Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Стручалин Павел Степанович

П.С.Стручалин.

Лётчик - истребитель.

С 1942 года сержант П. С. Стручалин на фронтах Великой Отечественной войны. По Май 1945 года сражался в составе 21-го истребительного авиационного полка   (8-я минно - торпедная авиационная дивизия, ВВС Краснознамённого Балтийского Флота).

Зимой 1943 года в одном из боёв был сбит, получил тяжёлые ранения. После излечения продолжил боевую работу.

За период боевой деятельности Старший лейтенант П. С. Стручалин сбил 6 самолётов противника лично и 6 - в группе с товарищами.

Последний свой боевой вылет сделал 8 Мая 1945 года.

Награждён орденами: Красного Знамени  (четырежды); медалью.

*     *     *

День закончился печально. Не вернулся молодой лётчик 1-й эскадрильи сержант П. С. Стручалин. Летавшие с ним вместе видели, как подбитый в воздушном бою самолёт, чуть перетянув линию фронта, врезался в землю.

- Вешать голову, да ещё преждевременно, у нас не принято, - сказал за ужином майор Павлов. Слегка улыбаясь, он устремил свой внимательный взгляд в сторону противоположного конца стола, где сидела притихшая молодёжь. - Стручалин жив !   Уверен, что жив. Доктор завтра уточнит, и вы убедитесь, что я прав...

На следующий день я нашёл Павла Степановича Стручалина в одном из медсанбатов, в 5 километрах от линии фронта.

Тяжёлое состояние пострадавшего напоминало колеблющийся огонёк. Раненый находился на грани между двумя по-своему опасными стадиями травматического шока: возбуждением, с его усиленным расходованием энергетических запасов организма, и торможением, при котором все жизненно важные функции оказываются угнетёнными, готовыми в любой момент угаснуть. С моим коллегой мы обменялись понимающими взглядами: с эвакуацией он не справится, до устранения шока необходимо лечить на месте, в этой палатке вблизи линии фронта.

Кроме шока, множественных ушибов, ссадин и подкожных кровоизлияний у лётчика было сквозное ранение шеи. Правда, крупные сосуды, нервные стволы, пищевод, трахея, шейный отдел позвоночника и заключенная в нём часть спинного мозга повреждены не были. Ранение в столь опасной зоне и с такими благоприятными последствиями вызвало у меня чувство радости. Я радовался, что лётчик жив, что все страшные опасности сквозного ранения шеи миновали его. А с тем, что есть, можно и должно справиться. Надо только правильно действовать.

Тепло простившись с Павлом и коллегой, с которым мы обо всём договорились, я направился к месту происшествия, находившемуся в полутора - двух километрах от палатки в сторону фронта. Поездка туда диктовалась необходимостью изучения причин происшествия, механизмов ранений и травм. Достигалось это комплексным подходом, исследовалось и место происшествия. О том, что я увидел на месте вынужденного приземления, расскажу, совместив с тем, что несколько позже услышал от самого Стручалина и что удалось выяснить от летавших вместе с ним на это задание.

Як-9М из 21-го ИАП ВВС КБФ

Истребитель Як-9М из состава 21-го ИАП ВВС КБФ.  Октябрь 1944 года.

Плохо управляемый подбитый самолёт, возвращаясь на свой аэродром, шёл, теряя скорость, под большим углом к земле. Стручалин её почти не видел. Вода и масло, выливавшиеся из повреждённого мотора, забрызгали козырек кабины. Лицо заливала кровь. С 3000 метров, на которых начался воздушный бой, он снизился уже до 500, а линия фронта была всё ещё впереди. Встреча с землёй произошла на ровной, покрытой кустарником местности, вскоре после того, как линия фронта оказалась сзади. Удар был настолько сильным, что воздушный винт самолёта, словно отсечённый громадным тесаком, остался на месте соприкосновения с землёй. Все остальное силой огромной инерции было снова поднято в воздух и опять ударилось о землю. Привязные ремни лопнули, и лётчика выбросило из кабины. С голыми ногами   (унты сорвало с ног)  он зарылся в сугроб в 70 метрах от места первого соприкосновения с землёй. Сознания раненый не терял. Обошлось, как уже отмечалось, без костных повреждений. И всё это воспринималось с не меньшим удивлением, чем счастливый исход сквозного ранения в шею. Случай со Стручалиным ещё раз убеждал в справедливости афоризма о чудесах в авиации.

Пострадавшего очень скоро подобрали оказавшиеся поблизости люди и доставили в палатку. Ноги отморозить, к счастью, не успел. На 5-е сутки после случившегося, 17 Января, когда явления шока полностью ликвидировались, я доставил Стручалина в Первый военно - морской госпиталь. Там он завершил лечение и вернулся к лётной работе.

Старший лейтенант Павел Степанович Стручалин летал до конца войны. Награжден четырьмя орденами Красного Знамени. Это лучшее свидетельство того, как успешно воевал лётчик после выздоровления от тяжёлой травмы. Последний свой боевой вылет он сделал 8 Мая 1945 года.

В тот день, вылетев на разведку погоды вдоль побережья, Капитан В. Т. Добров и Старший лейтенант П. С. Стручалин у острова Борнхольм сбили летающую лодку врага и транспортный Ju-52. Боевой счёт полка был закрыт: 10 220 боевых вылетов, 265 воздушных боёв и 290 сбитых самолётов противника.

(Из книги В. Г. Митрофанова - "С крылатыми героями Балтики".)


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz