Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Пильщиков Константин Александрович

К.А.Пильщиков.

Лётчик - истребитель. Родился и вырос в городе Ставрополе. Окончил школу младших авиационных специалистов. В 1937 году участвовал в национально - революционной войне в Испании. Случил авиамехаником в эскадрильи знаменитого Анатолия Серова, в чью честь названа в Ставрополе вторая по длине улица города. Пильщикову же в родном городе не досталось даже проезда или тупика...

Вернувшись из Испании окончил военно - авиационную школу лётчиков.

С Июня 1941 года Капитан К. А. Пильщиков на фронтах Великой Отечественной войны. По Июль 1943 года служил в составе 168-го ИАП; по Ноябрь 1943 года находился в резерве Командования 1-й Воздушной армией; по Декабрь 1944 года - в 523-м ИАП.

К концу 1944 года командир 523-го истребительного авиационного полка Подполковник К. А. Пильщиков выполнил более 260 боевых вылетов. В воздушных боях сбил 13 самолётов противника, ещё несколько уничтожил на земле.

24 Декабря 1944 года был сбит огнём с земли и попал в плен, где находился до 22 Апреля 1945 года.

Награждён орденами: Красного Знамени  (четырежды), Александра Невского, Красной Звезды  (трижды); многими медалями.

*     *     *

В середине Июля 1941 года Люфтваффе обрушили особенно мощные удары на висевшие у немецких войск на фланге 6-ю и 12-ю армии Юго - Западного и 18-ю армию Южного фронтов. Немцы стремились окружить и разгромить здесь наши наземные войска.

Стратегическое господство в воздухе в то время было на стороне вражеской авиации. Фашисты летали большими группами "Юнкерсов" и "Хейнкелей" в сопровождении "Мессеров". Мы же из-за недостатка истребителей вынуждены были увеличивать число боевых вылетов. По 7 - 8 раз в день поднимались наши лётчики в воздух навстречу врагу. Часто 2 - 3 пары наших И-16 вели бой против 20 - 30 вражеских самолётов. Это были трудные, неравные схватки. Однако обстановка требовала сражаться, и наши воздушные бойцы, ежеминутно подвергаясь смертельной опасности, отважно атаковали врага. Они расстраивали боевые порядки фашистских бомбардировщиков, принуждали их сбрасывать бомбовый груз где попало, неприцельно. Не упускали удобного случая нажимать гашетки, когда самолёты противника попадали в прицел.

На славу дрался в той обстановке, отражая налёты больших групп бомбардировщиков на рубеже обороны 18-й армии, комиссар эскадрильи 168-го истребительного авиаполка Константин Пильщиков и его боевые товарищи.

12 Июля 1941 года 3 И-16 сопровождали уходившего через линию фронта разведчика - "Петлякова". Ведущим шёл К. А. Пильщиков. Экипаж Пе-2 уверенно справился со своей задачей. Выполнив разворот, он подал истребителям сигнал: "Возвращаемся на свой аэродром !"   Оглядывая небо, Пильщиков увидел четвёрку вражеских "Фиатов", а за ними - четвёрку "Мессеров".

Горючее в баках наших "Ишачков" было на исходе. Однако "Петлякова" нужно было непременно защитить. Ведь на борту у него важные разведданные. Оценив обстановку, комиссар решил отвлечь внимание истребителей врага от Пе-2, атаковать их в лоб. Сразу же после доворота вправо Пильщиков направил И-16 навстречу врагам. Сближение шло стремительно. Фашисты ударили очередями из пушек и пулемётов. Сверкающие трассы проносились мимо. "Нет, мы с курса не свернём !" - твёрдо решил комиссар.

Наши лётчики открыли по врагу ответный огонь. И когда до "Фиатов" оставалось около 150 метров, те свечой рванулись вверх. Константин Пильщиков и Пётр Шурмин ждали этого момента. Увидев в прицеле жёлтые фюзеляжи вражеских истребителей, они почти в упор выпустили в них короткие пушечные очереди. Два "Фиата" рухнули на землю.

Однако и наши самолёты получили повреждения. На машине Пильщикова был, вероятно, перебит маслопровод, и мотор заработал с перебоями. Ещё хуже дело обстояло на истребителе Шурмина: за ним тянулся дымный след. Это опасно. Кому же не известно: дыма без огня не бывает. Тем не менее ни один из наших лётчиков не отвернул в сторону, не вышел из боя. Все трое шли теперь в лобовую на "Иессеров". И немцы дрогнули. Уклоняясь от атаки, они начали отворот. Здесь-то Николай Задорожный и выпустил в одного из врагов пушечную очередь. Она оказалась точной. "Мессер" свалился на крыло и, потеряв управление, пошёл вниз.

Тройка наших смельчаков, пикируя, на большой скорости достигла малой высоты. Из мотора дымившего "Ишачка" Петра Шурмина вырвалось, затрепетало в потоках воздуха буйное пламя. Самолёт неожиданно взорвался, лётчик погиб.

В машине Константина Пильщикова заклинило мотор, и он вовремя ушёл на вынужденную посадку. Николай Задорожный вернулся на аэродром и рассказал обо всём случившемся.

К. А. Пильщиков приземлился где-то в районе наших отступавших артиллерийских частей. Через 3 дня он вернулся в полк.

Не однажды доводилось летать К. Пильщикову вместе с ведомым Младшим лейтенантом В. Максимовым на разведку. В одном из таких полётов - он выполнялся по указанию штаба Южного фронта - Пильщиков и Максимов при возвращении на свой аэродром обнаружили в районе Шаргорода большое скопление вражеских машин и решили "покропить" гитлеровцев огоньком бортового оружия. Слишком уж заманчивой была цель. Воздушные бойцы выполнили 4 атаки, и после каждой из них на земле ярким пламенем вспыхивали бензоцистерны. В момент разворота для захода в очередную атаку лётчики увидели 4 Ме-109. Пришлось принять бой. Виктор Максимов направил свой "Ишачок" прямо в лоб вражескому истребителю. Немец не отвалил в сторону. Не отвернул с боевого курса и наш лётчик. Самолёты на огромной скорости врезались один в другого со страшной силой. В небе взметнулся огненный смерч. Рваное облако дыма закачалось в воздухе. На землю посыпались обломки.

Константин Пильщиков остался один. Тройка Ме-109 яростно кидалась на нашего лётчика. В бронеспинку "Ишачка" ударил снаряд. Калёный осколок впился в руку. Кончились боеприпасы, но Пильщиков, продолжая маневрировать, то и дело ставил фашистов в невыгодное положение. При этом, снижаясь, он тянул свою машину на восток.

Фашистам всё же удалось зажать его в тиски. Они подошли к нему с разных сторон почти вплотную, выстрелами показали направление полёта: разворачивайся, дескать, и жми на их аэродром, пока цел. В плен решили захватить. Вместе с истребителем. Но не тут-то было. Пильщиков резко бросил свой "Ишачок" влево. Немец в страхе шарахнулся от него, не рассчитал и врезался в своего же ведомого. Оба "Мессера" почти одновременно загорелись и упали.

Теперь в небе оставались лишь 2 истребителя - наш и вражеский. Фашистский лётчик покружил над нашим И-16, погрозил из кабины Пильщикову кулаком, но сделать ничего не мог: вероятно, боеприпасы кончились и у него.

Тяжело раненный осколками Пильщиков едва дотянул искорёженный истребитель до своего аэродрома. Шасси не выпускались, и лётчик посадил машину на "живот". Товарищи вытащили Константина Александровича из кабины, и он коротко доложил о результатах разведки и неожиданном бое на обратном маршруте. Подкатила "санитарка", и лётчика увезли в госпиталь. Требовалась срочная операция...

В трудных Июльских боях 1941 года отвага и мужество Капитана К. А. Пильщикова проявились с особой силой.

Судьба его была необычной. В довоенное время он 7 лет служил в должности авиационного техника, затем инженера эскадрильи. В 1937 году сражался в Испании. Там ему довелось обеспечивать вылеты широко известного в стране лётчика Анатолия Серова. По возвращении на Родину Константин Александрович занимался в аэроклубе, затем поступил в школу лётчиков. В дни формирования полка он прибыл к нам на должность заместителя командира эскадрильи по политчасти. Товарищи быстро прониклись к нему уважением.

С первых дней войны Пильщиков показывал однополчанам пример отваги и мужества. Он летал больше всех. В иные дни поднимался в небо по 7 - 8 раз. Сражался мастерски, смело. Недавний бой тройки наших "Ишачков" против 8 "Мессеров" и "Фиатов" - яркое тому доказательство.

В той неравной схватке погиб Виктор Максимов, а сам комиссар эскадрильи получил серьёзное ранение. Однако вины Пильщикова в гибели товарища не было. Константин Александрович принял тогда верное решение - атаковать численно превосходящего врага. Иного выхода не было. Лишь активно сражаясь, он мог сохранить самолёт и доставить командованию добытые сведения о фашистских войсках.

Вообще-то истребители - разведчики не должны были ввязываться в воздушный бой без особой необходимости. Главное для них - доставить разведданные. Всё это стало понятно позднее. В те же первые месяцы войны из-за недостатка авиации на фронтах нам волей - неволей приходилось сочетать в одном полёте выполнение самых разнообразных заданий. Летая на разведку, воздушные бойцы вели схватки с вражеской авиацией, наносили штурмовые удары по наземному противнику.

В один из Октябрьский дней 1941 года, после госпиталя и долгих мытарств, Константин Пильщиков вернулся в родной полк. Все очень обрадовались возвращению этого отважного лётчика и обаятельной души человека.

Командир полка обратился в вышестоящий штаб с просьбой зачислить его в состав части. Однако поступил отказ. Причина простая: по штату полк уже укомплектован полностью. Командиру не хотелось отпускать такого превосходного лётчика. Выход был найден: его зачислили на нелетную должность - начальником химслужбы полка.

Пильщиков охотно согласился с таким предложением. Впоследствии, во время дальнейших сражений на фронте, он многое сделал для полка.

Наступил Ноябрь. Началась ранняя зима. Программа переобучения лётчиков подходила к концу. Воздушные бойцы овладели новой авиационной техникой. Все чаще они гадали, куда, на какой участок фронта направят готовый к новым боям истребительный полк. Предполагали, что сражаться будут в подмосковном небе.

Как-то к весной 1942 года из штаба 16-й армии поступило приказание в срочном порядке произвести контрольную воздушную разведку передвижения фашистских войск в районах Брянска и Карачева. На выполнение этого задания вылетели Майор К. А. Пильщиков и прикрывавшие его Старший лейтенант Е. Г. Серебряков и лейтенант И. М. Астахов. Набрав высоту, они взяли курс в направлении Сухиничей и неожиданно встретили группу Ju-88. Вражеские бомбардировщики шли навстречу истребителям тройками на некотором удалении одна от другой. Высота - равная с нашими истребителями. В сознании Пильщикова пронеслось: "Куда идут эти бомберы ?   На Сухиничи ?   Но ведь там скопилось столько эшелонов !"

Задание по разведке было важным. Но как пройти мимо бомбардировщиков ?   Что останется на станции после их ударов ?   Пильщиков, разумеется, мог и должен был отвернуть в сторону. Никто бы не осудил его, не обвинил в трусости. Но комэск решил атаковать, расстроить боевой порядок "Юнкерсов", а затем уже продолжить полёт по своему маршруту.

Он направил истребитель на ведущего первой тройки "Юнкерсов". Серебряков и Астахов поняли замысел командира без слов. Каждый из них уже выбрал себе цель. Первым открыл огонь Пильщиков, а в следующую секунду нажали гашетки и оба ведомые. Один "Юнкерс" задымил и, резко клюнув носом, почти отвесно пошёл к земле.

Проскочив первое звено, истребители таким же плотным огнём встретили второе. На выходе из пикирования Пильщиков бросил взгляд вверх назад и увидел, как пламя охватило ещё один "Юнкерс". Однако Серебрякова и Астахова позади не было. Позднее выяснилось, что ведомые, словно по инерции, атаковали и третье звено.

В тот же момент Пильщиков их не заметил. Он подумал о том, что следовало бы немедля пристроить к себе ведомых и идти на разведку. Взглянул вверх, увидел в лучах солнца силуэты самолётов, обрадовался: "Порядок !"   Покачиванием с крыла на крыло дал им сигнал, чтобы пристраивались. И вдруг... огненные трассы прочертили воздух над самой кабиной. Что-то сильно ударило в фюзеляж. Помимо воли лётчика истребитель резко рванулся ввысь. "Пристроил, называется !" - корил себя ведущий, определив, что за ним неслась пара "Мессеров". Он попытался сманеврировать, но рули управления не повиновались. Видимо, были перебиты тяги. Оставалось одно - выброситься из кабины с парашютом.

Пильщиков перевалился через борт, дёрнул вытяжное кольцо. Над головой раскрылся купол. И едва лётчик осмотрелся, как увидел всё тех же двух "Мессеров". Они шли прямо на него. "Это конец !" - подумал лётчик. Достаточно было одной прицельной очереди, чтобы убить человека в воздухе или обрезать стропы парашюта, что тоже было равнозначно гибели.

Вероятно, так бы всё и произошло, если бы Евгений Серебряков и Иван Астахов не поспешили на выручку своего командира. Вовремя преградили они путь фашистам. Приземлился Пильщиков в поле. Невдалеке увидел двух женщин. Они жали рожь...

Оба ведомые - и Серебряков, и Астахов - вернулись на аэродром. Доложили обо всём, как было. Командир полка с сожалением подумал: задание штаба армии сорвано. За это может нагореть. Однако никакой возможности исправить ошибку, добыть разведданные о противнике в этот день не было - над землёй начали уже сгущаться вечерние сумерки.

Доклад о случившемся в штабе армии встретили довольно холодно.

- Ваши лётчики должны раз и навсегда запомнить, что главная их задача - воздушная разведка, - разъяснял начальник штаба армии. - Никто из них не вправе вступать в бой, если это грозит срыву главной задачи. Тому, кто не может усвоить этой истины, в разведке делать нечего. Командующий армией обращает ваше внимание на недопустимость впредь подобных случаев. Командиру группы разведчиков он приказал объявить выговор.

Об этом разговоре с начальником штаба армии поставили в известность и К. А. Пильщикова, только что вернувшегося на аэродром на попутной машине. Оба они - и командир полка Подполковник С. Д. Ярославцев, и командир эскадрильи - были не на шутку расстроены. На другой день командир полка провёл разбор этого полёта со всеми воздушными бойцами, разъяснил требования Командующего армией, дал строжайший наказ не отступать от них ни на шаг...

В конце лета 1942 года С. Д. Ярославцев обратился к Генералу С. А. Худякову с просьбой о его переводе на должность командира штурмового полка. Ему хотелось летать и громить гитлеровцев на "Ильюшиных". Эта просьба Семёна Дмитриевича была удовлетворена, и он простился с товарищами, убыл к новому месту службы.

На должность командира полка назначили Майора К. А. Пильщикова. В полку он находился с первого дня его формирования. Все отлично знали этого боевого лётчика. В поединках с врагом он был отважен и смел. Обладал поистине завидным мастерством пилотирования истребителя. На него держала равнение вся молодёжь.

В период с 8 по 10 Июня 1943 года силами 3-х Воздушных армий и авиации дальнего действия была проведена крупная воздушная операция, главные усилия которой направлялись на уничтожение бомбардировщиков врага на аэродромах Боровское, Сеща, Брянск, Карачев и Орёл. Именно с этих "точек" противник совершал ночные налёты на объекты Поволжья. Первый массированный удар наша авиация нанесла 8 Июня вечером. Внезапности достигнуть не удалось. Успеха добились лишь те, кто действовал большими группами и выделил достаточные силы для подавления средств ПВО противника.

1-я Воздушная армия подвергла массированному удару аэродромы Боровское, Сеща и Брянск. Наиболее удачным оказался налёт 110 наших самолётов на Сещенский аэродром. В нём участвовали 18-й Гвардейский полк и эскадрилья "Нормандия". Около половины самолётов здесь осуществляли подавление зенитных средств и вели борьбу с истребителями врага. В итоге были уничтожены 35 самолётов, 5 из них - сбито в воздухе.

Удар штурмовиков под прикрытием истребителей 303-й авиадивизии по аэродрому Брянск завершился неудачно. Наши "Ильюшины", причинив врагу незначительный урон, понесли серьёзные потери. Причины этой неудачи заключались в следующем. Во-первых, отсутствовала внезапность в организации нанесения удара. Вражеские истребители встретили и атаковали нашу группу над линией фронта и подвергали её обстрелу на протяжении всего маршрута. Во-вторых, не была организована блокировка аэродрома возле Брянска и соседних с ним "точек", что дало возможность немцам поднять в воздух большие силы истребителей. В-третьих, действия наших истребителей оказались неорганизованными.

Дело в том, что для сопровождения группы штурмовиков выделили 3 эскадрильи истребителей из разных полков 303-й дивизии. Кто должен был возглавить эту группу, штаб дивизии заранее не определил. Лишь за час до вылета сообщили, что старшим группы истребителей назначен командир 168-го авиаполка Майор К. А. Пильщиков. Это была простая формальность, поскольку у Пильщикова уже не оставалось времени для организации взаимодействия между 3-мя группами истребителей. Каждый командир действовал самостоятельно.

Командир 168-го ИАП Подполковник К. А. Пильщиков, вылетавший на боевое задание в качестве рядового лётчика в составе группы капитана Бородича, сделал попытку вернуть к штурмовикам истребители группы вышедшего из боя старшего лейтенанта Яковлева, но она успехом не увенчалась. Пильщиков дал по радио приказание: "Истребителям вернуться к штурмовикам", но никто этого приказа не выполнил. Тогда Пильщиков сам стал снижаться за штурмовиками, считая, что своим примером он заставит своих подчинённых выполнить его приказ, но этому примеру никто не последовал. Более того, при выполнении всех этих маневров Пильщиков сам остался без своего ведомого штурмана полка Капитана Г. И. Титарёва, который остался в боевом строю группы.

Оставшись один, Подполковник К. А. Пильщиков на высоте 1600 метров был атакован 3 FW-190, которые неожиданно выскочили из облаков. Пильщиков резким разворотом влево "вышел из зоны обстрела". Истребители противника проскочили мимо него и ушли. Пильщиков взял курс в район ожидания - станцию Батогово - и вошёл в облачность. Выскочив из неё, он увидел воздушный бой 2-х Як-7Б с парой FW-190 на высоте 1500 метров, а также один горящий "Фоккер", который шёл со снижением. Имея превышение в высоте 200 метров, Пильщиков, выполнив левый переворот, с пикирования атаковал FW-190, который "повис" на хвосте нашего "Яка". Попав под обстрел, "Фоккер" вышел из атаки, а "Як" ушёл в облачность.

Пильщиков продолжал атаковать самолёты противника, которые встали в правый вираж. Ему удалось зайти одному из них в хвост на дистанцию открытия огня, но в этот момент второй FW-190, выполнив с виража переворот и оказавшись ниже и сзади Пильщикова, обстрелял его самолёт с кабрирования. Уклоняясь от пулемётно - пушечной очереди, Пильщиков ушёл в облачность. Выйдя из неё, он увидел, как пара "Фоккеров" атакует одиночный "Як". Пильщиков имел высоту 2000 метров и находился выше противника на 200 метров и сзади. Идеальная позиция для атаки. Спикировав на ближайший к нему FW-190, Пильщиков с дистанции 50 - 60 метров одной очередью сбил его и затем атаковал ведущего FW-190, который вёл огонь по маневрирующему "Яку". Попав под удар, "Фоккер" прекратил атаку и попытался уйти из-под огня, но после 6-й очереди загорелся и упал.

Атакованный противником, "Як" был подбит и со снижением ушёл в северном направлении. На фоне леса Пильщиков потерял его из виду. Не обнаружив своих самолётов в районе боя, Пильщиков взял курс на свой аэродром.

Неудаче боевого вылета способствовало то, что боевой порядок на маршруте группа штурмовиков не выдержала. "Ильюшины" заметно растянулись в глубину. "Мессеры" связали наших истребителей боем, оторвали от строя штурмовиков и нанесли им большие потери.

За неорганизованные действия истребителей прикрытия, повлекшие за собой потери штурмовиков, в воспитательных целях  (в назидание другим командирам и всему лётному составу)  виновным был "назначен" командир 168-го ИАП Подполковник К. А. Пильщиков. "...За отсутствие воли командира в воздухе" и оставление прикрывающих штурмовиков Пильщиков приказом Генерала М. М. Громова был отстранен от командования полком и предан суду Военного трибунала.

Конечно же, Подполковник К. А. Пильщиков со своим штабом защищался, объясняя случившееся большим количеством немецких истребителей, с которыми лётчикам полка пришлось вести воздушный бой: "...истребителей противника было до 27, только тех, с которыми вели воздушный бой лётчики 168-го ИАП". По их мнению, печальный исход воздушного боя был предопределен имевшими место серьёзными недостатками боевого порядка групп штурмовиков, в чём были виноваты как ведущие групп штурмовиков, так и ведущие групп истребителей. У пилотов Люфтваффе в этом бою было одно главное преимущество - "свободный маневр ...и то, что противник вступил в бой четвёрками против наших изолированных пар". Именно по этим причинам почти всем истребителям прикрытия - группам сопровождения и ударной группе - пришлось вступить в воздушный бой, оставив штурмовиков одних.

Что касается дальнейшей судьбы командира 168-го ИАП Подполковника К. А. Пильщикова, то можно сказать следующее. 11 Июля 1943 года Пильщиков "...командование полком сдал и убыл в распоряжение командира 303-й ИАД". Вместо него приказом Командующего 1-й ВА № 0366 от 6 Июля 1943 года командиром полка был назначен Подполковник А. С. Данилов.

Это решение вызвало недоумение среди лётчиков дивизии, так как все понимали, что основными виновниками того, что произошло при налёте нашей авиации на Брянский аэродром, были совершенно другие люди...

"Ходил" ли Пильщиков в штрафниках, из документов не ясно. Однако достоверно известно, что в последующие 3 месяца он без работы не сидел и водил группы истребителей на боевые задания. В частности, 14 Сентября, в качестве ведущего ударной группы Ла-5 от 523-го ИАП 303-й ИАД, выполнял задачу по блокированию аэродромов Шаталово и Боровское и в воздушном бою сбил 1 FW-190.

В дальнейшем 19 Ноября 1943 года Подполковник К. А. Пильщиков был назначен на должность командира 523-го ИАП. По воспоминаниям Ф. С. Гнездилова, в то время начальника штаба 168-го ИАП, Пильщиков с Июля по Ноябрь находился в резерве Командующего 1-й Воздушной армией.

Ещё в 168-м авиаполку, когда наши лётчики вели воздушную разведку в интересах войск 16-й армии, К. А. Пильщиков зарекомендовал себя превосходным воздушным разведчиком. Вскоре в состав 523-го истребительного авиационнного полка было решено перевести разведывательную эскадрилью 168-го полка. Её и возглавил Майор К. А. Пильщиков.

Базируясь на аэродроме северо - западнее Сухиничей, лётчики по 3 - 4 раза в день вылетали на воздушную разведку. По приказанию командира полка они при встрече с "Мессерами" старались уклоняться от воздушного боя. Однако полностью отказаться от воздушных поединков с врагом было невозможно. В тех случаях, когда врагу всё же удавалось навязать бой, наши лётчики, принимая вызов, сражались с поистине завидным мужеством и мастерством.

При выполнении одного из полётов на разведку Майора К. А. Пильщикова и Лейтенанта И. М. Астахова неожиданно атаковали 4 фашистских истребителя. Они вырвались из-за облаков, и наши лётчики вынуждены были защищаться, вступить с ними в бой. Лучшей защитой Константин Пильщиков всегда считал нападение. Искусно маневрируя, ведущий и ведомый умело использовали, казалось бы, незаметную оплошность врага и одного из них подбили меткими очередями.

Стало полегче. Однако бой на этом не завершился. Трое фашистов наседали. Уклоняясь от огня "Мессеров", Пильщиков и Астахов маневрировали, старались занять наиболее выгодное положение. И это им удалось. На крутом вираже они зашли в хвост Ме-109 и расстреляли его с короткой дистанции. Лишь после этого, почувствовав силу наших воздушных бойцов, немцы отвалили в сторону, скрылись в облаках. Наши лётчики вернулись на аэродром. Они доставили важные данные о войсках противника.

Осенью 1943 года командование Воздушной армии решило сделать разведывательным целый полк. Выбор пал на 523-й полк не случайно. В 523-м полку, к тому же лучше, чем в других полках, была отработана радиосвязь. А с ориентацией полка на разведывательный профиль радиосвязь приобретала исключительно важное значение. Наконец, лётчики 523-го летали на "Лавочкиных", а самолёт этот имел сильное пушечное вооружение и мотор воздушного охлаждения. В этом у "Лавочкина" был свой плюс перед тем же "Яком": разведчикам в основном приходится находиться над занятой врагом территорией, а живучесть мотора воздушного охлаждения выше, чем мотора с водяным охлаждением, что, конечно, принималось во внимание.

К.А.Пильщиков.

Командиром полка было решено назначить Майора К. А. Пильщикова. Он принял 523-й полк в трудное время. Полк был измотан и почти обескровлен в боях. Но между тем беспрерывно летал, в основном обеспечивая сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков. В течение лета и осени 1943 года в тяжёлых боях погибли один из самых сильных лётчиков - штурман полка Майор Дмитрий Симонов, командир эскадрильи Капитан Степан Харченко. Очень мало оставалось опытных лётчиков, которые могли бы водить в бой группы. И командир полка Константин Пильщиков, сам беспрерывно летая на боевые задания, в этих нелёгких условиях постоянно работал с молодёжью. Молодое пополнение воздушных бойцов прошло суровое крещение огнём под его началом.

Под командованием Константина Александровича этот полк, выполняя в основном задания по разведке, стал "зорким глазом" и 1-й Воздушной армии, и штаба 3-го Белорусского фронта. В полку было немало опытных воздушных следопытов. Фактически они летали на разведку при любых погодных условиях.

Иногда, по мере необходимости, экипажи полка обеспечивали сопровождение бомбардировочной и штурмовой авиации, подкрепляли в воздушных боях Гвардейцев 18-го полка и полка "Нормандия", но основной их боевой работой стала всё-таки разведка. В этом пилотам 523-го не было равных в армии... А задачи полку ставил не только штаб 303-й дивизии, но и штаб Воздушной армии, а через штаб армии - штаб фронта.

Сам Пильщиков выполнял наиболее важные задания, часто по непосредственным указаниям Командующего 1-й Воздушной армией и штаба фронта. Не однажды приходилось ему летать в условиях, когда, как говорят, "консолей крыла не видно", при низкой облачности, над самыми верхушками деревьев и крышами зданий. В таких полётах истребитель неизменно попадал под свирепый огонь малокалиберной артиллерии и стрелкового оружия врага.

Обычно фашисты тщательно маскировали свои войска и технику. Нужны были большой опыт и особое чутье, острая зоркость и незаурядная военная хитрость, чтобы увидеть то, что противник всячески маскировал. Следовало как-то заставить его обнаружить себя. Не всякому это давалось, не каждому было под силу.

17 Октября 1944 года лётчики 303-й дивизии сбили 34 вражеских самолёта. В этот день отличилися и командир 523-го разведывательного полка Подполковник К. А. Пильщиков, он сбил истребитель Ме-109.

К Ноябрю погода совсем испортилась. Густой туман стоял по утрам на всех аэродромах. Противнику это было на руку - немцы пытались незаметно подтянуть к линии фронта резервы и контратаковать наши войска. Командующий 1-й Воздушной армией вызвал к себе командира 523-го полка. Задание было сложным: определить передвижение частей противника у плацдарма, занятого частями 11-й Гвардейской армии.

Но утром всё тот же плотный туман прижимал самолёты к земле. За линией фронта перемещались войска противника, сосредоточивались, занимали исходные рубежи... Всё это надо было увидеть, уточнить, нанести на карту, но о вылете в такую погоду не могло быть и речи. Лётчик, рискнувший взлететь, моментально попал бы в плотную пелену тумана и всё равно ничего бы не увидел.

Звонки из штаба армии начали раздаваться с утра, но от разведчиков шёл один неутешительный ответ: "Не можем вылететь".

В полдень снова раздался звонок. Пильщиков подошёл к телефону.

- Что же это, Подполковник ?! - звонил Командующий. - Разве я вызывал вас, чтобы посмотреть на ваши красивые глаза ?   С переднего края сообщают, что туман рассеивается. Можете взлететь ?

- Готовимся, товарищ Генерал !   Летим поодиночке - я и двое командиров эскадрилий.

- Добро, - услышал Пильщиков, - жду разведданных.

На бреющем, по верхушкам деревьев, над крышами домов, счастливо уклоняясь от внезапно возникающих преград, 3 разведчика - Пильщиков, Сморчков и Толкачев пошли в тыл противника, каждый в отведённый ему район. Пильщиков поставил задачу пробиться в глубь вражеской территории не менее чем на 50 километров. Южнее Гумбинена он обнаружил колонну вражеских танков, которая была нацелена на тот наш плацдарм, судьба которого беспокоила штаб фронта. Из танков по самолёту открыли интенсивный огонь, но Пильщиков успел отвернуть - трассы прошли рядом с машиной. Выскочив на передний край, лётчик зафиксировал артиллерийские позиции противника. Он видел, как немецкие солдаты поспешно рыли ходы сообщения, возводили земляные укрепления. Все данные Пильщиков тут же передавал по радио на КП Воздушной армии.

Командир полка пробыл в том полёте около часа и приземлился последним - Сморчков и Толкачев уже совершили посадку. Им не удалось проникнуть в глубь вражеской территории на такое расстояние, как Пильщикову, однако и они разведали немало характерных примет, говорящих о том, где противник готовится контратаковать. Командование фронта осталось довольно сведениями, добытыми воздушной разведкой. Командарм Хрюкин объявил разведчикам благодарность.

К концу 1944 года на счету К. А. Пильщикова было уже более 260 боевых вылетов. В воздушных поединках он сразил 13 вражеских самолётов.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 8 личных и 3 групповые победы. ]  В это число не входят те "Юнкерсы" и "Мессеры", что были уничтожены в составе групп во время штурмовых ударов по вражеским аэродромам.

А 24 Декабря 1944 года во время разведывательного полёта командир 523-го полка К. А. Пильщиков был сбит. Константин Пильщиков в паре с Майором Кривохижем искал немецкие танки. Полёт проходил нормально - бывали сложнее. Как опытный разведчик К. Пильщиков осмотрел весьма обширный район и ничего подозрительного не обнаружил. Однако чутье разведчика заставляло его снова и снова приглядываться внимательно к пустынной местности, покрытой кустарником и пересечённой оврагами. В конце концов он заметил гусеничный след, который уходил в глубокий овраг. Танков в овраге могло и не быть, возможно, находились они в другом районе, а этот след мог оказаться старым. Но когда лётчик снизился, то понял - вышел точно. Решив проверить своё предположение, он ударил по оврагу из пушек. Тогда немцы не выдержали: из замаскированных в густых кустах танков они открыли интенсивный ответный огонь, и один снаряд попал в машину Пильщикова. С боевого задания ведомый командира полка вернулся один...

...Пильщиков не дотянул до линии фронта всего 2 километра. Прыгнул неудачно: зацепился за дерево, а при попытке освободиться упал на землю, от удара потерял сознание, а когда очнулся, над ним стояли фашистские автоматчики.

Тяжкая выпала доля Константину Пильщикову. За колючей проволокой гитлеровских лагерей ему пришлось перенести самые чудовищные истязания, до дна испить горькую чашу нечеловеческих мук и страданий, в сравнении с которыми даже смерть была не страшна. Да, судьба обошлась с Константином Александровичем слишком жестоко. И несправедливо. У него было немало боевых наград: 4 ордена Красного Знамени, орден Александра Невского, 3 ордена Красной Звезды, он удостоен многих медалей. Однополчане ждали, что скоро он по праву получит более высокую награду, и тут - плен...

Около 4-х месяцев мытарствовал лётчик в лагерях для военнопленных. 22 Апреля с группой товарищей совершил побег из лагеря Вайден, что находился неподалёку от Нюрнберга. Почти 3 недели лётчики скитались по Германии, к 11 Мая вышли к своим в районе Дрездена. Там они встретили лётчиков истребителельной дивизии, которой командовал трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин. Александр Иванович хорошо знал Константина Пильщикова ещё по совместной учёбе в военном училище. Бежавших из плена лётчиков переодели, накормили и направили в свои Воздушные армии.

Когда самолёт, на борту которого находился К. А. Пильщиков, приземлился, на аэродроме произошло то, чего никто не ожидал. К стоянке сбежались лётчики, техники, механики не только 523-го полка, но и полка "Нормандия - Неман", батальона аэродромно - технического обслуживания. Все они что-то выкрикивали, размахивали фуражками и пилотками. Каждый по-своему выражал свой восторг, свою радость...

Вот что пишет о тех событиях командир 303-й истребительной авиационной дивизии Генерал - майор авиации Г. Н. Захаров:

"Я не ошибусь, сказав, что Константин Пильщиков был самым любимым из командиров полков. Были у нас командиры сильные, пользующиеся у лётчиков непререкаемым авторитетом, заслуженным уважением. Анатолий Голубов и сменивший его Семён Сибирин, Александр Петровец и Иван Заморин, командиры "Нормандии" Жан Тюлян, Пьер Пуйяд, Луи Дельфино - всё это были лётчики, словно самой судьбой предназначенные для командования полками. Но больше всех любили именно Пильщикова".

*     *     *

Список всех известных побед Подполковника К. А. Пильщикова:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
112.07.1941 г.1  "Фиат"Дунаевцы - СолобковцыИ-16, ЛаГГ-3, Як-7, Ла-5.
223.07.1941 г.1  Ме-109  (в паре - 1 / 2)Дзыговка
307.07.1942 г.1  Ме-109Заболотье
413.08.1942 г.1  Ме-109Хатьково
510.06.1943 г.2  FW-190Батогово
601.08.1944 г.1  "Шторьх"Видгиры
709.08.1944 г.1  FW-190Пустеньниники

      Всего сбитых самолётов - 8 + 3  [ 7 + 1 ].


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz