Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Шаталин Иван Иванович

Шаталин Иван Иванович

Родился 13 июля 1922 года в селе Летяжевке, ныне Аркадакского района Саратовской области. В 1933 году вместе с родителями переехал в Москву, где окончил среднюю школу и аэроклуб. С июля 1940 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Луганскую военную авиационную школу лётчиков.

С апреля 1943 по май 1945 года в действующей армии. Сражался на Северо-Кавказском, 4-м Украинском и 2-м Белорусском фронтах. Принимал участие в освобождении Северного Кавказа, Крыма, Белоруссии, Польши, громил врага на его собственной территории.

К апрелю 1945 года командир эскадрильи 103-го штурмового авиационного Гродненского Краснознамённого полка (230-я штурмовая авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) старший лейтенант И. И. Шаталин совершил 165 боевых вылетов на штурмовку войск и объектов противника.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1950 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1958 года подполковник И. И. Шаталин - в запасе. Жил в Москве. Работал старшим инженером в проектном институте. Умер 10 февраля 2001 года. Похоронен в Москве, на Химкинском кладбище.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды (дважды); медалями, в том числе: "За оборону Кавказа", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.".

*     *     *

Иван Шаталин родился 13 июля 1922 года в селе Летяжевка Саратовской губернии. Окончив среднюю шкалу и аэроклубе 1940 году, получил направление в Ворошиловградское военное авиационное училище пилотов.

С апреля 1943 года Шаталин сражался в составе 103-го штурмового авиационного полка. В боях был дважды подбит, ранен. Более 180 боевых вылетов произвёл во фронтовом небе, штурмовыми действиями уничтожил более 40 единиц тяжёлой техники противника (танков, бронеавтомобилей, артиллерийских орудий, железнодорожных вагонов), более 300 вражеских солдат и офицеров. Проведя более 20 воздушных боёв, огнём курсовых пушек своего "Ила" сбил 3 неприятельских самолёта. Обладая отличной тактической подготовкой, опытом и умением водить группы в бой, он в короткий срок прошёл путь от рядового лётчика до командира эскадрильи штурмовиков.

Шаталин - смелый, решительный и тактически грамотный лётчик. В борьбе с врагом неизменно проявлял мужество и воинское мастерство. Нередко он совершал по 3 - 4, а иногда и по 5 боевых вылетов в день. Личным примером Шаталин вдохновлял лётчиков эскадрильи, учил их искусству штурмовых атак по наземным целям, а также воздушного боя с немецкими самолётами.

Однажды Шаталину и его ведомым Панову, Трухову и Жучкову было приказано нанести штурмовой удар по немецким войскам, сдерживавшим наступление наших наземных частей на одном из участков северо-западнее Гродно. Перед вылетом командир полка предупредил: "Два батальона нашей пехоты вот уже вторые сутки не могут овладеть опорным пунктом противника. Надо им помочь".

И вот звено Ил-2 во главе с Шаталиным, взлетев, легло на заданный курс. Ведущего штурмовиков больше всего беспокоила мысль, не помешает ли низкая облачность бомбометанию. Шаталин буквально впивался взглядом в землю, "читая" местность. У линии фронта высота облачности оказалась несколько выше минимально допустимой высоты бомбометания. Шаталин запросил радиостанцию наведения, чтобы сообщили обстановку. Офицер-авианаводчик передал: "Наши подразделения, заняв восточную часть Ставков, встретили упорное сопротивление. Бейте по танкам, миномётам и западной части населённого пункта. Наши войска сейчас обозначат линию боевого соприкосновения с противником зелёными ракетами".

Чтобы не нанести удара по своим войскам, Шаталин приказал лётчикам группы бомб не сбрасывать, а произвести холостой заход и внимательно присмотреться к цели. Привычным глазом ведущий штурмовиков сразу же обнаружил замаскированные в кустах вражеские орудия и миномёты. Танки и бронетранспортёры противника стояли на опушке леса, примыкавшего к селу. Здесь же тянулись траншеи и ходы сообщения. Совершив холостой заход, ведущий дал сигнал: "Я - свой". Когда же самолёты оказались над позициями врага, наши войска зелёными ракетами четко обозначили линию боевого соприкосновения. Немцы открыли сильный зенитный огонь. Снаряды рвались вокруг штурмовиков. Вскоре в плоскостях самолёта Шаталина появились рваные отверстия. Это осложнило полёт. Но ведущий группы не покинул район боя и продолжал настойчиво вести группу на цель.

- Перестроиться в правый пеленг! Прицелиться точнее! - подал команду по радио Шаталин.

С левого разворота "Илы" снова пошли в атаку. Сначала сбросили осколочные бомбы на орудия и миномёты, затем нанесли удар по танкам и бронетранспортёрам. Немцы заметались, усилили беспорядочную стрельбу по штурмовикам. Трассы снарядов проносились рядом с самолётами. Когда все бомбы были сброшены, Шаталин ввёл звено в пикирование для новой атаки. От штурмовиков отделились огненные шлейфы - в ход пошли эрэсы. Затем лётчики открыли пулемётно-пушечный огонь. Действовали не торопясь, методично, наверняка. Более 25 минут вели штурмовку "Илы", сделали 6 заходов. Внизу виднелись искорёженные орудия, автомашины, чёрные столбы дыма тянулись от горевших танков и бронетранспортёров. В районе артиллерийских и миномётных батарей противника экипажи наблюдали 2 взрыва: видимо, взорвались боеприпасы.

- "Соколы", спасибо за отличную работу! - услышал Шаталин в шлемофоне знакомый голос офицера радиостанции наведения. От этой похвалы на сердце стало как-то легче.

Четвёрка Ил-2 без потерь вернулась на свой аэродром. А спустя несколько часов пришло сообщение, что благодаря помощи авиации опорный пункт противника полностью занят нашими войсками. Командир стрелковой дивизии, наблюдавший за действиями штурмовиков, дал высокую оценку выучке и мужеству советских лётчиков, просил объявить благодарность экипажам группы.

8 июня 1943 года в составе четвёрки "Илов" И. И. Шаталин вылетел на штурмовку артиллерийских позиций и ДЗОТов на переднем крае обороны противника в районе станицы Киевской на Тамани. При подходе к цели группа была встречена сильным огнём зенитной артиллерии и пулемётов, а затем атакована истребителями. Шаталин смело вступил в бой с "Мессерами", отогнал их и, применив противозенитный маневр, прицельно сбросил бомбы на ДЗОТ противника. Во время второго захода лётчик заставил замолчать зенитно-артиллерийскую батарею противника. Заметив в стороне от цели пехоту, Шаталин сделал 3-й заход и метким огнём из пушек и пулемётов уничтожил большую группу солдат противника. Прямым попаданием снаряда самолёт Шаталина был подбит и стал трудно управляемым. Отважный лётчик благополучно привёл повреждённую машину на свой аэродром.

Бывший командир 230-й штурмовой авиационной дивизии Герой Советского Союза генерал-майор авиации запаса Семён Григорьевич Гетьман уже после войны так отзывался о Шаталине: "Из многих ведущих групп штурмовиков, смелые действия которых над полем боя мне не раз приходилось наблюдать и руководить ими по радио со станции наведения, находясь на передовой, в числе лучших запомнился командир эскадрильи 103-го штурмового Гродненского Краснознамённого ордена Суворова 3-й степени авиаполка старший лейтенант Иван Шаталин. Действия возглавляемых им групп в воздухе всегда были тактически грамотными и смелыми, удары отличались исключительной точностью".

Утром 9 мая 1944 года на юго-восточной окраине Севастополя противник сосредоточил крупные силы пехоты и танков и задержал дальнейшее продвижение частей 4-го Украинского фронта. Группа штурмовиков во главе с Шаталиным, несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии, успешно проштурмовала противника. Во второй и третий вылеты по этой же цели были нанесены ещё более мощные бомбардировочно-штурмовые удары. Потери противника были настолько велики, что после окончания штурмовки наша пехота ворвалась в Севастополь и повела успешные бои по очищению города от врага.

Ко второй половине октября 1944 года войска 2-го Белорусского фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, вышли на рубеж Пултуск - Остроленок. Стремясь воспрепятствовать действиям нашей авиации, немцы начали стягивать в этот район свою авиацию, особенно истребительную. В ответ на активность немецкой авиации наше командование решило нанести удары по аэродромам противника. С помощью воздушных разведчиков удалось определить не только местонахождение вражеских самолётов, их типы, но также и расположение зенитных средств, прикрывавших места базирования авиации.

Одним из выявленных разведчиками аэродромов оказался Цеханув. Он находился рядом с одноименной станцией на железнодорожной ветке Варшава - Гданьск. В тот же день на командный пункт были срочно вызваны все лётчики полка. Командир части подполковник И. А. Ермилов объявил, что из штаба дивизии поступил приказ подготовить 3 четвёрки Ил-2, которые в сопровождении 12 Ла-5 должны нанести мощный бомбово-штурмовой удар по вражескому аэродрому Цеханув.

Ведущим первой четвёрки и всей группы был назначен ветеран полка капитан Е. Емельянов, второй четвёрки - старший лейтенант В. Корсунский и третьей - старший лейтенант И. Шаталин. Начальник связи дал новые позывные штурмовиков, истребителей сопровождения, новую волну радиосвязи.

И вот 12 нагруженных бомбами штурмовиков взлетели, построились в колонну четвёрок и взяли курс на соседний аэродром, над которым их встретили поджидавшие в воздухе 12 истребителей прикрытия во главе с капитаном Василием Князевым. Истребители быстро заняли свои места в общем строю. От сознания, что прикрытие надёжное, на душе у лётчиков-штурмовиков стало веселее.

Летели курсом на северо-запад. Внизу поблескивали наезженные дороги, хорошо были различимы очертания речек и озёр, чернели пепелища, торчали обгоревшие печные трубы. На протяжении всего маршрута экипажи умышленно не вели переговоров по радио. Это, конечно, помогло достичь внезапности удара. К линии фронта вышли на высоте 2000 метров, а затем стали постепенно снижаться. На пути к цели немецкие зенитчики и истребители пока не беспокоили. Минут через 20 показалась вытянувшаяся вдоль железнодорожного пути полуразрушенная станция Цеханув и рядом - аэродром.

Справа по курсу Шаталин заметил на взлётно-посадочной полосе 2 истребителя. Это была, видимо, дежурная пара. Группа выполнила "горку", и экипажи увидели как на ладони до 20 истребителей - Ме-109 и ФВ-190, стоявших в линию по обе стороны взлётной полосы. Между ними, словно большие черепахи, медленно двигались бензо- и маслозаправщики. Несколько дальше в шахматном порядке расположились бомбардировщики, часть которых была зачехлена. "Прибыли удачно", - подумал Шаталин.

- Атакуем! - раздалась в наушниках шлемофона команда Емельянова.

И тут же первая четвёрка штурмовиков вошла в пологое пикирование, обрушивая бомбы на стоянки истребителей. Затем в атаку ринулась вторая. В это же время Шаталин повёл свою четвёрку на "Юнкерсы" и с высоты 400 метров сбросил на них бомбы. Немедленно отбомбились и 3 его ведомых лётчика. Когда Шаталин выводил самолёт из пикирования, воздушный стрелок старший сержант Павлов передал:

- Командир, после сброса наших бомб возникло два очага пожара, горят бомбардировщики.

Шаталин оглянулся. Внизу яркими факелами пылали 2 "Юнкерса". Горели самолёты и на стоянках истребителей, которые атаковали четвёрки Емельянова и Корсунского. И только в этот момент заговорили зенитки врага. Небо быстро заволокло дымом от разрывов снарядов. Маневрируя, вся группа Ил-2, набрала высоту и стала разворачиваться для новой атаки. Как условились перед вылетом, огонь зениток должен был подавить Владимир Корсунский со своими ведомыми. И действительно, четвёрка "Илов" дружно навалилась на зенитные батареи и реактивными снарядами и пулемётно-пушечным огнём заставила их замолчать. Пока лётчики были увлечены штурмовкой, истребители сопровождения зорко следили за воздушным пространством, готовые в любой момент тотчас прийти на помощь своим товарищам.

Шаталин тем временем ещё раз спикировал на стоянку "Юнкерсов". В прицеле хорошо просматривались двухмоторные бомбардировщики, которые стремительно набегали на него, увеличиваясь в размерах. Шаталин нажал на кнопку управления эрэсами. Самолёт вздрогнул. Из-под крыльев, словно метеоры, вылетели 2 реактивных снаряда. Через секунды мощный взрыв взметнул в небо огромный столб чёрного дыма. Видимо, один из эрэсов попал в заправленный бензином вражеский бомбардировщик. В конце атаки Шаталин перенёс кинжальный пулемётно-пушечныи огонь на стоявшие на краю аэродрома самолёты врага и бегущих по лётному полю немецких авиаторов. Кто-то поджёг ещё 2 самолёта: истребитель и бомбардировщик. Огонь охватил большую часть вражеских машин. Убедившись, что аэродром выведен из строя, Емельянов повёл группу домой. Все 12 "Илов" в сопровождении истребителей возвратились на свой аэродром невредимыми.

При разборе полёта командир полка особо отметил действия ведущих четвёрок Ил-2 - Шаталина, Емельянова и Корсунского, воздушного стрелка Павлова. Штурмовка аэродрома Цеханув была особенно эффективной. На другой день о ней упоминалось в сообщениях Совинформбюро.

Выйдя весной 1945 года на побережье Балтийского моря в районе Кеслина, части и соединения левого крыла 2-го Белорусского фронта повернули на восток и вместе с войсками, действовавшими с юга, стали теснить прижатые к морю немецкие войска западнее Данцига. Враг отчаянно сопротивлялся. Зенитчики и истребительная авиация противника упорно прикрывали отступление своих войск.

Однажды командир эскадрильи Шаталин вылетел во главе группы штурмовиков на подавление артиллерийских и миномётных батарей западнее Данцига. Как только "Илы" пересекли линию фронта, их встретил сильный заградительный огонь. Штурмовики рассредоточились. Вдруг зенитный огонь прекратился. Тактику врагов наши лётчики знали хорошо. "Где-то поблизости должны быть истребители", - подумал Шаталин. Первым восьмёрку "Мессеров" заметил флагманский стрелок Павлов. Он немедленно дал трассирующую очередь в сторону противника, что означало: "Внимание, приготовиться к бою!" Этот же сигнал Шаталин передал по радио ведомым лётчикам. Группа сомкнулась и шла плотным строем. Согласованными действиями воздушные стрелки "Илов" поставили огневую завесу, не давая возможности "Мессерам" вести точную стрельбу. Вот и цель. Сверху хорошо просматривались вражеские артиллерийские и миномётные позиции, ходы сообщения. У многих дульных срезов орудий - яркие вспышки пламени. "Ведут огонь по нашим войскам", - отметил Шаталин.

- Внимание! Атака! - скомандовал он по радио. - Воздушным стрелкам следить за задними полусферами, отражать нападение истребителей.

Все машины группы вслед за самолётом командира устремились к земле. Быстро падала высота. Вниз полетели бомбы. Истребители врага пытались помешать работе наших штурмовиков. Но тщетно. Шаталин завёл группу для новой атаки. Снова спикировал. Поймав в прицел одну из артиллерийских батарей, командир группы нажал на кнопку с меткой PС, a затем на гашетки пушек и пулемётов.

Выброшенные из-под крыльев упругими огненными струями реактивные снаряды с нарастающим шипением понеслись на батарею. Туда же устремились трассы пулемётных и пушечных очередей. Артиллерийская позиция врага тут же скрылась в клубах огня и дыма, смешанных с землей и пылью. Стрельба прекратилась.

Выполнив задачу по подавлению артиллерийско-миномётного огня противника, штурмовики по команде Шаталина стали уходить от цели. Их непрерывно атаковали "Мессеры", преследовавшие группу Ил-2 до самой Вислы. И только после того как один из Ме-109 был сбит меткой очередью воздушного стрелка Михаила Петрова, остальные немецкие лётчики прекратили преследование. Так, благбдаря умелым действиям ведущего группы старшего лейтенанта Ивана Шаталина, выдержке и хладнокровию всех экипажей, смелости и находчивости воздушных стрелков, оказавших огневую поддержку друг другу, группа выполнила боевое задание, сбила вражеский истребитель и без потерь возвратилась на свой аэродром.

Вскоре после этого полёта командир полка представил Шаталина к награждению третьим орденом Красного Знамени, записав в боевой характеристике командира эскадрильи: "В бою смел, отважен, тактически грамотно оценивает обстановку над полем боя, отлично ориентируется, умело маневрирует в зоне зенитного огня, быстро находит цель, делает по 5 и более заходов, личным примером увлекая экипажи на успешное выполнение боевых заданий".

4 мая 1945 года старший лейтенант Иван Шаталин в составе звена Ил-2 нанёс сильный удар по узлам сопротивления противника в районе Берлина. Штурмовали врага до тех пор, пока не израсходовали весь боезапас. Это был последний, 185-й боевой вылет, совершённый Шаталиным на Ил-2. На фронте он вырос от рядового лётчика до командира эскадрильи. Из общего количества вылетов 134 раза водил группы по 4 - 12 самолётов. Летал в любых метеоусловиях.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года старший лейтенант Шаталин Иван Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 8592).

После окончания войны Иван Иванович Шаталин продолжал служить в ВВС, освоил реактивную технику. В 1950 году окончил Военно-Воздушную академию, служил в отдалённых гарнизонах. В 1958 году демобилизовался в звании подполковника. С женой и тремя детьми вернулся в Москву, где жили его родители. Вскоре получил новую профессию. Поступил работать в проектный институт. Судя по многочисленным грамотам, почётным знакам и благодарностям, он нашёл своё призвание и в мирном труде. Умер 10 февраля 2001 года. Похоронен в Москве, на Химкинском кладбище.

*     *     *

Воздушный бой штурмовиков с истребителями.

Основным видом воздушного боя штурмовиков является оборонительный бой, но они способны также вести и наступательный бой против бомбардировщиков и транспортных самолётов.

При всяком возможном случае штурмовики должны уклоняться от воздушного боя с истребителями противника. Если же бой навязан, штурмовики должны принять выгодный для боя боевой порядок и отражать нападающего. Оборона должна быть активной, то есть она должна состоять не только в простом отражении атак, а в целеустремленном действии, в нанесении противнику значительных потерь.

Во время начавшегося в сентябре 1943 года наступления после прорыва "Голубой линии" на Таманском полуострове наш полк поддерживал наземные части. В районе наших действий часто появлялись истребители противника, поэтому в воздухе надо было всё внимание уделять сохранению боевого порядка группы. Но однажды в полёте мы не обнаружили своевременно истребителей противника, строй был растянут. В результате я стал жертвой истребителя, который с первой атаки подбил мой самолёт. И только благодаря тому, что мой стрелок хладнокровно вёл прицельный огонь из заднего пулемёта, экипаж не был сбит.

В начале Отечественной войны истребителей для прикрытия групп штурмовиков не всегда было достаточно, особенно в дни напряжённой боевой работы и при действиях малыми группами.

Во время воздушного боя недопустимы резкие развороты и увеличение скорости, так как это может привести к расстройству боевого порядка и к потерям. Для успешного действия большое значение имеют: выбор боевого порядка, количество самолётов в группе, качество техники пилотирования и слетанность экипажей.

При ведении воздушного боя четвёркой наивыгоднейшим боевым порядком является "клин".

9 марта 1945 года на 2-м Белорусском фронте мне была поставлена задача нанести бомбово-штурмовой удар по отходящим войскам противника, отводившего свои силы и средства к портам Данциг и Гдыня (Гданьск). Мою четвёрку штурмовиков прикрывали 2 Ла-5.

При перелёте линии фронта в районе города Диршау группа была обстреляна ЗА противника. При появлении 8 истребителей Ме-109 ЗА прекратило огонь. О появлении истребителей противника было сообщено по радио, а воздушный стрелок, старший сержант Павлов, указал трассой из пулемёта их направление. Группа приняла сомкнутый боевой порядок, обеспечивающий сосредоточенный огонь. "Мессершмиты" атаковали самолёт старшего лейтенанта Трухова, отставший для фотографирования результата удара, который не успел занять своего места в строю и находился в 50 метрах от группы. Атаку производили сверху - сзади и сверху - сбоку под ракурсами 1/4 и 2/4. После атаки уходили вверх, не выходя в переднюю полусферу штурмовиков. Огонь открывали с дистанции 600 - 500 метров.

Наши 2 истребителя прикрытия отсекли атаки противника, хотя их пытались связать боем 2 Ме-109. Наши истребители производили атаку сверху в задней полусфере штурмовиков с выходом под прикрытие передних огневых точек нашей группы для набора высоты и занятия исходного положения для следующей атаки.

Один Ме-109 выскочил впереди Ил-2, но быстро ушёл вверх. Молодой лётчик, летевший справа, не смог открыть по нему огонь, упустив удачный момент для атаки. Я не имел возможности довернуть, так как был скован рядом идущими самолётами. Скорость во время боя я держал 280 - 290 км/час, что обеспечивало лётчикам (ведомым) возможность сохранить место в боевом порядке. Внутри экипажей было организовано взаимодействие лётчика с воздушным стрелком. Воздушные стрелки вели организованный, сосредоточенный огонь по истребителям противника. В результате сочетания огня стрелков и маневра лётчиков был сбит на выходе из атаки один Ме-109. Мы не потеряли ни одного самолёта, только Ил-2 старшего лейтенанта Трухова получил повреждение.

Выполнив задание, группа возвратилась на свою территорию. Истребители противника при переходе линии фронта прекратили свои атаки. Группа в полном составе вернулась на аэродром.

(Из сборника - "Сто сталинских соколов в боях за Родину".   Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2005 год.)

Возврат

Н а з а д



Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz