Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Жуков Анатолий Павлович

Жуков А.П.

Лётчик - истребитель, Генерал - майор авиации. В 1940 году окончил Военно - Воздушную академию имени Н. Е. Жуковского. Служил командиром истребительного авиационного полка на Дальнем Востоке.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Командовал 32-м истребительным авиационным полком, был заместителем командующего ВВС 5-й армии, командиром 201-й истребительной авиационной дивизии.

Сражаясь на Западном фронте с 21 Июля 1941 года по 28 Октября 1942 года Полковник А. П. Жуков произвёл около 200 успешных боевых вылетов, уничтожив в групповых воздушных боях 14 самолётов противника.

После войны окончил Академию Генерального штаба, был назначен командиром соединения ПВО, а затем длительное время служил на ответственных постах в центральном аппарате Военно - Воздушных сил. Награждён многими орденами и медалями.

*     *     *

Истребительный полк Майора А. П. Жукова погрузился на железнодорожные платформы за несколько дней до начала войны. Погрузка прошла быстро. Майор любил умную точность приказа и в каждом приказе умел находить ту основу, которую без промедления следовало превратить в дело. С получением приказа всякие разговоры и домыслы по поводу предстоящих перемен в жизни полка стали лишними и обнажилось само действие. Майор полк свой воспитал в уважении к делу, поэтому его солидное хозяйство - около 70 боевых машин, штаб, подсобные и обеспечивающие службы и подразделения - снялось с места с такой лёгкостью, будто давно было готово к переброске с далёких восточных территорий на запад. Между тем приказ пришёл неожиданно, и путь предстоял через всю страну. День 22 Июня застал эшелон с разобранными И-16 в пути.

Анатолий Павлович Жуков был не молод. Под 40 - возраст для многих лётчиков - истребителей контрольный. К этом возрасте немало истребителей оставляют лётную работу, но некоторые, перевалив рубеж 40-летия, летают ещё долго, словно для них возрастных пределов не существует. Такое бывает с прирождёнными лётчиками, для которых полёт - уже не столько работа, требующая высоких профессиональных навыков, сколько душевное состояние, потребность самого лётчика. Жуков принадлежал к этому высшему разряду истребителей. Человек немногословный, строгий, суховатый, он пользовался непререкаемым авторитетом у своих лётчиков, которых сделал настоящими истребителями в суровых условиях Сибири. Несмотря на молодость - в полку в основном была молодёжь, его лётчики уверенно чувствовали себя в воздухе и были крайне непритязательны к бытовым условиям. Жуков никогда не выставлял напоказ свое личное отношение к подчинённым, но лётчиков очень любил и жил в постоянном удовлетворении от сознания силы своего полка.

В начале Июля полк достиг Борисоглебска и здесь, на железнодорожной станции в самом конце долгого маршрута, безнадёжно застрял. Следовало приложить какое-то последнее усилие, чтобы вытащить платформы из проклятой пробки, но неизвестно было, куда это усилие направить. Впервые за много месяцев командир полка терял время из-за того, что попал в ситуацию, которая никак не зависела ни от него, ни от его людей.

Майор Жуков имел смутное представление о действительном положении дел на фронте, но чутьём воевавшего человека понимал, что при всей возможной сложности положения люди, вышедшие из-под огня, склонны к преувеличению значительно в большей мере, чем те, которые воюют. В этом проявлялась одна из психологических истин, известных тому, кто хоть раз побывал в сражении. Но в полку Жукова почти не было людей воевавших. Он верил в свой полк, чтобы опасаться серьёзного влияния молвы на своих лётчиков, верил, однако принимал все меры, чтобы вырваться из затора на станции раньше, чем его люди получат представление о войне, не дойдя до самой войны. Он старался ограничивать общение своих лётчиков с теми, кто прибывал сюда с запада, понимая, что такое общение было вызвано случайной и временной ситуацией, в которой оказался его полк, а не делом, ради которого он так долго и без устали его готовил. Он знал, что не разговоры, а действие даёт реальный опыт, даже если эта реальность оказывается во сто крат труднее, чем представлялось поначалу.

В те дни Жуков не думал об опасности налёта вражеских бомбардировщиков. Он ещё не знал, насколько близко или далеко война. Спустя неделю он уже мог оценить, как повезло полку - станция не была прикрыта с воздуха. А пока, полагая, что виной вынужденной задержки полка является элементарная нераспорядительность начальника станции, требовал навести порядок и в конце концов отправить его эшелон на запад. Однако начальник станции и в самом деле ничем не мог помочь.

Тогда в штабном вагоне было проведено совещание, на котором не последнюю роль играл начпрод полка. Человек деловой, он пригласил на совещание 5 - 6 рабочих, среди которых были машинисты, стрелочники и другие представители тех профессий, которые не составляют графиков движения поездов, но прекрасно знают, что надо делать, чтобы состав двигался. Через некоторое время рабочие растворились в людской массе, но какой-то скрытый механизм уже пришёл в движение. Понять, как и что двигалось, было просто невозможно. Но главное заключалось в том, что перед составом, который привёз сюда разобранные истребители полка Майора А. Жукова, внезапно открылся путь !   Состав медленно тронулся...

С этого момента для командира полка восстановилась определённость каждого последующего действия. Истребители были быстро собраны на территории Борисоглебской лётной школы и облетаны. Находившийся там командующий ВВС П. Ф. Жигарев направил полк в Тулу, предварительно разделив его на 2 половины. И отныне каждой половине предстояло действовать самостоятельно.

Майор А. П. Жуков стал командовать 36 экипажами, которые значились теперь как 32-й истребительный авиаполк. В Туле его полк пробыл недолго, 2 дня, и получил приказ перелетать на смоленский аэродром. На полевой площадке в Шайковке пилоты 32-го авиаполка сели на дозаправку. Там уже стояло несколько старых тихоходных бомбардировщиков ТБ-3. По случайному совпадению командиром бомбардировочного полка был тоже Жуков.

Жуков - истребитель представился, Жуков - бомбардировщик невесело усмехнулся совпадению фамилий и спросил:

- Кой чёрт тебя сюда принёс ?

Командир 32-го полка посмотрел на своего однофамильца с недоумением.

- Если они сейчас налетят, от тебя ничего не останется - сказал бомбардировщик и как-то неопределённо повёл рукой.

Анатолий Павлович удивился: немцы налетят на Шайковку ?

- Чего удивляешься ?   Вон они ходят !

Командир истребительного полка и сам уже заметил несколько бомбардировщиков, которые шли стороной на большой высоте. Но он и думать не мог, что это немцы. Что они вот так спокойно идут себе в чистом небе, и не где - нибудь у западных границ, а над самой глубинной, самой исконной и древней землей отечества. Конечно, он читал сводки в газетах, читал "смоленское направление", но чтобы так вот...

Жуков - бомбардировщик впервые внимательно посмотрел на командира истребительного полка и вдруг понял, что перед ним ещё не осведомлённый пилот. Значит, прибыл совершенно новый полк. Может быть, тот самый, которого его бомбардировщикам так не хватало в эти дни. Командир бомбардировочного полка уже отвык видеть такое количество истребителей сразу.

Он уже привык к мысли, что их постоянно не хватает. Что их нет. И тогда неуверенно, но всё же сказал, что фронт сейчас где-то к западу от Смоленска...

32-й полк заправился горючим. А. П. Жуков поблагодарил командира бомбардировщиков и направился к своей машине.

К Смоленску истребители шли четырьмя девятками на высоте 1500 метров. В районе Ельни на встречном курсе пролетела большая группа самолётов, и Жуков понял - немцы. На глазок определил: не менее 60 машин. Они прошли, не обратив на его полк никакого внимания.

Приземлившись на смоленском аэродроме, Жуков приказал двум звеньям быть в полной боевой готовности, остальные самолёты - рассредоточить по краям аэродрома, а сам пошёл в штаб дивизии, которая, как он успел узнать, была истребительной и вела с этого аэродрома боевую работу.

Не успел командир полка вернуться из штаба, как волна вражеских бомбардировщиков накрыла аэродром. Бежать к самолётам было поздно. Жуков прыгнул в первую попавшуюся щель с тяжёлым чувством: казалось, для полка всё кончено. Земля вокруг ходила ходуном, и невозможно было надеяться, что после такого налёта что-то ещё может уцелеть.

Несколько раз он порывался выскочить из щели, но боец - связист, оказавшийся рядом, удерживал его, приговаривая:

- Всё одно не поможете, товарищ командир. А вас сразу накроет. Он тут по нескольку раз в день бомбит. Ничего, обходится:

Командир полка скрепя сердце ждал.

Бомбёжка кончилась внезапно. Жуков выскочил из щели и сразу понял, почему немцы прекратили бомбить. Одно дежурное звено всё-таки успело взлететь. Оно ринулось к бомбардировщикам и не дало им прицельно ударить по самолётам. Но на 3-х лётчиков сразу же навалилось 12 истребителей прикрытия. Звено приняло этот тяжёлый бой.

Он происходил на глазах всех лётчиков полка. Начав его в чрезвычайно невыгодных условиях, 3 истребителя сорвали налёт бомбардировщиков. Когда немцы убрались ни с чем и звено пошло на посадку, Жуков был в душе благодарен этим 3-м пилотам - он знал, какое значение имеет победа в первом бою. Подтвердилось то, во что он сам давно и истово верил и чему всегда учил своих лётчиков - если истребитель в совершенстве владеет машиной и грамотно дерётся, сбить его в открытом бою очень трудно.

Так 12 Июля 1941 года в составе 43-й истребительной авиационной дивизии Генарал - майора г. Н. Захарова начал боевую работу 32-й истребительный полк - один из самых боевых полков, на долю которого выпали тяжелейшие бои в небе над Смоленском, Ярцево, над Соловьевской переправой, над Ельней и Вязьмой...

Начав боевую работу под Смоленском, 32-й истребительный уже не имел ни дня передышки. В течение первой недели боёв на аэродром не вернулись командир эскадрильи Викторов, заместитель командира эскадрильи Хостьянов, лётчик лейтенант Рахлеев. В полку тяжело переживали потери. А непрерывные бои всё изматывали, всё ожесточали лётчиков. Никто не знал, сколько боевых вылетов придётся совершить в каждый следующий день. Часы короткой летней ночи были единственным промежутком между боями и единственным временем для восстановления сил. Разговаривали мало. С рассвета полк приступал к боевой работе.

В одном из вылетов, командир 32-го полка Майор А. П. Жуков звеном принял нелёгкий бой с 11 Ме-109. Нашим лётчикам и в этом бою удалось одержать победу: был сбит 1 самолёт противника.

В начале Октября дивизия получила приказ перелететь на аэродромы в район Гжатска и Можайска. Фронт двигался, в этом не было никаких сомнений, но, как происходило движение, определить было трудно. Всегда бывает трудно определить направление перемещения войск, когда фронт прорван и неизвестны масштабы прорыва.

Командир 32-го истребительного авиаполка Майор А. П. Жуков с целью уточнения обстановки послал в разные направления несколько оставшихся истребителей на разведку. Лётчики возвращались с неутешительными сведениями. Войска противника двигались по Варшавскому шоссе и достигли Холм - Жирковского. Это означало, что полевой аэродром Богдановщина обойдён немцами с севера и полк находится уже в тылу врага.

Жуков вылетел на разведку сам. Все худшие предположения подтвердились. На дороге в лесу он заметил вражескую конницу. Вместе с ведомым сделали несколько заходов, обстреляли противника. Дня за два до этого так же вот заметили скопившиеся бензовозы. Тогда Жуков ударил по бензовозам из пушки - на его И-16 стояли пушки. Пыхнуло так, что командир полка едва сам не сгорел. Теперь же в любой момент могли на аэродром ворваться танки. Из облаков на пару Жукова свалились "Мессеры", Жуков с ходу атаковал и сбил одного. Но тот бой был недолгим: облака прижимали самолёты к земле и вскоре истребители разошлись.

Полк быстро подготовился к перелёту. В этот же день Майор Акулин вылетел проверить юго - восточное направление и в 20 километрах от Двоевки обнаружил вражескую танковую колонну - до 40 танков. В полку оставалось 8 исправных самолетов. Акулин вернулся и повёл их на штурмовку. После штурмовки Григорий Мандур едва дошёл до аэродрома - в фюзеляже его истребителя зияла огромная пробоина от снаряда.

Медлить не приходилось. Быстро заправились и взлетели; противник был всего в нескольких километрах от аэродрома...

*     *     *

Весной 1942 года, когда враг находился в 150 - 200 км от Москвы и осаждал Ленинград, развернулись активные боевые действия на южном крыле Советско - Германского фронта и на северо - западном направлении. Советская Армия стремилась развить успех, достигнутый зимой 1941 - 1942 годов, противник же надеялся вернуть утраченную им стратегическую инициативу.

На основе боевого опыта, полученного в ходе войны, количественного и качественного роста боевой техники, которая непрерывным потоком поступала в действующую армию, вносились изменения в тактику боевых действий и организационную структуру войск. Организационные мероприятия направлялись на обеспечение массированного применения и эффективного использования вооружения и боевой техники, значительного повышения огневой и ударной мощи всех видов Вооружённых Сил.

Существенной реорганизации подверглись и Военно - Воздушные силы. Формировались однородные авиационные дивизии  (бомбардировочные, истребительные, штурмовые). В составе каждого фронта создавались Воздушные армии. В Августе 1942 года Ставка приняла решение приступить к формированию авиационных корпусов РВГК. Эти соединения стали мощным маневренным средством Ставки, предназначенным для усиления Воздушных армий и создания количественного превосходства в авиации на решающих стратегических направлениях.

5 Мая 1942 года авиационные силы Западного фронта были объединены в 1-ю Воздушную армию под командованием Генерал - лейтенанта авиации Т. Ф. Куцевалова, которого в середине Июня 1941 года, сменил Генерал С. А. Худяков - впоследствии Маршал авиации. В состав Воздушной армии первоначально входили 5 авиадивизий  (4 - 5-полкового состава), затем их количество было доведено до 13  (201, 202, 203, 234, 235-я истребительные, 204-я бомбардировочная, 213-я ночная бомбардировочная, 215-я смешанная, 214, 224, 231, 232, 233-я штурмовые).

201-я истребительная авиадивизия была создана 10 Мая 1942 года из боевых лётных частей расформированных ВВС общевойсковых армий Западного фронта. Формирование дивизии проходило одновременно с выполнением боевых задач.

Командовал 201-й истребительной авиационной дивизией Полковник Анатолий Павлович Жуков, человек высокой авиационной культуры и умелый организатор. В 1940 году он успешно закончил Военно - Воздушную академию имени Н. Е. Жуковского. На фронте с первого дня войны: вначале был командиром истребительного авиационного полка, а затем заместителем командующего ВВС 5-й армии.

Военком дивизии - полковой комиссар И. Л. Ехичев, начальник штаба - Подполковник А. Д. Латышев, заместитель командира дивизии по лётной подготовке - Герой Советского Союза Майор В. Ф. Скобарихин, старший инженер дивизии - Майор И. С. Рябченко, а также технический состав служб и офицеры штаба прошли большую и суровую школу войны и были хорошими помощниками командира дивизии.

Во главе 20, 32, 122, 236 и 519-го истребительных авиаполков дивизии стояли отличные боевые командиры Майоры А. И. Кукин, И. Г. Колбасовский, Г. М. Баяндин, П. А. Антонец и К. Н. Мурга.

Ранее все полки принимали активное участие в боях, а офицеры штабов и лётчики приобрели достаточный опыт ведения боевых действий.

В Мае - Июне 1942 года на Западном фронте установилась оперативная пауза. Советские войска готовились к наступлению, противник усиливал свою оборону.

Войска противника в полосе Западного фронта поддерживались крупной авиационной группировкой. Отборные эскадры 2-го Воздушного флота, потерпевшие поражение в битве под Москвой, в срочном порядке были пополнены самолётами и лётчиками. Активность вражеской авиации повысилась. Она пыталась вести разведку, наносить бомбовые удары по коммуникациям, аэродромам, районам сосредоточения войск, препятствовать боевым действиям нашей авиации.

В этот период в задачи, поставленные командующим 1-й Воздушной армией перед 201-й истребительной авиационной дивизией, входило; совместно с другими авиационными соединениями армии вести активную борьбу за господство в воздухе, прикрывать боевые порядки частей 20-й армии, вести воздушную разведку. Одновременно частью сил прикрывать группу войск Генерала П. А. Белова, которая совершала рейд по тылам врага. Кроме этого ежедневно выделять 10 экипажей, которые находились в распоряжении командарма в 2-минутной готовности.

Авиационные части соединения вели боевые действия, базируясь в основном на полевых аэродромах. Штаб дивизии размещался в населённом пункте Новинки  (12 км севернее Можайска).

В этот период истребительные полки 201-й авиационной дивизии произвели 1018 самолёто - вылетов. В 29 схватках с противником было уничтожено 42 вражеских самолёта.

В ходе непрерывных воздушных боёв лётчики дивизии продолжали совершенствовать боевое мастерство. Они проявляли инициативу и решительность в атаках, мужественно и умело действовали против численно превосходящего врага.

Следует подчеркнуть, что воздушные бои были важным источником информации о тактике действий противника. Сознавая это, командир дивизии Полковник А. П. Жуков на истребителе Як-1 лично водил в бой сначала полк, а затем дивизию. С каждым боевым вылетом и проведённым воздушным боем росли опыт и мастерство лётного состава. Непосредственное участие в боевых действиях и последующий их анализ помогали командиру соединения определять уровень подготовки лётного состава и организаторские способности ведущих групп, находить новые тактические приёмы и более эффективные способы применения скоростных истребителей с мощным вооружением. Это были тяжкие уроки жестокой школы войны. Только на Западном фронте с 21 Июля 1941 года по 28 Октября 1942 года Анатолий Павлович произвёл около 200 боевых вылетов, уничтожив в групповых воздушных боях 14 самолётов противника.

Размышляя над повышением боевых возможностей истребителей, Полковник А. П. Жуков посоветовался со своим заместителем Майором В. Ф. Скобарихиным, с командирами полков, эскадрилий и решил изменить боевой порядок групп истребителей и их тактику. За основу боевого порядка эскадрильи и полка была принята пара истребителей - наиболее маневренная тактическая единица. Из пар в полках стали создавать боевые тактические группы, которые подразделялись на ударную и прикрывающую. До вступления в бой группы прикрытия в составе 4, 6, 8 или 10 самолётов находились не на одной линии с ударной, как раньше, а в стороне и выше. Пары в группах эшелонировались по высоте. Ведомый лётчик имел превышение над ведущим. Прикрытие внутри группы осуществлялось взаимодействием пар, а в паре - между ведущим и ведомым. Такой боевой порядок эскадрильи или полка позволял осуществлять чёткое взаимодействие истребителей в воздушных боях, стремительно наносить по противнику внезапные удары и добиваться победы над его не только равными, но и превосходящими по численности силами.

Следует сказать, что в предвоенные годы была разработана система построения боевых порядков истребителей в плотных строях авиационных эскадрилий. Подобный способ относился к оборонительному воздушному бою на устаревших типах самолетов И-16 и И-153 без средств радиосвязи. Он оказался в противоречии с характером наступательного воздушного боя на скоростном истребителе, стал тормозом на пути развития его тактики, сковывал действия лётчиков, лишал их самостоятельности и инициативы в бою.

Командиры соединений и частей внедряли новые тактические приёмы. Шире стали применяться скрытное сближение с противником со стороны солнца, внезапность, открытие огня с коротких дистанций, вертикальное маневрирование и другие приёмы.

Воспользовавшись тем, что в дивизию прибыли командующий армией Генерал С. А. Худяков и его заместитель Генерал А. К. Богородецкий, Полковник А. П. Жуков доложил им своё решение об изменениях в тактике ведения боя. Идея нового боевого порядка из пар истребителей была одобрена.

В начале Июля 1942 года 201-я авиационная дивизия получила из штаба Воздушной армии ряд рекомендаций по тактике, в том числе "Положение о боевых действиях пар истребителей с широким использованием радиосредств", "Методику подготовки молодых лётчиков - истребителей для ввода их в строй" и упрощенную радиосигнальную таблицу, с помощью которой можно было подавать типовые команды: "Разворот", "Прикрой меня", "Возвращение на аэродром" - всего 10 команд, которые каждый лётчик должен был знать наизусть. Так полезные рекомендации по тактике были узаконены командующим 1-й Воздушной армией Генералом С. А. Худяковым.

На основе требований этих документов командование дивизии организовало планомерную учёбу в частях, используя кратковременные затишья, связанные с плохими метеорологическими условиями. Нелёгкой науке побеждать учились абсолютно все: и ветераны полков, и молодёжь, прибывающая из авиационных школ.

В организацию и проведение боевой подготовки лётного состава большой вклад внес заместитель командира дивизии Герой Советского Союза Майор В. Ф. Скобарихин. По его инициативе в каждом полку вблизи аэродрома были оборудованы полигоны с мишенями, которыми служили подбитые вражеские самолёты. На них отрабатывались атаки по наземным целям. Полковник А. П. Жуков и Майор В. Ф. Скобарихин часто бывали в полках, помогали командирам лучше организовать боевую учебу, лично проводили занятия. В паре с обучаемым лётчиком они демонстрировали воздушный бой с противником по принципу "делай как я".

К Ноябрю 1942 года крупнейшие сражения Второй Мировой войны - Сталинградская битва и битва за Кавказ, которые проходили одновременно и в тесной оперативно - стратегической связи, достигли наибольшего напряжения.

В начале Ноября сражение на Волге принимало всё более ожесточённый характер. Немецкие войска непрерывно штурмовали Сталинград. В такой сложной обстановке на фронте в Сталинградской области начал формироваться 2-й смешанный авиационный корпус РВГК, командиром которого был назначен Герой Советского Союза Генерал - майор И. Т. Ерёменко.

В состав 2-й смешанный авиационный корпус РВГК входили 201-я, 235-я истребительные, 214-я штурмовая авиационные дивизии  (по 3 полка в каждой)  и специальные подразделения. Дивизиями соответственно командовали Полковники А. П. Жуков, И. Д. Подгорный и С. У. Рубанов. Управление корпуса дислоцировалось в Житкуре, а штаб 201-й дивизии - в селе Ворошилово.

201-я истребительная авиационная дивизия после переформирования имела в штате 13, 236 и 437-й истребительные авиаполки, командирами которых были Майоры Я. К. Лышков, П. А. Антонец, М. С. Хвостиков. Многие лётчики этих полков были замечательными воздушными бойцами и имели на своём счету по нескольку сбитых самолётов противника. Офицеры Н. Г. Абрамишвили, С. А. Белоусов, А. М. Герасимов, Л. В. Дема, С. Я. Жуковский, В. Ф. Мистюк и другие стали командирами эскадрилий. Личный состав частей к этому времени приобрел ценнейший боевой опыт, но среди него была и необстрелянная молодёжь.

События торопили. В Ноябре 1942 года вражеская авиация резко активизировала свои действия. Она предпринимала попытки вести воздушную разведку, пыталась наносить удары по переправам, пристаням, судам на Волге, железнодорожным станциям и районам сосредоточения наших войск. В связи с этим командующий 8-й Воздушной армией в дни подготовительного периода по сколачиванию частей корпуса был вынужден ввести его в бой для прикрытия важных объектов и коммуникаций фронта.

Решением командира корпуса выполнение этой задачи возлагалось на 201-ю истребительную авиационную дивизию, которая осуществляла боевые действия путём перехвата фашистских самолётов с использованием патрулирования групп истребителей над переправами, маршрутами движения, местами выгрузки и районами сосредоточения войск, применением засад и дежурства на аэродромах с последующим вылетом истребителей по вызову с командных пунктов.

Полковника А. П. Жукова очень интересовала тактика противника, действия своих лётчиков и ведущих групп в бою и другие сведения, необходимые в дальнейшем для успешного решения боевых задач дивизией на новом участке фронта. Часто он лично возглавлял резервное звено истребителей.

К лету 1943 года 201-я истребительная авиационная дивизия отмечала годовщину своего сформирования. Командир корпуса Герой Советского Союза Генерал И. Т. Еремёнко издал приказ, в котором поздравил весь личный состав соединения, поблагодарил его и пожелал дальнейших успехов в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками.

На торжественных собраниях частей были подведены итоги боевых действий и определены ближайшие задачи. За время тяжелейших боевых действии в течение года на Западном, Сталинградском, Южном и Северо - Кавказском фронтах дивизия произвела 18 924 самолёто - вылета, уничтожила 531 самолёт, большое количество живой силы и техники врага. Проявляя высочайшее боевое мастерство и подлинный героизм, лётчики дивизии доказали, что могут успешно бороться с асами Люфтваффе и беспощадно громить фашистских захватчиков на земле.

Участвуя в боях над Кубанью, 201-я истребительная авиационная дивизия с честью выполнила возложенные на неё задачи. За период с 18 Апреля по 8 Июля 1943 года авиационные части соединения произвели 3330 боевых вылетов и в 130 воздушных боях уничтожили 113 самолётов противника.

Позже, за период проведения Белгородско - Харьковской наступательной операции, полки 201-й авиационной дивизии произвели 2482 боевых вылета и сбили 129 самолётов противника. В 62 групповых воздушных боях участвовало 372 советских истребителя и 1318 самолётов противника различных типов.

Советское правительство высоко оцепили заслуги частей и соединений 10-го Сталинградского истребительного авиакорпуса РВГК. За отличное выполнение заданий командования и проявленные при этом героизм и отвагу в боях с немецко - фашистскими захватчиками 201-й истребительной авиационной дивизии было присвоено звание Гвардейской, и она стала именоваться 10-й Гвардейской Сталинградской истребительной авиационной дивизией, а входящие в её состав полки - 13, 236 и 437-й - стали соответственно 111, 112 и 113-м Гвардейскими полками. 116-я отдельная рота связи стала именоваться 26-й Гвардейской отдельной ротой связи.

В начале Мая 1944 года командиром дивизии был назначен Генерал - майор авиации В. П. Ухов. С именем Валентина Петровича Ухова связаны многие дальнейшие боевые успехи 10-й Гвардейской авиадивизии.

После войны Анатолий Павлович Жуков окончил Академию Генерального штаба, был назначен командиром соединения ПВО, а затем длительное время служил на ответственных постах в центральном аппарате Военно - Воздушных сил.

Когда в знаменательные дни празднования 30-летия Победы, 9 Мая 1975 года, в Москве был избран Совет ветеранов 10-й Гвардейской авиационной дивизии и управления корпуса, его возглавил первый командир 201-й авиадивизии Генерал - майор в отставке А. П. Жуков.

Совет ветеранов проводит большую общественно - политическую и военно - патриотическую работу. Бывшие фронтовики - авиаторы выступают с лекциями, докладами, беседами в воинских частях, на предприятиях, разлтчных стройках, в школах и учебных заведениях.

Ежегодно 9 Мая, в День Победы, многие ветераны 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии и управления корпуса встречаются в Москве в 739-й средней школе Ленинградского района, где открыт музей боевой славы соединения. В работе музея активно участвуют многие ветераны дивизии, школьники, преподаватели и руководство школы. В музее представлено большое количество экспонатов, воспоминаний и биографий авиаторов, фотографий, сувениров, интересных исторических документов, отражающих героический путь прославленного Гвардейского соединения в годы минувшей войны.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz