Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Шадрин Геннадий Алексеевич

Шадрин Г.А.

Родился 15 Марта 1922 года в посёлке Луньевка, ныне посёлок городского типа Александровского горсовета Пермской области, в семье служащего. Окончил 9 классов и аэроклуб в городе Кизел Пермской области. С 1941 года в Красной Армии. Окончил военно - авиационную школу пилотов.

С Августа 1942 года сержант Г. А. Шадрин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 975-го ИАП  (117-го ГвИАП)  сражался на Закавказском, Северо - Кавказском, Южном, 1-м, 3-м и 4-м Украинских фронтах.

К Апрелю 1945 года командир эскадрильи 117-го Гвардейского Станиславского истребительного авиационного полка  (236-я истребительная авиационная дивизия, 17-я Воздушная армия, 3-й Украинский фронт)  Гвардии майор Г. А. Шадрин совершил 465 успешных боевых вылетов, в том числе 75 на штурмовку и бомбардировку вражеских войск, уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. В 76 воздушных боях лично сбил 14 самолётов противника.

29 Июня 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в ВВС СССР. Окончил курсы усовершенствования офицерского состава, академические курсы при Военно - Воздушной академии. В 1967 году удостоен звания "Заслуженный военный лётчик СССР". С 1979 года Генерал - майор авиации Г. А. Шадрин - в запасе. Жил в городе Одессе.

Умер 4 Ноября 1999 года. Похоронен на 2-м Городском кладбище в Одессе. Почётный гражданин Кизела. 1 Сентября 2005 года в Кизеле был открыт памятник Герою.

Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени  (пять), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  (дважды), Красной Звезды  (дважды), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени; медалями.

*     *     *

На любой войне очень многое зависит от личности командира и его решений, обеспечивающих выполнение поставленных задач. Но также необходимы люди, способные в тяжёлый момент воздействовать на боевых товарищей своим авторитетом и личным примером. Именно на таких людей опирались командиры частей, когда предстояли особо ответственные и опасные задания. Таким человеком был Геннадий Алексеевич Шадрин. Он прошёл долгий боевой путь от рядового лётчика до командира эскадрильи 117-го Гвардейского истребительного авиаполка, став одним из его лучших воздушных бойцов, и честно заслужив высокое звание Героя Советского Союза.

Он родился 15 Марта 1922 года в посёлке Луньевка  (пригород города Александровска)  Пермской области, в семье служащего. Вскоре семья Шадриных переехала в районный центр, город Кизел, где Гена Шадрин начал учиться в технической школе и одновременно посещать авиамодельный кружок. В 1938 году он стал курсантом планерного клуба, а после окончания 9 классов, в середине 1939 года поступил в местный аэроклуб. В конце того же года Геннадий впервые поднялся в воздух на учебном У-2.

Обучение шло успешно: Геннадий настолько быстро осваивал лётные навыки, что его выпустили из аэроклуба уже в конце 1940 года, то есть всего через год учёбы, вместо 2-х положенных. Геннадий мечтал о военной службе в рядах истребительной авиации. Эта мечта сбылась в начале 1941 года, когда он стал курсантом военного авиационного училища в грузинском городке Цнори Цхали. Там Шадрин совершил свой первый полёт на истребителе И-16.

Вскоре началась Великая Отечественная война, и авиаучилище стало более интенсивно готовить лётные кадры. Разумеется, все курсанты стремились быстрее закончить обучение и вступить в схватку с фашистами. В Октябре, когда враг стоял у ворот Москвы, в училище состоялся очередной выпуск группы военных лётчиков. В их числе был и герой нашего повествования. Но на фронт в 1941 году он так и не попал: начальник училища полковник Попов распорядился оставить несколько наиболее умелых выпускников в качестве лётчиков - инструкторов. И старший сержант Шадрин к своему большому огорчению оказался среди них. Тяжело было оставаться в тылу, когда товарищи отправлялись на фронт, но, как говорится, приказы не обсуждают.

Шадрин приступил к обучению новой группы курсантов, старательно передавая им навыки, которые он сам недавно постиг в стенах училища. Между делом, писал рапорт за рапортом с просьбами об отправке на фронт. Но все они возвращались с отказом, и молодой инструктор продолжал обучать курсантов.

16 Мая 1942 года, после ожесточённых боёв, войска Крымского фронта оставили Керчь и начали эвакуацию на Таманский полуостров. Над Северным Кавказом нависла угроза вторжения немецких войск из Крыма. В связи с резким изменением обстановки на южном крыле советско - германского фронта, директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 19 Мая 1942 года Северо - Кавказское направление было преобразовано в Северо - Кавказский фронт. 3 Августа в посёлке Ново - Алексеевка, близ Тбилиси, началось формирование нового истребительного авиаполка двухэскадрильного состава на самолётах И-16, сперва получившего номер "68-А".

Через 3 недели, 20 Августа новосозданный авиаполк был укомплектован лётно - техническим составом и материальной частью из авиационных училищ. Благодаря "протекции" товарища по училищу Семёна Лунева, назначенного комиссаром одной из эскадрилий, в этот полк вступил и Геннадий Шадрин, получивший к тому времени звание старшины. Уезжая на новое место службы, Лунев забрал с собой теперь уже бывшего инструктора Шадрина. С 21 Августа 1942 года часть стала называться 975-м ИАП.

Полк вошёл в подчинение 295-й истребительной авиадивизии, которая входила в состав 5-й Воздушной армии. Командовал 975-м ИАП Майор П. В. Герасимов. Шадрин попал в состав 2-й эскадрильи Капитана М. А. Плаксина. Ведущим у Геннадия стал Лейтенант А. Д. Федулов, с которым он выполнил свой первый боевой вылет.

26 Августа 975-й ИАП перелетел на фронтовой аэродром в Миха - Цхакая, а уже с 28 Августа начал выполнять боевые вылеты на штурмовку вражеских войск. Полк действовал в интересах 18-й, 47-й и 56-й наземных армий в районе Главного Кавказского хребта и его северных предгорий на участке Самурской долины, особенно - в направлении на Туапсе. В течение 3,5 месяцев на Сухумском направлении велась воздушная разведка и штурмовки вражеских войск в районе горных перевалов. Вскоре перед 975-м ИАП поставили задачу воздушного прикрытия военно - морской базы и города Сухуми. В начале Октября, когда полк перебазировался на Сухумский аэродром, Геннадий Шадрин получил первое офицерское звание - Младший лейтенант и был назначен командиром звена.

В конце Ноября 1942 года из-за резкого ухудшения погоды боевые действия в воздухе пошли на спад. В этот период затишья войска, действующие на Туапсинском направлении, пополнились новыми авиачастями. В 236-й ИАД были довольно ощутимые потери - в строю оставалось всего 60 самолётов. Поэтому было решено передать в состав этой дивизии 975-й ИАП. 18 Декабря полк перебазировался на аэродром "Агой". В начале Января 1943 года реорганизация 236-й ИАД завершилась, и дивизия возобновила активные боевые действия в рамках наступления наших войск на Краснодарско - Тихорецком направлении.

В этих вылетах на штурмовку вражеских войск постоянно участвовал и Младший лейтенант Г. Шадрин. Очень часто его "ишачок" с бортовым номером "100" возвращался с пробоинами от зенитного огня. А Геннадий уже давно мечтал о воздушных боях. Ему надоели рутинные атаки наземных целей, хотелось узнать, на что он способен в бою с немецкими асами.

И-16 Г.А.Шадрина.

Однако, из-за "специализации" полка шансов на это было немного. Основными задачами 975-го ИАП были определены разведка и штурмовка войск противника. Командование дивизии понимало, что устаревшие и изношенные "ишаки" нельзя посылать в бой против "Мессершмиттов".

Тем не менее, мечта Шадрина вскоре сбылась. Это произошло 17 Января 1943 года. В середине дня шестёрка И-16, возглавляемая штурманом полка Старшим лейтенантом С. П. Киселёвым, штурмовала вражеский эшелон на железнодорожной станции Георгие - Афипская. Сбросив бомбы, самолёты сделали ещё 2 захода вдоль состава, поливая его огнём из пушек и пулемётов. В разгар штурмовки Шадрин заметил, как сверху - сзади на самолёт Капитана М. Плаксина пикирует невесть откуда взявшийся Ме-109. Геннадий круто повернул в сторону вражеского самолёта и увеличил скорость. Пилот "Мессера" заметил его и попытался уйти вверх, но Шадрин, задрав нос "ишачка", прицельно выпустил в хвост Ме-109 пару "эрэсов". Вражеский истребитель исчез в облаке разрывов, а затем его горящие обломки рухнули на землю. Это была первая воздушная победа будущего лучшего аса 975-го ИАП.

Сегодня уже почти однозначно можно утверждать, что первым самолётом, сбитым Шадриным, был Ме-109Е-4 из состава 13.slow.Staffel/JG 52  (13-й словацкой эскадрильи). Эта часть воевала с Октября 1942 года в составе II./JG 52  (2-й группы 52-й истребительной эскадры Люфтваффе). 17 Января 1943 года двое словацких лётчиков - поручик Гертхофер и чётник Йозеф Винкур вылетели на патрулирование с Краснодарского аэродрома. В районе станицы Смоленская они обнаружили группу из 6 самолётов противника. По докладу Гертхофера, Винкур попытался в одиночку атаковать эту группу И-16, но неожиданно в его истребитель попал "немецкий зенитный снаряд". В результате Ме-109 развалился в воздухе и рухнул на землю. На самом же деле в машину Винкура угодил реактивный снаряд, выпущенный Шадриным, взрыв которого Гертхофер и принял за попадание зенитки...

Ме-109 сбитый А.Г.Шадриным.

В конце Февраля командование 5-й Воздушной армии решило передислоцировать 236-ю ИАД поближе к линии фронта, в Геленджик, на Новороссийское направление. 26 Февраля туда прибыли управление дивизии и 611-й ИАП, а 4 Марта прилетел и 975-й ИАП. Таким образом, оба полка дивизии сосредоточились на одном аэродроме.

А борьба за господство в воздухе становилась всё более ожесточённой. Жаркие воздушные схватки происходили чуть ли не ежедневно. Лётчики 975-го полка постоянно летали на боевые задания совместно с пилотами 611-го ИАП и не раз вступали в бои с противником. Но для этих двух полков главным видом боевой деятельности продолжала оставаться штурмовка. В течение месяца они совершили 374 штурмовых вылета, из них 60 - по вражеским аэродромам.

15 Марта лётчики 975-го ИАП отражали налёты авиации противника на Мысхако. В этот день шестёрка И-16 атаковала и разогнала группу "Юнкерсов", сбив один из них и повредив ещё несколько. Одного "Лаптёжника" подбил и ведомый Шадрина младший лейтенант Тимур Язычба. После боя горючего в баках истребителей оставалось мало, но уйти на свой аэродром, не дождавшись смены, лётчики не имели права. В это время со стороны моря появилась ещё одна группа "Юнкерсов". Их надо было атаковать, чтобы не дать отбомбиться по нашим войскам. Однако вновь вступать в бой над морем при таком остатке топлива означало, что назад не вернется никто...

Шадрин принял смелое и рискованное решение: он приказал всем возвращаться, а сам в одиночку атаковал бомбардировщики, заставив их нарушить строй и свернуть с боевого курса. Но тут на одинокий его "ишак" навалилась пара "Мессеров" прикрытия. Геннадию пришлось вступить с ними в бой. В этот критический момент, наконец-то, подоспели запоздавшие "сменщики", которые с ходу атаковали противника. "Мессеры" сразу "забыли" о Шадрине и ушли на свою территорию, а Геннадий, прижимаясь к земле, устремился к аэродрому. Это было ошибкой - при пересечении линии фронта по низколетящему "ишачку" немцы открыли огонь из всех видов оружия. Несколько пуль, пробив борт кабины, вонзились в плечо и ногу лётчика. Превозмогая боль, Геннадий смог благополучно довести и посадить повреждённый истребитель на своём аэродроме.

Сразу после посадки он потерял сознание. Товарищи вытащили его из кабины и увезли в госпиталь. Только через полтора месяца Геннадий Шадрин вернулся в полк и сразу приступил к выполнению боевых заданий.

В это время над Таманским полуостровом разгорелись ожесточённые воздушные сражения, в которых участвовали и лётчики 236-й ИАД. В бои были брошены все наличные силы, в том числе и полки, вооружённые устаревшими истребителями И-16 и И-153. В небе над Новороссийском и "Малой землёй" отважно сражались на стареньких "ишачках" пилоты 975-го ИАП. Шадрин на своей машине с цифрой "100" на борту штурмовал войска противника, часто летал на разведку, не раз участвовал в воздушных боях.

26 Мая наши войска предприняли наступление в районе станиц Киевская и Молдаванская. К тому моменту в составе 975-го ИАП оставалось всего 10 боеготовых И-16. Лётчикам запланировали "обычные" боевые вылеты на штурмовку вражеских войск. Однако в тот день Младшему лйтенанту Г. А. Шадрину удалось одержать свою вторую воздушную победу.

В районе станицы Киевской на шестёрку "ишачков" напали 8 Ме-109, но наши лётчики успешно отразили все атаки истребителей противника. При этом Геннадию удалось "зацепить" одного "Мессера", и тот, дымя, со снижением ушёл на свою территорию. Вероятно, это был командир группы, так как, после его ухода действия остальных немецких истребителей потеряли согласованность, и "ишачкам" удалось прорваться к цели. Они нанесли штурмовой удар, но огнём с земли был подбит самолёт командира звена Лейтенанта Ф. И. Чёрного. Лётчику удалось дотянуть до своей территории и совершить вынужденную посадку на "брюхо".

Активные боевые действия на земле шли до 7 Июня, затем наступило относительное затишье. Сражения в небе Кубани также постепенно пошли на убыль. К этому времени Геннадий Шадрин стал одним из самых опытных пилотов полка и получил звание Лейтенанта.

С Августа 1942 года по 16 Июня 1943 года Геннадий Шадрин на И-16 совершил 245 боевых вылетов, провёл 68 штурмовок, 53 раза летал на разведку, сделал 101 боевой вылет на прикрытие наземных войск и 13 раз летал на сопровождение штурмовиков. Участвовал в 13 воздушных боях, в которых лично сбил один Mе-109 и ещё один подбил.

18 Июня 1943 года 975-й ИАП сдал оставшиеся 4 "ишака" в 6-й УТАП и убыл на аэродром "Ново - Титаровская", где приступил к переучиванию на истребители Як-1. Самолёты полку вновь достались "бэушные" - это были истребители из состава знаменитого 3-го ИАК Полковника Е. Я. Савицкого, уцелевшие в сражениях над Кубанью.

Здесь проявил "военную хитрость" техник Геннадия Шадрина сержант Павел Ульянович Лещенко. Не дожидаясь, когда в полку начнется "делёжка", он потихоньку выбрал наименее "избитый" самолёт и на его борту оперативно нарисовал цифру "100" - так у Шадрина появился относительно новый Як-1 с "наследственным" номером.

К окончанию переучивания на Як-1 Шадрин был назначен заместителем командира 2-й эскадрильи. Полк закончил перевооружение и 14 Июля в полном составе перелетел на прифронтовой аэродром "Большой Должик" Ростовской области, где вместе с другими частями дивизии перешёл в оперативное подчинение 7-го ШАК  (штурмовой авиакорпус)  8-й Воздушной армии Южного фронта.

17 Июля началось наступление Южного фронта, и уже на следующий день лётчики 975-го ИАП открыли боевой счёт уничтоженных самолётов противника. Это сделал ведомый Шадрина младший лейтенант Язычба. Охраняя штурмовики в составе четвёрки Як-1 и отражая атаку пары Ме-109, он сбил одного их нападавших.

Лётчики полка ежедневно вели ожесточённые воздушные бои. В эти Июльские дни 975-й ИАП сбил 26 самолётов противника. Больше всех отличилась 2-я эскадрилья. Так, в период с 19 по 23 Июля один из лётчиков сбил 2 вражеских самолёта  (Ju-87 и Ме-109), 3 победы одержал младший лейтенант Тимур Язычба  (Ju-88, Ме-109 и FW-190). Не отставал от них и их замкомэск Шадрин, также одержавший в Июльских боях 3 победы  (3 Ме-109).

Первую свою победу на Як-1 Шадрин одержал 26 Июля. Возглавляя восьмёрку "Яков", которая сопровождала группу Ил-2, он обнаружил внизу шестёрку Ме-109. Немцы пытались незаметно приблизиться к штурмовикам и атаковать их. Имея преимущество в высоте, Шадрин спикировал на один из "Мессеров" и с дистанции порядка 20 метров сбил его. Остальные немецкие истребители тут же вышли из боя.

30 Июля противник нанёс сильный контрудар в районе Степановка - Мариновка, бросив в прорыв сотни танков. С воздуха их поддерживали самолёты 4-го Воздушного Флота Люфтваффе. Только за 30 - 31 Июля авиация противника произвела до 2000 самолёто - пролетов над нашими войсками. В воздухе то и дело вспыхивали бои, в которых участвовали и лётчики 975-го ИАП.

30 Июля 1943 года Шадрин выполнил 3 боевых вылета на сопровождение штурмовиков, причем каждый из них сопровождался воздушным боем. В первом за этот день вылете, отражая атаку 6 Ме-109, он вогнал в землю одного из них, а в последнем, 3-м - расстрелял ещё одного.

На следующий день группа "Яков" 2-й эскадрильи, вновь сопровождая штурмовики, подверглась атаке 8 Ме-109. В этом бою погиб ведомый Шадрина Тимур Язычба.

Всего в Июле 1943 года Геннадий Шадрин совершил 35 боевых вылетов  (из них 26 - на сопровождение штурмовиков), провёл 13 воздушных боёв  (то есть, столько же, сколько за целый год на И-16)  и, как уже говорилось, лично сбил 3 самолёта противника.

Як-1Б А.Г.Шадрина.

В Августе жаркие схватки над рекой Миус, по которой проходил так называемый "Миус - фронт", продолжались. За первые 3 дня месяца Шадрин совершил 7 боевых вылетов и участвовал в 4 воздушных боях. 1 Августа, будучи ведущим 5 Як-1 и сопровождая группу Ил-2, ему пришлось драться с 6 Ме-109. Заметив, что один из "Мессеров", не обращая внимание на истребители, устремился к штурмовикам, Шадрин погнался за ним и, сблизившись на короткую дистанцию, открыл огонь. "Мессер" упал возле посёлка Криничка. Так Шадрин одержал свою 5-ю победу, получив право на неофициальный титул аса.

На следующий день Геннадий в составе своей эскадрильи совершил 4 боевых вылета. В первом из них 6 "Яков", защищая группу Ил-2, вступили в бой с 8 FW-190. Во время боя на малой высоте подошла пара Ме-109 и попыталась незаметно атаковать "Илы" снизу, но их вовремя обнаружил Старший лейтенант Фёдор Черный. Он спикировал, атаковал и сбил ведущего пары.

3 Августа Геннадий выполнил 2 боевых вылета на сопровождение Ил-2, и оба - с боями. Во втором вылете, который состоялся в 17:45, он вёл 4 Як-1, сопровождая к цели 11 Ил-2. В районе Чистяково их атаковали 4 Ме-109. Отгоняя "Мессеры" от строя штурмовиков, Шадрин удачно зашёл в хвост одному из немцев и со своей любимой дистанции 20 - 30 метров сбил его. Оставшись втроём, немецкие пилоты ретировались...

После недельных боёв обстановка на "Миус - фронте" стабилизировалась и наступило временное затишье. Тогда же, в Августе 1943 года Лейтенанта Г. А. Шадрина назначили командиром 2-й эскадрильи. Однако затишье было недолгим, и уже 18 Августа развернулась Донбасская наступательная операция. Начались бои за Таганрог, которые завершились 30 Августа освобождением этого города, а 31-го был ликвидирован "Миус - фронт". Вскоре разгромленные части немцев закрепились на правом берегу реки Молочной, где вновь завязались бои. Новый оборонительный рубеж противника прикрывал Северную Таврию и подступы к Крыму.

В начале Сентября лётчики 975-го ИАП получили радостное известие: за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях с немецко - фашисткими оккупантами и проявленное при этом мужество и героизм, их полк 3 Сентября 1943 года был преобразован в Гвардейский. А 8 Октября полк был награждён орденом Красного Знамени и стал именоваться "117-й Гвардейский истребительный авиационный Краснознамённый полк" или сокращенно - 117-й ГвИАП.

Почти весь Сентябрь прошёл относительно спокойно. На фронте вновь наступило затишье, и боевые задания стали довольно редкими. За месяц Геннадий Шадрин совершил всего 9 боевых вылетов, 5 из которых - на сопровождение Ил-2. Только в одном из них была встреча с противником - и то случайная: 21 Сентября, сопровождая 6 Ил-2, Шадрин обнаружил в районе Михайловки летящий на высоте 1500 метров в стороне от группы одиночный транспортник Ju-52. Участь его не вызывала сомнений - Геннадий вместе с ведомым атаковал сверху и сбил "немца" с первого захода.

Немецкий транспортный самолёт Ju-52.

В том же месяце Геннадий Шадрин получил очередное воинское звание "Старший лейтенант".

В Октябре сражения на реке Молочной возобновились. Наши войска пытались прорвать оборону противника и развить наступление в направлении Перекоп - Каховка. 117-й Гвардейский ИАП перебазировался на новую площадку "Чапаевка" в Запорожской области и продолжал оттуда вылеты на прикрытие наземных войск, а также на сопровождение штурмовиков Ил-2. В этот период его основными противниками были пилоты 3-й группы 52-й эскадры Люфтваффе, которые базировались в районе Ново - Запорожья. Лётчики 52-го "гешвадера" упорно пытались атаковать штурмовики, которые прикрывал 117-й полк, и схватки с ними шли постоянно.

Особо памятными для Геннадия Шадрина стали 2 самых трудных, но удачных дня. Первый выдался 5 Октября, когда авиация противника пыталась совершать налёты на наши позиции. В тот день Шадрин и лётчики его эскадрильи совершили 3 боевых вылета на прикрытие наземных войск. Все 3 вылета сопровождались воздушными боями, и Геннадию, наконец-то, удалось "завалить" своего первого "бомбёра" - двухмоторный пикировщик Ju-88.

В том большом воздушном сражении участвовали 8 Як-1 под командованием Героя Советского Союза начальника ВСС 236-й ИАД Майора М. П. Дикого. Группа вылетела утром на прикрытие своих войск в районе Зеленого Гая и вскоре обнаружила 2 группы бомбардировщиков Ju-88, по 8 машин в каждой, в сопровождении 6 FW-190 и 2 Ме-109.

Немецкий бомбардировщик Ju-88.

Майор М. П. Дикий атаковал своим звеном первую группу бомбардировщиков и с первой атаки сбил один из них. В это время Старший лейтенант Г. А. Шадрин обнаружил 3-ю группу Ju-88, шедшую на высоте 4000 метров, и устремился в атаку. Атакуя эту группу, Геннадий Шадрин сбил бомбардировщик, который упал в районе посёлка Юртюк. Ещё один бомбардировщик сбил Младший лейтенант Дмитрий Паньков. В итоге налёт противника был отбит. Правда, группа Майора М. П. Дикого тоже понесла потери: был подбит самолёт Старшего лейтенанта Павла Мельникова. Пилот не выпрыгнул с парашютом. Пытаясь спасти машину, он пошёл на вынужденную, но потерпел катастрофу и погиб.

23 Октября наши войска освободили Мелитополь и начали штурм Перекопского перешейка. Враг ожесточённо сопротивлялся. Авиация противника, поддерживая свои войска, действовала по принципу "лучший способ обороны - нападение". Так, в середине дня 26 Октября шестёрка Як-1 из 2-й эскадрильи 117-го Гвардейского ИАП во главе с Шадриным была поднята по тревоге на перехват вражеских бомбардировщиков. Вскоре лётчики встретили 30 Ju-87, которые шли 4 группами под прикрытием 12 Ме-109. Шадрин атаковал первую группу и сбил одного "Лаптёжника". Ещё двое наших так же успешно атаковали свои цели. Лейтенант Иван Модяев и старшина Тимофей Пархоменко вслед за комэском сбили ещё 2 "Юнкерса".

Истребители противника пытались помешать действиям наших лётчиков, но у них ничего не вышло. Мало того, они сами понесли потери. В бою с "Мессерами" Геннадий Шадрин привычно зашёл врагу в хвост, сблизился на дистанцию в 25 - 30 метров и пополнил свой боевой счет ещё одной победой - сбитый "Мессер" упал в районе посёлка Запорожье. Ещё одного "завалил" ведомый Шадрина, Младший лейтенант Николай Аганичев.

Архивные документы позволяют сделать вывод, что с немецкой стороны в бою участвовали "Юнкерсы" из состава III./SG3, которая 26 Октября 1943 года потеряла в данном районе сразу 3 Ju 87D-5  (№ 130949, № 130945 и № 140427).

Немецкий бомбардировщик Ju-87D.

Так в одном сражении лётчики шадринской эскадрильи без потерь сбили сразу 5 вражеских самолётов !   Как гласит рапорт командования 236-й ИАД: "это был образцово - показательный бой в исполнении 117-го ГвИАП, который наглядно показал возросшее мастерство и отличное руководство его командиров эскадрилий в сложных боевых условиях".

В конце Октября 117-й Гвардейский ИАП перелетел на аэродром "Зелёный Гай", и начал совершать боевые вылеты в район Никопольского плацдарма, сопровождая штурмовики 7-го ШАК. Но в связи с плохими погодными условиями вылетов было не так уж много. Однажды, возвращаясь с задания, наши лётчики обнаружили в одной из балок неподалёку от линии фронта скопление танков. Необходимо было уточнить, чьи они, и на разведку отправили Шадрина с ведомым Николаем Аганичевым. Вскоре в указанном районе пилоты обнаружили несколько десятков замаскированных танков. Но стояли они так, что их орудия были нацелены в направлении вражеских войск. У Шадрина возникли сомнения - "Может быть, это наши танки ?".

Он решил рискнуть и снизился до предельно малой высоты, чтобы рассмотреть, что изображено на бортах боевых машин. Пролетев на высоте нескольких метров, Геннадий увидел кресты. Поняв, что уловка не удалась, враг открыл ураганный огонь. Трассы летели со всех сторон, и избежать попаданий было невозможно. Несколько пуль попали в самолёт Шадрина, пробили трубопровод, ведущий к водорадиатору, и мотор "запарил". Шадрин понял, что двигатель скоро заклинит. Он стал набирать высоту, чтобы иметь запас для ухода на свою территорию. Расчёт оказался верен - вскоре мотор встал, пришлось идти на вынужденную. Посадка прошла успешно и уже на "своей земле". Тут же рядом сел и Аганичев, который решил не бросать своего ведущего. Шадрин быстро залез в его "Як". Самолёт взлетел и вскоре приземлился на своём аэродроме - необходимо было срочно доставить результаты разведки. Немедленно в воздух подняли полк штурмовиков, который разгромил обнаруженную группу танков противника. По результатам этой операции Геннадия Шадрина вскоре наградили орденом Отечественной войны 1-й степени.

С началом зимы война в воздухе на Южном фронте продолжалась, но с гораздо меньшей интенсивностью. В Декабре 1943 года Шадрин выполнил всего 6 боевых вылетов, 3 из них - на сопровождение штурмовиков и 2 - на воздушную разведку. 19 Декабря, сопровождая группу из 4 Ил-2 в район Никопольского плацдарма, Шадрин с товарищами провёл единственный за месяц воздушный бой с Ме-109. Группу из 3 "Яков" вёл Александр Шишков. На маршруте их попыталась атаковать пара "Мессеров", но Шадрин вовремя заметил противника и сам бросился в атаку. Ему удалось длинной очередью сверху подбить самолёт немецкого ведомого. Ме-109 совершил вынужденную посадку на нашей территории, в 7 километрах южнее посёлка Каменки. Это была 11-я победа Геннадия Шадрина.

17 Января 1944 года 117-й Гвардейский ИАП отвели в тыл на отдых и переформирование. До конца Мая полк укомплектовывался личным составом и осваивал новый тип истребителя - Як-9. Разумеется, на машине Геннадия Шадрина красовался традиционный номер "100". К тому времени Шадрин стал уже Капитаном и по-прежнему продолжал командовать своей 2-й эскадрильей.

2 Мая отдых и учёба закончились. Полк перелетел на прифронтовой аэродром "Важный" в Одесской области, а через неделю перебазировался на аэродром "Раздельная".

В первый же день боёв Геннадий Шадрин открыл боевой счёт полка в новом составе и на новом участке фронта. Вот как это произошло. 14 Мая восьмёрка Як-9, ведомая Капитаном Г. А. Шадриным, встретила на высоте 1200 - 1500 метров 3 шестёрки FW-190 с бомбами, летевшие на штурмовку наших войск. Шадрин по радио приказал звену Старшего лейтенанта Лебедева прикрыть его атаку сверху, а сам со своим звеном незаметно зашел в хвост замыкающей шестёрке "Фоккеров". С короткой дистанции сверху он расстрелял попавший ему в прицел FW-190, который упал в районе Григориополя. Остальные, торопливо сбросив бомбы куда попало, повернули на свою территорию. Однако бой на этом не кончился. Вскоре Геннадий заметил ещё одну группу, состоящую из 8 двухмоторных штурмовиков "Хеншель-129", которых прикрывали 9 FW-190.

Немецкий штурмовик Hs-129В-2.

Шадрин отправил звено Лебедева "разбираться" с эскортом, а сам со своим звеном атаковал штурмовики. Внезапной атакой он расстроил боевой порядок "Хеншелей" и заставил их повернуть назад. В это время звено Василия Лебедева удачно атаковало истребителей прикрытия и в коротком бою сбило 2 "Фоккера". Итог боя не мог не радовать: эскадрилья без потерь уничтожила 3 FW-190 и помешала противнику бомбить наши войска.

13 Июля войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление в направлении Львова и Станислава. На следующий день Шадрин совершил 2 боевых вылета по сопровождению штурмовиков 224-й ШАД.

Очередную победу Геннадий одержал 18 Июля, однако эта победа, хотя и получившая официальное подтверждение, не была записана на его счёт. И вот почему. Весной 1943 года с очередным пополнением в полк прибыл молодой лётчик Михаил Беркифанд, который до войны был музыкантом. Он прекрасно играл на скрипке, гораздо лучше, чем летал. Поэтому его берегли и редко отправляли на опасные задания. Но лётчик рвался в бой - мол, у многих уже ордена на груди, а он всё больше сидит на земле, не участвуя в боях, как его товарищи. Тогда Шадрин решил взять его в качестве ведомого и совершить с ним несколько боевых вылетов.

18 Июля Шадрин в паре с Беркифандом прикрывал группу Ил-2. Пара "Яков" провела успешный воздушный бой с 4 FW-190, в котором комэск сбил одного из "Фоккеров". Однако, вернувшись на аэродром, Шадрин заявил командованию, что вражеский самолёт сбил Младший лейтенант Беркифанд, а наземному персоналу в приказном порядке запретил сообщать о расходе боеприпасов на самолётах  (ведь Беркифанд даже не открывал огня в этом бою). Так на счету молодого лётчика появилась личная победа, за что он вскоре получил орден Красной Звезды. Уже после войны Михаил Беркифанд приехал в Москву и стал одним из ведущих скрипачей в оркестре Большого Театра. Лётчики 117-го ГвИАП всё - таки уберегли талантливого музыканта. Надо сказать, что Геннадий Алексеевич никогда не жалел о своём "подарке", считая, что поступил правильно.

Г.А.Шадрин у своего Як-9.

Г. А. Шадрин возле своего истребителя Як-9 с его "традиционным"
бортовым номером "100" и отметками воздушных побед.  Лето 1944 года.

А новые победы не заставили себя ждать. 23 Июля 1944 года Шадрин выполнил 3 боевых вылета и в первом из них сбил очередной "Мессершмитт". В тот день четвёрку Як-9 повёл на задание сам командир полка Подполковник Г. И. Гроховецкий. Лётчики, как обычно, сопровождали группу Ил-2. В районе Доминяны их попытался атаковать одиночный Ме-109. На выходе из атаки горкой он был обстрелян и сбит Капитаном Г. А. Шадриным. Геннадий успел заметить, как от нескольких снарядных попаданий у "немца" отлетела плоскость...

В Июле и Августе лётчики 117-го Гвардейского ИАП участвовали в боях за Львов, Станислав  (Ивано - Франковск)  и Кишинёв. После освобождения Львова 236-я ИАД под командованием полковника Кудряшова, в которую входил полк, получила почётное наименование "Львовской", а 117-й полк стал называться "Станиславский".

В Августе 236-я ИАД участвовала в Яссо - Кишенёвской операции. А с 1 Октября её включили в состав отдельной авиационной группы под командованием Героя Советского Союза Генерал - майора авиации Витрука, куда, помимо 236-й ИАД, также входила 10-я Гвардейская ШАД. В тот же день группу передали в оперативное подчинение Главного командования Народно - Освободительной армии Югославии  (НОАЮ). С тех пор группа Витрука действовала над югославской территорией. В основном, лётчики занимались воздушной разведкой, а также сопровождением штурмовиков 10-й Гвардейской ШАД и штурмовкой наземных целей.

Немецкой авиации в небе Югославии фактически уже не было, поэтому до конца войны 117-й Гвардейский ИАП не потерял больше ни одного лётчика.

1 Ноября 1944 года перед группой Витрука было поставлено ещё одно, особое задание по обучению югославских партизан лётному делу и созданию из них национальных авиачастей  (а затем на их базе - ВВС Югославии). Лётчики 117-го Гвардейского ИАП с честью выполнили это задание и подготовили к концу войны 42 югославских пилота и 180 наземных авиаспециалистов. Из них был сформирован 111-й истребительный авиаполк ВВС НОАЮ. Лётчики этого полка совместно с советскими боевыми товарищами из 117-го Гвардейского ИАП в конце войны участвовали в боевых вылетах. В целом они совершили 136 вылетов на штурмовку, уничтожив 5 паровозов, 14 вагонов, 42 автомашины, 4 орудия и до 200 солдат и офицеров противника. К сожалению, не обошлось без потерь: с заданий не вернулись 3 югославских лётчика.

Шадрин Г.А.

14 Октября 1944 года мощный грохот советской артиллерии потряс окрестности Белграда. Более 300 орудий и миномётов обрушили свой огонь на передний край обороны врага и его опорные пункты на южной окраине города. Противник заранее подготовил Белград к круговой обороне, опоясав его 3-мя линиями сильных укреплений. Внешний оборонительный обвод проходил в 15 - 17 км от города, а внутренний пролёг непосредственно по улицам. Штурм города затруднялся крайне ограниченными возможностями маневра. Все 3 оборонительных обвода своими флангами упирались в реки Сава и Дунай.

Плечом к плечу с Советскими воинами сражались бойцы Народно - освободительной армии Югославии. В стремительном наступлении активно участвовала 17-я Воздушная армия, поддерживая ударами с воздуха продвижение танков и пехоты. Очень часто экипажи вылетали на выполнение боевых заданий при ограниченной видимости и даже в туман. Управление авиацией осуществлялось по радио пунктами управления, располагавшимися на крышах городских домов.

Чем ближе подходили советские войска и НОАЮ к Белграду, тем ожесточённее становилось сопротивление противника. Вражеская авиация усилила разведывательные полёты. Командование 17-й Воздушной армии поставило перед авиаторами задачу: не допускать вражеских самолётов - разведчиков к своим аэродромам.

14 Октября 1944 года 117-й Гвардейский ИАП перебазировался на югославский аэродром "Червона Црква", и в этот день произошло событие, о котором до сего времени не сообщалось в советской военной летописи. Капитан Г. А. Шадрин сбил американский самолёт !   В то утро он в паре с Лейтенантом Е. И. Горшениным вылетел на разведку в район Батайницы. Там на железнодорожной станции лётчики обнаружили вражеский эшелон и обстреляли его из пушек. Сразу после посадки Шадрину приказали вновь подниматься в воздух и срочно лететь к городу Бела Црква, где на высоте 10ОО метров появился неизвестный самолёт - разведчик.

Шадрин пошёл на взлёт, и его быстро навели по радио на самолёт потенциального противника, который уже пролетел над аэродромом у Бела Црква и приближался к аэродрому 117-го Гвардейского ИАП. Каково же было удивление лётчика, когда он, приблизившись к разведчику, опознал в нём американский истребитель Р-51 "Мустанг" с опознавательными знаками ВВС США. Геннадий доложил об этом на КП дивизии, откуда последовала команда принудить американца к посадке на наш аэродром. Шадрин приблизился вплотную к "Мустангу" и эволюциями самолёта приказал следовать за ним, но тот продолжал лететь как ни в чём не бывало.

Тогда Геннадий дал предупредительную очередь перед носом "американца", демонстрируя серьёзность своих намерений. В ответ "Мустанг" резко развернулся и стал уходить на юг с набором высоты. Доложив об этом, Шадрин получил с КП приказ дать ещё одну предупредительную очередь. Капитан ушёл вверх, а потом на пикировании снова сблизился с "Мустангом" и пустил "трассу" возле него. Но американский лётчик вновь никак не отреагировал. Тогда Шадрин получил от Витрука прямую и недвусмысленную команду: "Бей его !   Если нет снарядов, иди на таран !".

Тем временем, "Мустанг" был уже на 2500 метрах и продолжал набирать высоту. Шадрину ничего не оставалось, кроме как нажать на гашетку. Он дал прицельную очередь по фюзеляжу, однако разведчик продолжал лететь дальше. Тогда Геннадий выпустил ещё одну очередь, и "Мустанг" сорвался в пике. Тут же с него слетел фонарь, а лётчик вывалился из кабины. Казалось бы, всё прошло "нормально" и американцу уже ничего не грозит, но почему-то парашют у сбитого лётчика так и не раскрылся. Шадрин с горьким чувством долго провожал взглядом падающую фигурку, пока она не ударилась об землю...

Согласно американским данным, можно предположить, что жертвой Капитана Г. А. Шадрина стал Р-51В-10 из состава 100-й эскадрильи 322-й истребительной группы ВВС США, который в тот день пропал без вести над Югославией. Это был "юбилейный" 500-й боевой вылет Геннадия Шадрина и 14-я его официальная победа, которая также стала последней, 124-й победой 117-го Гвардейского ИАП в Отечественной войне.

Р-51 сбитый А.Г.Шадриным.

Чтобы не портить отношений с союзниками, данный инцидент был засекречен, а сбитый "Мустанг" Шадрину записали как немецкий Ме-109. Так он и значится до сих пор в его лётной книжке. Только немногие знают о том, что произошло в районе Бела Црква 14 Октября 1944 года на самом деле... Геннадий Алексеевич долгое время был вынужден скрывать правду о своей 14-й победе. И только спустя много лет он поведал о своих переживаниях супруге Зинаиде Васильевне, которая лишь недавно рассказала об этом автору статьи.

Шадрина всю жизнь терзали угрызения совести за то, что он сбил американского лётчика, нашего тогдашнего союзника. Но, война есть война, а приказ есть приказ. По-видимому, американцы решили собрать разведданные о расположении и составе советской авиации в Югославии, не поставив об этом в известность наше командование. Они послали разведчик в расчёте на то, что русские просто не успеют или не посмеют его сбить. Однако в те годы и с теми русскими подобные "фокусы" не срабатывали... Впрочем, возможен и другой вариант: пилот "Мустанга" просто заблудился...

8 Ноября 1944 года у Шадрина был ещё один шанс увеличить свой боевой счёт: в паре со Старшим лейтенантом Владимиром Платоновым он вылетел на перехват другого разведчика, на этот раз - немецкого Ме-110. Но атака не удалась. Обнаружив преследование, немецкий пилот быстро развернулся и на большой скорости ушёл на свою территорию. Догнать его наши так и не смогли. Это была последняя встреча лётчиков 117-го Гвардейского ИАП с воздушным противником.

Немецкий многоцелевой самолёт Ме-110.

Последним фронтовым аэродромом 117-го Гвардейского ИАП стал сербский аэродром "Сомбор", куда полк вместе с югославскими лётчиками перебазировался 28 Марта 1945 года. В то время на территории Хорватии ещё шли бои, которые вела НОАЮ, а с воздуха её поддерживала группа Витрука. Последние боевые вылеты полка были связаны с авиаразведкой укрепленного пункта в районе Осиека. Посланные туда воздушные разведчики не смогли произвести аэрофотосъёмку из-за сильного огня с земли. Тогда командование поставило эту задачу лётчикам 117-го Гвардейского ИАП.

Прилетевший на аэродром командир дивизии Кудряшов построил на лётном поле личный состав советского и югославского авиаполков, а затем обратился к ним с речью, сказав, что для смертельно опасного задания нужны добровольцы. В ответ на предложение добровольцам выйти из строя, сделав шаг вперед, дружно шагнули в полном составе оба полка !   Комдив поблагодарил лётчиков за храбрость, но сказал, что ему необходимы всего 2 человека. Кудряшов знал, что лучшим разведчиком в 117-м полку был Геннадий Шадрин и, вызвав его из строя, сказал, что на задание он пойдёт с любым ведомым на выбор.

Теперь уже перед Шадриным стоял непростой выбор - кого взять ведомым в столь опасный полёт ?   Лётчики окружили Капитана и ждали его решения. Шадрин задумался, но тут вперед вышел югослав Джока Джуричич, с которым Геннадий успел подружиться за время совместной службы, и попросил взять его с собой. Шадрин согласился.

2 Апреля интернациональная пара вылетела на задание: впереди и чуть ниже шёл Шадрин на своей "сотке", а за ним - самолёт Джуричича. Едва только "Яки" появились над целью, с земли ударили десятки зенитных орудий. Несмотря на сильный огонь, Шадрин сумел совершить заход на фотографирование. Однако вернулся Геннадий Алексеевич на подбитой машине - зенитный снаряд вырвал половину правого элерона.

Фотоплёнка была быстро проявлена, и выяснилось, что... в объектив попала только половина укрепрайона, а значит, необходимо лететь ещё раз !   Геннадий не мог не полететь снова, поскольку это уже было делом чести - довести задание до конца, тем более, что он уже был над объектом и знал, что его ждёт. Вновь вылетели парой - Шадрин и Джуричич. И над целью всё повторилось: смертельный огонь и напряжённые секунды съёмки. Шадрин вновь сделал что мог и на изрешечённой осколками машине вернулся на свой аэродром. На этот раз укрепрайон был заснят полностью, и ценные данные передали в штаб НОАЮ. За выполнение этого важного и опасного задания Геннадий Шадрин был награждён одной из высших наград Югославии - орденом "Партизанская Звезда" 1-й степени, которую ему вручил лично Главнокомандующий НОАЮ маршал Тито. Позже, уже после войны Шадрин получил и вторую "Партизанскую Звезду" - за успешное обучение югославских лётчиков.

Як-9 Гвардии майора А.Г.Шадрина.

Весть о капитуляции фашисткой Германии 117-й Гвардейский ИАП встретил на аэродроме "Сомбор". К тому времени Геннадий Шадрин совершил 503 боевых вылета, в том числе 250 - на штурмовку и бомбардировку вражеских позиций. Участвовал в 76 воздушных боях, в которых лично сбил 14 самолётов противника. Геннадий Алексеевич стал самым результативным лётчиком полка и одним из немногих, кто прослужил в нем со дня формирования и до конца войны.

Страна высоко оценила заслуги пилота. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 Июня 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, командиру эскадрильи 117-го Гвардейского Станиславского истребительного авиационного полка Гвардии майору Геннадию Алексеевичу Шадрину присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 8635).

За годы Великой Отечественной войны Г. А. Шадрин был награжден: "Золотой Звездой" Героя, орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1 -й степени и орденом Александра Невского.

Послевоенная судьба Геннадия Алексеевича также была весьма насыщенной. В Августе 1945 года он в составе своего полка убыл из Венгрии в Армению, в город Ереван, а затем, в 1946-м, 117-й Гвардейский ИАП перебазировался в Ленинакан. Там Шадрин, уже в звании Гвардии майора, стал командиром полка.

В 1949 году его перевели в Тбилиси на должность инспектора 11-й Воздушной армии Закавказского Военного округа. В 1953 году Гвардии подполковник Г. А. Шадрин был переведён в Батуми на должность заместителя командира 170-й ИАД по лётной подготовке. Командовал 170-й ИАД Генерал - майор авиации К. Н. Мурга, а на её вооружении состояли истребители МиГ-17 и МиГ-17ПФ.

Шадрин уже имел большой "стаж" на этих реактивных машинах, освоив их ещё в Армении, в составе 236-й ИАД. Но именно в составе 170-й ИАД Гвардии подполковник Г. А. Шадрин вновь выполнил несколько боевых вылетов на перехват беспилотных воздушных шаров - разведчиков с фотоаппаратурой, которые запускали американцы со стороны Турции на нашу территорию. Пик их активной заброски выпал на конец лета 1956 года, когда с базы ВВС США в Трабзоне на территорию СССР были выпущены десятки "надувных шпионов". С ними боролись полки 170-й ИАД, причём довольно успешно.

Лётчиками дивизии было сбито более 10 аэростатов - разведчиков. Особо отличился командир 841-го ИАП Полковник В. Ф. Логинов, который в Августе - Сентябре 1956 года уничтожил 2 "баллона". Не менее результативным "охотником" стал и Гвардии полковник Г. А. Шадрин. Один шар он расстрелял над морем, а второй - над сушей в районе Натонети, благодаря чему удалось заполучить и подробно исследовать американскую шпионскую аппаратуру. За эти перехваты Шадрин был награждён орденом Красного Знамени.

Шадрин Г.А.

Следующей вехой в лётной биографии Геннадия Алексеевича стала командировка на "Остров Свободы". В 1961 году под угрозой интервенции со стороны США перед руководством Кубинской республики остро встал вопрос о создании в стране современных ВВС. К тому моменту на Кубе было лишь около 20 морально устаревших и сильно изношенных боевых самолётов американского производства, закупленных прежним режимом. В условиях прекращения американцами поставок запчастей большинство этих машин не могло подняться в воздух.

На Кубу была отправлена партия истребителей МиГ-15 и МиГ-17, а для помощи в их освоении сформировали группу советских военных советников. Старшим авиационным советником этой группы назначили Гвардии полковника Г. А. Шадрина. Так в Мае 1961 года он оказался на Кубе. Кроме него, в группу входили старший советник Дементьев, начальник штаба Белугин, инженер Кучерявый, а также лётчики - инструкторы Захарин, Кондрашев, Плаксицкий, Павлов, Жаров и Дровков.

За год наши советники обучили несколько групп кубинских лётчиков пилотировать советские машины, вести на них воздушные бои, поражать воздушные и наземные цели. Аэродром, где проходили обучение пилоты Кубинских ВВС, не раз посещали первые лица государства - Коменданте Фидель и Рауль Кастро.

Известен случай, когда Кастро усомнился, можно ли с реактивного самолёта попасть в танк, да не просто в танк, а точно в гусеницы. Чтобы подтвердить своё звание лётчика - снайпера и показать, на что способен наш МиГ-15, полетел сам Шадрин. Геннадий Алексеевич совершил три захода и трижды поразил танк из пушек с разных сторон, в том числе и в гусеницы.

Когда Шадрин приземлился и вылез из кабины, восхищённый Фидель долго сжимал его в своих объятиях. Уже через 3 месяца учёбы Шадрин выпустил первых кубинских лётчиков в самостоятельный полёт на МиГ-15, а через год на Кубе практически "с нуля" были созданы новые, современные ВВС.

В Марте 1962 года группа советников вернулась на родину. За выполнение правительственного задания Г. А. Шадрина наградили вторым орденом Ленина. Затем, после непродолжительной службы в Московском военном округе его в Августе 1965-го откомандировали Южную группу войск на должность помощника командующего ВВС 34-й Воздушной армии, расквартированной в Венгрии.

Отслужив там 7 лет и получив звание Генерал - майора, Шадрин был назначен заместителем командующего 5-й Воздушной армиии в Сентябре 1972 года прибыл на новое место службы - в Одессу. Это была последняя военная должность Геннадия Алексеевича, на которой он находился до весны 1979 года, после чего по состоянию здоровья ушёл в запас. Геннадий Алексеевич поселился в Одессе и почти 18 лет возглавлял Совет Ветеранов 5-й Воздушной армии.

Памятник А.Г.Шадрину.

Генерал - майор авиации Г. А. Шадрин скончался в 1999-м, на 77 году жизни. Уже посмертно указом президента Украины Леонида Кучмы он был награждён своей последней наградой - орденом Богдана Хмельницкого.

1 Сентября 2005 года в Кизеле состоялось торжественное открытие памятника Г. А. Шадрину, на котором почётными гостями были жена Героя - Зинаида Васильевна Шадрина и дочь Татьяна Геннадьевна.

По словам начальника управления образования Татьяны Ведерниковой, это стало возможным благодаря гранту областного департамента образования в номинации "И помнит мир спасённый", который выиграл Кизеловский центр детского творчества. Около него и был установлен памятный камень с изображением Героя и заложена яблоневая аллея.

Собравшиеся на митинг кизеловцы - более 300 человек, смогли увидеть мундир своего знаменитого земляка. Один из немногих в мире - Генерал Г. А. Шадрин - провёл за штурвалом самолёта 7000 часов.

(И. А. Сейдов - "Полвойны на "Ишаке", полвойны на "Яке".  "АвиаПарк", № 2 - 2008.)
*     *     *

Список всех известных побед Гвардии майора А. Г. Шадрина:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
(одержанной победы)
Свои
самолёты
117.01.1943 г.1  Ме-109НоводмитриевскаяИ-16, Як-1, Як-9.
226.07.1943 г.1  Ме-109Криничка - Григорьевка
330.07.1943 г.1  Ме-109вост. Ремовка
41  Ме-109юж. Саур - Могильский
501.08.1943 г.1  Ме-109сев. Криничка
603.08.1943 г.1  Ме-109Чистяково
721.09.1943 г.1  Ju-52юж. Первомайск
805.10.1943 г.1  Ju-88вост. окр. Юртук
926.10.1943 г.1  Ju-87юго - вост. Весёлое
101  Me-109Запорожский
1119.12.1943 г.1  Me-109юж. Каменка
1214.05.1944 г.1  FW-190Григориополь
1323.07.1944 г.1  Ме-109Доминяны
1414.10.1944 г.1  Ме-109аэродром Бела Црква

     Всего сбитых самолётов - 14 + 0;  боевых вылетов - 496;  воздушных боёв - 76.

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz