Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Воронов Виктор Фёдорович

В.Ф.Воронов.

Родился в 1914 году в городе Петрограде  (Санкт - Петербург)  в семье рабочего. Окончил техникум, работал техником - конструктором. С 1936 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Оренбургское военное авиационное училище лётчиков.

С Августа 1941 года в действующей армии.

К Июлю 1943 года штурман 190-го штурмового авиационного полка   (214-я штурмовая авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо - Кавказский фронт)  Майор В. Ф. Воронов произвёл 81 боевой вылет, нанёс врагу большие потери в живой силе и технике, уничтожил на земле 16 и сбил в воздухе 6 самолётов и 2 аэростата противника.

24 Августа 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

12 Июля 1944 года в бою за освобождение Прибалтики направил горящий штурмовик на эенитную батарею врага. Погиб смертью Героя. Похоронен на Центральной площади города Зилупе  (Латвия). Зачислен в коллектив Рижского производственного объединения "Коммутатор".

Награждён орденами Ленина  (дважды), Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, медалями.

*     *     *

Командир 214-й штурмовой авиационной дивизии Генерал - майор Степан Ульянович Рубанов был высокого мнения о штурмане дивизии, называя Героя Советскою Союза Майора В. Ф. Воронова ведущим среди ведущих. По сравнению с многими однополчанами Майор считался человеком зрелым и по возрасту, и по опыту боевой работы. Он родился в тот год, когда началась Первая Мировая война, повёл в бой группу штурмовиков в тот день, когда немецкие захватчики напали на Советский Союз.

Способности пилота высокого класса и незаурядного штурмана Виктор Воронов проявил с первых дней войны. Точным был его удар по Остерской переправе в момент нахождения там танков и бронемашин противника, успешными разведывательные полёты у Чернигова, бомбардировка Орловского аэродрома, в результате которой ведомая им группа "Илов" вывела из строя до 40 "Юнкерсов". Потом боевые вылеты над Сталинградом, под Ростовом, на Кубани, Северном Кавказе, в Крыму.

Что он умел лучше всего ?   Штурмовать ?   Разведывать ?   Приводить группы точно на цели или метко поражать их - особенно танки ?   Охотиться в паре или увлекать за собой в атаку не только ведомых, но и пехоту, залегшую под огнём противника ?   Сбивать "Юнкерсы" и аэростаты - корректировщики или уничтожать самолёты на вражеских аэродромах ?

Всё он умел в равной степени, всюду поспевал в нужный момент. Труд, старание отличали его в каждом деле. Редко кто из однополчан не считал Виктора Фёдоровича своим наставником и учителем.

Предельно развитое чувство долга, исключительная простота и цельность характера были присущи Воронову. На Воронова во многом походили командиры эскадрилий. Особенно он выделял Старшего лейтенанта Давида Тавадзе, с которым разделял взгляды на боевое использование штурмовой авиации. Майору пришёлся по сердцу этот беспокойный, ищущий лётчик, неутомимый исследователь тактических приёмов штурмовиков, умеющий глубоко проникнуть в существо многих практических вопросов.

Настал вечер 12 Июля 1944 года. На поля медленно опускались сумерки. Будто нехотя отъезжали со стоянок бензозаправщики и полуторки со стартёрами, смывали с рук масло и копоть механики. Переваливаясь с боку на бок, заруливал в капонир последний "Ил".

Только не стихала работа на командных пунктах. Здесь царила гнетущая тишина, табачный дым стоял стеной. В тягостном ожидании все смотрели на связиста, ждали - вдруг осветится его лицо улыбкой и раздастся радостный возглас: "Летит !"

Значит, кто-то не вернулся...

Генерал С. У. Рубанов был чернее тучи. Все вокруг говорили шёпотом и избегали произносить имя штурмана дивизии. Только сокрушенно покачивал головой начштаба: "Не уберегли".

Низко опустил голову Тавадзе. Неимоверных усилий стоило ему доложить комдиву о том, что произошло час назад в районе Зилупе.

Воронов прилетел на аэродром во второй половине дня и сразу направился в эскадрилью Тавадзе. Их связывала большая дружба, зародившаяся под Сталинградом, хотя штурман был значительно старше да и рангом повыше. Поэтому оба обрадовались встрече после возвращения штурмана из длительной поездки на авиазавод, где выпускались штурмовики Ил-10. Но командир эскадрильи изменился в лице, когда Воронов сказал:

- Пойду с вами на задание.

Он не раз совершал боевые вылеты в составе группы Тавадзе, и это всегда радовало. Только не сегодня.

- Ни в коем случае, Виктор Фёдорович. После такого перерыва в незнакомый район лететь опасно, да и вид у тебя просто-таки плохой. Придется отложить.

- Обязательно полечу, считай вопрос решённым.

- В таком случае разрешите, товарищ штурман дивизии, официально доложить: я не могу вас включить в свою группу. Вы не подготовлены и не в форме, - отрубил Тавадзе.

Тавадзе трудно было говорить в таком тоне, но он чувствовал, что надо обязательно отсоветовать другу лететь сегодня на задание. Не раз, бывало, Капитан замечал в каком-нибудь лётчике, включенном в группу, что-то неладное и отстранял его от полётов. И это было правильно: нельзя было зря рисковать.

- В таком случае полечу контролирующим, - ответил Воронов.

Их разговор прервал посыльный из штаба: Майора вызывали к телефону из дивизии. "Вот и решение вопроса, - вздохнул с облегчением командир эскадрильи. - За это время успеем взлететь".

Действительно, вскоре позвали в воздух ракеты, и группа парами поднялась с аэродрома, взяв курс в район Зилупе, где ей предстояло бомбово - штурмовыми ударами предотвратить контратаку танков противника, сосредоточенных на исходных позициях.

"Здорово получилось", - подумал Тавадзе и даже замурлыкал песенку, но не допел её, потому что, оглянувшись, увидел сзади "Ил", догоняющий группу. "Конечно, Воронов". Тавадзе не ошибся. Самолёт приблизился и пошёл чуть выше группы  (так обычно летает контролирующий командир). Тотчас в наушниках ведущего послышался знакомый голос:

- Привет, Давид !

Буркнув что-то неопределённое, Тавадзе нажал на кнопку передатчика и приказал лётчику Седых пристроиться ведомым к Воронову.

В.Ф.Воронов.

Теперь уже на цель шла семёрка "Ильюшиных". Она удачно атаковала танки, хотя огонь зенитных батарей был плотным. Тавадзе следил за самолётом Воронова. Седых неотступно следовал за ним.

Группа совершала 4-й заход в сплошных разрывах зенитных снарядов. Уже заканчивалось время пребывания над целью, и ведущий готов был произнести команду "Домой !", но вместо неё Тавадзе разразился проклятием. Он увидел объятый пламенем "Ил" Воронова, несущийся к батарее, и, сжав до боли в суставах ручку управления, бросил вниз свой штурмовик. Пальцы словно приросли к гашеткам.

Появившиеся вражеские истребители заставили взять себя в руки, быстро перестроить боевой порядок группы и принять шестёркой бой. Только после того, как воздушные стрелки сбили 2 "Мессера", отогнав остальных, группа развернулась в сторону своего аэродрома.

Герой Советского Союза штурман 214-й штурмовой авиационной дивизии Майор В. Ф. Воронов похоронен в городе Зилупе  (Латвия)  после освобождения его советскими войсками. Именем Героя названа одна из средних школ города.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz