Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Лётчик - истребитель Иван Фёдоров

И.В.Фёдоров

Иван Фёдоров не любил отсиживатьсч на аэродроме. Его всё время влекло в небо, туда, где опаснее. Непоседливый, энергичный лётчик успевал всюду - участвовал в воздушных боях, выходя иногда один против 8 - 10 немецких самолётов; летал на штурмовки вражеских войск, прикрывал с воздуха пехотнцев и конников, отправлялся в дальние разведывательные полёты, снабжая штабы ценнейшими сведениями. Кроме того, учитывая умение, отвагу и мужество Фёдорова, командование зачислило его в число "свободных охотников". Такая разносторонность обязанностей требовала от пилота особой собранности, умения принимать правильные решения и действовать наверняка.

За 2 года боевой деятельности Иван Фёдоров совершил 416 боевых вылетов  ( из них: 180 - на разведку, 84 - на штурмовку ), провёл 104 воздушных боя, сбил лично 36 самолётов врага в воздухе и уничтожил 9 на земле, ещё 1 - сбил в группе с товарищами. К этому нужно добавить большое количество вражеской техники, уничтоженной при штурмовках, многочисленные разведывательные сведения о противнике !

Начало войны 20-летний сержант И. В. Фёдоров встретил на Дальнем Востоке в 307-м истребительном авиационном полку 29-й авиадивизии. К началу 1942 года его налёт на истребителе И-16 возрос с 15 часов до 306, из которых 68 были набраны ночью.

В декабре 1942 года на аэродроме Багай - Барановка в Саратовской области началось переучивание лётного состава на истребители Як-1 с улучшенной аэродинамикой. Ивану достался "Як" с бортовым номером "100" и позывной "Скворец-100", который не изменялся в течение всей войны. В "натаскивании" лётчиков принимал участие и командир 3-го истребительного авиакорпуса полковник Е. Я. Савицкий. Прилетал он, как правило, на трофейном Ме-109G-2 и над аэродромом устраивал воздушные "бои", в которых наглядно демонстрировал возможности немецкой машины. Савицкий, сам уже повоевавший, не был склонен недооценивать противника.

Немецкий истребитель Ме-109G-2.

В середине апреля 1943 года 3-й авиакорпус получил приказ передислоцироваться на южный фас Курской дуги в район Обояни. 16 апреля самолёты взмыли в небо, но в пути пункт назначения изменили и корпус бросили в знаменитую "Кубанскую мясорубку". Именно там впервые проявились его блестящие качества воздушного бойца.

Боевое крещение Иван Фёдоров принял 20 апреля 1943 года. В этот день полку была поставлена задача прикрыть с воздуха защитников "Малой земли". Вскоре после взлёта его эскадрилья в составе 14 "Яков" подошла к Новороссийску. Ведущий, комэск капитан Новиков, обнаружив несколько Ju-88, возвращавшихся на малой высоте, повёл лётчиков в атаку. Молодые пилоты сразу потеряли строй, и тут на них навалились "Мессеры", подошедшие с очередной группой пикировщиков. Большая часть пар распалась, в дальнейшем каждый вёл бой самостоятельно. В результате было сбито 7 советских истребителей, но уцелевшие заявили о 7 уничтоженных Ju-87 и 4 Ме-109. Одного сразил старший сержант Фёдоров, буквально "сняв с хвоста" своего однополчанина старшины Лугового.

Полк учился воевать. Боевой опыт приходилось оплачивать дорогой ценой. 26 апреля на прицел "Мессерам" попал и Иван Фёдоров, но перед этим ему удалось внезапной атакой со стороны солнца "завалить" FW-189 - "Раму". Потерявшая своего подопечного пара Ме-109, находившаяся на солнечной стороне, стремительно атаковала одинокий "Як"... Удар 20-мм "Маузеров" оказался сокрушительным, сквозь дым, наполнивший кабину, удалось увидеть мелькнувшие на боевом развороте "Мессеры". Один из осколков задел правый глаз. Горящий самолёт Иван посадил в плавни.

Вновь подняться в небо старшему сержанту Фёдорову удалось лишь 10 мая в составе шестёрки "Яков". Вспоминает сам Иван Васильевич:

"На Кубани в то время шло упорное сражение как на земле, так и в воздухе. Я после ранения выздоравливал при части, почти неотлучно находился у репродуктора - слушал своих товарищей, ведущих воздушные поединки с врагом, в том числе и с отборными асами из эскадры "Удет". Зная, что пилотов не хватает, я не раз просился у командира полка в бой. Он не разрешал - на глазу после ранения у меня ещё лежала повязка. Но вот 10 мая около 17 часов сообщили, что станицу Абинскую штурмуют вражеские истребители. Полк получил задачу: разблокировать аэродром и связать боем противника. В этот момент на месте оказалось всего 5 лётчиков. Чтобы поднять 3 пары машин, требовался ещё один человек. Тут командир критически присмотрелся ко мне.

- Сможешь ? - спросил напрямик.

- О чём может быть разговор...

Группу повёл мой лучший друг Юра Чураков. На подходе к станице Абинской я заметил 8 немецких истребителей. Противник был так близко, что мне пришлось одновременно сообщать о нём по радио друзьям и тут же производить отворот на вражеские машины. Как выяснилось после, моя информация по радио группа не услышала, а потому ушла дальше. Я остался один против 8 истребителей врага. Завязалась неравная схватка.

Невзирая на преимущества, противник оказался, однако, в более затруднительном положении, чем я. Мне куда не повернись - везде противник, бей наверняка. А немцы опасались вести огонь - могли поразить друг друга. В первые же секунды боя от моего огня рухнул на землю первый "Мессер".

Мне сравнительно долго удавалось уходить от прицельного огня. Тогда немцы применили другую тактику - стали изматывать мои силы и вскоре добились цели - подожгли мой самолёт. В этот момент я увидел атакующего в лоб противника. Немец явно торжествовал. Тогда я решил идти на таран. В последний момент, струсив, противник попытался отвернуть, но не успел. Энергичным доворотом влево я ударил плоскостью по врагу... Раздался сильнейший треск, самолёт противника развалился. Я потерял сознание.

Очнувшись, понял, что нахожусь в свободном падении - при ударе был выброшен из самолёта. Немедленно открыл парашют. Оказалось, что я поспешил. Заметив белый купол, немцы начали меня обстреливать. Но неожиданно сами были атакованы парой советских истребителей.

Я благополучно приземлился. В госпитале узнал, что моими спасителями оказались пролетавшие мимо Герои Советского Союза Спартак Маковский и Семён Лебедев".

Итак, в бою с восьмёркой "Мессеров" Иван Фёдоров одного сбил огнём, другого таранил. В госпитале он лежать наотрез отказался, явился в полк перевязанный бинтами, взлетел в воздух и сбил "Фокке - Вульфа".

Сколько бы ни было вражеских самолётов в небе, этот неутомимый ас никогда не уходил от боя, смело бросался в яростную атаку. Вот всего лишь два примера.

Однажды, вылетев в паре с младшим лейтенантом Максимовым, он заметил 30 вражеских бомбардировщиков, прикрываемых 6 "Мессерами". Двое советских лётчиков вступили в схватку с целой воздушной армадой противника. Фёдоров сбил один Ме-109, несколькими последующими рискованными атаками разогнал прикрытие и стал заходить, чтобы атаковать бомбардировщиков. У немецких пилотов нервы не выдержали: сбросив бомбы на свою же пехоту, они в беспорядке улетели обратно.

В другой раз над Большим Такмаком 8 "Яков", ведомые Иваном Фёдоровым, преградили путь 60 немецким бомбардировщикам, которых сопровождали 10 истребителей. Четвёркой "Яков" Фёдоров атаковал первую группу в 22 бомбардировщика, сбил 2 "Хейнкеля-111", в том числе ведущего, дезорганизовал и расстроил всю группу. Остальные бомбардировщики других групп, наблюдая эту картину, сбросили бомбы на свою территорию и повернули обратно. Вся восьмёрка комэска благополучно вернулась на базу.

За участие в боях на Кубани старший сержант Фёдоров был награждён орденами Отечественной войны 2-й степени и Красного Знамени, а на его счёт были записаны 6 побед: 4 Ме-109, 1 Ju-87, 1 FW-189. Две недели личный состав полка отдыхал в Липецке. Вскоре на аэродроме Трубетчино 812-й полк получил истребители Як-9Т, оснащённые 37-мм пушками НС-37, и Як-9 с обычным составом вооружения   ( одна 20-мм ШВАК и одна 12,7-мм УБС ), а в начале Сентября действовал на Украине в составе 8-й Воздушной армии.

25 сентября счёт лейтенанта И. В. Фёдорова пополнил Ju-88, а ближе к вечеру в ходе 3-го вылета, когда уже кончалось горючее и надо было возвращаться на аэродром, к линии фронта подошли 6 девяток Не-111, сопровождаемые "Мессерами". Четвёрка Анкудинова вместе с восьмёркой Фёдорова приняли бой на последних литрах бензина. Анкудинову удалось удачно связать "Мессершмитты", которых было втрое больше, а "Яки" Фёдорова навалились на бомбовозы. После первой же атаки, когда вспыхнули две машины, немцы стали поспешно разворачиваться обратно, ломая строй и огневое взаимодействие. Враг потерял 8 бомбардировщиков, 2 из них на счету лейтенанта Фёдорова.

Этот бой наблюдал командующий 8-й Воздушной армией генерал - лейтенант Т. Т. Хрюкин, который решил усилить сковывающую группу истребителей. Согласно плану, на следующий день в 17:45 в небо должны были подняться 16 истребителей, 8 Як-9Т составляли ударную группу и столько же обычных - прикрывающую. Командовать группами должны были Фёдоров и Анкудинов.

Но в 17:00 события приняли неожиданный оборот, силам Люфтваффе удалось изолировать район Большого Токмака и расчистить дорогу своим бомбардировщикам... На предложение командира полка поднять группу Фёдорова, Хрюкин ответил отказом, рассчитывая на появление истребителей другого полка, однако они не подошли. Между тем все новые группы немецких самолётов продолжали бомбить советские войска. Наконец в 17:15 получен приказ на вылет, но время было упущено...

Взлетевшую восьмёрку Фёдорова контратаковали 16 "Мессеров". Связать их удалось лишь частично и результаты схватки оказались скромными: сбито 2 Не-111  ( один на счету Фёдорова )  и 1 Ме-109, свои потери - 1 истребитель.

По итогам этого боя лейтенанта И. В. Фёдорова "... за трусость перед лицом врага...", и командира полка Майора Николаенкова "...за плохое руководство полком..." приказом командующего 8-й Воздушной армии отдали под суд военного трибунала !   Но командир корпуса генерал - майор Е. Я. Савицкий и командир дивизии полковник Карягин добились изменения формулировки приказа. На этот раз причиной отдания под суд было "...плохое управление боем по радио..."

Заседание трибунала, начатое в полночь, быстро превратилось в фарс, разыграть до конца который не дали замполит полка майор Пасынок и командиры звеньев. Поэтому приговор был относительно "мягким", Фёдоров приговаривался к 8, а Николаенков - к 10 годам тюремного заключения, с отбытием наказания после окончания войны. Но комкор Е. Я. Савицкий вмешался ещё раз в судьбу своего лётчика: отважный генерал добился, чтобы за каждый сбитый вражеский самолёт с Ивана снималось по году тюремного срока и одновременно приказом по корпусу перевёл лейтенанта Фёдорова в "свободные охотники" и освободил от выполнения задач по прикрытию наземных войск и сопровождению ударной авиации. Вскоре его счет пополнили ещё 5 немецких самолётов, в том числе 3 бомбардировщика Ju-88.

Но Ивану приходилось не только вести воздушные бои, второй его профессией стало опасное ремесло воздушного разведчика. Для выполнения таких заданий полк получил 2 истребителя Як-9Д, имевших дальность полёта до 1000 км.

В число объектов, за которыми приходилось вести наблюдение, входили порты Очаков, Херсон, Николаев, заглядывали разведчики и на Никопольский "балкон", контролировали судоходство в Днепровском и Бугском лиманах, но особое внимание уделялось строительству укреплений на Перекопе. Вылеты производились почти в любую погоду и были смертельно опасны: 29 октября наведенная немецким постом ВНОС пара "Мессеров" внезапно атаковала самолёт ведомого младшего лейтенанта Максимова. Короткая вспышка... и неуправляемый "Як" врезался в землю. Но в тот же день вместе с горем к Ивану пришла и радость: трибунал снял с него судимость. А рейды за линию фронта продолжались, по 2 - 3 раза в день приходилось вылетать на разведку.

Як-9Т И. В. Фёдорова

Истребитель Як-9Т Ивана Фёдорова.  812-й ИАП, зима 1943 - 1944 годов.

Зимой 1943 - 1944 годов нелётная погода приковала пилотов к земле, но весной авиация обеих сторон заметно активизировалась. Пытаясь снизить эффективность истребительного прикрытия переправ, немцы комбинировали действия групп ударной авиации, сопровождаемой сильными нарядами истребителей, с засадами "свободных охотников", действовавших в одиночку, но получавших целеуказания от развитой системы постов ВНОС и ведущих групп бомбардировщиков. Вспоминает Иван Фёдоров:

"...Это произошло 15 марта в районе Тархана. Я шёл в паре с Сухоруковым. Встретили двух "Мессершмиттов" и навязали им бой. Немцы побоялись драться на вертикалях и стали в вираж. Я сбил ведомого, но тут нашу пару атаковал одиночный "Мессер" с разрисованными яркими змеями фюзеляжем... Очередь... и самолёт Сухорукова загорелся. Я после резкого доворота смог тоже подбить немецкий истребитель, который, дымя, ушёл со снижением в сторону Тюй - Тюбе. Добить его не удалось, так как необходимо было прикрыть подбитый самолёт ведомого..."

И.В.Фёдоров
И. В. Фёдоров и
Н. Сухоруков.

Только за период с 14 по 17 марта 812-й полк потерял от действий немецких "охотников" 4 истребителя и 3 лётчиков. Доставалось и геринговским асам: 6 мая Ивану удалось поймать одного из них на прицел:

"...Мы находились на малой высоте в стороне от общей группы штурмовиков и прикрывавших их истребителей, когда поступило сообщение от станции наведения о появлении пары "Мессеров"   ( в это время группа прикрытия уже отбивала наскоки шестёрки "Сто девятых" ). Нас с Сухоруковым очень удачно навели прямо в хвост "Мессершмиттам", которые шли чуть выше нас. Но во время атаки, случилось непредвиденное: я уже уверенно держал ведомого в прицеле, как вдруг - переднее бронестекло сплошь залило маслом. Цель почти исчезла из прицела. Хоть выходи из атаки !   Сколько дней гоняемся за добычей. А ведь "Мессер" так близко !.. Я нажал гашетки и тут же, во избежание столкновения, до цели было метров 20, резко отвалил влево..."

В то же мгновение "Сто девятый" исчез в огненной вспышке. Это была последняя победа Ивана Фёдорова в Крымском небе.

Одной из отличительных черт Ивана Васильевича было сильно развитое в нём чувство товарищества и взаимовыручки. Не раз, рискуя своей жизнью, он приходил на помощь лётчикам, попавшим в трудное положение.

Так, 17 февраля 1944 года комэск увидел, как 6 "Мессеров" зажали над переправой неизвестного ему нашего пилота. Фёдоров без колебаний поспешил атаковать вражеских истребителей, дав возможность советскому лётчику выйти из неравного боя. А 2 марта при штурмовке немецкого аэродрома самолёт командира полка майора И. Ф. Попова, подбитый зенитным снарядом, был атакован четвёркой Ме-109. Казалось, гибель неминуема. Фёдоров мгновенно оценил положение. Он, прикрывая Попова, бросился на "Мессеров", двух сбил, а потом ещё успел выручить и лётчика Куреева, который выходил из схватки тоже на повреждённой машине.

...К моменту окончания боёв за Крым в полку осталось 8 машин. Уже 10 июня его пополнили истребителями Як-9Т и пилотами до штатного уровня. 21 июня полк перебазировался на аэродром Якубовский юго - восточнее Витебска и в составе 3-го авиакорпуса вошёл в оперативное подчинение 1-й Воздушной армии 3-го Белорусского фронта.

В июне 1944 года войска фронта перешли в наступление по плану операции "Багратион". Основной задачей полка стало прикрытие с воздуха 5-й Гвардейской танковой армии и конно - механизированной группы генерала Осликовского, а старшему лейтенанту И. В. Фёдорову помимо этого приходилось вести разведку, наблюдая за выдвижением резервов противника, строительством укреплений и отходом его сил на оборонительные позиции. Не раз вместе с ним вылетал и генерал Савицкий.

18 августа 1944 года аэродром Немокшты, где базировались немецкие истребители, атаковали штурмовики и пара Фёдорова - Сухорукова вылетела для фотографирования результатов этого удара. Набрав 4000 метров, Як-9Р пересекли линию фронта и направились в немецкий тыл. Неожиданно наперерез разведчикам вышла четвёрка "Фокке - Вульфов". Фёдоров принял решение: атаковать противника !

И.В.Фёдоров

С расстояния менее 100 метров он открыл огонь на упреждение и "Фоккеры" шарахнулись в сторону, но один не успел и, потеряв левую плоскость, сорвался в перевернутый штопор.

Тем временем, оставшаяся незамеченной, вторая четвёрка "Фокке - Вульфов" атаковала и подбила самолёт Сухорукова, который потянул домой. Прикрывая друга, Иван Фёдоров пошёл в лобовую. Немцы не приняли вызов и взмыли вверх, открывая дорогу к аэродрому.

Так как самолёт Сухорукова уже перелетел линию фронта, Фёдоров решил хотя бы визуально оценить результаты налёта. Но, как оказалось, самолёт Ивана попал в ловушку, расставленную по всем правилам. Одинокий Як-9 "обложили" 12 "Фокке - Вульфов"  ( на помощь семёрке подошли ещё 5 ). Возможно, немецкой службе радиоперехвата был знаком позывной старшего лейтенанта И. В. Фёдорова. Гоняли так, что потерял ориентировку, знал только, что лететь надо от солнца - там наши. Но туда не выпускали. Немцы снарядов и пуль не жалели, в ответ хриплой скороговоркой огрызались ШВАК и УБС "Яка". И небезрезультатно: одному из "Фоккеров" пришлось "с дымом" выйти из боя. Был момент, когда уже прижали к полосе, по бокам и впереди бежали фонтаны разрывов немецких авиапушек, да ещё зенитчики помогли - организовали "зонтик" над самой кабиной: садись !

Но вывернулся... Надо уходить, уже кончились боеприпасы, подходит к концу и бензин, но нет, не выпускают: атаки следуют одна за другой, видимо, уже поняли, что за "скворец" к ним залетел и посадить не рассчитывают, а решили просто уничтожить. На выходе из петли дал газ и в пике к спасительным деревьям, вырвал самолёт над самыми верхушками. Четыре "Фоккера" пытаются выйти наперерез, знают, что стрелять нечем !   Несколько обманных "змеек" и вот, он, Неман !   Нырнул под крутой берег развернулся над водой, осмотрелся: наконец - то отстали. А после приземления, словно в благодарность от земли, которую защищал, нашёл Иван в левой плоскости своего истребителя несколько березовых веток, пробивших обшивку...

В конце августа полк был выведен в резерв. 15 сентября в районе города Владимир - Волынский началось его переоснащение новейшими истребителями Як-3, вооружёнными 23-мм пушкой НС-23 и двумя 12,7-мм пулемётами УБС. Первые же ознакомительные полёты показали ощутимое превосходство новых "Яков" над немецкими Ме-109G-6 и FW-190A-8, за исключением характеристик пикирования. Но образцам первых серий были свойственны и недостатки: в первую очередь заниженный запас прочности конструкции крыла. Однажды, в ходе учебного "боя" со стрельбой по конусу на малой высоте, на одном из истребителей оно разрушилось. Самолёт потерял правую плоскость и врезался в землю, пилот  ( Герой Советского Союза П. Т. Тарасов, имевший 33 победы ) - погиб. Полёты прекратили, а в полк прибыли представители ОКБ Яковлева и заводская ремонтная бригада.

Осень 1944 года осталась в памяти Ивана Фёдорова навсегда. 21 сентября ему присвоили воинское звание "Капитан", а 25 октября вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении его орденом Ленина и медалью "Золотая Звезда" с присвоением почётного звания Герой Советского Союза.

Эти награды вручили ему в Кремле 17 ноября. Правда, прежде чем попасть на церемонию награждения, героя задержал комендантский патруль на станции метро "Охотный ряд" за нарушение уставной формы одежды и отправил на гарнизонную гауптвахту, где в течение двух часов Иван занимался строевой подготовкой.

Як-3 И.В.Фёдорова

Полк к этому времени базировался в Польше на аэродроме Славатычи в 60 - 70 км западнее Бреста, где в ПАРМах была организована доработка истребителей Як-3. Нелётная погода серьёзно ограничивала действия авиации в течение всей первой половины января 1945 года и поэтому в небо поднимались только опытные лётчики.

Начавшееся 12 января наступление развивалось успешно и 4 февраля полк уже базировался в 60 км от Берлина на аэродроме Реппен - на - Одере. Немецкой разведке ещё в момент перелета полка удалось обнаружить новое место дислокации советских истребителей. При заходе на посадку "Яков" атаковали 2 группы FW-190D. Третья группа, это были FW-190A, занялась штурмовкой стоянок. В завязавшемся бою немцы потеряли 2 "Доры"  ( одна на счету Фёдорова ). В течение последующих дней авиабаза подверглась нескончаемым налётам немецких штурмовиков. Помимо бензина на этом передовом аэродроме отсутствовали и зенитные батареи  ( единственный, да ещё и девичий, расчёт счетверённого "максима" был, конечно, не в счёт, хотя и сбил 3 самолёта ). В результате 10 февраля на земле были уничтожены последние истребители.

И.В.Фёдоров

Между тем господство в небе советской авиации стало безраздельным и Люфтваффе перенесли значительную часть вылетов на тёмное время суток. Это вызвало необходимость переключить часть наиболее опытных пилотов на прикрытие переправ. В ночь с 20 на 21 апреля капитаном И. В. Фёдоровым над переправой через Одер был сбит истребитель - бомбардировщик FW-190, ставший его последней - 45-й победой   ( с учётом самолётов уничтоженных на земле ).

Признанием фронтовых заслуг капитана И. В. Фёдорова являются не только боевые награды. Именно ему доверили вести девятку истребителей Як-3, которая должна была открыть 24 июня 1945 года Парад Победы в Москве. Все 9 "Яков" пилотировали Герои Советского Союза. Однако из - за нелётной погоды воздушную часть парада сначала отложили, а затем отменили и вовсе.

После войны Иван Васильевич окончил Военно - Воздушную академию, служил в авиации войск ПВО. После выхода в запас возглавлял Черкасский горком ДОСААФ.


Возврат

Н а з а д

http://perm.officemag.biz/


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz