Самолёты Б. Ф. Сафонова дважды Героя Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Самолёты Б. Ф. Сафонова

Б.Ф.Сафонов

Сражения Второй Мировой войны, подчас, оставляли мало возможностей их участникам для сбора систематизации и просто хранения документов и фотографий, а потому многое до сих пор остаётся для нас неизвестным. Одной из тем, до сих пор хранящих немало тайн, являются боевые действия в небе Заполярья. В предлагаемой вниманию читателей статье раскрывается ещё одна страница этой эпопеи...



Б.Ф.Сафонов у самолёта И-16.

В конце декабря 1939 года из Белорусского ОВО на Крайний Север в составе 4-й отдельной истребительной эскадрильи прибыл молодой лейтенант Борис Феоктистович Сафонов. Эскадрилья, имевшая на вооружении 15 истребителей И-15бис, вошла в состав недавно сформированного 72-го смешанного авиаполка. Из приказа командира 72-го САП № 016 от 1 апреля 1941 года известно, что за командиром звена 1-й эскадрильи был закреплён самолёт И-15бис, заводской № 5567. Это всё, что известно об одном из первых самолётов на котором будущий ас покорял суровое небо Заполярья.

Накануне войны 72-й САП получил первые 4 истребителя И-16   ( №№ 24Р21891, 24Р2193, 24Р2194 и 24Р2181 ). Вскоре, 29 апреля 1941 года, на основе этих четырёх И-16 в полку была сформирована 4-я истребительная эскадрилья, которую возглавил старший лейтенант Сафонов. На одном из 3-х исправных истребителей он встретил войну и сбил свой первый вражеский самолёт - Ju-88.

Сразу же после этого в газете Северного флота "Краснофлотец"   ( № 149 от 26 Июня 1941 года )  о нём появилась заметка. В ней есть любопытная деталь, которая обращает на себя внимание: "...Когда лётчик Сафонов, сбивший финский бомбардировщик "Хейнкель", вылетел в боевой полёт, он на фюзеляже своей краснокрылой машины написал: "За ВКП(б)", "Смерть фашизму !".

Возникает вопрос: чьим же был самолёт со знаменитой надписью "За Сталина !" на борту, возле которого летом 1941 года Бориса Сафонова сфотографировал военный корреспондент Е. Халдей ?

Открываем снова старую подшивку газет "Краснофлотец" и в № 235 от 20 сентября 1941 года читаем статью А. А. Коваленко "Будем громить врага по Сафоновски !", где и находим ответ: "Я сбил 7 фашистских стервятников. На бортах моей машины написаны лозунги: "За Коммунизм !", "За Сталина !"

Выходит, произошла история, подобная той, что связана с самолётом "Аэрокобра" А. Г. Речкалова, украшенного многочисленными звёздочками воздушных побед, возле которого сфотографировался А. И. Покрышкин: долгое время считалось, что это и есть его боевой самолёт, наводивший трепет на фашистов.

Истребитель И-16.

Б.Ф.Сафонов

Но вернёмся к североморскому лётчику. На своём первом И-16 Сафонов воевал недолго. Каким был бортовой номер на этой машине, к сожалению, установить так не удалось.

О втором его самолёте, который экспонируется вот уже более 50 лет в Центральном Военно - Морском музее в Санкт - Петербурге, сохранилось довольно много сведений. Это истребитель И-16, зав. № 28213-95 с двигателем М-63, зав. № 632707(1), собранный 5 августа 1940 года. Судя по заводскому номеру, это был И-16 тип 28, но некоторые сохранившиеся формуляры на детали машины, - в частности на плоскости, - говорят о том, что это был тип 17. Можно предположить и то, что это был пушечный И-16 тип 17, но изменённой модификации.


Примечание: В процессе эксплуатации на самолёте трижды меняли мотор. Первоначально стоял М-63 № 6322926. 4 сентября 1941 года на планере был установлен М-63 № 632707, который эксплуатировался до 6 апреля 1942 года, после чего был снят на капитальный ремонт и установлен на другой самолёт.


10 июля 1941 года этот самолёт в числе 10 "Ишачков", прибывших из ВВС КБФ, вошёл в состав 4-й эскадрильи 72-го САП, командиром которой в это время был старший лейтенант Сафонов. На нём он совершил около 109 боевых вылетов и сбил 13 самолётов противника. Известно, что североморский ас к своей машине относился очень ревностно, никому не разрешал на ней летать и лишь иногда делал исключения для своих подчинённых - А. А. Коваленко и В. С. Адонкина.

При поступлении И-16 на хранение в музей в сопроводительной справке от 25 декабря 1942 года, озаглавленной "Самолёт дважды Героя Советского Союза Б. Ф. Сафонова" и подписанной начальником политотдела 6-й истребительной авиабригады ВВС Северного флота полковым комиссаром Сабадыревым, особо отмечалось, что "...Получив в свои руки эту машину, товарищ Сафонов написал на фюзеляже боевой лозунг священной мести: "Смерть фашизму !". Далее, судя по описанию самолёта, сделанному в Сентябре 1950 года, на его фюзеляже было нарисовано 14 звёздочек и на киле - бортовой номер "51".

Истребитель И-16 Б.Ф.Сафонова.

Однако в более позднее время на самолёте - очевидно уже в музее - были сделаны и другие надписи. Так, на снимке интерьера 6-го экспозиционного зала, опубликованном в путеводителе по ЦВММ, изданном в 1955 году, по правому борту самолёта видна надпись - "За Родину !". После развенчания культа личности И. В. Сталина самолёт в срочном порядке был перекрашен, поскольку на его левом борту находилась надпись - "За Сталина !". О причинах появления новых надписей на борту самолёта в период его хранения в музее никаких свидетельств обнаружить не удалось.

Лишь в 1977 году модельщиками - реставраторами музея была предпринята попытка расчистить позднейшие слои краски, дабы добраться до первоначальной окраски. В ходе этой работы обнаружилось, что на левом борту истребителя, под позднейшей надписью "За Сталина !" по первичной окраске нанесёны в два ряда 14 небольших красных звёздочек. Промывку правого борта в то время завершить не удалось, был только частично снят слой краски, перекрывавший надпись "За Родину !". Возможно, если бы промывка была продолжена, то под этой надписью обнаружился бы и подлинный боевой лозунг Сафонова - "Смерть фашизму !".

И-16 Б.Ф.Сафонова, 1941 год
Истребитель И-16 тип 17, на котором
воевал командир 4-й эскадрильи
старший лейтенант Б. Ф. Сафонов.

Из выше сказанного вырисовывается первоначальный "портрет" самолёта, на котором североморский ас сражался в небе Заполярья около 3-х месяцев - примерно с 10 июля по 18 октября 1941 года - и сбил 13 вражеских самолётов. Это был И-16 тип 17 с двигателем М-63, вооружённый двумя 20-мм пушками ШВАК в крыльях и двумя 7,62-мм пулемётами ШКАС над двигателем. Осталось неизвестным, был ли истребитель оборудован балками для подвески PC.

Самолёт имел стандартную окраску - верх зелёный, низ голубой, на киле большая красная звезда без белой окантовки и маленькие цифры бортового номера "51" белого цвета. На левом борту лозунг "Смерть фашизму !", на правом - в два ряда 14 звёздочек, по числу побед, одержанных на конец сентября 1941 года.

Некоторый штрих к описанию самолёта добавил один из документов, хранящихся в музее ЦВММ, в котором отмечается, что Сафонов почти из каждого полёта привозил 1 - 2 пробоины, причем всегда с левой стороны. Только один раз его И-16 имел 7 пробоин - 4 в левой плоскости и 3 в левой половине стабилизатора.

В этом "портрете" истребителя Сафонова вызывает сомнение лишь одна деталь - 14 маленьких красных звёздочек на правом борту, но отнюдь не их число, а вообще их наличие на самолёте. Дело в том, что в ВВС Северного флота и в армейских авиаполках, воевавших на Мурманском направлении, "мода" на победные звёздочки появилась, предположительно, в начале 1942 года. До этого времени полярные лётчики подобной атрибутикой свои боевые самолёты не украшали.

Вероятно, эти свидетельства побед были нанесены на самолёт при его подготовке к выставке "Флот в Отечественной войне, проходившей в Москве в марте 1943 года, благодаря которой мы и имеем возможность видеть самолёт Сафонова. По нескольким справкам и сдаточным ведомостям, приложенным к формуляру мотора М-63, прослеживается - как готовился истребитель для показа на московской выставке.

26 января 1943 года в 30-й авиационной мастерской ВВС Северного флота по приказу главного инженера ВВС СФ была произведена ложная сборка мотора М-63 № 632707 для И-16 № 28213-95. 6 Февраля мотор передали для установки на планер. В этот же день мастера 5-го цеха САРМ-15 ВВС СФ "...установили, как макеты на планере, бортовой номер "51", крыльевые пушки ШВАК № ВК-139 и № ВБ-552, синхронные пулемёты ШКАС № ЛБ 144 и № ЛБ-145". О каждой пушке и каждом пулемёте в документах говорится, что после аварии к боевой стрельбе они не пригодны. В этот же день, 6 февраля, поступили на сборку не пригодные к дальнейшей эксплуатации приборы: трубка Пито, компас "КИ-6", масловакуумметр и так далее.

На крыле 'Харрикейна'
На крыле
"Харрикейна"

В день открытия выставки, 11 марта 1943 года, в газете "Красный флот" было отмечено, что 10 марта сборку истребителя Бориса Сафонова закончил его боевой соратник техник - лейтенант Бондаренко, награждённый орденом "Красная Звезда".

К сожалению, о последующих боевых самолётах легендарного североморского лётчика известно меньше. 17 октября 1941 года капитан Сафонов возглавил 72-й истребительный авиаполк ВВС СФ, получивший на вооружение 33 английских истребителя "Харрикейн". В основном это была модификация - Mk.IIA с 12 х 7,71-мм пулемётами "Браунинг".

Самолёты имели стандартный зеленовато - коричневый камуфляж, но опознавательные знаки и тактические обозначения были смешанными - из английского и советского стандартов. Первое время машины несли на борту буквенно - цифровые коды, например: 33-GV, 53-FE и так далее.

Но период "линьки" не затянулся: вскоре английские опознавательные знаки и буквенные коды самолётов закрасили, оставив лишь цифры. На бортах и нижних плоскостях в закрашенных кокардах нарисовали красные звёзды без окантовки. Поскольку подобрать краски, аналогичные по оттенку британским, не было возможности, то самолёты стали более пёстрыми.

Советские и английские лётчики
Советские и английские летчики
на аэродроме Ваенга, осень 1941 г.

Интересную информацию о бортовом номере на "Харрикейне" Сафонова можно найти в книге по истории 72-го ИАП: "Командир полка, Капитан Сафонов, был частым гостем во 2-й эскадрильи. В этом подразделении у него было много товарищей, с которыми он начинал службу на Севере. Его "десятка" часто стояла на "линейке" с истребителями этой эскадрильи".

Надо заметить, что Борис Сафонов неравнодушно относился к цифре "10". "Попал в "десятку" - было его частым и любимым выражением, если он хотел кого - либо похвалить или выразить своё удовлетворение чем либо. Не раз он восхищал сослуживцев своим непревзойдённым мастерством стрельбы из пистолета, неизменно попадая в центр мишени - в "десятку".

Не удивительно, что когда он возглавил истребительный полк, на борту его "Харрикейна" вскоре появилась эта цифра. Все последующие его самолёты имели только бортовой номер "10".

Из боевых донесений стало известно, что после одного из воздушных боёв Сафонову пришлось совершить вынужденную посадку на "Харрикейне". Это случилось 17 декабря 1941 года, когда 5 советских истребителей, ведомые командиром полка в районе линии фронта, встретили 7 Ме-109.

'Харрикейн' идёт на взлёт
"Харрикейн" готовится к взлёту.

Над белыми безмолвными сопками, в условиях полярной ночи, произошёл воздушный бой, в результате которого 3 советских лётчика записали на свои боевые счета по одному сбитому "Мессершмитту-109".

Но и нашим пришлось нелегко: был сбит и погиб лейтенант М. Г. Волков, получил повреждения и самолёт Сафонова, вынуждено севший на озеро в 6 км южнее губы Вичаны. Вскоре прилетел УТ-2 и благополучно доставил пилота на свой аэродром. Эвакуировать истребитель, повидимому, не удалось, так как 11 Января 1942 года в этом районе "Мессершмитты" расстреляли и сожгли на земле "Харрикейн".


Примечание: В этом бою немецкая сторона потеряла лишь 1 самолет: Ме-109E-7 ( сер. № 4081 ) из JGr.z.b.V, пилот - Лейтенант Альфред Якоби  ( Alfred Jacobi ). Этот немецкий лётчик знаменит тем, что 8 сентября 1941 года над южным побережьем Норвегии сбил первым в Люфтваффе бомбардировщик В-17 английских ВВС. 9 апреля 1942 года в воздушном бою над Мурманском он будет сбит и пленён.


С первых дней боевого использования английских истребителей возник вопрос о необходимости усиления их огневой мощи. Первым экспериментировать начал комполка, бравший иногда в полёт авиабомбы мелкого калибра. Так, 8 декабря, патрулируя над линией фронта, он сбросил с высоты 3500 метров на вражеские позиции 5 АО-2,5. В разгар полярной ночи вылеты на боевые задания снизились до минимума. В эти дни "Харрикейн" командира полка и претерпел изменения в вооружении.

'Харрикейн' Б.Ф.Сафонова
"Харрикейн" Б. Ф. Сафонова.

"Как - то вечером, - вспоминает главный инженер 72-го ИАП Соболевский, - в свою землянку меня вызвал Сафонов. Он играл в шахматы. Это была его любимая игра. Приказал снять с его самолёта английские "трещётки", а поставить наши пушки ШВАК. Срок на выполнение задания дал очень короткий, но мы справились. Выстрелы, произведённые из пушки ШВАК из лежащей на снегу плоскости самолёта, произвели сильное впечатление на Сафонова. Он приказал все самолёты переоборудовать на отечественное вооружение".

Переданные англичанами в состав 72-го САП "Харрикейны" IIА, вскоре сменили тактическую маркировку и потому точно установить, как выглядела "десятка" Бориса Сафонова пока невозможно. По некоторым данным часть истребителей имела серо - зелёный камуфляж, а зимой с некоторых машин сняли противопылевые фильтры, "съедавшие" изрядную долю скорости. На рисунке приведена одна из возможных схем камуфляжа.

Используя установки и оружие с аварийных самолётов, в полевых авиаремонтных мастерских на нескольких машинах в больших пулемётных отсеках установили по одной пушке ШВАК в каждой из плоскостей. Сняв 8 пулемётов, удалось увеличить боезапас до 250 снарядов на каждый пушечный ствол, но на большинстве самолётов впоследствии устанавливались патронные ящики на 110 снарядов. Другим вариантом перевооружения был монтаж вместо 4 "Браунингов" пары крупнокалиберных пулемётов БК. Кроме того, некоторые истребители были оборудованы бомбодержателями для подвески ФАБ-50, по одной на плоскость.

О последнем самолёте североморского аса долгое время не было единого мнения. По одной версии это был Р-40С "Томагавк", по другой - Р-40Е "Киттихаук". Обе эти машины очень близки по своей конструкции, но "Киттихаук" внешне отличался от своего "собрата" более мощным мотором и другой конфигурацией остекления кабины. По всем имеющимся архивным документам выходило, что Сафонов погиб на истребителе "Томагавк". Под этим же названием в журналах учёта значились и все 22 истребителя Р-40 из 2-го Гвардейского САП, полученные в мае 1942 года. В то же время фотографии тех лет указывают, что это был "Киттихаук". Точку в этом вопросе поставили кадры из документального фильма о Сафонове  ( фото справа ), в котором он был снят на фоне своего боевого самолёта с бортовым номером "10". По характерному очертанию большого фонаря кабины машины легко угадывается, что это был "Киттихаук".

Б.Ф.Сафонов у своего Р-40

Это был один из двух самолётов Р-40Е, подаренных американской делегацией, прибывшей с союзным конвоем PQ-15. Один истребитель был вручён командующему ВВС Северного флота генерал - майору авиации А. А. Кузнецову, другой - командиру 2-го Гвардейского смешанного авиаполка Гвардии подполковнику Б. Ф. Сафонову.

Впервые на боевое задание на новом самолёте морской ас поднялся 15 мая 1942 года, а уже через день, патрулируя над своим аэродромом, сбил разведчик "Юнкерс-88".

Бытует мнение, что на американском самолёте "Киттихаук" стоял очень ненадёжный мотор "Аллисон" V-1710, который при работе на форсированном режиме быстро выходил из строя. В числе возможных причин гибели североморского аса, эта занимает первое место. Действительно, при работе на форсаже более 10 минут появлялась стружка, которая забивала фильтр "Куно", вследствие чего падало давление. При дальнейшей эксплуатации самолёта разрушался коренной подшипник коленчатого вала, и двигатель выходил из строя. По этой причине очень много "Томагавков" и "Киттихауков" простаивало в частях и в мастерских в то время, когда каждый истребитель был на вес золота.

Однако массовый выход из строя "Аллисонов" на Р-40 происходил не из - за того, что он не терпел перегрузок, а вследствие его неправильной эксплуатации. Любой мотор, пусть это будет DB-601E на вражеском Ме-109F или отечественный ВК-105ПФ на истребителе ЛаГГ-3, особенно чувствительный к температурным режимам при длительной работе в форсированном режиме, ждала та же участь.

Причина была в другом. Характерное отличие работы мотора "Аллисон" от наших отечественных двигателей заключалось в мягкости его звука: даже на форсаже лётчик не чувствовал перегрузки мотора на слух. Поэтому контроль за его работой в полёте мог производиться только по показаниям приборов  ( счётчика оборотов и указателя наддува ), что не всегда было возможно во время воздушного боя. К тому же, на истребителе отсутствовала система автоматической регулировки топливно - воздушной смеси. Кроме того, "Аллисон" был очень чувствителен к давлению масла и не выдерживал даже кратковременного "голодания".

Р-40Е Б.Ф.Сафонова, 1942 год
Р-40Е Б. Ф. Сафонова, 1942 год.

К чему приводило нарушение норм эксплуатации, ярко свидетельствует авария Р-40Е, который пилотировал Гвардии лейтенант В. П. Покровский 26 июня 1942 года, имевший к тому времени уже богатый боевой опыт. Тот вылет вполне мог стать для него последним. Вот что он рассказал:

"В этот день я должен был облетать только что собранный "Киттихаук". До этого я уже имел опыт работы с этим самолётом, но в основном заморскую технику изучали без каких - либо инструкций и наставлений.

Взлёт прошёл нормально, стал набирать высоту и почувствовал запах гари, но большого значения этому не придал, продолжал полёт. Вскоре из мотора повалил дым и показалось пламя. Я сразу же решил идти на вынужденную, так как чувствую, что до аэродрома не дотяну. Но в условиях Крайнего Севера это сделать не так просто, кругом сопки и валуны, а самолёт стремительно падает. В последний момент увидел подходящую ровную площадку и довернул туда.

Р-40 на аэродроме
Р-40 из состава 72-го ИАП, 1942 год.

При посадке самолёт, к счастью, не взорвался, но заклинило фонарь и я уже мысленно стал прощаться со своими родными. Кабина стала быстро наполняться едким дымом, через который я уже ничего не видел, как вдруг услышал удары по фонарю и вскоре выбрался из горящего самолёта.

Моим спасителем оказался часовой, охранявший неподалеку склад. Увидев падающий самолёт, он поспешил мне на помощь. Вдвоём мы забросали самолёт песком и потушили пожар. Но спасти истребитель не удалось. Когда приехала аварийная спасательная команда и стала поднимать его, неожиданно из под плоскостей вырвалось пламя и охватило весь самолёт".

Владимир Павлович Покровский, ныне полковник в отставке - боевой друг Б. Ф. Сафонова, участник его последнего, ставшего поистине трагическим, боевого вылета 30 мая 1942 года, - при встрече со мной в 1991 году рассказал очень много интересного о своём командире и, в частности, о его последней боевой машине - "Киттихауке".

Владимир Павлович подтвердил тот факт, что на истребителе Сафонова стояла мощная радиостанция.

Б.Ф.Сафонов в кабине Р-40
Б. Ф. Сафонов в кабине P-40E.
Май 1942 годы. Аэродром Ваенга.

В полёте он постоянно держал свяь с КП полка, а у его ведомых - В. П. Покровского и П. И. Орлова, стояли радиостанции другого типа, которые работали на другой волне и поэтому "не слышали" в полёте своего ведущего. В отношении камуфляжа он сказал, что командирский самолёт был однотонным, светло - синего цвета, в то время как другие машины в полку были камуфлированы.

Вероятно, сафоновский Р-40Е имел серо - голубую окраску   ( Blue - Grey )  и предназначался для морской авиации США, что в общем-то объясняет наличие на истребителе мощной радиостанции. По имеющемуся документальному фильму о Сафонове, в котором запечатлён его самолёт, была сделана попытка воссоздать внешний вид "Киттихаука", опубликованный в журнале "Мир Авиации"  ( № 1 за 1995 год ). Там же были представлены проекции истребителя И-16 с надписями на его бортах "За Сталина !" и "Смерть фашистам !". На основе изложенных выше данных, приходится признать, что этот вариант внешнего вида сафоновского И-16 не соответствует действительности, и автор приносит извинения читателям, а также надеется, что данная статья будет полезной для тех, кто собирается изготовить копии истребителей, на которых воевал легендарный лётчик - североморец.

Исследовательская работа по этому вопросу ещё далеко не закончена - например, до сих пор неизвестен бортовой заводской английский номер на сафоновском "Харрикейне", но автор надеется найти новые интересные подробности боевой деятельности морского аса и информацию о его боевых самолётах.

Автор выражает благодарность заместителю начальника ЦВММ А. К. Савченко за возможность использовать материалы музея.

( Оригинал статьи Ю. Рыбина опубликован в журнале "Авиамастер", № 3 за 1997 год. )


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz