Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Кальсин Пётр Терентьевич

Кальсин П.Т.

Родился в 1921 году в семье колхозника. Уроженец Оричевского района Кировской области. Учился в средней школе, там же вступил в комсомол. Окончил агрономические курсы, работал агрономом в родном селе. Затем Петр Кальсин окончил военно - авиационную школу лётчиков.

С началом Великой Отечественной войны сержант П. Т. Кальсин в действующей армии. С Июня по Август 1941 года служил в составе 4-го ИАП, летал на И-16; по Сентябрь 1942 года - в 721-м ИАП, где летал на ЛаГГ-3; по Декабрь 1943 года - в 5-м Гвардейском ИАП, летал на Ла-5.

Всего совершил около 100 боевых вылетов. Проведя около 60 воздушных боёв, лично сбил 16 самолётов противника. Представлялся к званию Героя Советского Союза, но не получил его.

20 Декабря 1943 года Гвардии лейтенант П. Т. Кальсин не вернулся из очередного боевого вылета.

Награждён орденами: Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени; медалями.

*     *     *

23 Июня 1943 года над Северским Донцом произошёл воздушный бой, в котором участвовали лётчики 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка Героя Советского Союза Майора В. А. Зайцева. Советские лётчики сбили 10 и подбили 3 немецких самолета. В. И. Попков уничтожил 2 Ме-109. В бою одержали победы С. Г. Глинкин, Н. С. Сивцов, Г. И. Кучеренко, В. С. Игнатьев, А. Б. Мастерков, П. Т. Кальсин, А. Г. Долгов и другие. Мы потеряли 2-х лётчиков: Василия Гринёва и Остапчука.

Эта победа стала возможной благодаря правильной организации боя четвёрок: пара атаковала, пара прикрывала. Во что бы то ни стало держаться строя было законом наших воздушных бойцов. Опыт этого боя многому научил наших молодых лётчиков-истребителей - будущих асов, ставших грозой для врага. Командующий фронтом объявил благодарность всем его участникам, а лётчика В. И. Попкова наградил именными часами.

С 17 Июля 1943 года 17-я Воздушная армия обрушила всю силу и мощь своего оружия на противника на Изюм - Барвенковском направлении. Соединения и части Воздушной армии уничтожали войска и технику противника, авиацию врага в воздухе и на аэродромах, вели разведку поля боя, выдвижения и сосредоточения войск противника.

Умело били фашистов наши истребители. В воздушных боях отличились многие лётчики, в том числе И. Н. Сытов, Е. И. Ерёменко, Г. А. Баевский, П. Т. Кальсин, А. И. Пчёлкин, А. И. Тимошенко, Т. М. Кучеренко, А. И. Шардаков, Е. М. Яременко и другие.

Освобождение Украины продолжалось. В Ноябре - Декабре 1943 года наступательная операция 3-го Украинского фронта имела целью расширение плацдармов на правом берегу Днепра. К концу Декабря советские войска отбросили противника на 20 - 30 км севернее города Марганца. За этот период лётчики совершили 3779 боевых вылетов, провели 160 воздушных боёв, в которых сбили 88 фашистских самолётов различных типов.

Воздушные бои над Днепром отличались особым упорством. Фашисты в бессильной злобе за свои поражения на земле стремились взять реванш в воздухе. Но как ни храбрились, в боях за днепровское небо победителями неизменно оказывались советские лётчики. 5-й Гвардейский ИАП в это время получил более десятка новых самолётов Ла-5 с форсированными моторами.

Не помогли немцам и брошенные на переправу асы. Их обнаруживали сразу по разрисованным машинам и по наглости, с какой они действовали. Асы появлялись парами. Были хорошо слетаны. Они не только принимали лобовые атаки, но и сами шли в лоб. Иногда вступали в бой с превосходящими по количеству истребителями, что раньше враг позволял себе крайне редко.

Утром 10 Октября над Днепром клубился густой туман. Группа истребителей во главе с Героем Советского Союза Гвардии майором И. Лавейкиным была готова к полёту. Все подтянуты, молчаливы. Пётр Кальсин в последний раз осмотрел свой истребитель. Припомнились ему родные вятские места, деревня.

И вот туман рассеялся. Лавейкин дал команду "По самолётам !"

Группа истребителей ринулась к реке на разных высотах и больших скоростях. Ведущий возглавлял ударную, а Гвардии лейтенант Баевский сковывающую группу. Асы не заставили себя ждать. Завязался воздушный бой. Верхняя группа "Лавочкиных" дралась с "Мессерами", внизу Гвардейцы вели бой с бомбардировщиками.

Пётр Кальсин заметил: Алексей Ворончук подловил одного Ме-109 и с первой же очереди отправил в Днепр. Бой нарастал. Кальсин тоже сбил немецкий самолёт. Третий уничтожил Николай Макаренко.

После воздушного боя ребята собрались в столовой. Это была просторная палатка, где на быстро сколоченных из досок столах дымился заботливо приготовленный обед. Настроение у лётчиков отличное - шутили, разыгрывали друг друга, спрятали у Кальсина обе его трубки, которые он всегда торжественно набивал горьким табаком - самосадом.

Вспоминали детали боя, шумели. И вдруг опять команда:

- По самолётам !

Второй воздушный бой разгорался. Немецкие асы подходили к месту боя на высоте 6000 метров, полагая, что выше их никого нет и преимущество в высоте остается за ними. Но они жестоко просчитались. Выше них находилась пара Гвардейцев - лейтенант Владимир Ивашкевич и младший лейтенант Владимир Барабанов. Заметив немцев, они со стороны солнца внезапно атаковали врага. Самоуверенный ас на разрисованной машине был сбит Ивашкевичем, второй фашист тоже полетел вниз - его скосил Барабанов.

В эскадрильи по этому поводу выпустили "молнию". Трудился над ней, как всегда, Пётр Кальсин. Удобно расположившись в землянке, попыхивая трубкой, он рисовал цветными карандашами на голубоватом куске бумаги.

За несколько дней Гвардейцы сбили над Днепром 16 фашистских асов. Во фронтовой газете появилась статья "Как фашистским асам набили по мордасам".

Ла-5ФН из 5-го ГвИАП ведут бой с Ме-109.

На одном из комсомольских собраний было решено послать письма родителям лётчиков, особенно отличившихся в боях. Написали и отцу Петра Кальсина.

Пётр во всех подробностях представлял себе, что последует за этим в родной деревне Болы. Вот прикатил утром на велосипеде мальчишка - почтальон. Отец, покряхтывая, сошёл на крыльцо, взял натруженными руками письмо, покосился на мальчишку:

- Не знаешь, отчего почерк чужой ?

Тот засветился в ответ, и сразу стало ясно, что беды никакой нет.

Все письма с чужими почерками маленький почтальон просматривал ещё на почте, чтобы зря людей не волновать. Если что плохое приносил, шёл в дом "с подготовкой". Долго рылся в сумке, вспоминал вслух, как много разнёс за последнее время похоронок: Бояриновым, Васильевым, а Фёдоровым - так сразу две. За одну неделю. И спешил к другому дому.

Сейчас мальчишка не торопился уходить. Ждал. В этот же день всей деревней писали ответ. Переписывал его набело, конечно, всё тот же мальчишка, он же раздобыл для такого торжественного случая настоящий почтовый конверт, даже марку не пожалел - приклеил.

После одного воздушного боя Пётр Кальсин шёл в столовую. А тут Ворончук, Помахал перед носом письмом - пляши !

Делать нечего, потоптался Кальсин вокруг Ворончука. Ребята собрались, смеются, подбадривают. Сжалился Ворончук, отдал письмо. Оно было из дома, от отца.

Кальсин П.Т.

"...Письмо о героических подвигах моего сына - лётчика Петра Кальсина я получил. Меня, колхозника, конюха, глубоко взволновали хорошие отзывы о сыне, тем более, что, как вы сообщаете, он сбил уже 14 фашистских самолётов. Я уже старик, но ещё бодр и работаю в колхозе честно, по-фронтовому. За 8 месяцев 1943 года выработал 443 трудодня, да моя старушка, мать Пети, ещё 150. А всего мы вдвоём имеем 593 трудодня. Я и впредь буду трудиться не покладая рук. Получив письмо, я прочитал его всем колхозникам, которые вместе со мной радуются и гордятся Петром.

Сыночки, дорогие мои, быстрее выгоняйте немцев с нашей земли и возвращайтесь домой с победой. Желаю всем здоровья и дальнейших боевых успехов во имя нашей Родины. Мы поможем вам в борьбе, чем только сможем".

12 Декабря 1943 года лётчик - истребитель Пётр Кальсин совершил героический подвиг - вывез на Ла-5 своего командира Георгия Баевского с территории, занятой противником.

Тот день выдался пасмурным. Над фронтовым аэродромом висел зимний туман. Лишь только он стал понемногу рассеиваться, как Георгий Баевский и его ведомый Пётр Кальсин вылетели на свободную "охоту" в район Никополь - Кривой Рог. Это был один из способов боевых действий истребителей.

На фронте воздушным "охотникам" выделялся район, простирающийся на несколько десятков километров вдоль фронта и на многие километры в тыл врага. Здесь наши истребители, действуя обычно парами, производили свободный поиск и уничтожали не только самолёты в воздухе, но и автомашины, радиостанции, паровозы, железнодорожные составы, обозы, живую силу и технику противника. Главными объектами были, безусловно, одиночные самолёты врага: боевые, транспортные, связные. "Охотник" внезапно наносил удар и внезапно выходил из боя, что действовало ошеломляюще, наводило панику, держало врага в постоянном напряжении, изматывало его силы. "Охотники" дезорганизовывали движение по дорогам и создавали угрозу для полетов самолётов.

Лучшими лётчиками - "охотниками" в полку считались Георгий Баевский и Пётр Кальсин.

Первый - воспитанник аэроклуба Дзержинского района города Москвы, выпускник одной из школ военных лётчиков. Ещё во время учёбы он проявил незаурядные способности - успешно окончил школу и получил звание лётчика - истребителя. По установившейся традиции его, как лучшего выпускника, оставили там же лётчиком - инструктором.

Откровенно говоря, не совсем по душе ему была такая работа. Но он понимал: боевым полкам нужны лётные кадры, потому трудился на совесть. Десятки его питомцев ушли на фронт, стали умелыми воздушными бойцами. Наконец и его, Баевского, настал черёд. Добился - таки, чтобы послали на фронт в боевой авиаполк.

У второго - своя судьба. Сын колхозника. Уроженец Оричевского района Кировской области. Учился в средней школе, там же вступил в комсомол. Окончил агрономические курсы и вплоть до поступления в военную школу лётчиков работал агрономом в родном селе. Кто знает, не будь войны, возможно, стал бы известным селекционером. Война всё перевернула. Кальсин взялся за оружие, научился управлять истребителем.

...Пара Ла-5 на большой скорости и бреющем полёте пересекла линию фронта. Под крылом замелькали немецкие окопы, замаскированные танки и машины. Обо всём замеченном немедленно передано по радио командованию. Поиск продолжался. Высота 100 - 150 метров. "Охотники" зорко следили за землёй и воздухом. Обнаружив на шоссе вражеский обоз, атаковали его, потом ударили по колонне грузовых автомашин противника: 3 запылали, 2 свалились в кювет. Начало "охоты" оказалось удачным. Вскоре лётчики взяли курс на большой фашистский аэродром.

Временами попадают в снежные заряды. Придерживаются линейных ориентиров, обходят стороной крупные населённые пункты. Жмутся к самой земле. Вот и аэродром. Над ним чуть правее в белесоватой пелене дымки мелькнул силуэт. Это была "Рама - разведчик FW-189. Цель лучше не придумаешь !   Но "Рама" была трудным противником: 2 фюзеляжа со сквозным хвостовым оперением и 2 мотора позволяли этой машине производить в бою завидную маневренность. Не многим лётчикам удавалось сбивать её.

Немецкий самолёт FW-189.

Баевский первым заметил врага и передал ведомому по радио:

- Впереди "Рама", иду в атаку !

Он решил нанести удар сзади, снизу. Дал полный газ и ринулся на врага. Под крылом замелькали стоянки вражеских самолётов. Горка !   Быстро сокращается расстояние. Экипаж FW-189 не ожидал нападения. Екмцы, увлекшись расчётом на посадку, очевидно, не заметили советских истребителей на пёстром фоне земли. Близость своего аэродрома и плохая погода усыпили их бдительность. Они безмятежно продолжали полёт.

Хорошо видны 2 балки фюзеляжей, кресты на них. Ещё ближе, ближе... Фашист заметил, он попытался ускользнуть, но тщетно. Баевский успел нажать на гашетку. Меткая трассирующая очередь оборвалась на застеклённой кабине FW-190. Вражеский самолёт вспыхивает. Неуклюже кренится вправо, делает какой-то странный, нелепый полукруг и падает. Но его стрелок успел выпустить ответную длинную очередь по атаковавшему.

Баевский почувствовал, как по самолёту прокатилась дрожь. Мотор начал давать перебои, а машина терять скорость и высоту. Лётчик подвигал сектором газа. Нет, не помогло. Из-за ножных педалей в кабину клубами ворвался дым, запахло удушливой гарью. Стало жарко. Приоткрыл фонарь - дым выхватило потоком воздуха. За хвостовым оперением машины потянулся чёрный шлейф. Самолёт загорелся. Он плохо слушался рулей. Как быть ?   До своих не дотянуть.

Самолёт быстро терял высоту. Прыгать с парашютом - малая высота. Да и некуда. Под самолётом земля, занятая врагом. Баевский испытал тревожное для лётчика ощущение внезапно наступившей непривычной тишины - совсем отказал мотор. Винт замер. Тогда он протянул руку к пожарному крану и перекрыл доступ бензина.

- Кальсин ! - услышал Пётр знакомый голос в наушниках. - У меня подбит мотор. Иду на вынужденную, прикрывай.

Огонь от пылающего мотора уже в кабине. Он добирается до ног, горят меховые унты, тлеют меховые брюки. Языки пламени лижут шею, подбородок. Едкий дым с воздухом втягивается легкими, затрудняя дыхание. Напрягая волю, лётчик приложил всё умение, чтобы как-нибудь добраться до местности, пригодной для посадки. Быстро осмотрелся вокруг. Рядом с аэродромом дымят обломки "Рамы". Шасси выпускать нельзя. С трудом выровнив истребитель, Баевский сажает горящую машину с убранными шасси на фюзеляж рядом с вражеским аэродромом, километрах в 80 за линией фронта.

От соприкосновения раскалённого мотора со снегом и сырой землёй поднялся столб пара. И дым и пар закрыли перед лётчиком небо. Освободившись от привязных ремней и лямок парашюта, он почти ощупью живым факелом покинул кабину. Тут же метнулся в сторону от самолёта. Вот-вот начнут рваться снаряды и бензобаки.

Горят брюки, куртка. Лётчик отбежал в сторону и стал быстро размахивать руками, прихлопывая себя по бокам, груди и ногам, пытаясь погасить пламя. Убедившись, что пламя ему не потушить, Баевский сбросил их, остался в одной гимнастёрке и шерстяных носках. От холода побежали мурашки по спине.

Находящийся в воздухе Кальсин видел, как сел горящий самолёт, как из него выскочил Баевский. Распластав крылья, "Лавочкин" лежал на пахоте. Окутанный густым тёмным дымом невдалеке догорал сбитый FW-189. К горящим самолётам уже бежали люди. Как спасти командира ?

Решение созрело быстро. Кальсин сделал над полем крутой вираж, выискивая место для посадки. Вначале зашёл поперёк борозд. Баевский тут же замахал шлемофоном - нельзя, мол, уходи, скапотируешь. Это понял и сам Кальсин, успевший разглядеть крупные отвалы земли. Развернулся он, по дыму определил направление ветра и стал заходить на посадку. В первый раз промазал. Площадка была слишком мала для Ла-5. Пришлось выполнить второй заход.

Открыли огонь вражеские зенитки. Кальсин понимает, что посадка на пахоту опасна. Только бы не поломать шасси, так рассчитать, чтобы сесть поближе к самолёту командира. Он осторожно подвёл машину к земле. Мгновение - и "Лавочкин", запрыгав на неровностях, резко затормаживаясь в вязком грунте, остановился. Откинув фонарь кабины, Кальсин отчаянно замахал командиру рукой. Тот подбежал.

Оба прекрасно понимали всю сложность обстановки. Трудно было сесть, но как взлететь с человеком на борту одноместного истребителя с мягкого грунта ?   А тут ещё впереди паутина высоковольтных электрических проводов. Кальсин оглянулся. Совсем уже близко бегущие к ним люди. Сомнения нет, это немецкие солдаты. Они размахивают автоматами, стреляют по самолёту. Медлить нельзя.

Баевский втиснулся в кабину, между бронеспинкой и спиной пригнувшегося Петра. Мотор ревёт на полных оборотах. Самолёт поднимает хвост, но с места не трогается. Винт погнут, машину трясёт. А впереди небольшой ров - значит взлетать придётся в обратном направлении. Надо развернуть машину на 180 градусов. Баевский выскочил из кабины, бросился к хвосту, подхватил стабилизатор, малость приподнял хвост и развернул самолёт в нужном направлении. Откуда и сила взялась.

- Садись, - крикнул Кальсин, показывая на фюзеляж.

- Вот чудак, - обругал себя Баевский. - Совсем забыл о люке. Сюда же техники ставят аккумулятор.

Тугой замок люка обычно открывают с помощью отвёртки. Он открыл его ногтями, только кровь брызнула. А теперь голову в люк. Руками взялся изнутри за шпангоуты фюзеляжа, ногами уперся в снег и попытался раскачать самолёт.

Совсем рядом огромной силы взрыв. Это раскалённые огнём бензобаки машины Баевского. Кальсин смахнул рукавом пот со лба. Выпустил посадочные щитки и, послав сектор газа вперед до отказа, энергичными движениями руля поворота помог раскачать самолёт. Мотор взревел да самой высокой ноты. Самолёт потянуло было на нос, затем он тронулся с места, и, как бы радуясь тому, что наконец-то есть возможность вырваться из плена, начал разбег. Меняя направление, он бежал по неровной, покрытой снегом вперемежку с вязким чернозёмом площадке, не в силах оторваться, каждую секунду готовый сбить шасси и скапотировать. Но, видно, не для того совершил Кальсин эту посадку, чтобы не взлететь. Высокое лётное мастерство помогло сделать, казалось, невозможное - одноместный истребитель с двумя лётчиками на борту на глазах ошалевших фашистов оторвался от земли, каким-то чудом перемахнул через провода и на бреющем полёте скрылся.

На аэродроме с нетерпением ждали возвращение летчиков. Горючее уже на исходе, а самолётов-то нет. Погода всё хуже. Где же пара ?   Что могло случиться ?   Однополчане то и дело, словно сговорившись, нетерпеливо поглядывали на часы. Из штабной землянки вышел Зайцев. С трудом скрывая волнение, он напряжённо смотрел в ту сторону, откуда должны были появиться истребители. Их не было. Но вот послышался и с каждой секундой стал нарастать знакомый густой металлический рокот мотора. Ровный, без тяжёлых переливов. По ритму его работы и звуку можно было безошибочно определить, что летел Ла-5. Чуть выше горизонта обозначилась точка. Быстро увеличиваясь, она приобрела знакомые контуры самолёта.

Огромный номер на фюзеляже показал ожидавшим, что это самолёт Петра Кальсина. Тревожное чувство охватило всех, кто находился на земле. Где же Баевский ?   Неужели погиб ?   Люди помрачнели, притихли.

Истребитель сел и подрулил на стоянку. Люди побежали к нему. Мотор выключен, шум замер. Кальсин открыл фонарь, привычным движением расстегнул и откинул назад плечевые ремни, подтянулся на руках и спрыгнул с плоскости. Вездесущие техники оказались рядом раньше всех. Кто-то из них оповестил:

- Баевский здесь !..

Обгоревшего лётчика бережно вытащили из фюзеляжа и положили на носилки. Прямо с аэродрома отправили в госпиталь. А Кальсина похлопывали по плечу, тискали в крепких объятиях. Затем подхватили. И вновь отважный лётчик очутился в воздухе, но теперь подбрасываемый боевыми товарищами. Так на руках его и донесли до землянки.

Потом во всех полках дивизии были проведены митинги под лозунгом: "Воевать так, как воюет Кальсин !"

Листовка, посвящённая подвигу П.Т.Кальсина.
Листовка о подвиге П. Кальсина.

Командующий войсками 3-го Украинского фронта Генерал армии Р. Я. Малиновский издал по фронту специальный приказ.

"Отмечая блестящий подвиг лётчика 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии лейтенанта П. Т. Кальсина и образцы мужества, отвагу, хладнокровие Гвардии старшего лейтенанта Г. А. Баевского, самоотверженно выполнивших свой долг перед Родиной, приказываю:

1. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками при выполнении боевого задания наградить орденом Красного Знамени:

- Гвардии лейтенанта Кальсина Петра Терентьевича;

- Гвардии старшего лейтенанта Баевского Георгия Артуровича.

2. Учитывая, что Гвардии лейтенант Кальсин лично сбил 16 самолётов противника, командующему 17-й Воздушной армии представить материал на присвоение П. Т. Кальсину звания Героя Советского Союза.

3. Приказ объявить всему личному составу частей фронта".

В этот же день вечером однополчане собрались на товарищеский ужин. Командир дивизии, приветствуя героя, преподнёс ему именной торт. Участники самодеятельности исполнили в его честь несколько фронтовых лирических песен, прочитали стихи.

Вскоре Кальсин получил письмо от отца Баевского. Тот писал:

"Я, отец вашего товарища Георгия Баевского, услышав по радио и прочитав в газетах о ваших схватках с фашистскими стервятниками, желаю вам доброго здоровья и дальнейших боевых успехов. Бейте гадов и непременно живите, помня, что умереть легче всего, а вот жить и уничтожать врага - много труднее. За спасение сына приношу вам искреннюю отцовскую благодарность".

Но не пришлось Петру Кальсину отпраздновать День Победы. 20 Декабря 1943 года он вылетел в составе 4 Ла-5 на свободную "охоту" в район Шолохово - Чкалово - Никополь. Юго - восточнее Шолохово Кальсин и Васильев зажгли на земле самолёт Ju-52, производивший заправку горючим, а Макаренко сбил одного FW-190. По дороге Никополь - Алексеевка подпалили 4 грузовых автомашины, разбили несколько повозок.

При возвращении наших лётчиков пытались атаковать 4 Ме-109. Гвардии майор Лавейкин и его ведомые резко развернули свои машины, однако "Мессеры" боя не приняли, стали уходить в юго - западном направлении. Кальсин не мог спокойно смотреть на уходящего врага. Прибавив скорость, один бросился его преследовать. В считанные секунды Ла-5 скрылся в тёмно - серой облачности. Когда все самолёты возвратились на аэродром, стоянка лётчика Кальсина осталась незанятой. Долго ждали его. Но самолёт так и не появился.

"Кальсин не вернулся" - эта печальная весть быстро разнеслась по полку. Только 8 дней назад бесстрашный воин совершил подвиг. И вот его нет. В столовой стояла гнетущая тишина. Не слышно было обычных шуток и громких возгласов...

К тому времени Гвардии лейтенант П. Т. Кальсин совершил около 100 боевых вылетов. Проведя около 60 воздушных боёв, лично сбил 16 самолётов противника.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 15 личных побед. ]

П.Т.Кальсин.

А Георгий Баевский, которому Пётр Кальсин спас жизнь, дал слово жестоко отомстить врагу за гибель друга. Слово свое он сдержал. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 Февраля 1944 года Гвардии старшему лейтенанту Баевскому Георгию Артуровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Судьба лётчика Кальсина так и осталась неизвестной. Уже в наши дни Петра Терентьевича представляли к званию Героя России "посмертно", но положительного решения не принято и по сей день...

*     *     *

Список известных побед Гвардии лейтенанта П. Т. Кальсина:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
111.02.1943 г.1  FW-189ЗайцевоИ-16, ЛаГГ-3, Ла-5.
220.02.1943 г.1  Ме-109юго - зап. Муравьёвка
305.05.1943 г.1  Ме-110Славянск
407.07.1943 г.1  Ме-109сев. Малые Проходы
519.07.1943 г.1  Ме-109юж. Андреевка
620.07.1943 г.1  Ме-109юж. Петрополье
704.08.1943 г.1  Ju-52сев. - зап. Семёновка
808.08.1943 г.2  FW-190Охочее
91  FW-189Верхний Бишкин
1011.08.1943 г.1  FW-190юж. Никифоровка
1114.10.1943 г.1  Ме-109зап. Запорожье
121  FW-190сев. - вост. Запорожье
1306.11.1943 г.2  Ме-109юго - вост. Васильевка

      Всего сбитых самолётов - 15 + 0;  боевых вылетов - около 100;  воздушных боёв - около 60.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz