Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Антонов Владимир Александрович

В.А.Антонов.

Родился 14 Декабря 1922 года в селе Борнуково, ныне Бутурлинского района Тверской области, в семье крестьянина. Учился в Горьковском лесотехническом техникуме. С 1941 года в рядах Красной Армии. В 1942 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу пилотов.

С Октября 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны.

К Июню 1944 года командир эскадрильи 94-го Гвардейского штурмового авиационного полка  (5-я Гвардейская штурмовая авиационная дивизия, 1-й Гвардейский смешанный авиационный корпус, 17-я Воздушная армия, 3-й Украинский фронт)  Гвардии лейтенант В. А. Антонов совершил 150 успешных боевых вылетов на штурмовку укреплений, скоплений живой силы и техники противника. В воздушных боях лично сбил 2 самолёта врага.

2 Августа 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С 1946 года Гвардии капитан В. А. Антонов - в запасе. Жил во Львове, работал в Гражданской авиации. Был пилотом, командиром корабля, помощником командира эскадрильи. Трагически погиб 14 Сентября 1961 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

На счету Владимире Антонова 225 боевых вылетов. Столько раз летал он на своём "Иле" за линию фронта, столько раз встречался с противником с главу на глаз. По нему били вражеские зенитки, да так что иногда казалось, что сквозь стену их огня и пройти невозможно. Не однажды около него в смертельном хороводе ревели моторами "Мессера". А он каждый раз, успешно выполнив задание, возвращался на свой аэродром. Возвращался невредимым. 225 боевых вылетов, и ни одного ранения, ни одной царапины. Да что царапины !   Он ни одного самолёта не потерял в бою. Вот так, от Сталинграда до Берлина - и отлетал он все свои 225 боевых вылетов. Везение ?   Возможно !   Счастье ?   Так ведь человек сам кузнец своего счастья, а в бою, пожалуй, это ещё в большей степени.

Начав свою боевую биографию рядовым лётчиком, вторую её половину Владимир Антонов "дописывал" уже в должности командира авиационной эскадрильи. Эскадрильи, которая под его руководством только в 1945 году совершила 432 успешных боевых вылета, потеряв всего 4 самолёта и только один экипаж. Нет, это уже не везение. Это, как записано в личном деле Гвардии капитана Антонова, - дерзость, смелость, отвага, решительность и мастерство.

Боевая биография Владимира Антонова началось в канун 1943 года на Юго - Западном фронте. А до того, как он сам считал, у него и биографии-то никакой не было. Потому и писал коротко:

"Родился 14 Декабря 1922 года в семье крестьянина - бедняка в деревне Борнуково Пильнииского района Горьковской области. После семилетки год учился в Горьковском лесотехникуме. Оставил учёбу по материальным условиям. Через год снова поступил в лесотехникум. В Алатыре. Там же пошёл в аэроклуб".

Занятия в аэроклубе и решили его дальнейшую судьбу.

...29 Сентября 1942 года в 1-й Чкаловской военной школе пилотов состоялся очередной выпуск. В этот день в голубых петлицах Владимира Антонова красной эмалью блеснули два новеньких треугольничка - "сержант", а в выпускной аттестации - "красные" оценки: техника пилотирования - отлично, воздушная стрельба - отлично, бомбометание - отлично, знание мотора и самолёта - отлично...

- Завидую я тебе, Володя, - прощаясь с Антоновым сказал его инструктор старший сержант Струнин, - на фронт едешь.

Но Антонов попал не на фронт, а в запасной полк. И снова учёба. Теперь его, лётчика - бомбардировщика, начали переучивать на штурмовика. Он возмущался. А как же иначе - Сталинград задыхается, фашисты по Кавказу прут, кажется, не остановить, Ленинград - год уже в блокаде... А он, боевой лётчик, в запасном полку !   Какие нервы выдержат ?!   "О чём только начальство думает !"

Когда с рассветом 19 Ноября под Сталинградом загромыхала наша артиллерия, стало ясно, "о чём думало начальство". Через 3 дня, 22 Ноября, невысокий, худощавый, с весёлыми глазами, сержант докладывал командиру 843-го штурмового авиационного полка:

- Товарищ майор !   Сержант Антонов прибыл в ваше распоряжение для прохождения дальнейшей службы.

Знакомство с майором Шаматовым было коротким. Он покрутил ручку полевого телефона, стоящего на сколоченном из досок столе, и, проговорив в трубку: "Принимай пополнение", - повернулся к Антонову:

- Пойдёшь в первую эскадрилью. Обживайся, привыкай... Ну, а с тобой мы ещё не раз встретимся. Будет время и полетаем. - Майор улыбнулся, подавая на прощание руку.

22 Ноября в стремительном проходе наши войска окружили фашистские армии в Сталинграде. Противник опешил. Ещё бы !   За полтора года войны всякое бывало, но чтобы вот так вдруг затянулся узел на Сталинградском мешке !.. И это тогда, когда немецкие армии готовы были уже ринуться за Волгу !..

На время Сталинград заслонил всё. Перед оккупантами цель - перерезать пока ещё узкий пояс окружения, прорваться на помощь к своим. Спасти хорошо начавшуюся летом операцию. Перед нашими войсками стояла тяжёлая задача - всеми силами не допустить прорыва. Бои разгорелись жесточайшие.

И всё же молодых лётчиков придерживали. И Антонова не сразу пустили в бой. Не хотело рисковать молодёжью командование, "Пусть попривыкнут, - рассуждали, - пусть почувствуют обстановку, ритм боя". И только спустя месяц, когда молодёжь уже примелькалась в полку, сама собой вышла из разряда новичков, наступил и для Владимира Антонова долгожданный день.

Было это 28 Декабря 1942 года. Полк летал с прикатанного на колхозном поле снега. Лютый мороз, колючий ветер... А пехота ждёт помощи. Ей-то ещё тяжелее. Значит, надо летать. И хоть декабрьский день короток - два, а то и три вылета делали. В этот день после обеда командир полка принял решение выпустить на задание одну группу.

- По разведданным, вот здесь, в лесу, около деревни Циркуны, скопление техники и войск.

Шестеро пилотов, одетых в меховые комбинезоны и унты, млея в жаркой землянке командного пункта, сделали уже необходимые пометки на бортовых картах, уложили их в планшеты и теперь только ждали команды.

- Вопросы есть ? - спросил наконец командир полка. - Всё ясно ?

- Ясно, - вместе со всеми и, кажется, громче всех ответил Владимир Антонов.

- Тогда по самолётам !

Шесть моторов взревели почти одновременно, и самолёты, взвихривая снег, один за одним поднялись в мглистое морозное небо...

За ужином Володе впервые налили фронтовые 100 грамм.

- Поздравляю с боевым крещением, - понимающе улыбнулась официантка, ставя перед ним стакан.

- Спасибо, Валечка !

Он поднялся из-за стола и благодарно поцеловал девушку в щеку. Сегодня он готов был целовать каждого встречного. Ещё бы !   Первый боевой вылет и первые 2 вражеские автомашины записаны на его лицевой счёт. Первая краткая похвала командира и первые поздравления товарищей !

После ужина его окружили молодые пилоты. Некоторые уже сделали по одному - два вылета, другие только ещё дожидались своего часа. Но всем одинаково было интересно - как там ?

- Да как, нормально, в общем-то, - пожал плечами Антонов, - шли на бреющем, по радио, чтобы не демаскироваться, ни слова.

- Ну а линию фронта переходили - видел ?

Антонов отрицательно качнул головой.

- Так, с десяток танков чернели на снегу, да окопы... Это уж когда пролетели, я оглянулся. Мы ведь, считай, по верхушкам деревьев брили.

Линию фронта группа пересекла спокойно. Ни одна немецкая зенитка не тявкнула. Володя внимательно осматривал воздух, следил за землей и старался держаться в строю, как учили. "Северный Донец, - отметил он про себя, когда под самолётом промелькнул извивающийся с севера на юг заснеженный овраг, опушённый с одной стороны лесом, - значит, где-то слева Харьков".

Впрочем, теперь ему было не до обзоров. Теперь Антонов не спускал глаз с ведущего. Ждал команды. Минуты тянулись, казалось, часами. И вот сигнал - ведущий сделал 2 покачивания с крыла на крыло и сразу же пошёл с набором высоты. "Горка". Владимир потянул ручку управления на себя. Земля резко упала. Когда через десяток секунд он выровнял самолёт, то сразу же увидел: впереди слева кусок дороги, что прорубила просеку в лесу. На дороге отчетливо были видны автомашины и люди. "Вот это да ! - восторженно вскрикнул Володя, хотя голоса своего, конечно, же не услышал, - ювелирная работа !   Точно на цель !"   И в это время заговорило радио:

- Атакуем ! - коротко приказал ведущий и "упал" на левое крыло.

Атакуют штурмовики Ил-2.

Вслед за ним со снижением вдоль дороги пошёл второй, третий. Владимир шёл замыкающим. И только что спокойная трасса вздыбилась снежными вихрями, всполохами огня и обломками техники. Штурмовиков здесь явно не ждали. Шестёрка, сделав разворот, "проутюжила" дорогу ещё дважды. И когда превратила её в сплошное месиво, пылающее и взрывающееся, в телефонах послышалась команда:

- Порядок. Теперь домой...

- Мандражил ? - спросил Володю один из приятелей,- по-честному ?

- Нет, - решительно тряхнул тёмными вихрами Антонов, - нисколько.

Пройдёт время и Владимир Антонов, усмехнувшись, признается: "В первом вылете ?   Было... Ручку управления, помню, так сдавил, что казалось, сок с неё потечёт. Потом 3 дня пальцы на правой руке ломило. Ну а что же ты хочешь - первый же вылет !"

Потом был второй, третий вылет... Январь, Февраль, Март. Фашистов гнали на запад, не давая опомниться, не давая передохнуть. Антонов летал много. В это время он прекрасно изучил район Харькова - Водолага, Валки, Красноград, Рогань, Каменная Яруга... Здесь он уничтожил 15 автомашин противника, 2 танка, 2 зенитные батареи, 1 батарею полевой артиллерии и до 150 гитлеровцев. И с каждым вылетом приобретался опыт, а с ним и решительность. Смелости же ему было не занимать.

В конце Марта 1943 года друзья поздравляли Владимира Антонова с первой боевой наградой - орденом Красной Звезды.

В ходе наступательных боёв наши войска глубоко проникли на территорию Донбасса. 16 Февраля был освобождён Харьков. Однако праздновать победу было рано. Воевали с хитрым и сильным противником. Выбрав момент, он перешёл в контрнаступление. Сдержать его не смогли. Отошли с Донбасса. 16 Марта противник вновь захватил Харьков. Но и у немцев не было сил развить свои боевые действия. Войска остановились по реке Северный Донец. Немцы закрепились на правом его берегу. Наши войска тоже нуждались в передышке.

С начала Апреля во второй эшелон вывели и 843-й штурмовой авиационный полк. Собственно, оставшись на том же полевом аэродроме, он только прекратил боевые вылеты. Ожидали пополнение, новые самолёты, приводили в порядок тылы - подвозили горючее, боеприпасы, летнее обмундирование. После напряжённых боёв появилась возможность как следует отоспаться, попариться в баньке, в свободные вечера потанцевать. Впрочем, и сейчас не каждый вечер был свободным - служба.

- Антонов, к командиру ! - положив телефонную трубку, крикнул дежурный по эскадрильи.

- Чего ещё ? - недовольно буркнул Владимир, поворачиваясь на соломенном матрасе.

Он нехотя поднялся, оделся и не торопясь вышел на улицу.

- Застегните воротничок, - спокойно и твёрдо приказал командир эскадрильи, как только Антонов доложил о прибытии.

- Чего это он ? - удивился Володя, застегивая пуговицы.

- Сегодня в караул заступите. Разводящим.

- А что - больше некому, что ли ? - возмутился Антонов.

- Развод в 18 часов, - не обращая внимания на реплику, продолжал командир, - около дежурного по гарнизону. И приведите себя в порядок.

- Я же лётчик !   Мне летать надо, а не...

- Прекратить разговоры, - повысил голос командир эскадрильи, - будет время - будете летать, а сейчас - крутом и шагом марш !

Ничего не оставалось Антонову, как взять под козырёк.

В наряд приходилось ходить не часто. Полк пополнялся самолётами, лётчиками. Антонов охотно делился с ними своим боевым опытом. Летал, водил группы на "штурмовку" учебных целей. И к его характеристике: "Хорошо маневрирует при атаках противника. Над целью смел и решителен" - добавилось теперь: "Прибывшее пополнение умело и за короткое время обучил самолётовождению и ориентировке в боевых условиях".

Месяц пролетел незаметно. Вечером 30 Апреля из штаба дивизии сообщили о присвоении очередных воинских званий. В числе других и Владимир Антонов стал Лейтенантом. А на другой день 843-й штурмовой авиационный полк за отличные боевые действия по разгрому фашистских захватчиков был переименован в 94-й Гвардейский штурмовой авиационный полк. 1 Мая 1943 года Антонов стал Гвардии лейтенантом.

Лето 1943 года выдалось тёплым. Уже поднялись хлеба на недавно ещё занятой фашистами земле, спокойно шумят листвою рощи, в голубом небе заливаются жаворонки. И всё же умиротворённость была кажущейся.

В первых числах Июня на командный пункт полка приехал командир дивизии полковник Коломейцев.

- Соскучились, небось, по боевой работе ? - улыбнулся он, оглядывая собравшихся офицеров, - потерпите, скоро снова начнём.

Майор Шаматов доложил о результатах лётно - тактической конференции, об учебных стрельбах и бомбометании, об успешном вводе в строй молодых лётчиков - полк был в полной готовности.

- Ну и прекрасно, - заключил командир дивизии, - вот что, Гвардейцы, командующий поручает вам начать полёты на разведку. Нужен вот этот район. - Полковник Коломейцев подошёл к карте и энергично очертил участок фронта северо - западнее Ворошиловграда.

- Лисичанск, Горское, Славяносербск... Нужны данные о расположении войск, об аэродромах противника, артиллерийских позициях и миномётных батареях. Летать парами и одиночных экипажами. Четверых будет достаточно. Но чтобы это были надёжные люди. Кто ?..

- Майор Рахимов пойдёт, - посмотрел на своего заместителя Шаматов, - и ещё лейтенант Антонов, товарищ полковник. Молодой пилот, но толковый.

- Да я его помню, - полковник утвердительно качнул головой, - это ведь он под Воковской вместе с Рахимовым пару "Мессеров" сбил ?

- Так точно, товарищ полковник...

В течение 10 дней, с 13 по 28 Июня, летал на разведку Владимир Антонов. Ежедневно. В этих полётах ему не приходилось отбиваться от истребителей противника, его не обстреливала зенитная артиллерия. А иногда очень хотелось, чтобы хоть одна батарея открыла огонь. Ведь затаившегося врага обнаружить нелегко. И всё равно, каждый раз Антонов привозил ценные данные. Под конец полётов, перед строем полка, было объявлено: "Командующий 17-й Воздушной армией генерал Судец за отличную работу выносит Гвардии лейтенанту Антонову благодарность".

1 Июля 1943 года Гвардейцы в полном составе перелетели на новый аэродром в районе северо - восточнее Харькова. Внезапность перебазировки все расценили как подготовку к новым боевым действиям. И не ошиблись. 5 Июля немецкие войска перешли в наступление в районе Белгорода. В бой были брошены крупнейшие силы, оснащённые новейшими танками и самоходными установками. Это были машины с более крепкой броней, с более мощным вооружением - надежда захватчиков в летнем наступлении. Тысячи самолетов обеспечивали это наступление. И прежде всего в воздухе появились новые истребители FW-190 и штурмовики Hs-129.

После трёхмесячного затишья обстановка на фронте мгновенно накалилась. Полк делал по 5 - 6 вылетов в день. Первые самолёты вылетали, когда ещё чуть брезжит рассвет. После возвращения моторы ещё не успевали остыть, как заправленные бензином и боекомплектом машины вновь поднимались в воздух. Наспех пообедав, лётчики снова надевали не успевшие просохнуть потные подшлемники. Только с наступлением темноты затихал гул на аэродроме. Усталые пилоты замертво валились на койки, чтобы поспать хотя бы 4 - 5 часов. Техникам подчас и этого времени не отводилось. Некоторые самолёты возвращались из боя "прошитые" вражескими пулями, пробитые осколками снарядов. Возвращались с зияющими отверстиями в крыльях, фюзеляжах, с разодранным хвостовым оперением. Текло масло, повреждён пулемёт, перебито электрооборудование, радио... А к рассвету самолёты должны быть в строю.

Немецкик войска, вонзив у Белгорода бронированный "кинжал" в линию нашей обороны с тяжёлыми боями продвигались в направлении Обоянь - Курск.

7 Июля Антонов дважды водил группы бомбить танковые армады врага. Возвращался довольный. Новые, только что появившиеся на вооружении, противотанковые бомбы действовали прекрасно. "ПТАБы - кумулятивные бомбы, - объяснял лётчикам инженер полка по авиационному вооружению накануне начавшегося сражения, - у них концентрированный взрыв в направлении удара. Потому такая маленькая бомбочка обладает сильнейшим разрушительным действием". ПТАБы буквально прожигали броню "Тигров" и "Пантер". И Антонов после каждого вылета докладывал об уничтожении его группой танков.

9 Июля шестёрка "Илов", которую вёл Антонов, уничтожила переправу в районе Масловой пристани. На какое-то время на этом участке прервалось снабжение немецких войск боеприпасами и горючим. Готовясь к наступлению, захватчики обставили свои войска большим количеством зенитных батарей. Десятки стволов непрерывно рвали воздух над полем боя. Казалось, сквозь такой заслон самолётам не пробиться. Владимир Антонов и его группа проходили. Умело маневрируя по высоте, то расходясь веером в разные стороны, то вновь сходясь в плотный строй, вовремя отворачиваясь от зенитных трасс, они дезориентировали противника и не только зажигали затем его танки, уничтожали автомашины и солдат, но заставляли замолкать зенитные батареи, давая возможность другим группам действовать в этом районе уже с меньшим риском.

Группа Антонова возвращалась на свой аэродром без потерь. А на завтра с рассветом снова поднималась в бой. 10 Июля она штурмует позиции противника в районе Краснополья, 11 Июля вновь бомбит танки на поле боя.

12 Июля наступление немецких войск захлебнулось. Теперь они покатились обратно. 23 Июля наши части вышли на рубеж, с которого 2,5 недели назад начались боевые действия. Через 10 дней наши войска на всём участке фронта от Сум до Харькова перешли в наступление, а спустя ещё 2 дня, 5 Августа, в Москве прогремел первый в истории Отечественной войны победный салют. 12 залпов сделали кремлёвские орудия, в честь освобождения Орла и Белгорода. И, конечно же, вручались награды отличившимся. В этот день Владимир Антонов принимал поздравления по случаю награждения орденом Красного Знамени.

После разгрома под Курском фашистов начали громить и на Юго - Западном фронте. Освобождая Донбасс, 94-й Гвардейский ШАП в половине Сентября дрался уже на подступах к Запорожью.

Противник превратил Днепр в неприступный оборонительный рубеж. На одном из совещаний Гитлер заявил: "Скорее Днепр потечёт обратно, нежели русские преодолеют его". Немецким солдатам твердили, что Днепр - это "линия обороны их собственного дома".

Но это был наш дом !   Поэтому яростному сопротивлению захватчиков наши войска противопоставили беззаветное мужество освободителей.

- Сегодня мы потеряли 2 экипажа, - глухо выговорил командир полка, - они были сбиты внезапно навалившимися истребителями. Стало известно, что фашисты летают с аэродрома вблизи станции Мокрая.

Майор Шаматов с раздражением ткнул указкой в карту в 10 километрах от Запорожья и, резко повернувшись к собравшимся в штабе лётчикам, жестко сказал:

- Мы и впредь будем подвергать риску наши экипажи, если не парализуем этот аэродром. Завтра полк вновь обеспечивает наступление наших наземных частей. Эти полёты будут выполнять вторая и третья эскадрильи. Первая с рассветом блокирует аэродром Мокрая. Ведущим назначаю лейтенанта Антонова. Сделать так, - глядя на него в упор сказал командир, - чтобы завтра ни один гад не взлетел с Мокрой !

...На востоке, над бескрайней степью, резко очертив ровную линию горизонта, уже занималась заря. Антонов в лётном комбинезоне и с надетым парашютом медленно ходил около самолёта и, нервничая, жевал стебелёк жесткого ковыля.

- Скоро, что ли ? - с раздражением спросил он у механика, орудовавшего отвёрткой у капота мотора.

- Готово, командир... Так ведь хотел, чтобы наверняка... чтобы ничего не подвело, не отказало.

Через несколько минут группа, опробовав моторы, уже выруливала на старт. Круга для сбора над аэродромом не делали. Собрались на маршруте. Сзади уже поднимался рассвет, а впереди, в темноте, горизонт ещё едва угадывался. Летели на малой высоте. Над безлесной равниной ничто не мешало полёту. Слева и справа временами проплывали хутора. Светало. "Днепр", - определил Антонов по едва уловимым признакам, вглядываясь вперёд. Окружающую местность он не только видел, но, пожалуй, больше ощущал, потому что хорошо, до мелочей изучил карту накануне, готовясь к этому полёту. Собственно, к любому полёту он относился так же. И сейчас, в воздухе, его чёткое представление о деталях местности, над которой он проносился, помогали ориентироваться в полёте. Память рисовала в воображении и район аэродрома, и подходы к нему, и расположение на нём по разведданным вражеских самолётов. "Днепр впереди, - уточнил для себя Антонов, - теперь доворот вправо".

Шестёрка штурмовиков, беспредельно веря своему командиру, повторила маневр. На Мокрой уже готовились к полётам - самолёты были расчехлены, тут и там двигались люди. И всё же появление "Илов" было неожиданным. Посыпавшиеся на стоянки самолётов бомбы сразу же посеяли панику. Немецкие авиаторы поспешно разбегались по укрытиям, а в это время начали уже вспыхивать пораженные огнём штурмовиков немецкие истребители. "Ещё заход !" - скомандовал Антонов по радио, и, развернувшись, группа снова ринулась в атаку. А когда в 3-м заходе был уже почти полностью израсходован боекомплект, командир повернул свою группу обратно.

- 12 самолётов уничтожено, - докладывал он после посадки, - и взлётную полосу повредили.

Приказ командира полка был выполнен - с аэродрома Мокрая в этот день не поднялся в воздух ни один вражеский истребитель.

Противник сопротивлялся отчаянно. В районе Каменского бросив большие силы, он пытался сдержать наше наступление. Воздух над линией фронта простреливался сильным зенитным огнём. Наземные порядки охранялись большими группами истребителей.

- Прорвёмся, - усмехнулся Антонов, ставя задачу своей группе, - мы четвёркой пойдём вперёд, а ваша пара, - он поглядел на Сергея Яковлева и Бориса Кондратенко, - с отставанием справа. И с небольшим превышением. Как только по нашей четвёрке зенитчики откроют огонь - ваша задача разгромить батарею.

Всё было разыграно как по нотам. Штурмовики Антонова прорвались сквозь "непроходимый" заслон. На поле боя после их атаки остались догорать 3 вражеских танка, а когда Антонов уже собирался сделать разворот на свой аэродром, стрелок Василий Баль доложил:

- "Мессера", командир. Атакуют сзади сверху !

Не первый воздушный бой приходилось принимать Антонову. И как всегда, он действовал спокойно и хладнокровно.

- Внимание, - послышался его голос по радио, - воздух !

И в это время сильный взрыв бросил машину в сторону. Осколком снаряда на самолёте был перебит трос руля поворота, сильно повреждена тяга руля высоты, выведена из строя радиостанция, разбиты баллоны пневмосистемы... Однако мотор работал нормально, и Владимир благополучно дотянул до своего аэродрома, хотя самолёт плохо слушался пилота: то кренился вправо, то начинал тянуть вниз.

Самолёт скоро отремонтировали. А в это время наши войска расширяли плацдарм на правом берегу Днепра. Фашисты, не выдержав натиска, начали отступать. Уходили они и по Никопольскому мосту на левый берег. Для того чтобы не допустить этого, нужно было разбомбить Никопольский мост. Работа эта тонкая, точная, и поручить её можно только опытному бойцу. Эскадрилья Антонова и это задание выполнила успешно. А в результате много немецких солдат, не успевших переправиться на левый берег, было уничтожено или взято в плен.

20 Октября 1943 года на повестке дня партийного собрания одним из вопросов стоял и вопрос приема в члены ВКП(б) Владимира Антонова. Кандидатура его обсуждалась недолго. Коммунисты отметили личную храбрость командира эскадрильи  (в этой должности Антонов был уже с конца Сентября). Говорили, что в бою Антонов как командир незаменим, вспомнили, кстати, что 28 Ментября он был награждён третьим орденом - Отечественной войны 1-й степени, и решили единогласно - принять. На другой день представитель политотдела 5-й Гвардейской Запорожской штурмовой авиационной дивизии вручил ему партийный билет.

Всю зиму с тяжёлыми боями продвигался 94-й Гвардейский ШАП. 14 Октября 1943 года освобождено Запорожье, 25 Октября - Днепропетровск. 22 Февраля 1944 года наши войска вошли в Кривой Рог, 28 Марта выбросили захватчиков из Николаева, а 10 Апреля - из Одессы. И снова наступила передышка.

Подводились итоги осенне - зимних наступательных операций в Генеральном штабе, подводились и в боевых частях. И когда эта "бухгалтерия" коснулась Антонова, то в его личном деле появилась запись:

В.А.Антонов.

"В Отечественной войне с 22.11.1942 года. За это время произвёл 160 успешных боевых вылетов, в которых лично уничтожил 25 танков, до 10 самолётов на аэродромах и 2 в воздушном бою, более 50 автомашин, 2 артиллерийские батареи и более 300 гитлеровцев".

6 Марта 1944 года Гвардии лейтенанту Антонову вручили орден Красного Знамени - четвёртую боевую награду.

С Женей, девушкой из Курской области, Володя был уже знаком давно. Дружили. Иногда она летала с ним воздушным стрелком, в нелётную погоду они часто были вместе. Мечтали, как после войны создадут свою семью. Она охотно писала письма его родителям, с удовольствием читала их ответы. Володя и Женя уже не представляли себя врозь. Им казалось, что они созданы друг для друга. В наступившей передышке у них появилась возможность видеться чаще. Да и война уже шла к своему завершению. И радовала, вселяла надежды весна.

Впрочем, весна скоро кончилась. Кончилась и передышка. 23 Июня 1944 года началось наступление. Двинулись и войска 1-го Украинского фронта на Львовском направлении. К этому времени на этот участок была переброшена в полном составе и 5-я Гвардейская Запорожская штурмовая авиационная дивизия. Вскоре стало ясно - здесь разворачиваются события всей наступательной операции.

Наземные части прорываются к Раве - Русской, и эскадрилья Антонова, которому уже было присвоено звание "Гвардии старший лейтенант", взламывает оборону противника, открывая путь пехоте. Начались бои за освобождение Владимира - Волынского, и Владимир Антонов штурмует противотанковые позиции противника. Наступательные бои требуют ежедневной помощи авиации. И почти ежедневно над полем боя появляются штурмовики 1-й эскадрильи 94-го Гвардейского ШАП. И потому, когда 20 Июля был освобождён город Владимир - Волынский, почётное звание его освободителей было присвоено родному антоновскому с полку. С этого дня он стал именоваться 94-й Гвардейский штурмовой Владимиро - Волынский авиационный полк.

В наступательном порыве некогда подчас нормально поесть, поспать. Не всегда удавалось услышать по радио сводку новостей, прочитать газету. В один из таких жарких боевых дней, 3 Августа 1944 года в полк поступило сообщение о присвоении Гвардии старшему лейтенанту Антонову звания Героя Советского Союза.

Через несколько дней в деревню Борнуково пошло письмо родителям Владимира Антонова:

"Дорогие Александр Иванович и Вера Николаевна !   Командование и парторганизация Гвардейской части, где служит Ваш сын, Владимир Александрович, сердечно поздравляют Вас в связи с присвоением Вашему сыну звания Героя Советского Союза. Этот день незабываемый и для всей нашей части. Боевой путь Вашего сына - путь славного сына Коммунистической партии, подлинного патриота нашей Родины. Его подвиг - символ бесстрашия и мужества для наших воинов в предстоящих боях по окончательному разгрому немецкого фашизма".

Ил-2 одного из ГвШАП.

Окончательный разгром близился. Скоро бои уже шли на территории Германии. Владимир Антонов со своей эскадрильей громил окружённые группировки противника в районе Котбуса и Любена, взламывал мощные укрепления в Баруте, участвовал в овладении Дрезденом. И, наконец, группы под его руководством бомбили отчаянно сопротивлявшийся гарнизон Берлина.

Кончилась война. Первым же послевоенным письмом из Борнукова Женя сообщила Володе: "У тебя дочь. Светлана. Она родилась 20 мая 1945 года".

Через год по состоянию здоровья Владимир Александрович Антонов вынужден был демобилизоваться. С Октября 1946 года он работал заместителем директора Раховского леспромхоза в Закарпатской области. В Феврале 1948 года у Антоновых родился сын - Игорь. Всё было хорошо в этой семье. Вот только душа Владимира Александровича была неспокойной. Его неудержимо влекло небо. С Апреля 1948 года Антонов вновь стал пилотом. Теперь уже в гражданской авиации. Сначала пилот, потом командир корабля, помощник командира эскадрильи...

Ветеран 94-го Гвардейского Владимиро - Волынского штурмового авиационного полка, награжденный в 1945 году последней боевой наградой - орденом Александра Невского, Герой Советского Союза, Гвардии капитан запаса Владимир Александрович Антонов трагически погиб 14 Сентября 1961 года.

Автор статьи: Р. Бляшко.

(Информация с сайта - "Военно - Исторический портал посвящённый Второй Мировой войне".)


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz