомол, затем избрали секретарём комсомольской организации цеха. Здесь его приняли в партию. По путёвке Уральского обкома ВКП(б) поступил в Оренбургскую военно - авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1936 году. Как один из лучших выпускников школы, был направлен лётчиком - испытателем в эскадрилью особого назначения. Со временем эскадрилья была преобразована в 27-й истребительный авиационный полк 6-го корпуса московской зоны ПВО. Пётр Еремеев прошёл служебную лестницу от командира звена до командира эскадрильи. Летал на всех видах истребителей, быстро освоил ночные полёты.

Бывший командир 6-го авиационного корпуса московской зоны ПВО Генерал - полковник авиации Иван Дмитриевич Климов, под началом которого служил и воевал Пётр Еремеев, хорошо помнил события тех грозных дней:

"Пётр Васильевич сразу же после выпуска из военной авиашколы пришёл в нашу эскадрилью особого назначения. Скромный, немногословный, старательный, он с первого дня самым добросовестным образом относился к лётной работе. Был в первых рядах отличников боевой и политической подготовки... Рос его авторитет среди лётчиков, а уж у них авторитетом пользуется тот, кто отлично летает и не показывает своего превосходства над товарищами... Когда мне доложили, что Еремеев совершил ночной таран, я не сразу поверил: нам ведь не было известно случаев ночного тарана. 29 Июля, когда он вернулся в полк, я разговаривал с ним по телефону. Пётр Васильевич доложил, как все произошло. Затем и комиссия сообщила, что нашли обломки стабилизатора вражеского бомбардировщика и концы лопастей винта от истребителя Еремеева.

Написали представление на Еремеева за этот подвиг к ордену Ленина. От нас потребовали документы экипажа и оружие с вражеского самолёта. Лишь через неделю прожектористы 14-го зенитного полка передали, что самолёт найден в районе Истры. Но случилось, что на этот раз документы не были отправлены из полка. Так Еремеев остался ненаграждённым. Вскоре его назначили в 28-й истребительный авиационный полк командиром эскадрильи, а в конце Августа 1941 года полк вышел из моего подчинения".

...2 Октября 1941 года в районе деревни Красуха в воздухе произошла жаркая схватка группы истребителей Еремеева с "Мессершмиттами", пытавшимися штурмовать наши позиции. Еремеев первым врезался в боевой порядок вражеских машин. И тут случилось непоправимое. Осколок снаряда, пробив кабину самолёта, смертельно ранил Старшего лейтенанта.

В тот день лётчики 28-го истребительного авиационного полка открыли счёт мести за гибель своего товарища - командира эскадрильи.

Более 100 боевых вылетов совершил уралец П. В. Еремеев, участвовал в десятках воздушных поединков.

Отважного лётчика помнят жители станции Румянцево, что между Истрой и Волоколамском. Благодарные люди собрали средства и 21 Июля 1973 года открыли в посёлке памятник, на котором высечено имя Старшего лейтенанта Петра Васильевича Еремеева, совершившего здесь ночной таран. А комсомольцы города Истры учредили алую ленту Петра Еремеева, которая вручается победителям социалистического соревнования.

21 Сентября 1995 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Российской Федерации.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz