Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая звезда Героя Советского Союза

Гальченко Леонид Акимович

Гальченко Леонид Акимович

Родился 2 апреля 1912 года в городе Петровск - Порт  ( ныне Махачкала, Республика Дагестан ), в семье рабочего. До войны жил в Москве. В 1933 году учился в индустриально - строительном техникуме, затем был направлен в Сталинградскую военную школу лётчиков, которую окончил в 1935 году.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Выполнил более 50 боевых вылетов, 23 из них - на штурмовку войск противника.

С началом Великой Отечественной войны капитан Л. А. Гальченко на фронте. По ноябрь 1941 года служил в 145-м ИАП; по ноябрь 1942 года - в 609-м ИАП; по февраль 1943 года - в Управлении 259-й ИАД, затем - 258-й ИАД; по май 1945 года - в Управлении 324-й ИАД.

К концу сентября 1941 года командир эскадрильи 145-го истребительного авиационного полка  ( 1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт )  капитан Л. А. Гальченко совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника.

6 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего совершил 410 боевых вылетов. В 90 воздушных боях сбил 24 самолёта лично и 12 в группе с товарищами. Войну закончил заместителем командира 324-й авиационной дивизии.

После войны продолжал служить в ВВС, окончил Военную академию Генерального штаба, командовал авиационной дивизией. С 1954 года полковник Л. А. Гальченко - в запасе. Жил в Махачкале. Умер 26 сентября 1986 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды; 12 медалями. Его именем названа школа - интернат в городе Кандалакша Мурманской области.

*     *     *

Сейчас от Москвы до Тулы поезд идёт около 3 часов, до войны же на это расстояние приходилось затрачивать в 2 раза больше времени. Но всё равно Леонид Гальченко любил эти поездки. Бежит паровоз средь полей и лесов, то бескрайняя степная ширь, то зелёные ели и берёзы обступают мчащиеся по рельсам вагоны. Редко промелькнёт деревушка, и опять поля и леса.

Чем ближе к Москве, тем деревни встречаются чаще. Потом города Серпухов, Подольск. От Подольска за окном индустриальный пейзаж. А стоит проехать Москворечье, сразу как на ладони возникает Москва. И светло и радостно на душе от каждого нового приезда в столицу.

Лётчики А.П.Олисов, Л.А.Гальченко, В.П.Миронов. 1941 г.

Так уж сложилась судьба у Леонида Акимовича Гальченко: родился в Махачкале, а жить приходилось то в Краснодаре, то в Туле, а затем и в Москве. Войну же встретил за Полярным кругом. Но до этого было много других событий.

"Гальченко Леонид Акимович, майор, командир эскадрильи 19-го Гвардейскою истребительного авиационного полка 1-й авиадивизии. Под командованием Гальченко эскадрилья провела 86 воздушных боёв и уничтожила 26 самолётов противника. Гальченко сбил в воздушных боях лично 9 и в группе 12 вражеских самолётов. Родился в 1912 году в Махачкале. До войны жил на станции Шонгуй, Мурманской области. Звание Героя Советского Союза присвоено 6 июня 1942 года".

Скупые строки времён войны, взятые из наградного листа... А между тем за ними целая крылатая жизнь, полная тревог, воздушных сражений и радости побед. Как она началась ?   Думаю об этом, и мне видится парнишка, озорной и проворный, спешащий к морю и завидующий чайкам, которые поднимаются высоко в небо и первыми видят восходящее солнце. Вот он бредёт по песчаному берегу Каспийского моря, подальше от шумного Махачкалинского порта. Солёный ветер треплет непокорные чёрные волосы. Мать его недавно умерла, отец - плотник, вечно занят на работе, и Лёня всё своё свободное время проводил у моря. Крепкий загорелый паренек с наслаждением вдыхает пахнущий морской травой воздух, вглядывается в белые гребешки набегающих на берег волн. С волнами он всегда готов поспорить. Силы ему не занимать. Он заплывает подальше, ложится на спину и смотрит в небо. Чайки, взмывая над волнами, стремительно бросаются вниз, хватают зазевавшуюся рыбёшку и снова взмывают вверх. Какие же надо иметь крепкие и гибкие крылья, чтобы так летать !   Лёня взмахивает обеими руками. Нет, плыть, как рыба, он может, а летать, как чайка, - не получается.

В детстве Лёня Гальченко ни чем особенным не отличался от своих сверстников. Учась в школе имени В. И. Ленина, Леонид очень хорошо рисовал, выпускал стенгазету. Он был изобретателен, мастерил воздушные змеи, строил модели планеров и самолётов. С 1933 года учился в индустриально - строительном техникуме, но мечта о небе не оставляла его.

Однажды он увидел летящий над морем самолёт. Как всегда, он заплыл подальше от берега, лёг на спину и стал смотреть в небо. И вдруг услышал нарастающий гул. Самолёт появился со стороны берега совершенно неожиданно, пролетел над самыми волнами и, развернувшись, пошёл обратно. Когда самолёт накренился набок, Лёня увидел лётчика, который помахал ему рукой. Паренёк, зарываясь в волны, поплыл к берегу. Теперь уже ничто не могло удержать его. Летать, только летать, подняться в небо выше всех, чтобы первым увидеть солнце. Леонид упорно готовился к поступлению в лётное училище, хотел быть истребителем. И вскоре стал им, окончив Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.

После окончания училища, Гальченко направили в авиачасть под Ленинград, на вооружении которой были истребители И-5. Коллектив там был дружный, спаянный, увлечённый своим делом. Видимо, не случайно из их полка многих лётчиков позднее отобрали для боевых действий на Карельском перешейке.

Боевое крещение в войне с белофиннами было нелёгким. Там рождались будущие асы, которые в годы Великой Отечественной проявили себя в полном блеске, стали Героями Советского Союза.

Леонида Гальченко Финская война застала уже на Севере, в должности флаг - штурмана 5-го смешанного авиационного полка.

Л.Гальченко у своего И-16
Лучший воздушный разведчик ВВС 14-й армии Капитан
Л. А. Гальченко.  Лето 1941 года, аэродром Шонгуй.

4 декабря 1939 года звено истребителей старшего лейтенанта Гальченко получило боевую задачу штурмовать колонны войск противника, движущихся на Мурманск. Сразу после взлёта самолёты попали в густую облачность. Но советские лётчики, едва различая друг друга, продолжали полёт к цели. Пробив по расчёту времени облака, они увидели под собой шоссейную дорогу.

Первым врага обнаружил младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперёд, он условными знаками указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Гальченко повёл своё звено в атаку.

Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова наши истребители упали в пике. Атака следовала за атакой... Как позже стало известно, этой штурмовкой финскому полку были нанесены значительные потери...

За храбрость и находчивость, проявленные в боях с белофинами, Леонид Гальченко был награждён первым орденом Красного Знамени. После окончания "Зимней войны" его назначили командиром эскадрильи 147-го истребительского авиационного полка.

С началом Великой Отечественной войны вновь на фронте. В составе 145-го полка сражался на самолёте И-16. Для лётчиков Заполярья война началась фактически 17 июня 1941 года, когда нарушение воздушного пространства СССР Германскими ВВС стало постоянным. В конце июня обстановка была уже крайне напряжённой - вражеская авиация рвалась к Мурманску. Леонид быстро открыл счёт своих побед и вскоре стал одним из лучших лётчиков полка.

Л.А.Гальченко у своего И-16.

Ещё перед войной Гальченко немало полетал в небе Заполярья. Знал там каждую сопку, каждое озерцо. Помогло ли ему это в боях ?   Конечно. Он действовал увереннее, смелее и охотно летал на разведку. Может показаться, что ему везло. Молодые лётчики смотрели на него с восхищением: орденоносцев в полку пока единицы. Крупные черты лица, густые тёмные брови, ясные широко открытые внимательные глаза. Его внешнему облику соответствует и характер: всегда собранный, решительный.

В начале войны 145-й ИАП в составе 1-й смешанной авиадивизии обеспечивал с воздуха 14-ю общевойсковую армию, действовавшую на Мурманском и Кандалакшском направлениях. Немецкое командование поставило своим войскам задачу прорвать советскую оборону и 4 июля 1941 года захватить Мурманск. Противник планировал также захватить Кандалакшу, перерезать Кировскую железную дорогу и тем самым лишить 14-ю армию и Северный флот сообщений с центром страны.

Как известно, немецким войскам так и не удалось осуществить этот замысел. Немалая заслуга в этом и наших лётчиков, которые день и ночь бесстрашно сражались с врагом, громили его на земле и в воздухе. Особенно запомнились Гальченко подвиги, совершённые в те дни лейтенантами И. Т. Мисяковым и А. 3. Небольсиным.

27 июня 1941 года противник попытался нанести массированный бомбовый удар по городу. Для отражения налёта по тревоге были подняты истребители 145-го авиаполка. Завязался ожесточённый воздушный бой, в котором командир звена Иван Мисяков совершил один из первых в Заполярье воздушных таранов. Когда его пулемёты, израсходовав боезапас, умолкли, лётчик настиг вражеский бомбардировщик, сделал "горку" и ударил его сверху. Вражеский самолёт рассыпался в воздухе... За этот подвиг отважного советского лётчика наградили орденом Ленина.

Примерно тогда же совершил подвиг и Небольсин. Во время выполнения боевого задания в районе Западной Лицы его самолёт был подбит вражеской зениткой и загорелся. Спасти машину было уже невозможно. И тогда Небольсин направил её в центр вражеской автоколонны...

Два подвига, обессмертивших имена героев, звали лётчиков к новым атакам на врага. Об этом говорили на митингах, прошедших в полках дивизии. О новых свершениях во славу Родины думал каждый защитник северного неба, тщательно готовился к боям.

И-16 Л.А.Гальченко

И-16 тип 10 из 145-го ИАП Капитана Л. А. Гальченко, 1941 год.

Однако, победы над врагом доставались нашим пилотам дорогой ценой: потери в лётном составе росли. Сражаться с хорошо вооружённым противником на стареньких "Ишачках" было неимоверно сложно. К великой радости лётчиков, по распоряжению командующего ВВС Северного флота, 20 июля 1941 года в полк прибыли первые истребители ЛаГГ-3. Несколько перетяжелённыи, вялые в маневре, они отличались от И-16 лучшим вооружением и более высокой скоростью.

Почти каждому вылету Леонида Гальченко сопутствовал успех. В этом легко убедиться, просмотрев сводку боевых действий. Вот краткие выписки из неё:

"13 сентября 1941 года. Звено истребителей во главе с Л. Гальченко перехватило группу фашистских бомбардировщиков. Три советских лётчика - капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и Лейтенант В. Миронов - сбили по одному "Юнкерсу-87".

14 сентября эскадрилья во главе с Гальченко произвела бомбёжку и расстреляла на бреющем полёте войска и огневые точки противника у озера Кеккесяур. Советские лётчики сделали 5 заходов над целью и уничтожили много живой силы и склады противника.

15 сентября пятёрка истребителей под командованием Гольченко вступила в бой с 30 бомбардировщиками противника. 4 вражеские машины были сбиты".

Однажды звено истребителей, ведомых Гальченко, встретилось с немецкими бомбардировщиками. Большая группа вражеских машин быстро приближалась к нашему переднему краю. Надо было сорвать налёт, не допустить бомбёжки наземных войск. И 3 советских истребителя устремились в атаку. С первого же захода они сбили 3 вражеских самолёта. Остальные, не выдержав стремительного натиска наших лётчиков, повернули обратно.

Л.А.Гальченко

А через день 5 истребителей, ведомая Гальченко, встретила 13 вражеских самолётов. И несмотря на то что численное превосходство было на стороне врагов, советские лётчики уничтожили 4 их бомбардировщика, не потеряв ни одного своего самолёта. Это уже был крупный успех.

О Гальченко часто писали армейская и фронтовая газеты. Вот номер "Часовой Севера" от 13 июля 1941 года. В ней заметка: "Как коммунист Гальченко уничтожил фашистского стервятника". Рассказывается о таком случае. Как-то молодой лётчик младший лейтенант Тумаков, увлекшись погоней за "Мессером", не заметил, что 2 других вражеских самолёта идут в атаку на него самого. Тумакову грозила смертельная опасность. Но тут на помощь ему подоспел капитан Гальченко. Он с ходу сбил одного "Мессера", другой трусливо отвалил.

В тот же день Гальченко штурмовал колонну моторизованной вражеской пехоты и 3 раза атаковал вражеские войска на переднем крае.

А в номере за 17 августа 1941 года ещё один материал о воздушном бое, проведённом Л. А. Гальченко. Называется он "Воздушная атака". Корреспондент Бронислав Кежун писал о том, как Леонид Акимович сбил фашистского разведчика.

В заметке сообщается о бое, который вели советские лётчики с немецкими разведчиками "Хейнкель-111". Капитан Гальченко заметил одного разведчика и погнался за ним. Но вражеский самолёт скрылся в облаках. Зная по опыту, что немецкие лётчики имеют обыкновение возвращаться, наш пилот начал барражировать, ища встречи с противником. Когда вражеский самолёт вынырнул из облака, Гальченко атаковал его. Дважды бил он по "Хейнкелю" из пулемётов. Развертываясь для новой атаки, пилот решил: "Если с третьего захода не подожгу фашиста, буду рубить ему хвост". Но 3-я атака оказалась успешной. Вражеский самолёт задымил, стал пикировать и, оставив в небе чёрный след, врезался в землю. Гальченко почувствовал в кабине запах горящего масла. Пули врага повредили мотор самолёта. Несмотря на полученные повреждения, лётчик благополучно вернулся на свой аэродром.

А вот корреспонденция политрука В. Шарова, рассказывающая о приёме капитана Л. А. Гальченко в члены партии. В ней политрук, в частности, пишет: "Внимание к молодым пилотам, постоянное желание передать им опыт, поделиться своими мыслями и выводами - отличительная черта командира эскадрильи Леонида Акимовича Гальченко. И поэтому не случайно, что лётчики его эскадрильи Виктор Миронов, Сергей Соколенко и Николай Шелухин уже за несколько месяцев стали закалёнными и стойкими воздушными бойцами".

Капитан Л.А.Гальченко в кабине МиГ-3.

Вскоре на северном фланге Советско - Германского фронта развернулись тяжёлые сражения за Мурманск. Не сумев прорваться к городу наземным путем, враг решил усилить удары с воздуха. Прежде всего немецкое командование поспешило вывести из строя Мурманский порт. В результате на подступах к порту завязались крупные воздушные бои, продолжавшиеся несколько дней. Затем, учитывая преобладание в городе деревянных строений, немцы, решили засыпать его зажигательными бомбами. Чтобы не допустить врага к цели, лётчики, руководимые Гальченко, нередко делали по 6 - 7 боевых вылетов за день.

Однажды, барражируя над Мурманском, Гальченко заметил 4 самолёта противника, приближавшегося к городу. Он, не раздумывая, один бросился навстречу и атаковал вражескую четвёрку. Атака нашего аса была настолько дерзкой и стремительной, что немецкие лётчики растерялись и сочли за лучшее покинуть "поле" боя.

- Оправдан ли такой риск ? - спросили после боя у Гальченко.

- Любой на моём месте поступил бы так же, - ответил командир эскадрильи. - В воздухе, кроме меня, никого не было. Нужно было принять неравный бой, чтобы не дать возможности врагу осуществить свой замысел - сбросить смертоносный груз на город.

В середине сентября немцы двумя полками форсировали реку Западная Лица и, обойдя фланг 14-й стрелковой дивизии, перерезали дорогу Мурманск - Большая Западная Лица. И снова эскадрилья Гальченко демонстрирует мужество и лётное мастерство. Лётчики делали по 5 - 6 вылетов в день, нанося врагу большой урон. При поддержке авиации наземные войска отбросили противника на западный берег реки Западная Лица.

Леонид Гальченко хорошо помнил начало войны, первые свои боевые вылеты на Мурманском направлении... По аэродрому объявили боевую тревогу. Эскадрилья Гальченко поднялась в воздух одной из первых. Бомбардировщики противника в сопровождении десятка истребителей приближались к аэродрому. Нет, Гальченко не испугался этой армады. Он думал только об одном: не допустить врага к аэродрому, рассеять и сбить его. Выбрав себе цель, он смело ринулся в атаку. Но враг отвернул, нырнул за сопку и стал уходить. Догнать его Гальченко не смог, так как наши "Ишачки" уступали в скорости немецким самолётам. И хотя вместе с товарищами ему удалось рассеять вражеский строй, не допустить бомбежки аэродрома, он не смог сбить ни одного самолёта противника. Было до слёз обидно.

Л.А.Гальченко

Гальченко мобилизовал весь свой опыт, тщательно анализировал каждый вылет. Не только свой, но и товарищей по полку. И вот снова воздушный бой. Атакуя вражеский бомбардировщик, Гальченко заметил, что в хвост его истребителю заходит "Мессер".

- Витя, прикрой ! - крикнул он Миронову.

Виктор Миронов бросил свой самолёт на "Мессер" и отогнал его. А Гальченко уже перехватил "Юнкерс", заставил его маневрировать, не давая уйти. Он видел намалеванного на бoрту самолёта противника тигра. Сделав боевой разворот, Гильчеико налетел на врага сверху и точно прошил его струёй пуль. Выходя из атаки, увидел, как "Юнкерс" задымил и пошёл вниз.

Это была первая победа, достигнутая благодаря поддержке и выручке лейтенанта Миронова. С этого момента Гальченко стал особенно ценить своего ведомого, чаще вылетать в паре с ним. Вскоре на всём Карельском фронте заговорили о "дуэте" Гальченко и Миронова. Они много летали, выполняли самые ответственные задания. Счёт сбитых ими самолётов врага рос. Гальченко говорил, что нет у него ведомого лучше и надёжнее Виктора Миронова.

В одном из боёв, Леонид увидел на борту вражеского самолёта намалёванную голову тигра. "Дело имею с Асом", - подумал он. Бой оказался тяжёлым, но Гальченко сбил врага.

Вернувшись на аэродром, Гальченко долго ходил у самолёта, будто осматривая полученные им пробоины. Потом подозвал техника эскадрильи, попросил сходить к политруку за красками и кистью. Когда политрук, заинтересовавшийся, зачем лётчику понадобились рисовальные принадлежности, подошёл к самолёту, он увидел, как Гальченко с техником малевали на хвосте самолёта какой - то замысловатый рисунок. Присмотревшись, он различил черты какого - то зверя, смахивающего на кошку, а внизу - маленькую мышку.

- Что это ? - спросил политрук.

- Как - что ? - удивился Гальченко. - Разве не видно ?   Кошка.

- А зачем ?

- Для устрашения. Они вон всяких рысей да тигров малюют, запугать нас хотят. А у меня будет кошка.

ЛаГГ-3 Л.А.Гальченко

Так и стал летать Гальченко с кошкой на хвостовой части своего "ЛаГГа"   ( вначале она была белого цвета, но вскоре была перекрашена в чёрный ).

Чёрная ли кошка тому причина, или всё - таки высокое мастерство, что надёжнее и правдоподобнее, только враги стали бояться Гальченко. Завидев самолёт с чёрной кошкой на хвосте, они старались уклониться от боя и поворачивали вспять. Гальченко использовал это замешательство врага и уверенно бил его. Бывали даже случаи, когда при появлении самолёта Гальченко немцы оповещали своих лётчиков:

- Внимание, внимание !   В воздухе "чёрная кошка".

Это означало: будьте осторожны, вас могут сбить.

У лётчиков эскадрильи стало правилом - не давать спуску врагу. Бить его всегда, при всех обстоятельствах.

- Наша задача - сбить спесь с врагов, - часто говорил Гальченко товарищам по эскадрилье.

Однажды группа наших истребителей под командованием Капитана Балашова вылетела на задание. На подходе к цели они встретили 15 немецких бомбардировщиков, следовавших под прикрытием такого же количества истребителей. Враг был уверен в своей силе, надеялся, что никто не помешает ему произвести бомбежку. Но советские лётчики, несмотря на превосходство противника, смело бросились в атаку. В завязавшемся бою они сбили 5 "Юнкерсов" и 2 "Мессера". Но и сами потеряли 3 лётчиков.

Для полка это была тяжёлая утрата. Когда лётчики эскадрильи, которой командовал капитан Гальченко, узнали об этой потере, их уже нельзя было удержать на аэродроме.

- Мы отомстим врагу, - заявили они и поднялись в небо.

Л.А.Гальченко у своего ЛаГГ-3.

Им удалось скрытно подойти к аэродрому противника, который принимал самолёты, возвращавшиеся с задания. Этим воспользовались наши пилоты. Буквально на "хвосте" противника они появились над аэродромом и сбили 2 самолёта, заходивших на посадку. Такой дерзости враг не ожидал. Он даже не успел оказать сопротивление. А наши лётчики, отойдя от аэродрома на малой высоте, снова вернулись и обстреляли из пулемётов заправлявшиеся самолёты. Пули попали в бензозаправщик. Он взорвался, уничтожив при этом 4 стоящих поблизости самолёта.

Слава о капитане Гальченко и его эскадрилье гремела по всему фронту. Мурманская областная газета "Полярная правда" выпустила в 1942 году сборник "Суровая лирика". Стихотворение "Истребитель" посвящено Леониду Гальченко. Есть такие строки:

Зуб - за зуб. И око - за око. Каждый враг будет встречен и сбит !
Так решил наш северный сокол   -   лётчик Гальченко Леонид.

В другом сборнике тех же лет, выпущенном политическим управлением Карельского фронта, была опубликована "Песня о Леониде Гальченко". Часто писала о нём и армейская газета "Часовой Севера". Однажды в типографию принесли из политотдела армии несколько листовок о лучших воинах армии, сказали, что нужно поскорее их отпечатать, чтобы разослать в войска. Была среди них и листовка о Капитане Гальченко - отважном воздушном бойце. И хотя наборщики устали, так как весь день набирали газетный материал, все же они согласились потрудиться и ночью, чтобы к утру все отпечатать.

- О, Гальченко ! - сказал один наборщик. - Кто ж его не знает !

Л.А.Гальченко у своего ЛаГГ-3

Леонид Гальченко у своего ЛаГГ-3 с чёрной кошкой.  1942 год.

Л.А.Гальченко у своего ЛаГГ-3

Эта листовка о командире эскадрильи Леониде Гальченко говорила о многом. Вот он на фото: мужественное, волевое лицо воздушного бойца. Таким был он в дни жарких боёв на Карельском фронте. Упрямо сжатые губы, зоркий, устремлённый вперёд взгляд. Чувствуется, что, когда армейский фотокорреспондент снимал пилота, последний был несколько утомлен. Может быть, он только вернулся на свой аэродром, а в воздухе пришлось вести тяжёлый бой с вражескими самолетами. И хотя наш лётчик вышел победителем, ему, конечно, тоже пришлось немало пережить и переволноваться. Возможно, это был тот самый бой, о котором рассказывается в листовке.

Как - то раз он с ведомым под сильным зенитным огнём сфотографировал вражеский аэродром. Наперехват советским самолётам поднялись немецкие истребители. В районе озера Титовское 6 Ме-109 атаковала пару И-16. Бой был неравный. Врагам удалось сбить самолёт ведомого. Затем они все навалились на самолёт Гальченко. Капитан стал со снижением уходить на свою территорию. А за ним неотступно гнались враги. Солнце светило в глаза лётчику, мешало управлять самолётом и вести наблюдение. Гальченко решил воспользоваться этим. И тут он увидел, что прямо по курсу быстро вырастает отвесная скала. К ней и повёл строй врагов. До встречи с сопкой остались считанные секунды, когда Гальченко круто взмыл вверх. Ближайший "Мессер", не ожидавший такого маневра, не успев отвернуть врезался в скалу. Остальные 6 машин не стали испытывать свою судьбу и ушли восвояси. Убедившись, что враги отстали, Гальченко повёл свой самолёт на аэродром и доставил командованию ценные разведданные.

Внимание к молодым лётчикам, постоянное желание передать им свой опыт, поделиться мыслями и выводами, как и смелость и отвага в бою, составляли отличительную черту командира эскадрильи Леонида Гальченко. Не случайно молодые лётчики его эскадрильи - Виктор Миронов, Сергей Соколенко, Николай Шелухин, Борис Кузьмин за несколько месяцев войны стали закалёнными и стойкими бойцами. Для Леонида Гальченко характерно постоянное общение с молодёжью.

Вот Гальченко вернулся из очередного боевого вылета. Он ещё возбуждён, ещё не прошло волнение боя. Вокруг него уже собрались лётчики эскадрильи. И начинается разбор прошедшего боя, его поучительных сторон, его промахов. И каждый раз неизменный вывод о необходимости изучать тактические приёмы противника, знать его способы ведения боя, разгадывать его ухищрения. А перед очередным вылетом опять детальный разговор о том, как вести бой, какие могут быть варианты. Гальченко щедро делился с лётчиками своей эскадрильи накопленным опытом, знаниями тактики противника. И сам он умел слушать, умел учиться у других. Ведь опыт приобретает каждый воздушный боец. И каждый опыт ценен. Не этим ли стремлением как можно шире рассказать о том, что он знает, что приобрёл в боях, ежедневно подвергаясь смертельной опасности, было продиктовано и его желание выступить в армейской печати ?

В статье "О тактике противника в воздушных боях", написанной совместно с капитаном Тряпичкиным и опубликованной в газете "Часовой Севера" 2 сентября 1941 года, авторы подчёркивают необходимость правильно оценивать обстановку боя, знать ухищрения противника, разгадывать его замыслы. Эту статью с большим интересом читали все лётчики. Oт неё веяло уверенностью в победе, хладнокровием и мужеством.

После каждого воздушного боя Гальченко разбирал действия лётчиков, анализировал тактические приёмы противника. Если позволяло время и обстановка, наиболее важные задания проигрывались перед полётом. Каждый член экипажа заранее точно знал своё место в боевом порядке и последовательность действий на пути к цели и в воздушном бою.

Л.А.Гальченко

В сентябре напряжение воздушных схваток достигло своего наивысшего пика. Вот лишь краткая хроника тех боёв с участием Леонида Гальченко: 13 сентября звено И-16 перехватило группу вражеских бомбардировщиков. Капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и лейтенант В. Миронов сбили по Ju-87. Через пару дней, 15 сентября, пятёрка истребителей 145-го ИАП под командованием капитана Гальченко вступила в бой с 30 вражескими бомбардировщиками. В результате было сбито 4 неприятельские машины и отражён налет на порт. Наша группа вернулась без потерь.

24 сентября Гальченко и Миронов вылетели в район Луостари на свободную охоту. Они долго искали подходящую цель, пока не заметили вражеский аэродром. Решение созрело сразу: атаковать. Лишь только наши самолёты стали приближаться к аэродрому, как заработали вражеские зенитки.

- Бери зенитки на себя, - скомандовал Гальченко своему напарнику Миронову. - А я тем временем ударю по аэродрому.

Миронов тут же спикировал на батарею зенитной артиллерии, ударил по ней из всех огневых точек. А в это время Гальченко пронёсся над стоянкой вражеских самолётов и зажёг несколько Ме-109.

Уже к концу сентября 1941 года командир эскадрильи 145-го истребительного авиаполка капитан Л. А. Гальченко совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил лично 7 вражеских самолётов. Лётчики его эскадрильи совершили 860 самолёто - вылетов. За это время ими было проведено 76 воздушных боёв и сбито 16 самолётов противника.

ЛаГГ-3 Леонида Гальченко

Истребитель ЛаГГ-3 командира эскадрильи Л. А. Гальченко.  145-й ИАП, осень 1941 года.

Леонид Акимович очень не любил рассказывать о своих личных победах, зато долго мог говорить о боевых товарищах, и особенно о своём ведомом - Викторе Петровиче Миронове, который к сентябрю 1941 года совершил 127 боевых вылетов и в 25 воздушных боях уничтожил лично 5 вражеских самолётов.

В боях на Мурманском и Кандалакшском направлениях Миронов много раз отражал налёты воздушного противника, вместе с другими лётчиками наносил штурмовые удары по вражеским войскам, доставлял ценные сведения о противнике из разведывательных полётов.

ЛаГГ-3 Л.А.Гальченко

В ноябре 1941 года командиру эскадрильи Леониду Гальченко было присвоено воинское звание "Майор". В полку эту весть восприняли с радостью, как признание больших заслуг ветерана. 29 Января 1942 года газета "Часовой Севера" опубликовала сообщение о награждении майора Л. А. Гальченко орденом Красного Знамени.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года майор Гальченко Леонид Акимович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Одновременно это звание было присвоено и ведомому Гальченко - старшему лейтенанту Миронову Виктору Петровичу.

В апреле 1942 года 145-й истребительный авиационный полк преобразовали в 19-й Гвардейский. Несомненная заслуга в этом принадлежала таким лётчикам, как Гальченко и П. С. Кутахов, которые вскоре были выдвинуты на должность командира полка.

609-й истребительный авиационный полк 259-й истребительной авиадивизии, которым Гальченко командовал с осени 1942 года  ( немногим более года ), произвёл 2038 боевых вылетов, в 95 воздушных боях лётчики сбили 60 самолётов противника и 55 уничтожили на земле при штурмовках аэродромов.

ЛаГГ-3 Л.А.Гальченко

ЛаГГ-3 командира 609-го ИАП майора Л. А. Гальченко. Конец лета 1942 года,
аэродром Африканда. Любопытно отсутствие звезды и бортового номера на
фюзеляже, а также звезда на коке винта и серп с молотом на створке шасси.

Гальченко, хотя уже и командовал полком, не жалея себя летал наравне с молодыми пилотами. И снова полёты, полёты. Бои, перегрузки... Однажды, после напряжённого боя, не смог вылезти из кабины - отказали ноги, болью сковало сердце. Друзья вынесли его на руках. Но беда не приходит одна: вскоре у него резко упало зрение...

Госпиталь. Горькие думы. Война, а он не у дел. Как - то приехал Виктор Миронов. "Разрешите летать на вашей машине. Пусть немцы не думают, что наш командир не может подняться в воздух". Леонид разрешил - не хотел обидеть боевого товарища, - но с болью в душе: боялся за его жизнь - за машиной с чёрной кошкой немцы охотились давно... Его опасения подтвердились: самолёт был подбит в воздухе и Виктору пришлось воспользоваться парашютом. Когда Миронов вновь появился в госпитале, Леонид, считавший его погибшим, не сдержался, заплакал от радости, а потом приказал: "Кошку нарисуйте на всех самолётах !.."

ЛаГГ-3 Л.А.Гальченко, 609-й ИАП.

После длительного лечения Леонид Акимович вернулся в родной полк и вскоре вновь продолжил борьбу. В ноябре 1942 года майор Л. А. Гальченко был назначен заместителем командира недавно созданной 258-й истребительной дивизии   ( в составе 195-го и 760-го ИАП ).

Вся его дальнейшая боевая деятельность была связана с руководством авиачастями и соединениями. Менялись полки и дивизии, но неизменной оставались отвага и высокое боевое мастерство лётчика.

Одну из последних побед он одержал 22 октября 1944 года в ходе Петсамо - Киркенесской освободительной операции. В районе немецкого аэродрома Сальмиярви шестёрка Ла-5 из 191-го ИАП перехватила 3 Ме-109 и в скоротечном бою сбили все "Мессеры". Один из них записал на свой счёт и Леонид Гальченко.

Ла-5Ф Л.А.Гальченко.

Ла-5Ф подполковника Л. А. Гальченко.  324-я ИАД, лето - осень 1944 года.

Ла-5Ф Л.А.Гальченко.

Л.А.Гальченко

Конец войны Гвардии подполковник Л. А. Гальченко встретил уже в должности заместителя командира 324-й истребительной авиационной дивизией. За период своей боевой деятельности он совершил 410 успешных боевых вылетов, провёл 90 воздушных боёв. Его личный боевой счёт вырос до 24 сбитых самолётов, ещё 12 вражеских машин он сбил в групповых воздушных боях.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 12 побед. ]

А. И. Бескоровайный, в годы войны бывший журналистом фронтовой газеты "Часовой Севера", в своей книге "По дорогам войны" посвятил Л. А. Гальченко отдельную главу. В заключение он пишет:

"В архиве мне удалось найти несколько справок. Одна из них свидетельствует, что майор Гальченко Леонид Акимович, 1912 года рождения, русский, член партии, командовал эскадрильей 145-го истребительного авиационного полка. Эскадрилья за год уничтожила 26 самолётов противника, из которых комэск лично сбил 9 и в группе - 12.

Другая перечисляет заслуги 609-го истребительного авиационного полка, которым Герой Советского Союза Леонид Акимович Гальченко командовал в 1942 - 1943 годах, и 201-й авиационной дивизии, где Гальченко был заместителем командира соединения.

Ла-5Ф зам. командира 324-й ИАД Л. А. Гальченко
Ла-5Ф зам. командира 324-й ИАД Л. А. Гальченко.

Третья справка подводит общий итог боевой деятельности славного лётчика: сбил 30 самолётов противника; из них 24 - лично, 12 - в группе".

За время войны Л. А. Гальченко освоил истребители: И-16, ЛаГГ-3, "Харрикейн", "Киттихаук" и Ла-5.

После окончания войны, Леонид Акимович ещё долго служил в ВВС, командовал авиационной дивизией, осваивал реактивную технику.

Из Заполярья Гальченко уехал в Военно - Воздушную академию на подготовительные курсы, а окончив их, был направлен в Академию Генерального штаба.

К сожалению, болезнь не позволила ему продолжать учёбу. Он уволился в запас в звании полковника и уехал на родину, в Махачкалу. Вёл там большую военно - патриотическую работу среди молодёжи. Он часто посещал школы и предприятия, рассказывал о боевых делах лётчиков. Поддерживал тесную связь с Мурманском, где открыт музей боевой славы лётчиков Заполярья, бывал в Москве на встречах с фронтовыми друзьями.

В областном краеведческом музее помещён стенд, посвящённый его боевой деятельности. В 1978 году, в числе других гостей, Л. А. Гальченко был приглашён на встречу ветеранов обороны Заполярья, проходившую в Рижском педагогическом училище.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника Л. А. Гальченко:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
107.07.1941 г.1  Ме-109оз. ЧирмИ-16, ЛаГГ-3, "Харрикейн",

"Киттихаук", Ла-5.
219.07.1941 г.1  Ме-109оз. Титовское
309.08.1941 г.1  Не-111аэр. Шонгуй
431.08.1941 г.1  Ме-109оз. Чапр
509.09.1941 г.1  Ju-88  ( в группе - 1 / 3 )сев - зап. Юркино
615.09.1941 г.1  Ju-87Кола
709.03.1942 г.3  "Брюстер"  ( в группе - 3 / 8 )Урос - озеро
803.08.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 7 )аэр. Тунг - озеро
922.10.1944 г.1  Ме-109аэр. Сальмиярви

      Всего сбитых самолётов - 12  [ 6 + 5 ];  боевых вылетов - 310;  воздушных боёв - около 40.

*     *     *
Гальченко Леонид Акимович

НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ.

Он подошёл к лётчику и попросил поднять его в небо.

- А билет у тебя есть, дружище ?

Билета не было...

Весь день, забыв о еде, паренёк провёл на аэродроме. Он смотрел, как взлетала, парила над Махачкалой, приземлялась серебристая птица - транспортный самолёт. В сумерки полёты закончились. Паренёк нехотя пошёл домой.

... Вспоминая об этом дне сейчас, Леонид Акимович Гальченко улыбается.

- Это было в 1927 году, мне едва минуло 15 лет, увидел я самолёт и с тех пор "заболел" авиацией.

Окончил Леонид Гальченко семилетку, поступил в индустриально - строительный техникум. И здесь неожиданно узнал о наборе в Краснодарскую школу сельхозавиации. Не говоря никому ни слова, он явился на отборочную комиссию. Оказалось мало лет. Тогда он прибавил себе в документе год. На другой день, дрожа от волнения, пришёл за ответом.

- Принят !   Мечта сбылась !

В школе Гальченко встретился с человеком, который оказал сильное влияние на дальнейшую судьбу будущего лётчика. Это был инструктор школы, по профессии истребитель. В знак особого расположения к способному курсанту он подарил ему металлические "крылышки". Гальченко и теперь не расстается с ними, как с памятью о человеке, который первым заронил в нём зерно любви к истребителю.

Но прежде чем стать истребителем, Гальченко предстояло пройти через целый ряд испытаний, которые уготовила ему его авиационная судьба. Краснодарскую школу закрыли. Несколько курсантов, в том числе и Гальченко, перевели в Тулу, где готовили пилотов для Гражданской авиации. Курсанты летали на старых самолётах У-1 и У-2.

Однажды с Гальченко произошёл такой случай. Вылетел он как-то пилотировать в зону. Начал выполнять задание. Всё шло нормально. Потом, заканчивая пилотаж, дал газ. Вдруг раздался треск, в моторе забило масло. Старенький мотор заглох. Парашюта не было. Под самолётом, который неожиданно стал планером, приближаясь, вырастал большой город. Надо было принимать решение, где садиться. Снижаясь, молодой пилот заметил широкую улицу и стал планировать на неё. Думал, как сесть, чтобы не задеть за провода, не врезаться в трамвай, не придавить кого - нибудь... Провода заметил уже у плоскости. Нырнул под них, коснулся колёсами земли и вскоре упёрся в забор. Сбежавшийся народ удивился невиданному зрелищу - самолёт сел на улице большого города.

Командование школы объявило лётчику за находчивость и отвагу благодарность.

Учёба в Тульской школе подходила к концу. Скоро молодые лётчики должны были разъехаться по гражданским авиалиниям. Но перед самым окончанием учёбы в школе появился военный лётчик. Всего лишь один полёт по кругу сделал он с Гальченко и спросил: "Хотите ехать к нам ?"

В Сталинградской военной школе лётчиков Гальченко впервые встретился с самолётом - разведчиком Р-1, очень строгим в управлении. Гальченко думал, что у него после лёгкого и покорного У-2, на котором летал он прежде, ничего не выйдет с этим самолётом. Он вкладывал в учёбу всё своё старание, осторожность, расчёт, внимание и с тревогой посматривал на инструктора. Но он был скуп на похвалу. После 43-го полёта инструктор спросил:

- Как чувствуешь себя сегодня ?

- Хорошо.

- Тогда полетишь сам. Тащите "Ивана Ивановича".

"Иваном Ивановичем" называли в школе мешок с песком, который клали на место инструктора при первых самостоятельных вылетах курсантов. Принесли "Ивана Ивановича", уложили на сидение, а Гальченко всё не верит: "Неужели сам полечу"...

Полетел. Хорошо. Ещё раз - хорошо. Он сделал в тот день 4 полёта. Первым его поздравил инструктор, потом ребята обступили. Шутка сказать - первый курсант, вылетевший самостоятельно.

Настоящим военным лётчиком Гальченко почувствовал себя только на выпускном вечере, когда услышал приказ о зачислении в истребительную эскадрилью в Гатчине, под Ленинградом. Там он стал пилотом лучшего в то время истребителя И-5, высшим классом полёта на котором считалось уменье летать вверх колёсами.

Истребитель И-5

Здесь он встретился со знаменитыми тогда парашютистами - Николаем Евдокимовым и Константином Кайтановым, увлёкся парашютным спортом. Он совершил много экспериментальных прыжков, особенно увлекался затяжными. Вместе с Кайтановым он практически разработал теорию выхода из штопора. Это было под силу только лётчику, в совершенстве овладевшему техникой пилотирования и парашютным спортом. Его труд был отмечен премией.

... Война с белофиннами застала Леонида Гальченко на крайнем Севере. Более 50 боевых вылетов сделал Гальченко за время Советско - Финляндской войны. Грудь отважного лётчика украсилась первым орденом Красного Знамени.

Когда началась Великая Отечественная война, капитан Гальченко только что окончил высшие тактические курсы и вернулся к себе на Север. Он хорошо помнит этот свой первый день войны. Прямо с поезда он пришёл на аэродром. Вдруг воздушная тревога. В воздухе появились 2 немецких самолёта. Не успев представиться командиру полка, он вскочил в самолёт и взлетел. Завязался воздушный бой. Один из вражеских самолётов сумел зайти в хвост самолётов двух молодых неопытных лётчиков. Гибель их казалась близкой. Гальченко круто набрал высоту и ринулся на врага, дал пулемётную очередь. Через мгновенье на земле уже дымились обломки. Второй самолёт скрылся в тучах. Приземлившись, Гальченко пошёл доложить командиру о своём прибытии в часть.

Враг, высадившись на севере, стремился захватить незамерзающий порт Мурманск, отрезать путь караванам судов. Здесь он сосредоточил огромную армию, технику. Здесь шли, в основном, морские и воздушные бои. Эскадрилья, которой командовал Гальченко, выполняла важные специальные задания командования, сражаясь с врагом в трудных условиях севера круглые сутки.

Лётчик - истребитель должен знать свою машину, как самого себя. В воздушном бою лётчик и его машина сливаются в одно целое. И поэтому прежде всего лётчик должен верить в свой самолёт. В начале же войны у некоторых наших лётчиков появилось неверие в свою машину. Большинство молодых лётчиков не имело боевого опыта. Научить своих людей воевать, заставить поверить в свой самолёт - вот первые две задачи, которые встали перед командиром эскадрильи капитаном Гальченко.

Он понял, что в боевой обстановке воспитывать надо не только словом, но и примером. Командир летал больше всех в своей эскадрильи. И если замечал, что какой - либо лётчик сомневался в своей машине, то сам облетывал её. Сам шёл на ней в бой.

Первое время лётчик Ваулин побаивался летать на ЛаГГ-3. Мол, тяжёлая она, трудно на ней бой вести. Гальченко сел на ваулинскую машину и пошёл в разведку, взяв Ваулина в качестве ведомого. Надо было сфотографировать немецкий аэродром. Когда наши "ЛаГГи" уже прошли над аэродромом, Гальченко увидел истребителей врага. Он сразу же нырнул в облака. Решив, что советские лётчики пойдут на свой аэродром, вражеские истребители бросились вперёд, но Гальченко схитрил: он пошёл назад, в глубь вражеской территории. Выскочив на город, он сфотографировал ещё и порт. Увидев истребителей, он снова ушёл в облака и повернул домой. Ваулин неотступно следовал сзади. Когда на обратном пути они стали подходить к линии фронта, Гальченко на секунду оглянулся и заметил, как Ваулин резко пошёл вниз, уходя от вражеского самолёта.

Гальченко круто повернул и увидел, как два фашистских истребителя заходят в хвост Ваулину. Длинной очередью он отогнал "Мессера". И тот сразу же ушёл в облака. Командир прошёл мимо своего ведомого метрах в 10, помахал рукой. Он знал, что эта моральная поддержка не менее важна, чем поддержка огнём. А затем пристроился ко второму "Мессеру" и отпустил по нему такую очередь из пулемётов, что вражеский самолёт грохнулся наземь. Для Ваулина этот бой не прошёл бесследно. Он был свидетелем тому, как на машине, на которую он жаловался, командир не только лихо дрался, но и сбил "Мессершмитт".

Больше всего командир летал в паре с Виктором Мироновым. Эта пара завоевала громкую славу на фронте. Виктор Миронов оказался подстать Гальченко, таким же дерзким, отважным и умелым лётчиком. В полку уже к этому привыкли. Если Леонид Гальченко получает боевое задание - значит с ним пойдёт и Виктор Миронов. Им одновременно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Л.Гальченко и В.Миронов

Леонид Гальченко  ( справа )  и Виктор Миронов, 1942 год.

...Вот впереди, строго и ровно, ведомая твёрдой опытной рукой, мчится скоростная машина командира. За ней идёт машина Миронова. Задача большая и ответственная. Надо лететь в глубокий тыл противника, разведать аэродром с большим скоплением войск и их передвижение по дорогам. Облачность становится всё гуще и ниже. Облака цепляются за вершины пожелтевших к осени сопок. Приходится идти или на бреющем, или в облаках. Ну что же - тем лучше !   Труднее, но лучше. Можно незамеченным подойти к врагу.

Гальченко знает, что сейчас должен быть вражеский аэродром. Самолёты над центральной частью аэродрома. Опытный взгляд сразу устанавливает, сколько и какие самолёты находятся на аэродроме. Зенитки открывают бешеный огонь. Но советские лётчики уже сделали своё дело. С хода они обрушиваются пулемётным огнём на зенитку, стреляющую прямо в лоб, и зажигают 2 самолёта Ме-110.

Здесь надо смотреть внимательно. На дороге большое оживление, движутся автомашины. В стороне - несколько вражеских лагерей, ряды палаток. И изо всех огневых точек обоих самолётов на лагерь противника летят огненные трассы. Лётчики довольны. Какая паника поднялась !   Очень хотелось бы зайти ещё раз, но основное задание пока не выполнено, и самолёты идут дальше.

Вот стоят два двухэтажных дома и около них два десятка легковых и грузовых автомашин. Гальченко поворачивает туда, за ним, как тень, неотступно идёт Миронов. Замысел командира понят. И снова пулемётные очереди распарывают утреннюю тишину. Самолёты летят дальше. Скоро должна быть основная цель - населённый пункт. Но Гальченко замечает ещё один лагерь врагов. Лагерь ощетинивается зенитным огнём, советские лётчики не остаются в долгу. Вот и населённый пункт. Гальченко и Миронов идут на бреющем над крышами, запоминают всё, что нужно запомнить. Разворачиваются обратно.

Задание выполнено, можно спокойно идти на свой аэродром. Разведав дополнительно ещё ряд пунктов, Гальченко и Миронов не могут удержаться, чтобы снова не обстрелять немцев уже на линии фронта.

Этот рейс очень характерен для Леонида Гальченко. Безудержная смелость позволяла ему забираться глубоко в тыл врага и летать там, как над своей собственной территорией. Она дополнялась другими его качествами - мастерством, трезвым расчётом, спокойной рассудительностью.

Не только дерзким разведчиком, не только отчаянным и расчётливым воздушным бойцом был Гальченко, но и прекрасным командиром - воспитателем. Он прежде всего старался привить лётчикам вкус и стремление к взаимной выручке.

- Если хочешь остаться живым сам, - выручай товарища, - учил он.

После каждого боя Гальченко проводил разбор. Когда безжалостно, а когда и очень осторожно он отмечал ошибки своих лётчиков, недостатки и преимущества врага. Он понимал и прощал молодым лётчикам многие промахи, но никогда не прощал трусости. Лётчикам его эскадрильи было чему поучиться у своего командира.

...Это было на территории врага. Возвращаясь как-то в одиночку с боевого задания, Гальченко напоролся на семёрку вражеских истребителей. Один против семерых. Кроме того, истребители врага имели преимущество в скорости. Гальченко пошёл на хитрость. Приближались горы. Немцы в предвкушении лёгкой добычи так всей стаей и пошли в атаку. А один "Мессер", желая первым сорвать плоды победы, вырвался вперёд. Ловко сманеврировав, Гальченко повернул самолёт на солнце. Впереди выросла отвесная скала. Идти на неё, - идти на верную смерть. И Гальченко направился к ней, ведя за собой преследователей. "Мессер", как ослеплённая борзая, не разбираясь, летел следом. Почти у самой скалы Гальченко ринулся вниз. "Мессер" бросился на перерез и... со страшной силой врезался в скалу. А Гальченко, сделав резкий разворот, ушёл. Когда он приземлился, в баке его самолёта почти не было бензина.

...Однажды лётчики из эскадрильи Гальченко во главе с Героем Советского Союза Виктором Мироновым пошли сопровождать бомбардировщиков на линию фронта. На обратном пути 3 наших истребителя вступили в бой с 8 вражескими самолётами. Силы были явно неравны !   Миронов передал по радио, что ему нужна помощь. Гальченко в это время находился на аэродроме. Приняв сигнал Миронова, он на своей машине ринулся к месту боя и с первой атаки сбил одного фашиста. Наши лётчики подтянулись к капитану. Первая стремительная атака Гальченко расстроила вражескую колонну, и те, видимо, решив, что к нашим пришло солидное подкрепление, от нападения перешли к обороне, стали в круг. Миронов отправил на землю второго "Мессера", а третьего сбили группой. Остальные посчитали за лучшее убраться восвояси.

*     *    *

Штабной командир допрашивал сбитого накануне немецкого лётчика - истребителя. В комнату вошёл наш лётчик. Немец с любопытством стал разглядывать его ордена и, наконец, спросил, кто это. Ему ответили: "Гальченко". Любопытство немца сменилось удивлением. Вскочив с места, он забормотал: "О, Кандалякша, Кандалякша". Ему хорошо была известна фамилия бесстрашного русского лётчика, с первых дней войны защищавшего советский Север. Пленный безошибочно назвал место, где одно время бил врага майор Гальченко.

Немцы побаивались с ним встречаться в воздухе. В то время на счету у него было 9 сбитых лично и 12 в группе с товарищами самолётов. Он вылетал бомбить аэродромы, автоколонны, слыл умелым, опытным разведчиком.

*     *    *

Этот очерк был написан в боевой обстановке. О Гальченко рассказывали его боевые друзья. Сам он о себе не любил рассказывать, да и застать его на земле было трудно, больше он был в воздухе, в боях. Много интересного из его лётной биографии так и не удалось узнать. Умелый лётчик, волевой командир, в суровых условиях Севера первый год войны командовал эскадрильей, во второй - полком. Полк под его командованием сделал 2038 боевых вылетов, произвёл 70 групповых и 25 одиночных воздушных боёв, истребил 60 самолётов врага в воздухе и 55 на аэродромах противника.

С весны 1943 года и до конца войны он заместитель командира дивизии. Ему присваивается звание майора, затем Гвардии подполковника.

За время войны он совершил 410 боевых вылетов, участвовал в 90 воздушных боях. На его счету 24 лично сбитых самолёта врага, 12 в группе с товарищами.

Командующий Карельским фронтом генерал - лейтенант Фролов и член военного совета фронта корпусной комиссар Куприянов писали о Гальченко в октябре 1941 года: "Являясь отличным, бесстрашным воздушным бойцом, Гальченко грамотно и умело руководит боевой работой эскадрильи, в совершенстве изучил тактику врага, детально освоил все районы Кольского полуострова. Выполняя задания по штурмовке и разведке, он всегда появляется там, откуда противник его не ожидал".

6 июня 1942 года майору Леониду Гальченко одному из первых лётчиков Севера было присвоено звание Героя Советского Союза.

О мастерстве и храбрости Гальченко рассказывали фронтовые газеты и листовки, поэты сложили о нём стихи и песни.

Гвардии полковник Гальченко до 1954 года продолжал служить в рядах Советской армии. Командовал авиационной дивизией. Он всю свою трудовую жизнь - четверть века - посвятил любимой авиации. Но и после выхода в запас, он продолжал служить своему народу. Его часто можно было видеть в рабочих общежитиях, в клубах Махачкалы. Он охотно рассказывал молодёжи о подвигах своих боевых товарищей и мало говорил о себе.

Автор статьи Александр Шевцов.

( Из материалов сборника - "Отважные сыны гор".  Махачкала, 1968 год. )



Самолёты Леонида Гальченко

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz