Семенов Федор Георгиевич - советский военный летчик Герой Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914 - 1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Семёнов Фёдор Георгиевич

Семёнов Ф.Г.

Родился 26 Декабря 1918 года в селе Ново - Лаврово, ныне Воскресенского района Московской области, в крестьянской семье. Образование неполное среднее. С 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков.

С Июня 1941 года Лейтенант Ф. Г. Семёнов на фронтах Великой Отечественной войны. ПО Июнь 1943 года служил в составе 193-го ИАП; по Октябрь 1944 года - в 240-м ИАП  ( 178-м Гвардейском ИАП ).

К Сентябрю 1943 года помощник командира 240-го истребительного авиационного полка  ( 302-я истребительная авиационная дивизия, 4-й истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, Степной фронт )  Капитан Ф. Г. Семёнов совершил 340 успешных боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 8, в группе 4 и уничтожил на аэродромах 3 самолёта противника.

4 Февраля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

19 Октября 1944 года был сбит и попал в плен. Расстрелян за отказ от сотрудничества с фашистами.

Награжден орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ); медалями.

*     *     *

От многих участников Великой Отечественной войны Ф. Г. Семёнова отличал большой опыт лётной работы, накопленный ещё в мирное время. И когда с неба стали падать бомбы, Фёдор Георгиевич был уже боевым лётчиком.

Лишь только завыла сирена, возвестившая боевую тревогу, Фёдор подхватил свой "тревожный" чемоданчик и тихо сказал тётке Марии, которая воспитывала его с 7 лет:

- Сегодня не жди.

- А завтра ? - удивилась та.

- Может, и завтра.

Прибыв, на аэродром, Семёнов направился на командный пункт. Там все уже были в сборе, и там Фёдор впервые услышал грозное слово "война".

С первого дня войны сражался в составе 193-го истребительного авиаполка, командовал звеном и эскадрильей; летал на И-16, ЛаГГ-3 и Ла-5. В Июне 1943 года, перед началом Курской битвы, переведён в 240-й истребительный авиационный полк.

Так фронтовая судьба свела Фёдора Семёнова с будущим трижды Героем Советского Союза И. Н. Кожедубом. Сначала Кожедуб служил лётчиком в его эскадрилье, затем стал заместителем Семёнова. Когда Фёдора Георгиевича назначили начальником воздушно - стрелковой службы полка, Кожедуб принял от него эскадрилью.

Впоследствии Иван Никитович Кожедуб писал о Фёдоре Семёнове: "Я сразу отметил в командире те качества, которые мы так ценили: твёрдость, требовательность, товарищескую простоту".

Когда командир полка впервые представил Семёнова лётчикам эскадрильи, тот, не рисуясь и не скромничая, рассказал им о себе:

- Вырос в Москве. Окончил 7 классов и ФЗУ. Работал слесарем на заводе "Красный Пролетарий". Потом учился в Борисоплебской школе военных лётчиков. Начал воевать 22 Июня 1941 года.

Имею несколько боевых наград. В 1941-м на Калининском, фронте вручена медаль "За отвагу". В 1942-м - орден Красного Знамени. В начале 1943-го на Воронежском фронте - второй орден Красного Знамени.

Слушая своего нового командира и глядя на его обожжённое лицо, молодёжь сразу оценила - бывалый воин. Тут же посыпались вопросы:

- Сколько сбили фашистских самолётов ?

- Пока шесть...

- Расскажите о самом интересном воздушном бое.

И Семёнов поведал своим новым боевым товарищам о самой трудной встрече с противником, когда ему вдвоём с ведомым пришлось драться против 8 фашистских истребителей. В этом бою советские лётчики повергли на землю 3 вражеских машины.

В заключение первой встречи с однополчанами Фёдор Георгиевич посоветовал молодым лётчикам:

- Самое важное - соблюдать боевой порядок группы. Цель каждого из нас - сбить врага. Но не гоняйтесь за подбитыми, не отрывайтесь от группы, не нарушайте дисциплины.

Глубоко запали в душу воздушных воинов слова их нового командира. Семёнов им понравился. Его походка, решительная и быстрая, говорила о большой силе воли. Во всей осанке чувствовалось что-то удивительно располагающее, внушающее уважение.

Продолжение знакомства состоялось в воздухе. После вылета с Кожедубом, комэск делает следующий вывод: "Сноровист и уверен в воздушном бою". И ещё одно подмечает Семёнов: "В воздухе Иван Кожедуб слишком азартен. Конечно, хорошо, когда лётчик вступает в бой с противником самозабвенно, но всё хорошо в меру".

Истребитель Ла-5.

Однажды между командиром и лётчиком состоялся серьёзный разговор. Это было после первой победы Кожедуба.

Бой выдался трудный. Когда группа Ла-5, ведомая Семёновым, подлетела к линии фронта, здесь уже шло настоящее воздушное сражение. Немецкие и наши самолёты мелькали со всех сторон. Эфир был переполнен русской и немецкой речью. Несмотря на сложность воздушной обстановки, Семёнов заметил большую группу Ju-87, шедших бомбить наши войска. Он подал команду:

- Впереди, ниже нас более 20 самолётов противника. Атакуем ! - И сам вихрем помчался на бомбардировщиков. Прошло всего несколько секунд, и первый горящий "Юнкерс" рухнул на землю.

Несколько раз заходили советские лётчики в атаку и добйлись своего: строй бомбардировщиков был нарушен, "Юнкерсы" побросали бомбы, не дойдя до цели.

В этом бою Иван Кожедуб добился первой победы. Но добился её большой ценой. Увлекшись погоней, он не заметил, как в хвост ему пристроился Ме-109. Только бдительность ведомого спасла молодого лётчика от гибели.

Кожедуб радовался первой победе, а Семёнов встретил его на земле холодным взглядом.

- Я растерялся, запнулся, - вспоминает Кожедуб, - позабыв все заранее приготовленные слова. Семёнов посмотрел на меня и сердито сказал:

- Мне всё известно, я всё видел. Я вами недоволен. Дерзости у вас много. Это хорошо, но в таких сложных условиях надо быть сдержанным, а то самого, как куропатку, собьют. В бою нельзя горячиться.

Он замолчал, а Кожедуб стоял перед ним навытяжку в полном смятении. Вдруг командир заулыбался и протянул лётчику руку:

- А в общем, - молодец !   Так и бей их !   Но смотри - не зазнавайся !   Заруби на носу мои слова...

Наука побеждать, преподнесённая Семёновым, надолго запомнилась будущему асу. Его боевой почерк становился всё более твёрдым. В его новых победах был заложен опыт старшего товарища. Когда Кожедуб сам стал воспитателем молодёжи, советы Фёдора Семёнова помогли ему быстрее сколотить боевой коллектив, не допустить неожиданных просчётов.

Однажды в эскадрилью прибыли 3 новичка. Одного из них Пашу Брызгалова Семёнов берёт в ведомые себе. Василия Мухина рекомендует Кожедубу:

- Помните: в дружбе ведомого и ведущего - успех пары. Посмотрите, какая закваска у Мухина.

И Кожедуб внимательно изучает новичка. Вместе с Василием проводит много учебно - тренировочных полётов. Лётчики приноравливаются друг к другу, приглядываясь к "походке" в воздухе.

В последующих боях Кожедуб много раз убедился, насколько велико значение спаянной лётной пары. Именно это и помогало им выбраться из самых сложных положений...

Все лётчики полка, подобно Кожедубу, усваивали опыт старших товарищей в борьбе с врагами. В перерывах между боями Семёнов проводил занятия по технике пилотирования и боевому применению самолёта. Между авиаторами разгорались горячие споры, как лучше действовать во время атаки, при поиске противника, в неравном бою. Вырабатывались новые правила ведения боя.

Чем выше поднималась теоретическая подготовка лётчиков, тем лучше становились результаты их боевой выучки. Изо дня в день рос счёт сбитых самолётов противника. Значительно возрос он и у Фёдора Семёнова. Штаб части послал представление на присвоение ему звания Героя Советского Союза, в ктором говорилось:

"За образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом исключительную смелость, мужество и героизм, за лично сбитые в воздушных боях 8 самолётов и 3 самолёта, уничтоженных на аэродромах противника, и 4 самолёта, сбитых в групповых боях, достоин высшей правительственной награды - присвоения звания Героя Советского Союза".

4 Февраля 1944 года на командный пункт полка пришло радостное известие: одним указом Президиума Верховного Совета СССР звание Героя Советского Союза присвоено Фёдору Семёнову, Ивану Кожедубу и командиру полка Николаю Ольховскому.

- Качать награждённых, - кричат лётчики и подбрасывают в воздух всех троих.

Поздравить героев прилетел командир соединения. Собрался весь личный состав. Командир зачитал Указ. Потом состоялся торжественный ужин. За широким столом Семёнов сидит рядом с Кожедубом. По очереди выступают со словами благодарности партии и правительству, всему советскому народу. Потом Семёнов толкает Кожедуба:

- Помнишь, каким ты был желторотом под Белгородом ?   Помнишь, как я тебя отчитал за первого сбитого ? - и добавляет: - Смотри, как ликуют ребята из твоей эскадрильи, словно сами получили Золотую Звезду !   Давай-ка по-традиционному обмоем звёздочку !

И лётчик - учитель чокается с лётчиком - учеником.

В 1944 году дороги Семёнова и Кожедуба разошлись. Кожедуб с лётчиками другого полка дошёл до Берлина, стал трижды Героем Советского Союза, а Семёнов погиб в неравном воздушном бою.

...19 Октября 1944 года 178-й Гвардейский истребительный авиаполк выполнял очередную задачу по прикрытию наземных войск. Лётчики 3-й эскадрильи в этот чёрный для всех день уже дважды выходили на передний край. Мы также вылетели вторично. Воздушная обстановка была не сложная, но коварная. Облачность около 6 - 8 баллов, нижняя её кромка на высоте 1500 метров, верхняя граница - от 2000 до 3000 метров.

Немецкие FW-190 в таких погодных условиях действовали малыми группами: парами и одиночными самолётами наносили удары по нашим объектам. Учитывая характер их действий, наши лётчики были вынуждены держать выше облаков одну пару истребителей. Это в какой-то степени сковывало инициативу противника, избавляло наших лётчиков от их неожиданных атак. Выходы "Фоккеров" из облачности прекратились, похоже на то, что фашисты покинули поле боя. Но, изучив повадки этих изрядно пощипанных и потерявших прежний лоск вояк, наши лётчики были готовы ко всему, к любой неожиданности.

Время барражирования истекало, на смену уже шла 1-я эскадрилья, возглавляемая Фёдором Семёновым. В его восьмёрке были командир подразделения Щетинин, многоопытные воздушные бойцы Жигуленков, Середа, Шпынов, Погодин и ещё 2 молодых, но уже обстрелянных в воздушных схватках лётчика.

Группа летела в зону прикрытия под облаками. Прежде всего обмен информацией: Кирилл Евстигнеев коротко сообщил о хитростях в действиях "Фоккеров", Семёнов принял его сообщение к сведению. В это время пара из группы Евстигнеева, которая находилась выше, опускается под облака, и все вместе группа уходит на свой аэродром.

По характеру принятой Евстигнеевым информации можно было судить о бодром настроении, боевом духе прибывших на передовую товарищей, особенно их командира, неудержимого в схватке с врагом, горячего и азартного Ф. Г. Семёнова. Правда, в атаках Фёдор излишне порой увлекался преследованием противника, старался довести дело до полного его уничтожения, забывая обезопасить тылы. Зная эту свою слабость, он просил друзей:

- В интересах боя, для пользы дела одёргивайте, братцы, мою боевую прыть. Не обижусь, спасибо скажу. А если я уж очень рассвирепел на немчуру - поддержите огнём. Словом... прикройте !

Лётчики хорошо изучили нрав ведущего командира. Поэтому почти всегда держались поближе к "неукротимому Феде", так они его называли между собой. И самые тяжкие бои заканчивались успешно...

Вскоре после того как мы покинули передний край, ведомая Семёновым 1-я эскадрилья встретила четвёрку FW-190, которая только что выскочила из окон облачности. Четвёрка Жигуленкова находилась выше немецких самолётов и стремительно напала на врага. Молниеносная атака - и 2 замыкающих группу "Фоккера" падают. Отличное начало !

Немецкий самолёт FW-190G-8.

Оставшиеся незамедлительно ныряют в пелену облаков. Но вот вслед за четвёркой появились сначала один, а за ним ещё пара немецких самолётов. Второго атакует Щетинин, а на первого ринулся Семёнов. Федя сближается с ним сзади, чуть сверху - дистанция быстро сокращается. Она уже настолько мала, что допусти лётчик промедление с выходом из атаки - и столкновение неизбежно.

Наконец очередь... Фюзеляж вражеской машины поражён разрывами снарядов. А "Лавочкин", приподнимая нос, проносится рядом с фашистом и выходит из атаки. Но уходит он от противника не как всегда - энергично, с отворотом в сторону. На этот раз Семёнов летит по прямой, с небольшим набором высоты к нависшей вблизи мрачной облачной пелене. Как только наш самолёт оказывается впереди противника, тот подворачивает свою машину и открывает огонь. Сам же "Фоккер", свалившись на крыло, дымя и снижаясь, направляется в сторону немецких позиций.

Федин истребитель резко взмывает вверх, скрывается в облаках. Потом, потеряв там скорость, сразу же сваливается обратно, падая к земле и оставляя за собой след чёрного дыма и купол распустившегося парашюта. Щетинин, приказав звену Жигуленкова остаться вверху, начинает снижаться по пологой спирали вместе с двумя нашими "Лавочкиными" вслед за опускающимся парашютистом.

Семёнов, видимо, полагал, что приземлится в расположении наших войск. Но когда с земли к нему потянулись трассы огня, стало ясно, что самое страшное впереди. Нет, не смерть - к ней на войне каждый готов. Нечто пострашнее: муки и позор плена...

Так храбрейший из храбрых, Фёдор Семёнов, оказался в руках фашистских извергов. Случилось это примерно в 8 километрах от Дебрецена, по ту, западную, сторону от города.

Однополчане, конечно же, надеялись, что Фёдору удастся, как и другим 4-м лётчикам полка, бежать из плена и вернуться в свою часть. Но Семёнов не вернулся...

Вот что рассказал о нём стрелок с бомбардировщика Пе-2, которому посчастливилось вырваться из фашистских застенков.

Допросив Фёдора, немцы решили его расстрелять. Семёнов не дрогнул. И в последние минуты жизни он оставался самим собой - мужественным бойцом, человеком железной воли. Не позволил Фёдор сорвать со своей гимнастёрки орден Ленина, "Золотую Звезду" Героя, ордена Красного Знамени, медали.

Существует и такая версия судьбы Семёнова в плену. Военный фотокорреспондент 2-го Украинского фронта И. И. Кузьменко, находившийся в штабе 83-й Дунайской флотилии во время допроса адъютанта командующего Будапештской группировкой  ( тот был пленён вместе со штабом ), спросил: "Какова судьба взятого в плен русского лётчика - героя ?"   Ответ адъютанта: "Этот храбрый воин, видимо, погиб в ночном бою. Он находился под охраной в отступавшей колонне гестапо, которая пыталась прорваться из кольца окружения..."

К моменту гибели помощник командира 178-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно - стрелковой службе Гвардии капитан Семёнов Фёдор Георгиевич выполнил около 500 боевых вылетов. В воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 4 - в группе с товарищами. Ещё 3 самолёта уничтожил на земле во время штурмовок вражеских аэродромов.

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии капитана Ф. Г. Семёнова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
118.03.1942 г.1  "Ме-115"Ржев - ТолстиковоИ-16, ЛаГГ-3, Ла-5.
220.03.1942 г.3  Ме-109  ( в группе - 3 / 4 )Бугрово - Ржев
317.03.1943 г.1  Ме-109сев - зап. Казаья Лопань
418.03.1943 г.1  Ju-88Волчанск
519.03.1943 г.1  Ме-109юго - зап. Купьеваха
606.07.1943 г.1  Ме-109зап. Яковлево
707.07.1943 г.1  Ju-87Козьмо - Демьяновка
822.08.1943 г.1  Ме-109сев. ст. Водолога
929.04.1944 г.1  Ме-109сев. Мечешти
1005.06.1944 г.1  Ме-109юго - вост. Стырка
1107.06.1944 г.1  FW-190юж. Кырпицы
121  FW-190Чужа Вода

      Всего сбитых самолётов - 11 + 4  [ 11 + 3 ];  боевых вылетов - около 500.


Возврат

Н а з а д

Котлы и котельное оборудование в миассе миасс котлы.


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz