Каменщиков Владимир Григорьевич - советский военный летчик Герой Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Каменщиков Владимир Григорьевич

Каменщиков Владимир Григорьевич

Родился 18 марта 1915 года в городе Царицин (Волгоград), в семье машиниста-железнодорожника. Окончив ФЗУ при судоверфи в 1932 году (ныне СПТУ № 19), работал токарем в паровозоремонтном депо. В 1934 году окончил военно-строительный техникум. С 1934 году призван в Красную Армию и отправлен по спецнабору в Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1937 году. Участник похода Советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 году.

С июня 1941 года лейтенант В. Г. Каменщиков в действующей армии. По июль 1941 года служил в 41-м ИАП; по август 1942 года - в 126-м ИАП; по февраль 1943 года - в 788-м ИАП; по май 1943 года - 629-м ИАП (38-м Гвардейском ИАП). Сражался на Западном, Северо-Западном, Сталинградском и Юго-Западном фронтах.

К середине июля 1941 года адьютант эскадрильи 126-го истребительного авиационного полка (136-я бомбардировочная авиационная дивизия, 21-я Армия, Западный фронт) лейтенант В. Г. Каменщиков сбил 4 самолёта противника лично и 4 в группе с товарищами.

9 августа 1941 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

22 мая 1943 года командир 38-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии майор В. Г. Каменщиков погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в братской могиле в Волгограде на площади Павших борцов.

Награждён орденами: Ленина и Красного Знамени. Именем Героя названы улицы в Гомеле и Волгограде, школа № 1 в Балашихе Московской области. На здании школы в Волгограде, где учился Каменщиков, установлена мемориальная доска.

*     *     *

Владимир Каменщиков родился 18 марта 1915 года в Царицыне, там, где спустя четверть века ему вместе с сотнями других бойцов суждено было снискать великую ратную славу... После окончания 7 классов и школы ФЗУ при Волжской судоверфи он работал токарем в паровозоремонтном депо. Уже в юношеские годы ярко проявились склонность Владимира к лидерству, характерная для большинства лётчиков-истребителей высокого класса, и творческий интерес к технике... В 1932 году он поступает в военно-строительный техникум, а в 1935 году, уже после призыва в ряды Красной Армии, добивается направления в Сталинградскую военную школу лётчиков, которую с отличием оканчивает в 1937 году. Получил назначение в 7-й штурмовой полк. По личной просьбе переведён в 41-й истребительный. Ещё до войны был командиром звена.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. Лётчик 126-го истребительного авиаполка лейтенант В. Г. Каменщиков отличился в оборонительных боях на территории Белоруссии в 1941 году.

Немногие из боевых товарищей, видевших подвиги этого отважного бойца, остались в живых, мало сохранилось документов тех суровых дней, мало успел и он сам рассказать о своём коротком, но славном боевом пути...

На рассвете 22 июня 1941 года, под разрывами вражеских бомб, адъютант авиационной эскадрильи 126-го истребительного полка лейтенант Владимир Каменьщиков поднялся на И-16 в воздух, чтобы вступить в бой с врагами. Вблизи города Белостока он заметил 3 Ме-109 и смело атаковал их. Они не уклонились от боя; прикрывая друг друга, пытались взять советский истребитель в клещи. Умелым маневром Каменьщиков зашёл в хвост вражеской машине и меткой пулемётной очередью с близкого расстояния поджёг её. Охваченный пламенем "Мессер" камнем пошёл к земле.

В.Г.Каменщиков

Но и самолёт Каменьщикова был повреждён: из-под капота мотора показалось пламя, кабина наполнилась дымом. Желая спасти машину, лётчик быстро бросил её вниз, пытаясь падением сбить огонь.

Однако языки плами уже проникли в кабину, загорелась электропроводка, начала тлеть одежда. Открыв фонарь, Каменьщиков стал выбираться на крыло. До земли оставалось около 200 метров. Собрав все свои силы, лётчик отделился от самолёта. Шёлковый купол парашюта раскрылся над самыми верхушками деревьев...

Первый бой, да ещё в первые дни войны, памятен каждому. Он хорошо сохранился и в памяти Каменщикова:

- 22 июня 1941 года приехал с аэродрома домой. Жена, сын Русфин, отец приехал за день до этого из Сталинграда ко мне в отпуск. Вечером пошли всем семейством в театр. Пришли домой, поужинали, легли спать. Жена меня ночью будит: "Авиация над городом летает". Я говорю ей: "Маневры". Однако вышел на крыльцо посмотреть... Нет, не маневры. Светло от пожаров, взрывы и дым над железной дорогой. Оделся и пошёл на аэродром. Только пришёл, а меня сразу посадили на самолёт...

Над Белостоком сразу же встретил двух "Мессеров". Одного я сбил, второй ушёл, а у меня патронов нет. Навстречу новое звено, а патронов нет. Я решил уходить от них. Взорвали они мне два бака, а под сиденьем третий бак. Меня как из ведра огнём облило, расстегнул ремни, выбросился на парашюте. Костюм горит, в сапоги налился бензин и тоже горит, а мне кажется, что я не опускаюсь, а вишу на одном месте. А тут "Мессеры" заходят, очередями пулемётными по мне. Тут мне немец помог. Я висел как раз над водой, а "Мессер" перешиб очередью стропу моему парашюту. Я прямо в воду свалился и потух сразу; а если б не это, то обязательно сгорел бы, пока до земли добрался. Вот так я прямо из дома на войну попал, в первую ночь воевать начал.

Лицо и руки лётчика были обожжены, повреждена и нога. Командование части пыталось отправить Каменьщикова в госпиталь. Но на больничной койке он пролежал всего лишь 4 дня. Весь в бинтах и с незажившими ранами, вернулся в часть.

- Лежать долго в госпитале я не захотел, когда меня в тыл эвакуировали, я удрал обратно на фронт. Вышел на дорогу, сел на попутную машину и нашёл свой полк. Я вообще без воздуха сильно худею, не могу без полёта. Что делал я? Дрался, летал...

3 августа утром полетел в разведку на Бобруйский аэродром, вдвоём шли, через облака вышли прямо на аэродром, всё рассмотрели. А утром на рассвете пошли в Бобруйск на штурмовку. Буквой "П" шли машины. С высоты 1500 метров ударил бомбами осколочными, потом на бреющем пошли, разбили около 40 машин.

А 5 августа встретил, тоже вдвоём шли, уже возвращаясь домой, 11 "Мессеров". Сразу на троих пошли, в упор. Не сворачиваю, иду в лоб ведущему звена. У него скорость была больше, чем у меня. Мгновенное сближение. Я поймал в прицел ведущего. Он не выдержал и рванул в набор высоты. Я нажал на гашетку пулемёта и очередь прошила "Мессер" от мотора до хвоста. Немецкому пилоту так и не удалось вывести машину в горизонтальный полёт: он врезался в землю.

Протасову плохо стало, я с ним шёл, мотор у него задымил; на него пикируют штук 6, а на меня 4. Я пошёл на тех, что на него пикируют, начал с ними кувыркаться. Ещё одного сбил. Затем ещё двоих. Когда сам был ранен, я не помню: напряжение было колоссальное. Спасли меня зенитчики, которые открыли огонь и по немцам, и по мне. Вражеские лётчики стали уходить на занятую ими территорию. А я тем временем спустился на бреющем полёте на свой аэродром.

7 или 8 августа полетел я прикрывать "Илов"; обнаружили на Старо-Быховском аэродроме авиацию. Я вышел из-под солнца с пятёркой, бросили бомбы, начались пожары, сбили "Мессера" на бреющем. Вывели из строя 25 машин, повзрывали им бензобаки. Всей пятёркой вернулись. В тот же день пошли на Бобруйский аэродром и дали им там крепко прикурить. Сбили 3 "Мессера" и 4 бомбардировщика, одну "Савойю" и 3 "Хейнкеля".

Как я могу по земле ходить? Я летать должен! У немцев есть, конечно, ничего лётчики, но большинство всё же дерьмо. В бой не вступают, хитрят, крадутся с хвоста, исподтишка ударить норовят, они вообще до конца не выдерживают... В небе лучше, чем на земле... Волнения нет, злость, ярость. А когда видишь, что он загорелся, светло на душе. А то так бывает: кто свернёт? Он или я? Я никогда не сворачиваю. Вливаюсь в машину и уж тогда ничего не испытываю. Я раз видел его глаза - пустые они... Я сам форсирую руку, чтобы быстрей выздоравливала, - правда, больно, но рука уже работает. Я без воздуха не могу жить.

Немецкие войска рвались на восток. Ожесточённые бои шли под Смоленском, Ярцевом, Ельней... Советские соколы делали всё, чтобы помочь наземным войскам остановить врага. Нередко бывали дни, когда Владимир Каменщиков и его боевые друзья совершали в сутки по 9 - 10 боевых вылетов. И редкий вылет обходился без схваток с врагом.

В перерывах между боями Каменщиков учил подчинённых ему лётчиков: долг истребителя - искать противника, а найдя - навязывать ему бой, даже в случае явного неравенства в силах. Сам он всегда был образцом бесстрашия и высокого лётного мастерства. Его боевые друзья гордились, что первым их фронтовым учителем был отважный сокол Каменьщиков.

Нередко и его машина получала серьёзные повреждения. Бывали случаи, когда техники обнаруживали в истребителе Каменьщикова десятки пробоин от пуль и осколков. Но уже на следующий день, после ночного ремонта, он снова поднимался в воздух и искал встреч с врагом.

Исключительно напряжённой в боевой жизни Каменщикова была первая половина июля 1941 года. Сбитый Каменщиковым 7 июля 1941 года на западной границе зоны ПВО истребитель Ме-109 (он прикрывал немецкие бомбардировщики при налёте на одну из железнодорожных станций) оказался первой победой МиГ-3 из состава 6-го ИАК ПВО. 10-го июля он сбивает ещё один Ме-109, а 12-го - Ju-88...

Вместе со своим однополчанином Степаном Ридным, Владимир Каменщиков вскоре был представлен к званию Героя Советского Союза, так же как и Ридный, он одержал к середине июля 1941 года 8 воздушных побед: 4 личные и 4 групповые. Командир полка подполковник Ю. А. Нимцович писал в его характеристике: "...в бою не чувствовал усталости, делая иногда в день до 10 боевых вылетов, когда ему напоминали об отдыхе - обижался".

Затем старший лейтенант В. Г. Каменщиков защищал Москву. В те дни он выполнял различные боевые задания. Особенно результативными были его воздушные схватки с противником.

В.Г.Каменщиков.

Лейтенант В. Г. Каменщиков у сбитого им Ме-109 из состава JG 3.

9 августа 1941 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза. К моменту окончания воздушных сражений в небе Москвы, Владимир Каменщиков имел на своём счету более десятка воздушных побед.

В период войны Каменщиков летал на нескольких типах истребителей - сначала на И-16, затем на МиГ-3. С середины октября 1941 года пересел на американский "Томахаук", а последние бои провёл на Як-1.

В.Г.Каменщиков

С августа 1942 года он сражается на Сталинградском направлении в составе уже 788-го истребительного авиаполка, куда был назначен заместителем командира части. Проявив личное мужество, высокую боевую выучку и мастерство ведения воздушного боя, уже в первый месяц боёв за свой родной город, Каменщиков сбил лично 2 бомбардировщика - Ю-88 и Хе-111, а ещё 3 истребителя Ме-109 записал на счёт групповых побед.

Согласно данных из наградного листа, к тому времени он совершил более 256 боевых вылетов, сбил 20 самолётов противника лично и 17 - в группе с товарищами. В боях был трижды ранен. Такого официального счета не имел в то время ни один другой советский лётчик. К сожалению, этот наградной лист (ставший последним) датирован концом августа 1942 года, и о последних месяцах его жизни и боевой работы сведений нет, хотя в одном из источников указывается, что он "сбил под Сталинградом 16 самолётов противника". [В оперативных документах обнаружены документальные подтверждения лишь на 9 личных и 5 групповых побед. Странно, что лётчик сбивший после представления к звания Героя лично 16 самолётов противника не был удостоен ни одной награды. Обычно за это давали 2 - 3 ордена...]

С февраля 1943 года майор В. Г. Каменщиков командовал 38-м Гвардейским истребительным авиационным полком, входившим в систему ПВО города Сталинграда. 22 мая 1943 года погиб в авиационной катастрофе.

Похоронен в своём родном городе Волгограде на площади Павших Борцов.

*     *     *
Место захоронения В.Г.Каменщикова.

Братская могила советских воинов в городе Волгоград, в которой захоронен Герой Советского Союза
майор В. Г. Каменщиков. На могиле установлен памятник - вертикальная стела из красного и чёрного
гранита с барельефным изображением советского воина, целующего знамя. Автор памятника
волгоградский архитектор Е. И. Левитан и скульптор И. И. Петин.  Открыт в 1958 году.

*     *     *

Список всех известных побед майора В. Г. Каменщикова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
122.06.1941 г.1  Ме-109БелостокИ-16, МиГ-3,

"Киттихаук", Як-1.
207.07.1941 г.1  Ме-109район Рогачева
310.07.1941 г.1  Ме-109Церковичи
411.07.1941 г.1  Не-111  (в паре - 1/2)Обидовичи
513.07.1941 г.1  Ме-109аэродром Быхов
605.02.1942 г.1  Ме-109юго-западнее Ржев
71  Ju-88юго-западнее Нефедово
806.03.1942 г.1  Ме-109  (в группе - 1/4)северо-западнее Юхнов
909.03.1942 г.1  Ме-109севернее Калиновка
1029.08.1942 г.1  Ju-88Андреевка
1110.09.1942 г.1  Не-111  (в паре - 1/2)севернее Бекетовка
1212.09.1942 г.1  Ме-109северо-восточнее Песчанка
131  Ме-109  (в паре - 1/2)севернее Садовая
1414.09.1942 г.1  Ме-109  (в паре - 1/2)западнее Городище

      Всего сбитых самолётов - 9 + 8  [9 + 5];  боевых вылетов - около 300.

*     *     *

РЫЦАРЬ ВОИНСКОГО БРАТСТВА

В любом путеводителе по Волгограду вы найдёте упоминание об интернациональной могиле в сквере на площади Павших Борцов. Имена захороненных героев знакомы всем. Но что это за люди, каковы их судьбы? К сожалению, до сей поры написано и сказано об этом немного. Один из них Герой Советского Союза, майор авиации Владимир Каменьщиков - уроженец Кировского района Сталинграда. (Кстати, пусть простит нас уважаемый читатель за противоречащее норме русского языка написание фамилии героя. Дело в том, что в документах фамилия пишется именно так.) Местным поисковикам удалось найти бывших соседей семьи Каменьщиковых, родственников, а самое главное - племянника, по крохам собрать сведения о Владимире Григорьевиче в его родной школе и нескольких ведомственных музеях.

В нынешний юбилейный победный год Каменьщикову исполнилось бы 90 лет. Там, где вдоль Волги тянутся пологие, укрытые сизой дымкой Ергени, а у их подножья бьют целебные родники, бегал когда-то один из многих сталинградских мальчишек Володька Каменьщиков. Рос он отважным, сильным, среди друзей считался заводилой. С ватагой пацанов забирался на вершины гор, откуда был виден волжский простор и где так хотелось мечтать! Было ему всего 7 лет, когда умерла мать. А другая женщина, пришедшая в дом, увы, так и осталась для него мачехой. Дети были очень дружны. Старший Александр всегда опекал младших - Владимира и Ольгу.

Семья жила в посёлке Сакко и Ванцетти, на улице Колесной. Этот посёлок и станция Сарепта, находившаяся поблизости, были пригородом Царицына, а позже вошли в состав территории Кировского района Сталинграда. Отец Владимира был машинистом паровоза, после 1917 года перешёл на работу в паровозно-ремонтное депо, но всю жизнь оставался железнодорожником. Вот почему немногие сохранившиеся до сей поры сведения о семье Каменьщиковых удалось найти в Музее волгоградских железнодорожников, директор которого О. Н. Кириченко любезно предоставил некоторые материалы, и в совсем маленьком музее истории локомотивного депо Сарепты. Директор последнего М. Я. Шурак познакомил меня с удивительным человеком, ставшим настоящей находкой для нас, поисковиков. Фёдор Елесин, оказывается, живёт там же, где жил в годы войны и где соседствовал с Каменьщиковыми. Он и его младший брат были почти ровесниками сына Владимира Григорьевича, хранили и собственные детские воспоминания, и то, что рассказывали им когда-то взрослые. Охотно вспоминают, например, такой эпизод. У сына Каменьщикова было странное имя - Русфин. Ребята во дворе любили расспрашивать его:

- Кто твой папа?

- Лётчик!

- А мама?

- Финка.

Мальчишек забавляли ответы малыша, они хохотали. Между тем предки мальчика по материнской линии на самом деле были родом из Финляндии. Молодые родители решили запечатлеть упоминание о своих национальностях в имени ребёнка - Русфин...

В 1934 году Владимир Каменьщиков становится курсантом 7-й Сталинградской школы лётчиков. Окончив её с отличием, он, молодой лейтенант, начинает службу. Читаем в личной анкете Каменьщикова:

01.11.1937 г. - 01.05.1938 г. - младший лётчик 7-го штурмового авиационного полка Западного особого военного округа в г. Гомель БССР.
01.05.1938 г. - 01.09.1939 г. - командир звена 7-го ШАП ЗОВО, г. Гомель БССР.
01.09.1939г. - 22.06.1941 г. - адъютант эскадрильи 41-го истребительного авиационного полка ЗОВО, г. Могилёв.

Сын Каменьщиковых родился в 1939 году в Гомеле. Но первые годы Великой Отечественной пережил в Сталинграде. Как же это получилось? В июне 1941 года отец Владимира Григорьевича решил проведать сына, сноху и внука. Путь от Волги до самой границы неблизок, но уж очень хотелось увидеть маленького внучка. Авторы книги "Герои великой битвы" И. Гуммер и Ю. Харин рассказывают:

"В субботу вечером Владимир и его жена поздно вернулись из театра. Дед и внук уже спали. Утром в воскресенье они все вместе собирались отправиться на речку. На рассвете послышались близкие взрывы.

- Володя, что это, маневры?

Каменьщиков выглянул в окно: со стороны железной дороги тянулся густой чёрный дым, сквозь который прорывались языки пламени.

- Маневры... Что-то не похоже...

Он почувствовал, как в сердце закрадывается тревога.

- Это война. Забирай сына, отца и немедленно уезжай. За меня не беспокойся".

Родные Каменьщикова успели добраться до Волги, до Сарепты, до своего дома на улице Колёсной. А лётчик-истребитель Каменьщиков уже 22 июня 1941 года вылетел на боевое задание. Позже он вспоминал об этом своём первом бое:

"Фашист упорно приближался ко мне. Думаю - всё, сейчас столкнёмся! Прошли какие-то секунды, я сжался в комок, ожидая удара, и стрелял, стрелял. Вдруг "Мессер" круто рванул вверх, перевернулся и, блеснув крестами, помчался к земле. За ним потянулся чёрный жгут дыма. Я увидел, как белое облако пара вырвалось из мотора "МиГа", запахло резиной и слева поползли змейки горячего масла. В кабине появилось пламя. Обожгло руки, шею, задымился комбинезон. Медлить было нельзя - я оставил самолёт. Хорошо - внизу река. Я упал в воду и только здесь почувствовал боль от ожогов".

В боевом донесении сообщалось:"Над Белостоком Каменьщиков вступил в бой с тремя Ме-109 и сбил один самолёт. Но и его истребитель был зажжён на высоте двухсот метров. Лётчик выбросился с парашютом и вернулся в часть с ожогами на лице и на руках. А через четыре дня снова вступил в бой. В группе с другими лётчиками сбил четыре самолёта противника..."

Обгорев в первом же бою, лётчик попал в госпиталь. Но смог пробыть в нём лишь несколько дней. Ушёл самовольно, а на приказ разгневанного врача ответил: "Не надо горячиться, доктор. Вылечусь потом". Вернулся он в свою часть весь в бинтах - так и летал. Из-за повязки на голове шлемофон не надевался, но число сбитых самолётов продолжало расти. Ещё до войны в характеристике Владимира было написано, что "летать любит, в полётах вынослив". Эти качества пригодились ему в военное время.

Вот как Каменьщиков рассказывал об одном из вылетов:

"На самолёте МиГ-3 вылетел разведывать дороги, ведущие из Гомеля в Бобруйск, Рогачев и Могилёв. Это была территория, оккупированная врагом. Разведку произвёл, летел обратно. И тут встретился с 11 немецкими истребителями Ме-109. Вступил с ними в бой. Пошёл в лоб ведущему звена, у него скорость была выше, чем у меня. Мгновенное сближение. Я поймал в прицел ведущего. Он не выдержал и рванул вверх. Я нажал на гашетку пулемёта, и очередь прошила "Мессер" от мотора до хвоста. Немецкому пилоту так и не удалось вывести машину в горизонтальный полёт - он врезался в землю. После этого меня взяли в оборот другие лётчики, я начал с ними кувыркаться. Ещё одного сбил. Затем ещё двоих. Как ранили самого, я не помню: напряжение было колоссальным. Спасли меня зенитчики, которые открыли огонь. Вражеские лётчики стали уходить. А я тем временем смог спуститься на бреющем полёте на свой аэродром".

Каменьщиков посадил свой самолет. У него была перебита ключица. В самолёте насчитали 280 пробоин! Шасси не выпускались, пришлось садиться, как говорят пилоты, на "живот".

В июле 1941 года Каменьщиков как один из лучших лётчиков был направлен защищать Москву. Наступила горячая пора. Борьба с воздушными разведчиками была делом нелёгким. Большая высота полёта, маневрирование, скрытность действий требовали высшего мастерства. В начале июля несколько раз вылетал на перехват фашистских разведчиков лейтенант Каменьщиков. Вот что писал о нём командир полка подполковник Ю. Немцевич:

"7 июля Каменьщиков в бою с двумя Ме-109 один из них уничтожил, а другой обратил в бегство. 10 июля он сбил самолёт Ю-88. Дважды Каменьщиков возвращался из боя, имея на машине по 6 - 8 пробоин, но оба раза благополучно дотягивал до своего аэродрома. В бою не чувствует усталости, иногда в день делает по 10 вылетов".

Прошло лишь полтора месяца войны, когда Каменьщиков был представлен к званию Героя Советского Союза. Осенью 1941 года при защите Москвы Каменьщиков получил серьёзное ранение. Пуля прошла через голову и вышла у правого глаза. Оперировал его известный хирург Вишневский. Операция прошла успешно, и через несколько месяцев лётчик смог вернуться в строй.

Заканчивался первый год войны. Летом 1942 года несколько авиационных полков Московского фронта ПВО были перебазированы в Сталинград. Группой советских истребителей в количестве 34 самолётов командовал майор Найденко Василий Михайлович, который после Сталинградской битвы тоже стал Героем Советского Союза. В этой группе был и Владимир Каменьщиков. Защищая родной город, он стал заместителем командира 788-го ИАП, затем - командиром 38-го Гвардейского ИАП. В боях за Сталинград уничтожил 5 вражеских самолётов, за что был награждён орденом Красного Знамени.

Иногда между боями удавалось навестить семью. Однажды, после тяжелой бомбежки территории Красноармейска и Кировского района, приехал он в посёлок. На груди сияла "Золотая Звезда" Героя. С ним был брат Александр, сотрудник НКВД. Родным Владимир Григорьевич сказал: "Надо уезжать. Здесь небо смешается с землёй, будет ад! Мы город не отдадим, но вы будете только мешать нам. Завтра уходит последний эшелон. Не бойтесь, я вас прикрою на Волге".

Младшая сестра Ольга в дни Сталинградской битвы служила в воинской части. В январе 1943 года она пишет родственникам, которые уже были эвакуированы: "...в конце концов мы все живы и здоровы и остатки гадов из своего города выбиваем. Мы все трое на защите своего города".

Каменщиков Владимир Григорьевич

Уже отпраздновали победу на волжском берегу. Вновь повели Каменьщикова дороги войны. И вдруг 22 мая 1943 года - трагическое известие: под Белой Калитвой погиб Герой Советского Союза Владимир Каменьщиков. Каковы обстоятельства его гибели? Документы не сохранились. Известно только, что этот последний бой он принял на территории Ростовской области, когда наши войска уже гнали фашистов на запад. Очевидцы так вспоминают этот день: со стороны Северного Донца появился одинокий самолёт, который оставлял за собой густой дымный след. Было видно, что лётчик пытался отвернуть машину от жилых домов и здания железнодорожного вокзала. Самолёт врезался в пути. Это был майор Каменьщиков. Вскоре в Белую Калитву приехали однополчане погибшего, перевезли его в Сталинград. В последний путь его провожали боевые друзья, земляки, родственники, в числе которых был и старший брат Александр. Похоронили Героя в центре города, недалеко от здания нынешнего Театра кукол. И только позже состоялось перезахоронение в братскую могилу в сквере на площади Павших Борцов. В 1958 году над могилой был сооружён памятник из чёрного и красного гранита. На стеле - бронзовый барельеф коленопреклонённого воина со знаменем. Его авторы - архитектор Е. Левитан и скульптор И. Петин.

Но не только обелиск на братской могиле напоминает потомкам о подвиге Владимира Каменьщикова. Бывший военный лётчик, комиссар эскадрильи 126-го ИАП А. Журавлёв в статье "Музы не молчали" рассказывает о встрече с женой героя. Листая семейный альбом, он обратил внимание на фотографию скульптурного портрета. Ольга Петровна рассказала, что это работа Анатолия Григорьева, выполненная в 1942 году, причём с натуры. Как же это было? Журналисту удалось разыскать самого скульптора, который и поделился воспоминаниями:

"Политическое управление направило меня в авиационный гарнизон, расположенный под Москвой. В военный автофургон погрузили всё необходимое - стан, материалы, инструменты. Выдали валенки и овчинный полушубок, так как стояли трескучие январские морозы. Было поручено запечатлеть героическую историю обороны столицы в портретах отличившихся в боях лётчиков, артиллеристов, зенитчиков. Работать приходилось с перерывами, потому что в любой момент раздавался сигнал тревоги и тот, кто позировал, должен был мчаться к своему самолёту или орудию. Однажды, когда я работал над бюстом Каменьщикова, он рассказал мне о ночном воздушном бое над городом. Когда удалось сбить "Юнкерс", он решил посмотреть, в какое место упадёт воздушный пират. Положив на крыло самолёт, он увидел блеснувшие в свете зенитного огня пруды Петровского парка. Вот куда пробрался фашист! Но его настигла кара".

Григорьев делал одновременно два портрета Героев Советского Союза - Владимира Каменьщикова и его однополчанина Степана Ридного. Наступил день, когда работа была закончена. Вернувшись после очередного успешного вылета, Ридный, энергичный, весёлый, предложил: "Давайте я распишусь на память!" А на следующий день он погиб - увы, на войне как на войне. В июне 1942 года эти скульптуры были выставлены в Центральном доме Красной Армии. Скульптору Григорьеву принадлежат также портреты дважды Героя Советского Союза, лётчика Василия Ефремова, Героя Советского Союза партизана Константина Заслонова, трактористки Паши Ангелиной, врача Владимира Филатова, композитора Александра Скрябина и других известных людей. Его произведения выставлены в Третьяковской галерее и других музеях страны. Скульптурный портрет Владимира Каменьщикова ныне находится в Зале героев на Поклонной горе в Москве.

Недалеко от станции Сарепта есть железнодорожная школа № 9. На здании - мемориальная доска, рассказывающая о героях Великой Отечественной, которыми по праву гордятся земляки. Есть здесь и уголок памяти, который бережно хранит учитель истории Л. М. Астахова. Сохранился уникальный портрет. Надпись гласит: "Герой Советского Союза, лётчик-истребитель Каменьщиков Владимир Григорьевич". Ну конечно, он выпускник этой школы. Но "Золотой Звезды" Героя на портрете нет. Почему? Сказано также, что портрет был написан его школьным товарищем А. Маликовым. На самом деле этот исторический факт имеет некоторую неточность. Автор портрета не одноклассник, а дальний родственник Каменьщикова. И рисовал он Владимира с фотографии 1937 года, потому что в то время ни одной фотографии с наградами у Каменьщикова ещё не было. Этот рисованный портрет часто публикуется, но на нём герой как бы моложе своих лет. И всё же это действительно уникальный экспонат, ведь портрет "видел" того, кто на нём изображён, и сам Владимир Григорьевич видел свой первый портрет.

Хранят память о лётчике и старые фотографии, которыми поделился с поисковиками его племянник Анатолий Александрович. Вот одна из них. 1955 год. У могилы Каменьщикова - его 16-летний сын Русфин и племянник Анатолий. Героя помнят в Белоруссии, Балашихе, Белой Калитве. По традиции в канун Дня Победы ребята железнодорожной школы приезжают к братской могиле, возлагают гирлянду памяти. Вспоминаются строки:

На граните надгробья я надпись читаю:
Здесь русский, испанец, татарин...
Спите,   рыцари   братства,
В священной земле волгоградской,
Трое   в   песне   одной.

Дэя Вразова.

(Из материалов журнала "Отчий край", № 1 (45) за 2005 год)

Возврат

Н а з а д

Против седины краска для волос с бережным уходом


Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz