Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Середа Пётр Сельверстович

Середа П.С.

Родился 3 Декабря 1917 года в городе Мелитополь, ныне Запорожской области  (Украина), в семье рабочего. Окончил 7 классов, школу ФЗУ и аэроклуб. Работал токарем на заводе, затем инструктором аэроклуба. С 1938 года Петр Середа в Красной Армии. В том же году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Участник похода Советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года.

С Июня 1941 года Лейтенант П. С. Середа на фронтах Великой Отечественной войны. По Август 1942 года сражался в составе 88-го ИАП; по 1944 год - в 84 "А"  (101-м Гвардейском ИАП); по Май 1945 года - в ГУ БП ФА ВВС КА.

К Июлю 1942 года командир эскадрильи 88-го истребительного авиационного полка  (216-я истребительная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Закавказский фронт)  Капитан П. С. Середа совершил 270 боевых вылетов на разведку и штурмовку живой силы и техники противника, в 30 воздушных боях сбил 7 самолётов противника.

23 Ноября 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К Маю 1945 года Гвардии майор П. С. Середа выполнил около 500 боевых вылетов и провёл 70 воздушных боёв.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1955 году окончил ВАК при Военной академии Генштаба. С 1963 года Генерал - майор авиации П. С. Середа - в запасе. Жил и работал в городе Ростов-на-Дону. Умер 7 Декабря 1984 года.

Награждён орденами Ленина  (четырежды), Красного Знамени   (четырежды), Красной Звезды, медалями.

*     *     *

В конце Июля 1941 года в партийное бюро от воинов 88-го ИАП поступило свыше десятка заявлений о приёме в партию. Их подали лётчики Пётр Середа, Василий Деменок, Алексей Штырлов, Кубати Карданов, техники Александр Александров, Фёдор Андреев и многие другие. В архивных документах полка сохранилась копия заявления командира звена Петра Середы. Вот его полный текст:

"Хочу быть кандидатом в члены партии. Понимаю, что партия - наш передовой авангард, что только она способна выполнить великую задачу - привести наш народ к полной победе над врагом. Хочу жить и бороться вместе с той партией, которую создал Владимир Ильич Ленин".

Надёжными, преданными коммунистами пополнялись ряды партии. Война тут же, на полях сражений, экзаменовала их стойкость, твёрдость духа. И надо сказать, что они с честью держали этот экзамен, в боях доказывая верность Родине и народу. Чуть ли не на следующий день после подачи заявления о приёме в ряды КПСС, Пётр Середа в паре со старшим лётчиком Василием Батяевым вылетели на штурмовку войск противника в районе Корсуня. Но здесь их будто поджидали 4 Ме-109. Это не смутило наших воздушных бойцов - они решили вступить в бой. Надёжно прикрывая друг друга при маневрировании, поддерживая в атаках, лётчики сбили 2 вражеских истребителя, а 2-х оставшихся заставили пуститься наутёк.

Надо ли говорить, что в сложнейших условиях начального периода войны, требовавших максимального напряжения сил всего личного состава полка, мы дорожили каждым самолётом. А истребителей становилось всё меньше - неравные бои, вражеские налёты отнимали их один за другим. Зная, что в районе Умани, куда уже подходил враг, были расположены стационарные авиамастерские, где могли стоять отремонтированные самолёты, командир 88-го полка отправил туда Лейтенанта П. С. Середу с заданием - получить 3 И-16 и перегнать их в полк.

Майор А. Г. Маркелов выделил в распоряжение Середы 2-х лётчиков, дал им автомашину, снабдил соответствующим документом, скреплённым печатью. Но, уже подъезжая к городу, пилоты услышали грохот боя, который, судя по всему, шёл на ближайших подступах к окраинам Умани. Наши отчаянные ребята на большой скорости влетели на территорию авиамастерских и остановились, поражённые удручающей картиной: корпус мастерских, все здания медленно догорали, поодаль, на лётном поле, дымились и обгоревшие каркасы самолётов. Лётчики опоздали.

Но тут Середа заметил неподалёку от оставшегося КП одинокий двухмоторный бомбардировщик СБ. Лётчики направились к самолёту, а навстречу им уже торопился человек в замасленном комбинезоне, как выяснилось, механик этого самолёта. Он передал Середе помятый конверт:

- Товарищ лейтенант !   Здесь письменное предписание... - И в нерешительности механик отступил назад.

В конверте оказалась записка, написанная карандашом явно второпях: "Любому лётчику, который окажется на аэродроме. При угрозе захвата самолёта СБ немцами перегнать его в Кировоград". И неразборчивая подпись.

- Кто это писал ? - спросил Середа.

- Наш командир, - несколько неуверенно ответил техник.

- А где он сам ?   Почему бросил самолёт ? - настойчиво допытывался Пётр.

- Уехал по срочному делу в какую-то часть. Сказал, что может задержаться. Оставил вот эту записку и просил передать любому лётчику. Обстановка - сами видите...

- Обстановку-то мы видим и даже слышим, - нахмурившись, согласился Середа, по слуху определяя, что артиллерийские залпы раздаются откуда-то с севера. - А ты, братец, чего-то недоговариваешь. Ну да ладно - с тобой разберёмся. Но что же делать с бомбардировщиком ?   Я ведь по ним не мастак. А бросить машину - жалко...

- Да-а, история... - с досадой протянул один из пилотов, заглядывая в кабину СБ. - Тут и приборы и рычаги вроде бы иначе расположены. Поди разберись, где что и к чему...

- Я вам всё объясню ! - оживился механик, словно только и ждал этих слов. - Приборы-то почти такие, как на истребителях.

- Вот что, друзья ! - обратился Середа к лётчикам. - Скорее возвращайтесь в полк. Доложите обо всём Маркелову и передайте, что я решил перегнать бомбардировщик в Кировоград. А уж оттуда как-нибудь доберусь в часть. Ну, хозяин, показывай свою машину, - легонько подтолкнул он механика.

Тот, заулыбавшись, быстро поднялся на крыло, открыл фонарь кабины. Пётр, внимательно слушая объяснения, осмотрел доску приборов, попробовал в действии все рычаги, тумблеры, а через несколько минут коротко бросил механику:

- Будем запускать !

Моторы запустили быстро. После этого механик забрался в кабину штурмана. Вырулив на лётное поле, Середа несколько раз пробежался по аэродрому, опробовав машину на земле. Затем дал полный газ и пошёл на взлёт. Самолёт легко оторвался от поля, но высоту начал набирать неохотно. Шасси Пётр решил не убирать - на случай непредвиденной посадки.

Полётной карты на Кировоград у него, понятно, не было. Впрочем, он достаточно хорошо знал этот район, поэтому полетел на глазок, полагаясь на память. Но тут самолёт попал в низкую облачность, и пришлось ещё набрать высоту. Вот где пригодились навыки слепого полёта, которые с такой педантичностью заставлял отрабатывать Маркелов.

В рваном окошке облака Середа вскоре заметил землю. Нырнул туда. По горизонту, насколько хватало обзора, ничего похожего на крупный город не было. Ровные бескрайние поля, на которых кое-где лежал уже уложенный в скирды хлеб.

"Может быть, здесь и сесть ? - подумал Пётр. - От фронта отлетели далеко. А без карты на плохо знакомом самолёте лететь рискованно !"   И, выбрав площадку поровнее, он вскоре благополучно приземлил машину. Неожиданно перед глазами появился непонятно откуда взявшийся грузовик. Из кузова его мгновенно высыпала группа солдат, взяла самолёт и лётчика в кольцо.

Петру Середе и механику связали руки, посадили в машину и повезли в неизвестном направлении. Вскоре Пётр узнал окраину знакомого городка. "Вот и добрался я до Кировограда", - усмехнулся он про себя.

Арестованных доставили на аэродром. Когда вели по коридору какого-то приангарного здания, Середа неожиданно встретил знакомого лётчика.

- Ты что здесь делаешь, да ещё под охраной ? - удивился тот.

- Да нас за шпионов приняли. Документов нет - сам знаешь, как вылетаем. Может, удостоверишь мою личность ? - спросил Пётр.

- Что за разговор ! - воскликнул знакомый пилот и тут же остановил чекиста. - Явное недоразумение, браток. Я же прекрасно знаю этого человека. Пётр Середа. Из 88-го авиаполка.

Пришли к начальнику авиагарнизона. Тот внимательно выслушал "все стороны", куда-то позвонил и выяснил, что действительно некоторое время тому назад из-под Умани вылетел самолёт - бомбардировщик СБ, принадлежащий заместителю командующего ВВС округа. В Кировоград его повёл неизвестный лётчик.

И тут механик, летевший с Середой, краснея, признался, что "предписание любому лётчику" написал он сам, опасаясь, что отремонтированный им самолёт попадёт к врагу.

- Ну что ж, будем считать, что все действовали правильно, - подвёл итог благополучно завершившегося инцидента начальник гарнизона, - техник, беспокоившийся о судьбе самолёта, лётчик, взявшийся спасать незнакомую ему машину, и командир, проявивший высочайшую бдительность. Могу сообщить, - доверительно закончил он, - что в первые дни войны враг захватил на приграничных аэродромах несколько наших неисправных бомбардировщиков, которые не успели эвакуировать или уничтожить при отходе. По имеющимся сведениям, немцы восстановили их и сейчас используют для воздушной разведки.

...Через 2 дня Пётр Середа с присущим ему юмором рассказывал эту историю в родном полку и заканчивал её ироническим сожалением:

- Так что уж извините, друзья, увести машину высокого начальства не удалось. Возвращена хозяину. Будем воевать на своих.

А воевал Пётр Середа с какой-то особой отвагой и дерзостью - в этом оказывался его широкий характер. В памяти - эпизод, относящийся всё к тем же Июльским дням 1941 года.

Середа и его товарищ, Младший лейтенант Василий Деменок, получили задание на воздушную разведку. Слетав в заданный район и собрав необходимые сведения, они возвращались на аэродром, но где-то на подходе к Жмеринке увидели группу "Юнкерсов". Не сговариваясь, решили атаковать их. Немцы, заметив наши самолёты, увеличили скорость. Имея преимущество в высоте, Середа и Деменок на пикировании нагнали врага и открыли по одному из "Юнкерсов" огонь. В этот момент Василий почувствовал, что его пулемёты заело, и тогда он пошёл на таран. Лётчику удалось срезать часть хвостового оперения "Юнкерса", но тот продолжал держаться в воздухе, хотя и отстал от своей группы. Повреждён был и самолёт Деменка - пришлось идти на вынужденную посадку. Внизу раскинулись волнистые хлебные поля, но выбора не было.

Тем временем Середа, поняв, что "Юнкерс" всё-таки продолжает уходить к своим, догнал его и меткой пулемётной очередью поджёг. В этот момент в воздухе появились 4 Ме-109 и набросились на самолёт Деменка, подыскивающего место для посадки. Середа успел заметить это.

"Надо спасать Василия !   Отвлечь от него фашистов во что бы то ни стало !" - мелькнуло решение, и резким разворотом он пошёл на "Мессеров" в лобовую атаку. Немцы отвернули в сторону. Один против 4-х оказался Середа. И вот в этой критической ситуации лётчик сумел выжать из машины всё, на что она была способна. Искусно используя горизонтальный маневр, в котором И-16 явно превосходил "Мессера", Середа уходил из-под атак наседавших фашистов. А сознание сверлила тревога: "Долго это продолжаться не может. Кончится горючее !.. Надо как-то оторваться, да поскорее..."

И здесь Пётр увидел под собой небольшое село, а в центре его - церковь с высокой колокольней. "Спаси, господи !.." - с какой-то отчаянной лихостью бросил он машину вниз. И вот наш истребитель крутит вокруг колокольни виражи, а 4 Ме-109 как бы в растерянности наблюдают со стороны за этим дерзким "аттракционом". Именно дерзким !   Это ведь только на бумаге легко написать: "крутит вокруг колокольни виражи". Выполнить такой маневр мог лишь большой мастер лётного дела. Пётр Середа был именно таким мастером.

Немецких пилотов же этот "аттракцион" явно обескуражил - они предпочли убраться восвояси. Наверное, и у них горючее было на исходе, а наш лётчик сумел выиграть время. Едва немцы удалились, Середа перевёл дух и принялся искать Деменка. Тот уже успел приземлиться. Правда, не совсем удачно. Метрах в 2 - 3 от земли управление его машины окончательно отказало - и машина упала. От удара самолёт сильно помяло и покорёжило, но, к счастью, взрыва не произошло и сам лётчик отделался лёгкими ранениями.

Середа этого ничего не видел. Он мог лишь догадываться, что Деменок приземлился где-то поблизости, что к нему нужно быстрее вернуться и помочь. На последних литрах горючего он сумел дотянуть до своего аэродрома и, доложив о случившемся командиру полка, попросил разрешения слетать на У-2 на выручку друга. Командир дал "добро".

В окрестностях знакомого сельца Деменка не оказалось. Пока Середа кружил над полями, его снова заметила группа вражеских истребителей. Пришлось экстренно сажать У-2 прямо в густую рожь, а дело это непростое. До села Пётр добирался пешком. Там колхозники рассказали, что был здесь лётчик, что с их помощью снял с самолёта крупнокалиберный пулемёт, бортовую радиостанцию и ушёл, сказав, что будет добираться в полк на попутных машинах.

Крестьяне помогли и Середе выкатить его У-2 на пролегавшую неподалёку грунтовую дорогу.

- Вот и взлётная полоса - спасибо, друзья ! - горячо поблагодарил лётчик селян и взлетел.

Через 2 дня возвратился и Василий Деменок. Радостный и взволнованный, обнимал он друга при встрече:

- Навек я твой должник, Пётр !   Ведь ты мне жизнь спас !

...14 Августа 1941 года. Три звена наших самолётов, возглавляемые Лейтенантом П. Середой, поднялись на прикрытие моста у Канева, к которому направлялось 18 бомбардировщиков противника, разбитых на 2 группы. Наши истребители быстро разделались с первой девяткой врага, сбив 2 "Юнкерса", остальные поспешили убраться. Но вторая девятка Ju-88 упрямо стремилась к мосту, и на подмогу ей уже подоспели 8 Ме-109 из группы прикрытия. Завязался жестокий бой. Смертоносная карусель крутилась в воздухе. Ещё 6 машин сбили наши лётчики, 3 из них - Василий Деменок.

Лётчики рассказывали, как, разгорячённый азартом боя, Василий решил таранить фашиста и направил свой И-16 прямо в корпус "Мессера". Но ценой этому "Мессеру" стала героическая смерть одного из самых отважных и опытных лётчиков полка. Вскоре Василий Федорович Деменок за свой вдохновенный подвиг был посмертно награждён орденом Ленина.

Короткий, но яркий и самоотверженный боевой путь прошёл однополчанин, на счету которого за 2 неполных месяца войны было 48 боевых вылетов, 18 воздушных боёв, 8 уничтоженных самолётов противника   [ По некоторым источникам имел 3 личные и 5 групповых побед. ]  Память о незаурядной смелости и мастерстве Деменка осталась навсегда. И теперь, спустя десятилетия, ветераны полка, собираясь на традиционных встречах, вспоминают его с неизменной теплотой и восхищением.

На войне скорбь по ушедшим переплавляется в гнев к врагу, в желание рассчитаться за принесённые им боль и горе, в неугасающее чувство святой мести, когда ответ за злодеяние один - кровь за кровь, смерть за смерть. Вряд ли именно эти праведные слова отчеканились в сознании Петра Середы, когда он узнал о гибели своего друга. Но вот ему пришлось принять неожиданный воздушный бой - одному с 4 истребителями Ме-109. И Середа, бросая самолёт в лобовые атаки, исступлённо твердил: "Это вам за Васю, гады !"   И уже горел фашистский стервятник, сражённый меткой очередью. А 3 других никак не могли поймать в перекрестие прицела словно заговоренного от снарядов да пуль советского лётчика. Пётр умело оттягивал неравный бой к нашей территории. Так ни с чем и улетели "Мессеры", расписавшись в бессилии перед мастерством нашего воздушного бойца. А Середа благополучно вернулся в полк и, рассказывая об этом эпизоде, заканчивал своей традиционной фразой:

- Что и требовалось доказать...

В Ноябре 1941 года, в канун 24-й годовщины Октября, в полк пришло сообщение о награждении орденами Красного Знамени лётчиков 88-го ИАП, павших смертью храбрых, - Ивана Захарова, Семёна Колесника, Алексея Калуженкова, Семёна Медника, Михаила Трибушина. Первыми в полку кавалерами этого ордена стали также и другие, отличившиеся в боях в начале войны, - Пётр Середа, Василий Князев, Павел Мирошников и Евгений Тивин. Они были награждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 Ноября 1941 года.

Тогда же, немцы решили нанести удары по советским аэродромам. Их самолёты - разведчики добрались и до Шахт. Но здесь плохая погода оказалась нам на руку - низкая облачность мешала вести разведку с воздуха. К тому же мы уже научились как следует маскировать самолёты. Сверху аэродром был похож на поле после сенокоса - ровными рядами стояли на нём стога сена, которые прикрывали боевые машины. Кроме того, в постоянной готовности находились у нас дежурные звенья, вылетавшие на перехват вражеских разведчиков. В один из таких вылетов Петру Середе удалось сбить особенно настырного "Хейнкеля", неоднократно кружившего над аэродромом, но так его и не обнаружившего.

Да, Середа был великолепным воздушным бойцом. Как-то, в том же Ноябре, возвращаясь с боевого задания, он заметил на земле одинокий "Юнкерс", очевидно совершивший вынужденную посадку. Но Пётр уже израсходовал все боеприпасы, за что ругал себя, пока летел в полк. Приземлившись, лётчик поторопил техника самолёта подготовить машину к новому вылету, а сам стремглав бросился к командиру полка.

- Товарищ Майор, - обратился он к Маркелову, едва отдышавшись. - Там в поле "Юнкерс", а у меня боеприпасы кончились. Разрешите вернуться. Я прихвачу для него подарочек...

Маркелов дал согласие - и Середа побежал к самолёту. Вот он опять над "Юнкерсом", возле которого, как муравьи, копошатся немцы: готовят его к переброске в тыл. В молниеносной атаке наш истребитель скосил всех фашистов и сжёг вражеский бомбардировщик.

1 Декабря 1941 года Старший лейтенант Пётр Середа повёл 6 самолётов И-16 на штурмовку противника в районе реки Самбек. В 4-х атаках лётчики уничтожили 5 автомашин с вражескими солдатами. В очередной атаке в хвост нашим истребителям зашли 9 Ме-109. Это могло плохо кончиться для Середы и его товарищей. Но командир группы вовремя заметил врага и вышел из-под удара боевым разворотом, увлекая за собой лётчиков. Набрав высоту, вместе они бесстрашно бросились в ответную атаку. И здесь удача изменила отважному воздушному бойцу Петру Середе: в левую плоскость его самолёта попал снаряд, машина начала терять управление. Казалось, нужно выходить из боя, но командир продолжал сражаться, невероятным напряжением сил заставляя самолёт повиноваться своей воле, вдохновляя товарищей мужеством и отвагой.

В критическом положении оказался и один из его ведомых - Лейтенант Семён Сливка: самолёт изрешечён пулями, перебит руль поворота. Однако лётчик сумел удержать машину в воздухе, не оставил товарищей на поле боя. Измотанные маневрами наших "ишачков", немецкие лётчики, несмотря на численное преимущество, убрались восвояси. А вся наша шестёрка благополучно вернулась в Шахты.

Сохранились архивные документы полка. Они напоминают тот давние дни... 20 Февраля 1942 года Капитан П. Середа звеном истребителей в районе Ново - Орловки уничтожил 2 вражеских самолёта, стоявших на полевой ремонтной площадке.

Вскоре, по решению командования ВВС в полку стало 2 эскадрильи. Командиром 1-й был назначен Капитан П. Середа, 2-й - В. Максименко.

В 20-х числах Июня 1942 года полк получил задание - произвести воздушную разведку в районе переправы противника на Северском Донце. Командир эскадрильи капитан Середа взял с собой 3-х испытанных лётчиков - Василия Князева, Алексея Постнова и Михаила Гончарова. Подойдя к реке западнее Изюма, они встретили 9 Ме-109. Середа развернул свою машину, дав соответствующий знак ведомым. А тут с другой стороны - ещё 9 "Мессеров". Итак, 18 против 4-х. Фашисты остервенело бросились в атаку и в первом же заходе подожгли самолёт Гончарова. Объятый пламенем, он рухнул на землю.

Наши лётчики остались втроем. Теперь враг имел 6-кратное превосходство. Но не дрогнула группа Середы. Закрутив вираж над лесной поляной, ребята пытались выиграть время. Одному из фашистов всё же удалось поймать в прицел самолёт ведущего; снаряд угодил в мотор И-16, и Середе ничего не оставалось делать, как приземляться прямо на лес.

Мужественно отбивались Постнов и Князев от вражеских атак 18 "Мессеров", постепенно оттягивая бой к своей территории. Бой в это время проходил над площадью города Изюма, в центре которой стояла церковь. Вокруг неё-то и начали кружить 2 наших истребителя - "Мессеры" были вынуждены уйти ни с чем. Постнов и Князев на последних литрах горючего привели свои машины в Варваровку. На следующий день появился и Середа - пришёл пешком, весь в синяках и ссадинах.

- Товарищ командир, - доложил он Маркелову, - при вынужденной посадке на деревья пришлось пожертвовать машиной - развалилась на куски. А вот Старшего лейтенанта Гончарова...

- Знаю, Пётр, - сумрачно прервал его Маркелов. - Жалко Михаила - слов нет, как жалко. Но такова война: погибшим - наша добрая память, живущим - снова в бой...

17 Июля 1942 года командиру 1-й эскадрильи 88-го авиаполка Капитану П. С. Середе было поручено произвести разведку, чтобы определить местонахождение частей 9-й армии. Куда лететь ?   Неизвестны были даже приблизительные координаты. Но Середе не впервые приходилось выполнять подобные задания. Он решил выделить для этого 2 звена самолётов. Первое, под его командованием, предназначалось для разведки, второе, которое возглавил Москальчук, - для прикрытия разведчиков. Из Большого Должика истребители вылетели в направлении Миллерово, несколько западнее, туда, где шёл основной поток отступающих войск.

Лётчики тщательно просмотрели всю сеть просёлочных дорог, прорезавшую перелески и степи, но ни танков, ни пехоты не обнаружили. Спустившись ещё ниже, на высоту 10 - 15 метров, они стали вглядываться в лощины и кустарники, умело маневрируя между балками, но опять безрезультатно. Уже кончалось горючее, полёт нужно заканчивать, а задание не выполнено. И в этот момент Середа заметил на дороге возле леса небольшую колонну красноармейцев. "Наконец-то !" - обрадованно подумал он, намереваясь посадить машину на ближайшей поляне, чтобы уточнить, из какой они части и куда следуют. Присмотрев небольшую, сравнительно ровную площадку, комэск мастерски посадил на нее боевую машину. Остальные самолёты стали в вираж над местом посадки.

Не выключая мотора, Середа выскочил из кабины. Жестами лётчик стал подзывать к себе кого-нибудь, но никто не двинулся с места. Тут только Капитан обратил внимание, что красноармейцы без оружия. "Здесь что-то не так", - заподозрив неладное, Середа на всякий случай решил ни на шаг не отходить от самолёта.

В это время несколько человек отделились от колонны и нерешительно направились в его сторону. Однако, не доходя нескольких десятков метров, они неожиданно повернули к одиноко стоявшему стогу сена и скрылись за ним. Вскоре из-за стога вышел человек и медленно пошёл к лётчику. Был он без петлиц на гимнастёрке и без ремня.

- В чём дело ? - резко остановил его Середа. - Почему не по форме одет ?

- Товарищ капитан ! - тихим, дрожащим голосом произнёес солдат. - Нас взяли в плен. Будьте осторожны - за стогом немцы...

- Какого же чёрта сразу не дали знать ?! - гневно бросил Середа.

Оказалось, что красноармеец из 9-й армии. Он стоял, понуро переминаясь с ноги на ногу, знаками ещё пытался что-то показать лётчику. Но комэск и сам понял, что мешкать больше нельзя, и резко повернулся к самолёту.

Рядом с ним, однако, уже стояли 4 немца с автоматами наперевес. Несколько секунд Середа смотрел в глаза старшему из гитлеровцев, словно гипнотизируя его. Потом, неожиданно для всех, бросился к самолёту, с разбега уцепился за его борт, чтобы подтянуться на руках и попасть в кабину. Немцы было опешили от этой внезапной дерзости, но тут же открыли беспорядочный огонь.

Крепкое, пружинистое тело Петра отяжелело: в груди и в правой ноге он ощутил жгучую боль. Одна пуля прошла через правую лопатку навылет, задев подбородок, вторая впилась в ногу. Тут же кто-то из фашистов подбежал к Середе и, вцепившись в сапоги, попытался оторвать его от самолёта.

Лётчик собрал остаток сил, выхватил пистолет и выстрелил в упор. Немец осел на землю. Воспользовавшись замешательством и превозмогая боль, Середа ещё раз подтянулся на руках, перекинул себя в кабину, схватился за ручку управления и дал полный газ. Правая нога в набухшем от крови сапоге онемела - лётчик не смог нажать на педаль. Но это дало совершенно неожиданный эффект: самолёт развернуло на левом колесе, он описал на земле вираж - ударом крыла и струей воздуха от винта гитлеровцев уложило как скошенных.

"Взлететь !" - как молния сверкала одна мысль в затуманенном сознании лётчика. Он вновь попытался нажать на педаль, но нога была совсем непослушна. Самолёт ещё дважды прокрутился на левом колесе. Наконец Середе удалось каким-то невероятным усилием выдержать направление самолёта на разбеге и взлететь.

А в это время 5 других наших лётчиков, наблюдая с воздуха разыгрывающуюся внизу жестокую схватку, готовы были помочь товарищу, но не могли: открой они огонь по гитлеровцам - попали бы и в своего командира. Когда Середа взлетел, все облегчённо вздохнули: сейчас он пристроится к группе, пора скорее домой - горючее на исходе. Но что это ?   На виду у товарищей Середа вдруг разворачивается на северо - восток и улетает совсем в другом направлении. Москальчук попытался следовать за ним, но машина комэска вскоре скрылась в дымке. Искать его в такой обстановке было бессмысленно, и Москальчук дал сигнал группе уходить на свой аэродром, теряясь в догадках и тревоге за командира...

А Середа тем временем летел в направлении к Новочеркасску. В меркнущем время от времени сознании чётко работала одна мысль: "Там штаб авиационной дивизии... Через него можно быстрее передать разведданные для наземного командования..."   И лётчик упорно держал взятый курс. Раскалывалась голова, невыносимо саднило в груди, подступала тошнота...

Аэродром был уже совсем рядом, когда мотор на самолёте Середы заглох - кончилось горючее. Лётчик ещё успел выпустить шасси и истребитель сел. Вернее, не сел, а плюхнулся, как говорят в авиации. В конце пробега мотор заглох, но из кабины никто не вылезал. Когда к самолёту Середы подъехали штабные офицеры, они увидели в кабине окровавленного Капитана, уткнувшегося лицом в приборную доску...

Его боевую машину тем временем обступили лётчики и техники. Было чему удивляться: вся она была изрешечена пулями. "Как только долетел ?" - недоумевали и восхищённо покачивали головами люди, многое повидавшие за год войны. Среди них оказался и Капитан А. И. Покрышкин, с которым Середа познакомился и подружился несколько месяцев назад. Но здесь они, к сожалению, разминулись: Покрышкин прилетел на аэродром, когда Середу уже увезли в госпиталь. Однако по зигзагообразной красной стреле на фюзеляже Александр Иванович издалека узнал знакомую машину. Подойдя, он услышал рассказ о подвиге своего боевого товарища и долго сокрушался, что на этот раз они с Петром не встретились.

Вскоре командующий 4-й Воздушной армией Генерал К. А. Вершинин написал в наградном листе:

"Тов. Середа подлинный герой... Он совершил несколько подвигов. Один из них состоит в том, что Середа получил задание разыскать войска 9-й армии, садился в расположении противника и выполнил задание. Вполне достоин высшей правительственной награды".

Середа П.С.

В конце Ноября 1942 года в полк пришла радостная весть: звание Героя Советского Союза получили 2 наших аса - Василий Иванович Максименко и Пётр Селиверстович Середа. Это была высочайшая и, право же, заслуженная оценка их боевого мастерства, беспримерного мужества. Всей последующей боевой работой, жизнью на войне Середа и Максименко оправдали высшее признание Родины.

25 Августа 1942 года был сбит и попал в плен командир 84-го истребительного авиаполка Майор Я. И. Антонов. Вскоре по решению командования командование полком принял первоклассный воздушный боец Капитан Пётр Селиверстович Середа, незадолго до того вернувшийся из госпиталя. Ещё более тесной и братской стала связь двух полков, ещё более эффективными - совместные боевые действия.

Штурмовики Середы, сопровождаемые нашими истребителями, беспощадно громили различную технику противника: танки, артиллерию, моторизованные части. За месяц  (с 7 Сентября по 8 Октября)  они совершили более 400 боевых вылетов, не потеряв из своих рядов ни одного человека.

К сожалению, полученные ранения дали знать о себе. Ещё до окончания войны Пётр Селиверстович Середа был направлен в инспекцию Военно - Воздушных сил Красной Армии, где передавал опыт молодым лётчикам - истребителям. Но и там, вылетая вместе с ними на боевые задания, участвовал в воздушных боях. К концу войны он имел на своём счету около 500 боевых вылетов и 18 сбитых вражеских самолётов.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 6 групповых побед лётчика. ]

(Из воспоминаний бывшего начальника штаба 88-го ИАП Г. А. Пшеняника.)
*     *     *

В своих воспоминаниях бывший лётчик 16-го Гвардейского ИАП Герой Советского Союза Г. Г. Голубев даёт несколько иную оценку итогам боевой деятельности П. С. Середы:

"В боях за Родину отважный лётчик и командир произвёл 386 боевых вылетов, участвовал в 70 воздушных боях, лично сбил 10 самолётов противника, уничтожил большое количество боевой техники и живой силы врага".

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии майора П. С. Середы:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
112.07.1941 г.1  Ме-109ЖитомирИ-16, "Аэрокобра"

Як-3 и другие типы.

214.07.1941 г.1  Hs-126  (в группе - 1 / 3)Краснополь
31  Ме-109  (в паре - 1 / 2)Солонцы - Краснополь
431.07.1941 г.1  Ме-109Корсунь
512.08.1941 г.1  Ju-87Степанцы
605.11.1941 г.1  Не-111  (в группе - 1 / 4)Миллерово
728.03.1942 г.1  Ме-109  (в группе - 1 / 5)Осадчий
810.07.1942 г.2  Ме-109  (в группе - 2 / 9)Березовский
916.03.1945 г.1  Ме-109аэродром Болотице
1031.03.1945 г.1  FW-190Вржесьна
111  FW-190сев. Дерковиц

      Всего сбитых самолётов - 6 + 6;  боевых вылетов - около 500.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz