Громов Георгий Васильевич - советский военный летчик Герой Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914 - 1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая звезда Героя Советского Союза

Громов Георгий Васильевич

Громов Георгий Васильевич

Родился 1 апреля 1917 года в деревне Оленино, ныне Темкинского района Смоленской области, в семье крестьянина. Окончил 6 классов начальной средней школы. С 1932 года жил в Москве. Окончил школу ФЗУ по специальности электромонтёра. Работал в Московском тресте "Энергострой" и учился в аэроклубе. С 1937 года в Красной Армии, окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.

С июня 1941 года лейтенант Г. В. Громов в действующей армии. По март 1944 года служил в 147-м ИАП  ( 20-м Гвардейском ИАП ); по май 1945 года - в 515-м ИАП. Rомандовал звеном, эскадрильей, полком.

К марту 1945 года командир 515-го истребительного авиационного полка  ( 193-я истребительная авиационная дивизия, 13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт )  Гвардии подполковник Г. В. Громов совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушного боя, в которых лично сбил 13 самолётов противника.

15 мая 1946 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы командиров, в 1956 году - Военную академию Генерального штаба. Командовал авиационным соединением. С 1963 года генерал - майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Работал в ДОСААФ. Умер 26 сентября 1975 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

Небо звало, притягивало к себе Георгия со школьных лет. Переселившись в Москву со Смоленщины, он частенько выкраивал время для поездок на Ходынское поле, в Тушино, где мог хотя бы издали понаблюдать за самолётами. Страстная мечта летать привела Георгия сначала в аэроклуб, в котором занимался без отрыва от производства, а потом в военное авиационное училище.

В Великую Отечественную войну он вступил опытным воздушным бойцом. Службу начал в составе 147-го авиаполка, действующего в Заполярье. Вместе с другими лётчиками Георгий Громов прикрывал наземные войска, защищал от налётов Мурманск, летал на разведку и штурмовку вражеских войск.

В августе 1941 года в паре с летчиком лейтенантом М. Борзенко лейтенант Г. Громов вступил в бой с группой фашистских Ju-88. Бой сложился удачно для наших летчиков. Умело маневрируя, они сбили один из вражеских самолетов. Ещё успешнее действовал Громов в воздушном бою в районе аэродрома Алакуртти. Вместе с Борзенко и Пушкаревым они сбили 2 "Юнкерса".

В следующий раз Громов во главе четвёрки истребителей патрулировал над линией фронта. С запада появились фашистские самолёты. Свыше 20 "Юнкерсов" насчитал командир группы. Под прикрытием истребителей они шли бомбить позиции наших войск. Несмотря на явное преимущество противника в количестве самолётов, Громов повёл свою группу в атаку. Зайдя со стороны солнца, наши лётчики врезались в строй бомбардировщиков и расчленили его. Беспорядочно сбрасывая бомбы на свои войска, "Юнкерсы" стали разворачиваться и уходить. Но 3 самолёта задымили и пошли к земле. Один из них сбил лично Георгий Громов.

В сложных метеорологических условиях Севера ему приходилось совершать по нескольку боевых вылетов в сутки на выполнение различных заданий. Несмотря на численное в большинстве случаев превосходство вражеской авиации, Громов смело вступал в бой с противником и всегда выходил победителем.

Так было и в тот памятный день, 15 октября 1941 года. Громов вылетел на задание во главе четвёрки истребителей. Подошли к линии фронта, где пехота вела ожесточённый бой, стали патрулировать. И вдруг появилась большая группа "Юнкерсов". Под прикрытием "Мессеров" она намеревалась нанести удар по позициям наших войск. Оценив обстановку, Громов, несмотря на явное численное преимущество врага, скомандовал по радио:

- Атакуем !   Действовать решительно.

Четвёрка наших истребителей вступила в неравную схватку: она врезалась в строй бомбардировщиков и расколола его. Громов завязал бой с 4 "Юнкерсами". Умелым маневром он зашёл в хвост одному из них и, пока другие разворачивались, выпустил в него длинную очередь. Вражеский самолёт задымил, резко потерял скорость и, кувыркаясь, стал падать. Победа командира ободрила ведомых, они снова устремились в атаку. Немцы, беспорядочно сбрасывая бомбы, начали торопливо уходить.

В том бою советские лётчики во главе с Громовым уничтожили 3 вражеских самолёта. Возвратившись на аэродром Георгий провёл тщательный разбор действий каждого пилота, указал на главную ошибку - открытие огня по противнику с большого расстояния. Из - за этого впустую расходовался боекомплект.

- Надо бить наверняка - с дистанции не более 100 метров, - советовал он молодым воздушным бойцам. - Тогда фашисту никуда не деться от твоей очереди... В наших машинах заложены большие потенциальные возможности а мы их не всегда полностью используем.

Сам Георгий свой истребитель знал до последнего винтика, любил его. Когда садился за штурвал, самолёт становился как бы частью его самого.

Трудный бой с врагами пришлось выдержать Громову и 8 ноября 1941 года. В тот праздничный день он нёс боевое дежурство на аэродроме. С утра всё было спокойно и вдруг на командный пункт поступило сообщение что Мурманску угрожает массированный налёт вражеских бомбардировщиков. Над аэродромом взвилась зелёная ракета, и сразу же раздалась громкая команда:

- По самолётам !

Один за другим в свинцовое северное небо поднялись 6 истребителей во главе с Георгием Громовым. Некоторое время летели в сплошных облаках, почти вслепую, молча, чтобы радиопереговорами не выдать себя раньше времени. Потом облака стали редеть. И вот в наушниках раздался взволнованный голос ведомого:

- Вижу "Лапотников" !

В то же мгновение и Громов заметил большую группу пикировщиков Ju-87 и прикрывавших её "Мессеров". Подумалось вдруг - "Сколько смертоносного груза несут они в себе ?   В каждом бомбардировщике - десятки бомб... Это разрушенные дома, погибшие старики, женщины и дети. Это горе и слёзы..."

- Делай как я ! - подал команду Громов и устремился к "Юнкерсам".

Атака оказалась эффективной. Сбив 2 бомбардировщика, наши истребители заставили врагов броситься врассыпную. Увертываясь от "Мессеров", Громов настойчиво рвался к "Юнкерсам". Погнался за одним, но вдруг услышал в наушниках: "Командир, "Мессер" на хвосте !"   Оглянулся - так и есть. Решение пришло мгновенно: убрал газ, дал рули на скольжение. Вражеский самолёт проскочил над ним, и тут Георгий включил двигатель на полные обороты, пошёл на горку. Неожиданный маневр завершился тем, что он вогнал в "Мессера" очередь, тот загорелся и, оставляя за собой чёрный след, понёсся к земле. Смело сражались и ведомые. В этом ожесточённом воздушном бою на ближних подступах к Мурманску 6 советских истребителей сбили 5 вражеских самолётов. Остальные, укрываясь в облаках, ушли за линию фронта.

Вскоре он был назначен уже командиром эскадрильи, носящей громкое название "Комсомолец Заполярья". Её лётчики летали тогда на американских истребителях Р-40 "Томагаук". Несмотря на заметное качественное превосходство противника в авиатехнике, Георгий Громов в те дни одержал несколько блестящих воздушных побед, вошедших в историю 147-го авиаполка.

Р-40 Г.Громова.

Фрагмент Р-40 Г.В.Громова.

Однажды был сбит немецкий бомбардировщик, весь экипаж которого состоял из асов награждённых Железными крестами, а командир имел сразу 3 Креста - он был опытнейшим лётчиком, возглавлял группу ночных бомбардировщиков. Летал превосходно: ночью в облаках на бреющем ходил бомбить Мурманск. И всё же его сбили. А произошло это так. Однажды немецкий самолёт появился над нашим аэродромом на высоте около 3000 метров, спикировал, сбросил бомбы, которые не причинили особого ущерба, и пошёл на второй заход. В это время Георгий Громов, который находился в воздухе, бросился на врага и меткой очередью сбил его.

Когда - то, в далёкие школьные годы, читая наизусть горьковскую "Песню о Соколе", Громов с чувством произносил: "Безумство храбрых - вот мудрость жизни !"   Но тогда он не совсем понимал смысл этих слов; осознал до конца потом, став лётчиком и побывав в воздушных боях.

Все, кому не раз доводилось летать с Громовым в одной паре, в один голос говорили о том, что в бою Громов умеет постоять за товарища, всегда придёт на выручку. Он был человеком требовательным, с ним было в высшей степени надёжно. И поругает, зато и научит, и в обиду не даст. В то же время Громов отличался душевностью, добротой, в нём была особая педагогическая струнка, он умел доходчиво и толково объяснить подчиненным приёмы воздушного боя. И сам бил врага умело и мужественно.

"Будучи командиром эскадрильи, уже в звании капитана, - вспоминал прославленный лётчик, - мне однажды пришлось облетывать над аэродромом самолёт после капитального ремонта. Вдруг слышу по радио: "Двухсотый !". Это был мой позывной всю войну. Мне сообщают: "С запада к аэродрому приближаются 8 "Мессеров".

Четвёрка из них кинулась на самолёт Громова, завязался неравный воздушный бой...

"Один против четырёх. Даже не против четырёх, а, считай, против восьми. Внимание обострено, нервы, как говорят, в кулаке. Первая атака не принесла фашистам успеха. Снова завязался бой, так называемая "карусель". Думаю об одном: "Как бы не оплошать, увернуться от врага и самому нанести удар". В этой "карусели" один фашистский самолёт попал в перекрестье моего прицела. Мгновенно реагирую, жму на гашетку, и гитлеровский стервятник, охваченный пламенем, пошёл к земле. Фашисты видят, что образцово - показательного боя, с их точки зрения, конечно, не получается, лёгкая добыча оказалась не по зубам. Но и уходить ни с чем не хочется. И тогда четвёрка "запасных" сверху тоже бросается на меня. Положение моё осложнилось. Но стараюсь не только увёртываться, но и нападать. И тут мне снова повезло. Ещё один "Мессер" попал в прицел. Остальное - дело техники. Так во время этого невиданного воздушного боя я сбил 2 фашистских самолёта".

За этот бой Г. Громов был награждён орденом Красного Знамени. В послужном списке побед у Георгия Громова есть и сбытый один из 4-х немецких асов - "Трефовый туз".

Г.В.Громов у своего Р-40.

Безумство храбрых... 2 июня 1942 года Громов вылетел на выполнение боевого задания во главе 8 истребителей. Над линией фронта встретили 28 бомбардировщиков Ju-87 в сопровождении 18 истребителей Ме-109. Силы были явно неравные, но, как говорится, воюют не числом, а умением. Громов решительно повёл восьмёрку на перехват. Сам он с ведомым связал боем "Мессеров", а остальные лётчики обрушились на "Юнкерсов". В небе завертелась карусель. "Ну, родимый, не подведи" - сжимая штурвал, ласково, как живому существу, прошептал Георгий, обращаясь к своему истребителю.

Вдруг самолёт Громова задрожал, запахло бензином. "Подбит" - мелькнуло в сознании. Попробовал маневрировать - машина слушалась его. Сориентировавшись в обстановке, бросился на летевшего ниже его Ме-109. И вот тот в прицеле, стал быстро расти, увеличиваться в размерах. Пора открывать огонь. Неожиданно вражеский истребитель свалился на крыло Громов мгновенно среагировал на маневр противника и сделал то же самое, но с некоторым опозданием, и опять оказался выше. Немец, поняв, что над ним нависла смертельная опасность, перешёл в отвесное пике. Советский истребитель, не отставая от него, тоже понёсся вниз. У самой земли вражеский пилот вывел машину из пикирования. Георгий не прозевал момента, рванул ручку на себя и перевёл машину в горизонтальный полёт. "Мессер" оказался впереди на расстоянии не более 100 метров. Поймав его в прицел, Громов ударил длинной очередью. Цель поражена !

Ведомые им лётчики уничтожили в том бою 4 самолёта, и только после того как враги покинули район боя, а у наших воздушных бойцов кончились боеприпасы, Громов повёл свою группу на аэродром.

Техник, увидев изрешечённую машину командира, ахнул:

- Как вы дотянули ?

- Как ?   На честном слове, - окинув взглядом истребитель, ответил Громов.

Через день в утреннем сообщении Совинформбюро он услышал по радио: "Немецкая авиация 2 июня дважды пыталась совершить налёт на один наш объект на Севере. Самолёты противника были отогнаны. Огнём зенитной артиллерии и нашими истребителями сбито 12 немецких самолётов". Приятно было сознавать, что 5 из них уничтожила возглавляемая им группа.

Р-40 Г.Громова.

В другом бою Громов во главе 7 истребителей атаковал 32 вражеских бомбардировщика, которые под охраной 20 "Мессеров" несли свой смертоносный груз на позиции советских войск. С первой же атаки он сбил Ме-109, но и его машина получила повреждение. В кабине стало тяжело дышать, ухудшилась видимость. Боль пронизала всё тело. Ранен...

Помутившееся было сознание вновь прояснилось. Усилием воли Георгий заставил себя не думать о боли. Выровнял терявший высоту самолёт и решительно пошёл вверх. Хотел выйти из боя, осмотреться. Нырнул в небольшое облако, а когда выскочил из него, совсем близко увидел "Мессер", даже лицо пилота рассмотрел. Не мешкая, почти в упор открыл огонь. Затем увидел дым и пламя, охватившее немецкий истребитель.

Вынудив врага отступить, Громов повёл свою семёрку домой и благополучно произвёл посадку. В тыловой госпиталь ехать отказался. После непродолжительного лечения в своей санчасти снова стал вылетать на выполнение боевых заданий. За проявленные в воздушных боях мужество, отвагу и воинскую доблесть он был награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского.

Газета "Боевая вахта" от 1 мая 1943 года, под общим заголовком "Нашим асам - слава !", поместила портреты 5 отличившихся лётчиков - истребителей: Павла Кутахова, Виктора Крупского, Ивана Гайдаенко, Константина Фомченкова и Георгия Громова. Сопровождавшая их подпись сообщала читателям о том, что эти лётчики вогнали в землю 132 фашистских самолёта.

Г.В.Громов у своей машины..

Вскоре Георгий Васильевич был назначен заместителем командира полка, ставшего к тому времени 20-м Гвардейским. Теперь летать приходилось уже меньше - много времени отнимала руководящая работа, решение организационных вопросов. И всё же, повоевать ему ещё довелось...

Особенно сложной задачей для истребителей считалось прикрытие штурмовиков. Словно невидимой нитью оказывались они привязанными к тяжёлым и сравнительно тихоходным машинам. Это значит, что их инициатива скована. Они могли пострадать от наземного огня, потому что у них нет столь надёжной брони, какой оснащены штурмовики. Об одном таком вылете вспоминает Герой Советского Союза генерал - лейтенант авиации запаса Н. Кузнецов.

Полк, в котором в то время сражался Громов, получил задачу прикрыть штурмовики, направлявшиеся на уничтожение вражеских танков в районе Понырей. Возглавляемая им группа защищала штурмовики от атак с фронта. Георгий вдруг увидел, как 3 пары "Мессеров" погнались за двумя нашими истребителями. Хотелось броситься на помощь или хотя бы предупредить об опасности. Но ни того, ни другого сделать было нельзя: он не имел права бросить свои штурмовики, а радиостанция работала на другой частоте.

Воздушные бои вспыхивали то слева, то справа. Отдельные пары "Мессеров" и "Фокке - Вульфов" внезапно появлялись поблизости и тут же растворялись в дымке.

Подошли к цели. Громов услышал, как командир штурмового авиаполка Подполковник В. Панфилов скомандовал: "По танкам !.."   Штурмовики устремились вниз. Противник открыл ураганный огонь. С танков, бронетранспортеров били пулемёты, бешеную стрельбу вели зенитки. Штурмовка ещё продолжалась, когда чей - то тревожный голос предупредил по радио:

- Сверху сзади - "Фоккеры" !

- Не загружать эфир ! - строго потребовал Громов. - Особое внимание штурмовикам !

Прошла минута, и опять в наушниках тревожный голос:

- "Мессеры" атакуют !

Павел Березов спокойно уточнил:

- Шестёрка атакует сзади !

До 20 истребителей врага рвались к штурмовикам. Громов сбил ведущего, но и сам получил повреждение. Пошёл было к земле. Еле выровнял самолёт. Второй "Мессер" шарахнулся вверх, но, потеряв скорость, завис в прицеле пикирующей машины Громова. Короткая точная очередь, и немец разделил участь ведущего.

Ни шквальный огневой заслон зенитчиков, ни истребители противника не сумели помешать боевой работе "летающих танков". Связывая боем вражеские самолёты, наши лётчики давали возможность штурмовикам спокойно выполнять боевую задачу.

Неожиданный удар немцы пытались нанести по ним на обратном пути. Оценив обстановку, командир полка приказал Громову:

- Связать боем истребителей !

Г.В.Громов с товарищами, 1942 год.
Группа лётно - технического состава эскадрильи
"Комсомолец Заполярья". Слева направо: И. Разумов,
К. Покумейко, Г. Громов, Петров, Б. Воскресенский,
М. Бычков, Б. Сачков, Бубнов.  Фото 1942 года.

Группа Громова с набором высоты отвернула в сторону солнца. Оставив звено прикрытия сверху, Георгий рассредоточил четвёрки по фронту и внезапно от солнца ударил по врагам. Вместе с лётчиком Думановым они погнались за парой Ме-109. В конце концов, сначала врезался в землю её ведущий, а затем - и ведомый... Вторую пару атаковали Иван Калабов с Березовым. В азарте боя Иван так близко подошёл к "Мессеру", что крылом зацепил его хвост. После этого натиск врагов ослаб. Пара за парой они устремились вниз, чтобы, прижавшись к земле, уйти поскорей восвояси. Преследовать их было нельзя, потому что горючего в баках оставалось слишком мало.

Весной 1944 года Георгий Васильевич Громов возглавил 515-й истребительный авиационный полк. Новая должность требовала от него выполнения иных функций. Но, командуя частью, Георгий продолжал водить на боевые задания своих лётчиков. Полк громил неприятеля в Белоруссии, Польше, участвовал в форсировании Западного Буга, Вислы, в освобождении городов Хелм, Люблин, Лодзь. Только за время Висло - Одерской операции боевой счёт авиаполка вырос на 34 уничтоженных самолёта. За отличия в боях при овладении городом Радомом полк удостоился ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени, а за отличия в Восточно - Померанской операции получил почётное наименование "Померанский".

Следует заострить внимание читателя на одном интересном моменте - к лету 1943 года в советских ВВС было уже достаточно большое количество лётчиков - истребителей, имевших на счету по 10 и более групповых побед при 2 - 3 лично сбитых самолётах противника. Решение было простым и парадоксальным одновременно: в некоторых полках был произведён пересчёт части групповых побед в личные. Примером может служить фрагмент "Справки о боевой работе" командира 515-го ИАП Гвардии майора Г. В. Громова:

"На основании приказания командующего 7-й Воздушной армии генерал - майора авиации СОКОЛОВА самолёты, сбитые Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В. в группе, пересчитаны в долях на личные. За период Отечественной войны с 22.06.1941 по 19.02.1944 всего лично сбито Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В.:
а) бомбардировщиков противника - 3,5  ( три с половиной),
б) истребителей противника - 8,5  ( восемь с половиной ).
Итого - 12  ( двенадцать )  лично сбитых самолётов противника".

Реально же, по документам 20-го ГвИАП боевой счёт Г. В. Громова на указанное время составлял 6 личных и 17 групповых побед...

В ряде случаев в штабах частей и соединений, не утруждая себя пересчётами, поступали ещё проще: победы, необходимые лётчику для получения той или иной награды, "добирались" из числа групповых, одержанных в предыдущие периоды боевой работы, при этом разделение сбитых на "лично" и "в группе" в наградных документах попросту опускалось.

В апреле 1944 года Гвардии майор Г. В. Громов лично сбивает ещё один самолёт противника и в марте 1945 года представляется на звание Героя Советского Союза, за 13 лично сбитых самолётов.

В наградном листе, подписанном командующим 16-й Воздушной армией генерал - полковником авиации С. И. Руденко и командующим войсками 1-го Белорусского фронта Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым, отмечалось:

"Гвардии подполковник Г. В. Громов особенно отличился в боях при защите Советского Заполярья. В дни напряжённейших боёв, в трудных метеорологических условиях, делал по 4 - 6 боевых вылетов в день, не считаясь с трудностями. К марту 1945 года совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушного боя, в которых лично сбил 13 самолётов противника. Всего сбил 18 самолётов".

Накануне штурма Берлина Военный совет 1-го Белорусского фронта издал обращение к войскам. Получив его, Громов зачитал перед строем. В нём говорилсь: "Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецко - фашистским захватчикам. Призываем вас выполнить эту задачу с присущей вам воинской доблестью, честью и славой. Вперёд, на Берлин !"

Закончив чтение, Громов сказал:

- Я верю, товарищи, в ваше мужество и боевое мастерство. Мне остаётся только повторить: "Вперёд, на Берлин !"

Бои за Берлин гремели на земле и в воздухе, с каждым днём становясь всё ожесточённее. С продвижением советских войск вперёд аэродром, с которого действовал возглавляемый Громовым 515-й ИАП, оказывался всё глубже в нашем тылу, всё дальше от передовой. На перелёты требовалось много времени и горючего. "А что, если перебазировать полк на один из берлинских аэродромов ?" - задался вопросом Георгий Васильевич. Посоветовался с заместителями. Получив их поддержку, обратился к старшему командованию. Оно одобрило инициативу.

28 апреля командир полка Гвардии подполковник Громов с ведомым, лейтенантом Ю. Дьяченко вылетели на берлинский аэродром Темпельхоф: по полученным сведениям, он вот - вот должен был перейти в руки наступающих наших войск. Вверху светило яркое весеннее солнце, внизу чёрные клубы дыма окутывали кварталы города. Ориентироваться было нелегко, да и за воздушной обстановкой приходилось следить, но Георгий точно вышел на аэродром. Вокруг него ещё кипел бой. Наших истребителей обстреляли вражеские зенитчики, но это не смутило Громова: снизившись до бреющего полёта, он пошёл на посадку.

Дерзость советских лётчиков вызвала среди врагов замешательство, но как только они опомнились, сразу же открыли по истребителям миномётный огонь. Разрывы всё ближе, ближе... Трудно сказать, чем закончился бы этот боевой эпизод для Громова и Дьяченко, если бы на помощь не подоспели артиллеристы. Метким огнём они подавили миномётные батареи врага. А вскоре на аэродроме появились наши пехотинцы.

Громов Георгий Васильевич

В тот же день на Темпельхоф перебазировался весь 515-й авиаполк. Это позволило оперативнее осуществлять прикрытие наших войск, сражавшихся в Берлине.

8 мая перед группой лётчиков, возглавляемых майором М. Тюлькиным, командир полка Гвардии подполковник Г. Громов поставил последнюю в Великой Отечественной войне боевую задачу: непосредственным сопровождением прикрыть перелёт с аэродрома Стендаль в Берлин английской, американской и французской военных делегаций. 18 лётчиков - истребителей выполнили эту задачу успешно.

За время войны Георгий Громов совершил более 400 успешных боевых вылетов, участвовал в 64 воздушных боях, лично уничтожил 13 самолётов противника, с учётом пересчёта части групповых побед в личные.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 17 групповых побед лётчика. ]

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 8980 ).

После окончания Великой Отечественной войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические командные курсы, в 1956 году - Военную академию Генерального штаба. Командовал авиационным соединением. С 1963 года генерал - майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника Г. В. Громова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
113.08.1941 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )ст. ЧупаМиГ-3, "Киттихаук",

Як-9, Як-3.
214.08.1941 г.2  Ju-88  ( в группе - 2 / 4 )Алакуртти
307.10.1941 г.2  Ме-110  ( в группе - 2 / 3 )Африканда
402.11.1941 г.2  Ме-109Кандалакша - Алакуртти
529.11.1941 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )ст. Чупа
616.12.1941 г.1  Ju-87ст. Лоухи
71  Ju-87  ( в группе - 1 / 4 )ст. Лоухи
824.04.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 3 )Мурманск
925.04.1942 г.1  Ме-109Мурмаши
1026.04.1942 г.1  Ju-88  ( в группе - 1 / 3 )Мурмаши - Мончегорск
1129.04.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 2 / 6 )Большая Западная Лица
1227.05.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 5 )Мурманск
1319.06.1942 г.1  Ju-87  ( в группе - 1 / 5 )сев - зап. Мурманск
1429.06.1942 г.1  Ме-109аэродром Шонгуй
1527.03.1943 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 4 )юго - зап. Юркино
1624.09.1943 г.1  Ме-109аэродром Мурмаши
173  Ме-109  ( в группе - 3 / 14 )аэродром Мурмаши - аэродром Шонгуй
1827.07.1944 г.1  FW-190Пулавы

      Всего сбитых самолётов - 7 + 17;  боевых вылетов - 408;   воздушных боёв - 63.


Возврат

Н а з а д

http://pedant.ru/moscow/remont-telefonov/remont-apple/iphone/3gs/


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz