Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Зинченко Алексей Родионович

Зинченко А.Р.

Родился 20 Марта 1914 года в селе Явлено - Покровка, ныне Павлоградского района Омской области, в семье крестьянина. Окончил 5 классов, школу ФЗУ, а в 1937 году - Батайскую лётную школу Гражданского Воздушного Флота. Работал пилотом в ГВФ.

С 1941 года Алексей Зинченко в Красной Армии. Участник Великой Отечественной войны с 1941 года.

К Августу 1943 года командир эскадрильи 448-го штурмового авиационного полка (281-я штурмовая авиационная дивизия, 14-я воздушная армия, Волховский фронт) Старший лейтенант А. Р. Зинченко совершил 98 успешных боевых вылетов на штурмовку военных объектов и живой силы противника.

2 Сентября 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжил службу в ВВС СССР. В 1948 году окончил Высшие авиационные курсы ВВС. С 1953 года Подполковник А. Р. Зинченко - в запасе. Жил в Ленинграде, работал на одном из предприятий. Скончался 15 Октября 1970 года. Похоронен на Богословском кладбище. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, медалями.

*     *     *

Фотографии ветеранов... Пожелтевшие, чуть потрескавшиеся по краям - и тут же чёткие, чистенькие, снятые современным объективом. Рядом с изображением молодцеватого лётчика военных лет снимки пожилых людей, мало чем напоминающих героев войны.

Это фотографии из семейного архива Алексея Родионовича Зинченко. Последней из них нет ещё и 10 лет. На ней запечатлена встреча с бывшим фронтовым другом Иваном Алексеевичем Васильевым.

Впрочем, почему - бывшим ?   Они всегда оставались друзьями, хотя и не виделись много лет. Этой встречи они ждали давно. Может быть, ещё с тех грозных военных лет, когда летали в одном самолёте и в короткие перерывы между боями мечтали о прогулке по набережной Невы. И хотя смерть ходила где-то рядом, они не сомневались в такой встрече, в такой прогулке. Ведь они были молодыми парнями, весёлыми, мечтательными.

Фронтовая жизнь их была нелёгкой, связанной с тяжёлыми боями, с потерей друзей. Об одном из таких эпизодов, полном драматизма, уже после войны рассказала газета "Труд".

"На рассвете шестёрка самолётов Ил-2 под командованием Лейтенанта А. Р. Зинченко поднялась в воздух. Вот и цель: отчётливо видна петляющая по лесу дорога и движущиеся по ней автомашины, повозки и колонна пехоты. Зинченко дал сигнал: "Приготовиться к атаке !"

Самолёты образовали круг. Было видно, как заметались вражеские солдаты, скрываясь в лесу. Но поздно !   "Илы" один за другим заходили в атаку, сбрасывали бомбы, поливали врага пулемётно - пушечным огнём. Несколько бомб разорвалось на дороге. Её запрудили подбитые, горящие автомашины, повозки.

Но противник уже оправился от первого удара. В воздухе повисли шапки разрывов. В это время на цель заходил Лейтенант Александр Гарбуз. Неожиданно самолёт резко подбросило. Александр всё больше отжимал штурвал, ловя цель в перекрестие прицела, дал полный газ. Вдруг запах гари заставил лётчика оглянуться: за самолётом потянулся след дыма. Пламя начало проникать в кабину. И Гарбуз, стиснув челюсти и до боли в пальцах нажав на гашетку, направил свой смертельно раненный самолёт на врага...

На аэродроме Зинченко доложил командованию полка о выполнении боевого задания и о гибели Лейтенанта А. И. Гарбуза..."

Менее 1,5 месяцев отделяло этот вылет Зинченко от первой записи в его лётной книжке. От первого вылета, состоявшегося в 1942 году.

Принято говорить: человек словно рождён для своего дела. Так и Алексей Зинченко. Он был прирождённым авиатором. Отвагой молодого командира звена, а затем и штурмана эскадрильи в 448-м полку восхищались многие. Вот что рассказывает о своем однополчанине Алексей Николаевич Баженов.

Впрочем, прежде чем привести его слова, - несколько слов о самом Баженове. Они взяты из журнала безвозвратных потерь за 1941 - 1944 годы.

"Воздушный стрелок старший сержант А. Н. Баженов. В РККА призван Красносельским РВК г. Ленинграда. 15 Февраля 1943 года не возвратился с боевого задания". Это был его 21 первый вылет. Много позже, когда война осталась позади, Алексей Зинченко узнал, что Алексей Баженов не погиб, а в тяжёлом состоянии был доставлен в полевой госпиталь, где его сумели снова поставить на ноги...

- Алексей Родионович Зинченко никогда не возвращался, не выполнив задания или выполнив его не до конца. Бывало, летим - сплошная стена заградительного огня. А Зинченко, если у него не получается с первого захода, идет во вторую атаку - опять в этот ад !   Во второй ли, в третий ли раз - но обязательно добьётся успеха.

*     *     *

...Война застала гражданского лётчика, уроженца Ставропольского края Алексея Зинченко на Севере. Он водил свой самолёт по трассе Пермь - Кудымкар и далее до самой Гайны. Доставлял мешки с почтой и грузы, необходимые жителям отдалённых посёлков. Условия работы заставляли его принимать быстрые решения, летать в сложной метеорологической обстановке. Для взлёта и посадки иной раз приходилось пользоваться едва подготовленной, ограниченной в размерах площадкой. А мечталось ему о полётах на Северный полюс, о рейсах над белым безмолвием Арктики...

Но с первых же дней Великой Отечественной войны Алексей уже не думал ни о чём ином, кроме фронта. Попасть туда было не просто: на маршрутах, где он летал, тоже были нужны пилоты. И ему долго отказывали. Наконец, на очередной рапорт пришёл положительный ответ.

Сначала его, естественно, направили учиться, а уже потом он получил назначение на Волховский фронт, где дислоцировался 448-й штурмовой авиационный полк. Штурманом эскадрильи, в которую назначили Лейтенанта А. Зинченко, был тогда Павел Данилович Ковалёв. Профессиональный военный, он раньше летал на средних бомбардировщиках. С первых же боевых вылетов бомбардировщики стали наносить врагу значительный урон. Но и полк поредел. Как и другие лётчики, Ковалёв на себе испытал всю горечь первоначального превосходства противника в воздухе.

В Июле 1941 года подбитый самолёт Ковалёва врезался в болотце около белорусской деревушки в тылу врага. Приземлившегося на парашюте раненого советского лётчика долго прятали местные жители. После выздоровления - партизанский отряд, потом переход через линию фронта, назначение в 448-й штурмовой авиационный полк.

Вот он-то, Павел Данилович Ковалёв, и получил задание "обкатать" новенького Лейтенанта.

Потерявший за последнее время не одного боевого товарища, штурман мысленно пожелал новичку солдатского счастья. Вслух же ничего не сказал. Лишь взмахом руки подал знак садиться в машину.

Молодой лётчик легко поднял машину в воздух, позже спикировал, ввёл штурмовик в кабрирование. И вот самолёт на земле. Заглушив мотор, Алексей подошёл к Ковалёву и с тревогой стал ждать разбора своих действий. Но никакого разбора не было. Ковалёв снял шлемофон. Зинченко машинально сделал то же самое. Некоторое время они молча стояли, словно прислушиваясь к тишине леса, готовой в любую минуту взорваться, как это часто бывает на войне, рёвом самолётов, свистом и грохотом бомб.

Вскоре Ковалёв был назначен командиром эскадрильи, а Алексей Зинченко, успевший уже побывать на заданиях, хорошо показать себя в воздушных передрягах, стал его заместителем по штурманскому делу.

- Вместе с ним мы обучали лётчиков слепым полётам, - вспоминал потом Ковалёв. - Конечно, первым долгом освоил их сам Зинченко. Меня порой удивляла его настойчивость. Бывало, не успокоится до тех пор, пока не усвоит как следует поставленные всем нам задачи. Так было и с полётами под колпаком. Это когда фонарь кабины затягивали плотной тканью, имитируя ночь...

Умение летать в условиях ограниченной видимости очень помогало советским штурмовикам в их нелёгкой боевой работе. Характерен такой пример.

Войсковая разведка сообщила, что у населённого пункта Сольцы находится фашистский аэродром. Надо было его разгромить. Но сколько ни пытались обнаружить аэродром с воздуха, ничего не получалось. И тем не менее было известно, что в указанном в разведдонесении квадрате то и дело появлялись и как-то незаметно исчезали вражеские самолёты.

Было принято решение попытаться обнаружить аэродром в сумерках, когда чувство опасности несколько притупляется и вероятность демаскировки боевой деятельности войск увеличивается. После захода солнца эскадрилья штурмовиков в полном составе вылетела на задание. Едва вышли в указанный квадрат, заметили 2-х вражеских бомбардировщиков, нырнувших вниз, в черноту леса.

Ведомые Ковалевым штурмовики ринулись вслед за ними. Проложенные в лесу взлётные полосы хорошо маскировались и с воздуха напоминали лесные просеки. Но теперь-то лётчики ясно видели, что перед ними аэродром. Пронесясь над землёй, советские штурмовики подожгли несколько фашистских самолётов, пробомбили взлётные полосы.

Уходили в полной темноте. А тут ещё туман над Ильмень-озером. Превратившись в плотную беловатую массу, он так окутал самолёты, что, казалось, протяни руку - и наткнешься на что-то твёрдое. Вот когда пригодились тренировки под колпаком !   Ведь радиосвязью пользоваться почти нельзя. О бортовых огнях над территорией, занятой противником, и речи не могло быть. В таких условиях важно не сбиться с курса, не поддаться ложному чувству неуверенности в показаниях приборов. Порой кажется - явный крен вправо, надо выправлять машину. А приборы говорят совсем другое. Оглянуться бы, сравнить положение своего самолёта с другими. Но куда там !   Лишь на мгновение по команде комэска, словно подбадривая, вспыхивают бортовые огни. И снова темнота.

Этот полёт в ночных условиях, при плохой видимости стал для Алексея Зинченко, как и для всех молодых лётчиков, настоящим экзаменом на боевую зрелость.

В боевом пути полка особое место занимают первые ночные полёты на Ил-2 по уничтожению самолётов противника в Сентябре - Октябре 1942 года. Участники этих дерзких и мастерских ударов лётчики Лейтенанты А. И. Додонов, А. И. Гарбуз, Младшие лейтенанты П. В. Самсонов, И. И. Зиновьев, С. Г. Момот и старшина И. М. Кременной под командованием Капитана Г. Д. Самойлова, Старших лейтенантов П. Д. Ковалёва, А. Р. Зинченко, М. П. Скворцова уничтожили и повредили на аэродромах противника Бородулино, Сольцы, Рельбицы и Коростовичи 56 самолётов, а один из них, корректировщие Hs-126, сбили в воздухе. Все экипажи вернулись без потерь на свой аэродром. Когда командира звена Степана Момота спросили: "Трудно ли выполнять боевые задания на Ил-2 ночью ?"   Он ответил: "Да, очень трудно. Но мы доказали, что "чёрная смерть" будет бить врага не только днём, а и ночью".

И ещё такой вылет, когда остаёшься как бы наедине с собою, запомнился Алексею Зинченко.

...Едва штурмовики появились над расположением противника, как перед ними встала стена заградительного огня. Но лётчики не обращали внимания на жестокий обстрел, на вздувшиеся отверстия на плоскостях и уверенно вели машины к цели. И вдруг жаркое пламя лизнуло самолёт Алексея, перекинулось на фюзеляж. Охваченная огнём машина потеряла управление и, готовая опрокинуться через хвост, взмыла вверх.

- Держись ! - крикнул Ковалёв по радио.

Навалившись на штурвал, словно желая перейти в пике, Алексей постепенно выровнял машину.

"Только бы удержать... - мелькнула мысль. - Только бы удержать, дотянуть до своих..."

Самолёт ещё немного пошвыряло, но всё же он повиновался пилоту.

Бойцы нашей передовой оборонительной линии с удивлением увидели советский штурмовик, который, словно прихрамывая, тяжело снижался прямо на окопы. Немного не дотянув до своих, машина рухнула на нейтральной полосе.

Вытащили обоих - лётчика Алексея Зинченко и стрелка - радиста Ивана Васильева - в полубессознательном состоянии...

12 Января 1943 года началась операция "Искра" по прорыву блокады Ленинграда, а 18 Января после ожесточённых боёв в районах Рабочих посёлков № 5 и 1 войска двух фронтов соединились, блокада была прорвана, установилась связь Ленинграда с Большой Землёй. Активное участие в этой операции принимала и 281-я штурмовая авиационная дивизия, поддерживая наступление частей 2-й Ударной армии. На вооружении авиадивизии, в которую входили 448-й, 703-й и 872-й штурмовые авиаполки, находились самолёты Ил-2 - грозные для врага машины. Многоцелевой бронированный самолёт был вооружён пулемётами, пушками, авиабомбами и реактивными снарядами под плоскостями, которые лётчики прозвали "воздушными катюшами".

Наши штурмовики действовали на малых высотах, из-за леса, складок местности, дерзко, решительно и наводили страх на фашистских вояк. Появляясь неожиданно, они уничтожали танки, артиллерию, огневые точки пехоты, склады с горючим и боеприпасами, живую силу врага, самолёты на аэродромах, а также в воздухе. Недаром фашисты прозвали наши штурмовики "чёрной смертью". Лётчики и воздушные стрелки проявляли чудеса героизма, смелости и отваги, мужества и бесстрашия. В каждый свой бой они вкладывали жгучую ненависть к лютому врагу и беззаветную любовь к своей любимой Родине.

Готовясь к прорыву вражеской блокады, командование и политотдел соединения провели совещание с руководящим составом дивизии о готовности к штурму врага, семинары с командирами авиаэскадрилий, парторгами, комсоргами и агитаторами о партийно - политическом обеспечении успешного выполнения боевых заданий. Командиры эскадрилий 448-го штурмового авиаполка Капитан М. Д. Никишин и Старший лейтенант А. Р. Зинченко заверили, что они будут наносить смертельные удары по гитлеровцам, не щадя своих жизней.

Во время прорыва блокады командир эскадрильи 448-го штурмового авиаполка Старший лейтенант А. Р. Зинченко при штурмовке железнодорожного эшелона с танками и орудиями врага на станции Татыно был ранен. Обессиленный от потери крови, превозмогая боль, он посадил свой Ил-2 на промежуточный аэродром, немного отдохнул и, отказавшись от госпитализации, перелетел на свой аэродром, а вскоре снова поднялся на штурмовку врага. Алексей Родионович так и провоевал с осколком в груди до самой Победы.

В одном из полётов 4 Ил-2 под командованием командира 3-й эскадрильи Старшего лейтенанта А. Р. Зинченко поддерживала наши наземные войска на переднем крае обороны. Станция наведения дала им команду: "Летать над целью", пояснив: "Вы прижали противника к земле, и наша пехота продвигается вперёд". Лётчики сделали над целью 4 круга и снова услышали команду: ""Горбатые", замкните круг, с северо - запада на вас идут 2 истребителя противника".

Замкнуть круг 4-мя самолётами трудно, да и опыт пилотирования у одного из пилотов был к тому времени недостаточным, он из-за малого крена на вираже выскочил из круга, а был без воздушного стрелка. Истребитель противника атаковали самолёт и повредил управление, машина пошла как бы на "петлю", и из этого положения лётчик выпрыгнул с парашютом.

Истребители прикрытия сбили 1 самолёт противника и прикрыли парашютиста, который приземлился на территории, занятой нашими войсками, близко к нейтральной полосе. К вечеру лётчик был доставлен в полк.

К концу Августа 1943 года 448-й ШАП закончил боевые действия под Мгой, улучшившие положение наших войск под Ленинградом и не давшие противнику возможности снять часть своих войск для боёв на Курской дуге. В операции лётчики полка совершили 450 успешных боевых вылетов. Но и сами потеряли замечательных боевых товарищей - лётчиков Александра Бондаренко, Григория Пятуна, Виталия Лугового, Валентина Капантина и их воздушных стрелков. Все они были мужественные патриоты нашей Родины, умелые воздушные бойцы, без колебаний отдавшие свои жизни за нашу Победу.

К концу 1943 года на счету Зинченко было свыше 80 успешных боевых вылетов. Результаты их были столь эффективны, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 Сентября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм командиру эскадрильи 448-го штурмового авиационного полка Старшему лейтенанту Зинченко Алексею Родионовичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 510). Первому в 281-й штурмовой авиадивизии !

За участие в обороне Ленинграда и в прорыве блокады весь личный состав соединения был награждён медалью "За оборону Ленинграда", Верховное Главнокомандование наградило 281-ю штурмовую авиадивизию орденом Красного Знамени. Позже, за участие в освобождении Новгорода, она получила почётное наименование "Новгородской". Дивизия участвовала в битвах за Лугу, Псков, Выборг, Нарву, Прибалтику. Ей не однажды объявлялись благодарности Верховного Главнокомандующего.

Рассказывая о боевой деятельности А. Р. Зинченко, следует отметить тот факт, что лётчики 3-й эскадрильи 448-го штурмового авиаполка летали на самолётах "Ярославский комсомолец". Это был подарок фронту от ярославской молодёжи.

Ил-2 'Ярославский комсомолец'

Последняя запись в лётной книжке Полковника А. Р. Зинченко: "За период Великой Отечественной войны произвёл 118 боевых вылетов на самолёте Ил-2... Из них 11 - ночью".

118 боевых вылетов !   Каждый из них связан со смертельной опасностью. Каждый из них требовал беспредельного мужества, подлинного героизма.

*     *     *

Фотографии из личного архива ветерана... А ещё - письма.

"Здравствуйте, дорогой Алексей Родионович !

Мы, пионеры 5-го "В" класса средней школы № 2 города Георгиевска Ставропольского края, боремся за право, чтобы наш отряд носил Ваше имя. Просим: отзовитесь на наше письмо..."

Здесь же рукой Зинченко пометка: "Ответил 17 Февраля. Выслал 2 фото".

Ещё одно письмо:

"Дорогой Алексей Родионович !

Примите наш скромный подарок - альбом с видами Москвы и настольные часы. Мы купили его на свои, заработанные деньги.

Как мы и обещали Вам, учебную четверть мы закончили со 100% успеваемостью. Ваши фотографии мы поместили на большом стенде. Рядом - рассказ об одном из Ваших подвигов во время Великой Отечественной войны. Ребята нашего класса организовали в школе выставку из фотокопий, присланных Вами. Она получилась очень интересной.

Большое Вам спасибо за всё. Мы очень гордимся Вами. Желаем Вам хорошего здоровья и успехов. До свидания. С искренним уважением - ученики 7-го "Д" класса Икшанской трудовой школы несовершеннолетних".

Это письмо требует комментария. Несколько десятков лет назад "Комсомольская правда" опубликовала подборку писем читателей, которые просили через редакцию выразить благодарность ветеранам войны и труда. Под рубрикой "Поблагодари, "Комсомолка" было помещено и письмо директора школы С. Туманяна. "В трудовой школе для несовершеннолетних, - писал он, - мы работаем с подростками, совершившими правонарушения. Слова не всегда доходят до них. Иное дело - личный пример. Мы благодарны многим ветеранам гражданской и Отечественной войн, пришедшим к нам на помощь. Защитник Брестской крепости А. Романов, Герои Советского Союза Н. Федутенко и А. Зинченко, участница прорыва блокады Ленинграда Ф. Лаврова и многие другие часто навещают ребят, рассказывают им о героизме советских людей в годы войны, о настоящем и будущем нашей Родины".


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz