Сталинские соколы на службе в Люфтваффе - Красные соколы: русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

"Сталинские соколы" на службе в Люфтваффе.

Тема, связанная с участием советских воздушных асов в Великой Отечественной войне на стороне немцев, до недавнего времени была одной из самых закрытых. Да и сегодня её называют малоизученной страницей нашей истории. Наиболее полно эти вопросы изложены в работах Й. Хоффманна  ( "История власовской армии". Париж, 1990 год. и "Власов против Сталина". Москва. АСТ, 2005 год. )  и К. М. Александрова  ( "Офицерский корпус армии Генерал - лейтенанта А. А. Власова 1944 - 1945 гг" - Санкт-Петербург, 2001 год; "Русские солдаты вермахта. Герои и предатели" - ЯУЗА, 2005 год. )

Русские авиационные подразделения Люфтваффе формировались из 3-х категорий лётчиков: завербованных в плену, эмигрантов и добровольных перебежчиков, а точнее "перелётчиков" на сторону врага. Точное их число неизвестно. По данным И. Хоффманна, использовавшего немецкие источники, на сторону Германии добровольно перелетело довольно много советских лётчиков - в 1943 году их было 66, в первом квартале 1944 года прибавилось ещё 20.

Надо сказать, что побеги советских лётчиков за границу случались и до войны. Так, в 1927 году в Польшу бежали в одном самолёте командир 17-го авиаотряда Клим и старший моторист Тимащук. В 1934 году с одного из аэродромов Ленинградского военного округа перелетел в Латвию Г. Н. Кравец. В 1938 году на самолёте У-2 улетел в Литву начальник Лужского аэроклуба Старший лейтенант В. О. Унишевский. А в годы Великой Отечественной войны под влиянием немецкой пропаганды и наших неудач на фронте такие перелёты возросли многократно. В исторической литературе среди русских "перелётчиков" упоминают кадровых офицеров ВВС РККА Подполковника Б. А. Пивенштейна, Капитанов К. Арзамасцева, А. Никулина и других.

Основную же часть перешедших на службу в Люфтваффе составляли лётчики, сбитые в воздушных боях и завербованные в период нахождения в плену.

Наиболее известные "сталинские соколы", воевавшие на стороне немцев: Герои Советского Союза Капитан Бычков Семён Трофимович, Старший лейтенант Антилевский Бронислав Романович, а также их командир - Полковник ВВС РККА Виктор Иванович Мальцев. В разных источниках упоминаются также сотрудничавшие с немцами: исполняющий должность командующего ВВС 20-й армии Западного фронта Полковник Ванюшин Александр Фёдорович, ставший заместителем и начальником штаба у Мальцева, начальник связи 205-й истребительной авиадивизии Майор Ситник Серафима Захаровна, командир эскадрильи 13-го авиаполка скоростных бомбардировщиков Капитан Ф. И. Рипушинский, Капитан А. П. Меттль  ( настоящая фамилия - Ретивов ), служивший в авиации Черноморского флота, и другие. По подсчётам историка К. М. Александрова, всего их было 38 человек.

Большинство из воздушных асов, побывавших в плену, после войны были осуждены. Так, 25 Июля 1946 года военный трибунал Московского военного округа приговорил Антилевского к расстрелу по ст. 58-1 п."б" УК РСФСР. Через месяц по той же статье и к той же мере наказания суд округа осудил Бычкова.

В архивных нарядах автору довелось изучать и другие приговоры, вынесенные в отношении сбитых в годы войны советских лётчиков, которые служили затем в авиации на стороне немцев. Например, 24 Апреля 1948 года военный трибунал Московского военного округа рассмотрел в закрытом судебном заседании дело № 113 в отношении бывшего лётчика 35-го скоростного бомбардировочного полка Ивана   ( в трудах К. Александрова - Василия )  Васильевича Шияна. Согласно приговору, его сбили при выполнении боевого задания 7 Июля 1941 года, после чего в лагере военнопленных он был завербован немецкими разведорганами, после окончания шпионско - диверсионной школы "с разведывательно - диверсионными целями забрасывался в расположение войск 2-й ударной армии", с осени 1943 года и до конца войны "служил в авиационных частях изменнической так называемой Русской освободительной армии" вначале в должности заместителя командира "1-й восточной эскадрильи, а затем в должности командира её". Далее в приговоре говорилось, что Шиян бомбил партизанские базы в районе городов Двинска и Лиды, за активную помощь немцам в борьбе с партизанами был награждён тремя немецкими медалями, получил воинское звание "Капитан", а после задержания и прохождения фильтрации, пытался скрыть свою изменническую деятельность, назвавшись Снеговым Василием Николаевичем. Трибунал приговорил его к 25 годам лагерей.

Столько же отмерил суд и Лейтенанту И. Г. Радионенкову, сбитому на Ленинградском фронте в Феврале 1942 года, который для "маскировки своей личности действовал под вымышленной фамилией и именем Щвец Михаил Герасимович.

В приговоре военного трибунала от 29 Ноября 1950 года сказано:

"Радионенков в конце 1944 года изменил Родине и добровольно поступил на службу в авиачасть изменников, так называемую РОА, где ему было присвоено звание Поручика авиации РОА... входил в состав эскадрильи истребителей... совершал учебные полёты на Мессершмитте-109".

В силу скудности архивных источников нельзя категорически утверждать, что все репрессированные после войны лётчики действительно служили в немецкой авиации, поскольку кого-то из них следователи МГБ могли заставить дать "признательные" показания с помощью известных методов того времени.

Некоторые из лётчиков испытали эти методы на себе ещё в довоенные годы. Для В. И. Мальцева пребывание в подвалах НКВД явилось основным мотивом для перехода на сторону врага. Если по поводу причин, побудивших Генерала А. А. Власова предать Родину, историки спорят до сих пор, то в отношении командующего ВВС его армии В. И. Мальцева, все сходятся во мнении, что он действительно был идейным антисоветчиком и подтолкнуло его к принятию такого решения применение в отношении бывшего Полковника ВВС РККА необоснованных репрессий. История превращения его во "врага народа" была типичной для того времени.

Виктор Иванович Мальцев, 1895 года рождения, один из первых советских военлётов. В 1918 году он добровольно вступил в Красную Армию, в следующем году окончил Егорьевскую школу военных лётчиков, в годы Гражданской войны получил ранение. Мальцев был одним из инструкторов В. П. Чкалова, в период обучения того в Егорьевской авиашколе. В 1925 году Мальцев был назначен начальником Центрального аэродрома в Москве, а ещё через 2 года стал помощником начальника Управления ВВС Сибирского военного округа. В 1931 году он возглавил авиацию округа и занимал эту должность до 1937 года, пока не был выведен в резерв, получив должность начальника Туркменского управления Гражданской авиации. За достигнутые в работе успехи его даже представили к награждению орденом Ленина.

Но 11 Марта 1938 года неожиданно арестовали, как участника "военно - фашистского заговора" и лишь 5 Сентября следующего года освободили за недоказанностью обвинения. В период заточения в подвалах Ашхабадского управления НКВД Мальцева неоднократно подвергали пыткам, однако он не признал ни одного из сфабрикованных обвинений. После освобождения Мальцев был восстановлен в партии и в рядах РККА, получив назначение на должность начальника санатория Аэрофлота в Ялте. А 8 Ноября 1941 года, в первый же день оккупации Крыма германскими войсками, в форме Полковника ВВС РККА явился в немецкую военную комендатуру и предложил свои услуги по созданию антисоветского добровольческого батальона.

Рвение Мальцева фашисты оценили по достоинству: опубликовали 50-тысячным тиражом в пропагандистских целях его мемуары "Конвейер ГПУ", а потом назначили бургомистром Ялты. Он не раз выступал перед местным населением с призывами о необходимости активной борьбы с большевизмом, лично сформировал в этих целях 55-й карательный батальон по борьбе с партизанами. За проявленное при этом усердие был награждён бронзовым и серебряным знаками для восточных народов "За храбрость" II класса с мечами.

О том, как Мальцев сошёлся с Власовым и начинал создавать авиацию РОА, написано немало. Известно, что ещё в Августе 1942 года, в районе города Орши по инициативе и под руководством бывших советских офицеров майора Филатова и капитана Рипушинского была создана русская авиагруппа при так называемой Русской национальной народной армии  ( РННА ). А осенью 1943 года с аналогичной инициативой выступил подполковник Холтерс. Мальцев к тому времени уже подал рапорт о вступлении в армию Власова, но поскольку формирование РОА ещё не было начато, активно поддержал идею Холтерса о создании русской добровольческой авиагруппы, которую ему и предложено было возглавить.

На допросах в СМЕРШе он показал, что в конце Сентября 1943 года немцы пригласили его в местечко Морицфельде, где располагался лагерь авиаторов, завербованных на службу к Власову. Там было к тому времени всего 15 лётчиков - предателей. В начале Декабря того же года германский Генштаб ВВС разрешил сформировать из русских военнопленных лётчиков, изменивших Родине, "восточную эскадрилью", командиром которой назначили белоэмигранта Тарновского. На него, Мальцева, немцы возложили руководство формированием и подбором лётного состава. Эскадрилья была сформирована, и в первой половине Января 1944 года он сопроводил её в город Двинск, где передал в распоряжение командующего ВВС одной из немецких Воздушных армий, после чего эта эскадрилья принимала участие в боевых операциях против партизан. По возвращении из города Двинска он приступил к формированию из пленных советских лётчиков "перегоночных групп" для перегонки самолётов с немецких авиационных заводов в действующие германские воинские части. При этом сформировал 3 таких группы общей численностью в 28 человек. Обработку лётчиков проводил лично, завербовав около 30 человек. Затем до Июня 1944 года он занимался в лагере военнопленных в городе Морицфельде антисоветской пропагандистской деятельностью.

Мальцев был неудержим. Он без устали разъезжал по лагерям, подбирая и обрабатывая плененных лётчиков. В одном из его обращений говорилось:

"Я весь свой сознательный век был коммунистом, и не для того, чтобы носить партийный билет как дополнительную продовольственную карточку, я искренне и глубоко верил, что этим путём мы придём к счастливой жизни. Но вот прошли лучшие годы, побелела голова, а вместе с этим пришло и самое страшное - разочарование во всём, чему я верил и чему поклонялся. Оказались оплёванными лучшие идеалы. Но самым горьким было сознание того, что я всю жизнь являлся слепым орудием политических авантюр Сталина... Пусть тяжело было разочарование в своих лучших идеалах, пусть лучшая часть жизни пропала, но остаток дней я посвящу борьбе с палачами русского народа, за свободную, счастливую, великую Россию".

Завербованных лётчиков переправляли в специально созданный немцами учебный лагерь в польском городе Сувалки. Там "добровольцы" подвергались всесторонней проверке и дальнейшей психологической обработке, обучались, приносили присягу, а затем отправлялись в Восточную Пруссию, где в лагере Морицфельде формировалась авиагруппа, получившая в исторической литературе название группы Холтерса - Мальцева...

Й. Хоффманн писал:

"Осенью 1943 года Подполковник Генштаба Холтерс, начальник пункта обработки разведывательных данных "Восток" в штабе командования Люфтваффе  ( ОКЛ ), обрабатывавший результаты допросов советских лётчиков, предложил сформировать лётное подразделение из пленных, готовых воевать на стороне Германии. При этом Холтерс заручился поддержкой бывшего Полковника советской авиации Мальцева, человека редкого обаяния..."

В сетях "обаятельного" Мальцева вскоре оказались попавшие в плен "Сталинские соколы" - Герои Советского Союза Капитан С. Т. Бычков и Старший лейтенант Б. Р. Антилевский.

Б.Р.Антилевский

Антилевский родился в 1917 году в деревне Марковцы Озерского уезда Минской области. После окончания в 1937 году техникума народно - хозяйственного учета он вступил в РККА и в следующем году успешно закончил Монинское училище авиации особого назначения, после чего служил стрелком - радистом дальнего бомбардировщика ДБ-ЗФ в 21-м дальнебомбардировочном авиаполку. В составе этого полка участвовал в Советско - Финляндской войне, в воздушном бою сбил 2 истребителя противника, получил ранение и за проявленный героизм 7 Апреля 1940 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

В Сентябре 1940 года Антилевский был зачислен курсантом в Качинскую Краснознамённую военную авиашколу имени тов. Мясникова, после окончания которой получил воинское звание "Младший лейтенант" и с Апреля 1942 года участвовал в Великой Отечественной войне в составе 20-го истребительного авиаполка. Летал он на "Яках", неплохо проявил себя в Августовских боях 1942 года под Ржевом.

В 1943 году полк был включён в состав 303-й истребительной авиадивизии, после чего Антилевский стал заместителем командира эскадрильи.

Генерал - майор авиации Г. Н. Захаров писал:

"20-й истребительный специализировался на сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков. Слава лётчиков 20-го полка - слава негромкая. Их не особенно хвалили за сбитые самолёты противника, но строго спрашивали за потерянные свои. Они не были раскованы в воздухе в той мере, к какой стремится любой истребитель в открытом бою, не могли бросить "Илы" или "Петляковы" и очертя голову кинуться на самолёты противника. Они были телохранителями в самом прямом смысле этого слова, и только лётчики - бомбардировщики и лётчики - штурмовики могли в полной мере отдать им должное... Свои задачи полк выполнял образцово, и в этой работе ему, пожалуй, не было равных в дивизии".

Лето 1943 года складывалось для Старшего лейтенанта Б. Р. Антилевского удачно. Он был удостоен ордена Красного Знамени, а потом, в Августовских боях, сбил за 3 дня сразу 3 вражеских самолёта. Но 28 Августа 1943 года сам был подбит и оказался в немецком плену, где в конце 1943 года добровольно вступил в Русскую освободительную армию, получил чин Поручика...

Особо ценным приобретением Мальцева стал Герой Советского Союза Капитан С. Т. Бычков.

С.Т.Бычков

Он родился 15 Мая 1918 года в селе Петровка Хохольского уезда Воронежской губернии. В 1936 году окончил Воронежский аэроклуб, после чего остался работать в нём инструктором. В Сентябре 1938 года Бычков окончил Тамбовскую школу Гражданского Воздушного Флота и стал работать пилотом Воронежского аэропорта. А в Январе 1939 года он был призван в Красную Армию. Учился в Борисоглебской авиашколе. Проходил службу в 12-м запасном авиационном полку, 42-м и 287-м истребительных авиационных полках. В Июне 1941 года Бычков окончил курсы лётчиков - истребителей Конотопской военной школы. Летал на истребителе И-16.

Воевал он неплохо. За первые 1,5 месяца войны сбил 4 фашистских самолёта. Но в 1942 году заместитель командира эскадрильи Лейтенант С. Т. Бычков впервые оказался под трибуналом. Он был признан виновным в совершении аварии самолёта и осужден на 5 лет исправительно - трудовых лагерей, но на основании примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР приговор был отсрочен с направлением осужденного в действующую армию. Он сам рвался в бой и быстро искупил вину. Вскоре судимость с него была снята.

1943 год для Бычкова, как и для его будущего друга Антилевского, складывался удачно. Он стал известным воздушным асом, получил два ордена Красного Знамени. О его судимости уже не вспоминали. В составе истребительных авиационных полков 322-й истребительной дивизии он принял участие в 60 воздушных боях, в которых уничтожил 15 самолётов лично и 1 - в группе. В том же году Бычков стал заместителем командира 482-го истребительного полка, 28 Мая 1943 года ему дали Капитана, а 2 Сентября - "Золотую Звезду".

В представлении на присвоение ему звания Героя Советского Союза говорилось:

"Участвуя в ожесточённых воздушных боях с превосходящими силами авиации противника с 12 Мюля по 10 Августа 1943 года проявил себя отличным лётчиком - истребителем, у которого отвага сочетается с большим мастерством. В бой вступает смело и решительно, проводит его в большом темпе, навязывает свою волю врагу..."

Удача изменила Семёну Бычкову 10 Декабря 1943 года. Огнём зенитной артиллерии его истребитель был сбит в районе Орши. Осколки ранили и Бычкова, но он выпрыгнул с парашютом, а после приземления был захвачен в плен. Героя поместили в лагерь для пленных лётчиков в Сувалках. А затем перевели в лагерь Морицфельде, где он вступил в авиационную группу Холтерса - Мальцева.

Было ли это решение добровольным ?   Однозначного ответа на этот вопрос нет и сегодня. Известно, что в судебном заседании военной коллегии Верховного суда СССР по делу Власова и других руководителей РОА Бычков был допрошен в качестве свидетеля. Он заявил суду, что в лагере Морицфельде Мальцев предложил ему перейти на службу в авиацию РОА. После отказа был сильно избит подручными Мальцева и пролежал 2 недели в лазарете. Но Мальцев и там не оставил его в покое, продолжая запугивать тем, что на родине его всё равно "расстреляют как изменника" и что выбора у него нет, поскольку в случае отказа служить в РОА он позаботится о том, чтобы его, Бычкова, отправили в такой концлагерь, откуда никто не выходит живым...

Между тем большинство исследователей считают, что на самом деле Бычкова никто не избивал. И хотя доводы при этом приводятся убедительные, они всё равно не дают оснований однозначно утверждать, что после пленения Бычков не обрабатывался Мальцевым, в том числе и с применением физического воздействия.

Перед большинством советских лётчиков, попавших в плен, стоял нелёгкий нравственный выбор. Многие дали согласие на сотрудничество с немцами, чтобы избежать голодной смерти. Кто-то рассчитывал при первом удобном случае переметнуться к своим. И такие случаи, вопреки утверждению И. Хоффманна, действительно имели место.

Почему этого не сделали Бычков и Антилевский, которые в отличие от Мальцева не были ярыми антисоветчиками ?   Ведь у них, безусловно, такая возможность была. Ответ очевиден - вначале их, молодых 25-летних ребят, подвергли психологической обработке, убеждая, в том числе и на конкретных примерах, что назад пути нет, что им уже вынесены заочные приговоры и по возвращении на Родину ожидает расстрел или 25 лет лагерей. А потом уже было поздно.

Впрочем, всё это предположения. Мы не знаем, как долго и каким образом обрабатывал Мальцев Героев. Установленным фактом является лишь то, что они не только согласились сотрудничать, но и стали его активными помощниками. Между тем другие Герои Советского Союза из числа советских воздушных асов, оказавшиеся в немецком плену, отказались перейти на сторону врага, показали образцы беспримерной стойкости и несгибаемой воли. Их не сломили изощрённые пытки и даже смертные приговоры, вынесенные нацистскими трибуналами за организацию побегов из концлагерей. Эти малоизвестные страницы истории заслуживают отдельного обстоятельного рассказа. Здесь же мы назовём лишь несколько имен. Концлагерь Бухенвальд прошли Герои Советского Союза: заместитель командира эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка особого назначения Старший лейтенант Н. Л. Часнык, лётчики из бомбардировочной авиации дальнего действия Старший лейтенант Г. В. Лепехин и Капитан В. Е. Ситнов. Последний побывал и в Освенциме. За побег из лагеря вблизи Лодзи его и капитана - штурмовика Виктора Иванова приговорили к повешению, но потом заменили Освенцимом.

В плену оказались 2 советских авиационных Генерала М. А. Белешев и Г. И. Тхор. Третий - легендарный И. С. Полбин, сбитый 11 Февраля 1945 года в небе над Бреслау, официально считается погибшим в результате прямого попадания зенитного снаряда в его штурмовик Пе-2. Но по одной из версий, он в тяжёлом состоянии тоже был захвачен в плен и убит фашистами, которые лишь позже установили его личность. Так вот, М. А. Белешев, командовавший до плена авиацией 2-й ударной армии, был без достаточных на то оснований признан виновным в сотрудничестве с фашистами и осуждён после войны, а заместитель командира 62-й бомбардировочной авиадивизии Генерал - майор авиации Г. И. Тхор, которого и фашисты, и власовцы неоднократно склоняли к переходу на службу в гитлеровскую армию, за отказ служить врагу был брошен в лагерь Хаммельсбург. Там он возглавил подпольную организацию и за подготовку побега был переведён в гестаповскую тюрьму в Нюрнберге, а затем в концлагерь Флоссенбург, где его и расстреляли в Январе 1943 года. Звание Героя Советского Союза Г. И. Тхору было присвоено посмертно только 26 Июля 1991 года.

В Маутхаузене содержался Гвардии майор А. Н. Карасёв. В том же концлагере узниками 20-го штрафного офицерского блока - "блока смерти" - были Герои Советского Союза Полковник А. Н. Кобликов и Подполковник Н. И. Власов, которые вместе с бывшими авиационными командирами Полковниками А. Ф. Исуповым и К. М. Чубченковым в Январе 1945 года стали организаторами восстания. За несколько дней до его начала они были схвачены гитлеровцами и уничтожены, но в ночь со 2 на 3 Февраля 1945 года узники всё равно подняли восстание и некоторым из них удалось бежать.

Достойно вели себя в плену и не пошли на сотрудничество с врагом Герои Советского Союза лётчики И. И. Бабак, Г. У. Дольников, В. Д. Лавриненков, А. И. Разгонин, Н. В. Пысин и другие. Многим из них удалось бежать из плена и после этого они продолжали в составе своих авиачастей громить врага.

Что касается Антилевского и Бычкова, то они со временем стали близкими соратниками Мальцева. Вначале перегоняли самолёты с заводов на полевые аэродромы Восточного фронта. Потом им доверили выступать в лагерях военнопленных с антисоветскими речами пропагандистского характера. Вот что, например, писали Антилевский и Бычков в издававшейся РОА с начала 1943 года газете "Доброволец":

"Сбитые в честном бою, мы оказались в плену у немцев. Нас не только никто не мучил и не подвергал пыткам, наоборот, мы встретили со стороны германских офицеров и солдат самое тёплое и товарищеское отношение и уважение к нашим погонам, орденам и боевым заслугам".

В следственно - судебных документах по делу Б. Антилевского отмечалось:

"В конце 1943 года добровольно поступил в Русскую освободительную армию  ( РОА ), был назначен командиром авиаэскадрильи и занимался перегонкой самолётов с немецких авиазаводов к линии фронта, а также обучал лётчиков РОА технике пилотирования на немецких истребителях. За указанную службу поощрён двумя медалями, именными часами и присвоением воинского звания Капитан. Кроме того, подписал "воззвание" к советским военнопленным и советским гражданам, в котором возводилась клевета на советскую действительность и руководителей государства. Его портреты, с текстом "воззвания" немцами распространялись как в Германии, так и на оккупированной территории Советского Союза. Также неоднократно выступал по радио и в печати с призывами к советским гражданам вести борьбу против советской власти и переходить на сторону немецко - фашистских войск..."

Авиагруппа Холтерса - Мальцева была расформирована в Сентябре 1944 года, после чего Бычков и Антилевский прибыли в город Эгер, где под началом Мальцева приняли самое активное участие в создании 1-го авиационного полка КОНР.

Формирование авиации РОА было санкционировано Г. Герингом 19 Декабря 1944 года. Штаб разместился в Мариенбаде. Представителем немецкой стороны был назначен Ашенбреннер. Мальцев стал командующим ВВС и получил звание Генерал - майора. Начальником своего штаба он назначил Полковника А. Ванюшина, начальником оперативного отдела - Майора А. Меттля. При штабе находился также Генерал Попов с группой кадетов 1-го Русского великого князя Константина Константиновича кадетского корпуса, эвакуированных из Югославии.

Мальцев вновь развил кипучую деятельность, стал издавать собственную газету "Наши крылья", привлёк в формируемые им авиационные части многих офицеров Императорской и Белой армий, в частности Генерала В. Ткачева, который в годы Гражданской войны командовал авиацией барона Врангеля. Вскоре численность ВВС власовской армии, по данным Хоффманна, достигла около 5000 человек.

Первый авиационный полк ВВС РОА, сформированный в Эгере, возглавил Полковник Л. Байдак. Майор С. Бычков стал командиром 5-й истребительной имени Полковника А. Казакова эскадрильи. 2-ю штурмовую эскадрилью, переименованную затем в эскадрилью ночных бомбардировщиков, возглавил Капитан Б. Антилевский. 3-й разведывательной эскадрильей командовал Капитан С. Артемьев, 5-й учебно - тренировочной - Капитан М. Тарновский.

4 Февраля 1945 года при проведении первого смотра авиационных частей Власов вручил своим "соколам", в том числе Антилевскому и Бычкову, боевые награды.

В публикации М. Антилевского о лётчиках власовской армии можно прочесть:

"Весной 1945 года, за несколько недель до конца войны, над Германией и Чехословакией шли ожесточённые воздушные бои. В эфире звучал треск пушечно - пулемётных очередей, отрывистые команды, проклятия лётчиков и стоны раненых, сопровождавшие поединки в воздухе. Но в отдельные дни русская речь слышалась с обеих сторон - в небе над центром Европы в яростных схватках не на жизнь, а на смерть сошлись русские".

На самом деле повоевать в полную силу "соколы" Власова так и не успели. Достоверно известно только, что в бой с частями Красной Армии вступили 13 Апреля 1945 года самолёты бомбардировочной эскадрильи Антилевского. Они поддержали огнём наступление 1-й дивизии РОАна советский плацдарм Эрленгоф, к югу от Фюрстенберга. А 20 Апреля 1945 года по приказу Власова авиационные части Мальцева уже перебрались в город Нейерн, где после совещания с Ашенбреннером, приняли решение начать переговоры с американцами о сдаче в плен. Мальцев и Ашенбреннер приехали в расположение штаба 12-го американского корпуса на переговоры. Командир корпуса генерал Кении объяснил им, что вопрос о предоставлении политического убежища не относится к его компетенции и предложил сдать оружие. При этом дал гарантии, что не выдаст власовских "соколов" советской стороне до окончания войны. Решили капитулировать, что и сделали 27 Апреля в районе Лангдорфа.

Офицерскую группу, численностью около 200 человек, в которой оказался и Бычков, направили в лагерь для военнопленных в окрестностях французского города Шербура. Все они в Сентябре 1945 года был переданы советской стороне.

Генерал - майора Мальцева солдаты 3-й американской армии доставили в лагерь военнопленных под Франкфуртом-на-Майне, а потом тоже переправили в город Шербур. Известно, что советская сторона неоднократно и настойчиво требовала его выдачи. Наконец власовского Генерала всё же передали сотрудникам НКВД, которые под конвоем доставили его в свой лагерь, находившийся недалеко от Парижа.

Мальцев дважды пытался покончить с собой - в конце 1945-го и в Мае 1946-го. Во время нахождения в советском госпитале в Париже он вскрыл себе вены на руках и нанёс порезы на шее. Но избежать расплаты за предательство ему не удалось. На специально прилетевшем "Дугласе" он в последний раз поднялся в воздух и был доставлен в Москву, где 1 Августа 1946 года приговорён к смертной казни и вскоре повешен вместе с Власовым и другими руководителями РОА. Мальцев был единственным из них, кто не просил о пощаде и помиловании. Он лишь напомнил судьям военной коллегии в последнем слове о своём необоснованном осуждении в 1938 году, подорвавшем его веру в советскую власть. В 1946 году был расстрелян по приговору военной коллегии Верховного суда СССР и Полковник А. Ф. Ванюшин, занимавший должность начальника штаба Военно - Воздушных сил ВС КОНР.

С. Бычкова, как мы уже сказали, "приберегли" главного судебного процесса над руководством качестве свидетеля. Обещали, что в случае дачи им нужных показаний сохранят жизнь. Но вскоре, 24 Августа того же года, военный трибунал Московского военного округа приговорил его к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 4 Ноября 1946 года. А указ о лишении его звания Героя состоялся спустя 5 месяцев - 23 Марта 1947 года.

Что касается Б. Антилевского, то практически все исследователи этой темы утверждают, что ему удалось избежать выдачи, скрывшись в Испании под защитой генералиссимуса Франко, и что осужден к расстрелу он был заочно. Например, М. Антилевский писал:

"Следы командира полка Байдака и двух офицеров его штаба, майоров Климова и Альбова, так и не отыскались. Антилевскому удалось улететь и добраться до Испании, где он, по справкам продолжавших искать его органов, был замечен уже в 1970-х годах. Хотя он и был приговорен заочно к смертной казни решением суда МВО сразу после войны, ещё 5 лет за ним сохранялось звание Героя Советского Союза, и только летом 1950 года спохватившиеся власти заочно лишили его этой награды".

Материалы уголовного дела в отношении Б. Р. Антилевского не дают оснований для подобного рода утверждений. Трудно сказать, откуда берёт своё начало "испанский след" Б. Антилевского. Возможно, по той причине, что его самолёт Fi-156 "Шторх" был подготовлен для вылета в Испанию, а в числе офицеров, пленённых американцами, его не оказалось. По материалам же дела, после капитуляции Германии он находился в Чехословакии, где вступил в "лжепартизанский" отряд "Красная искра" и получил документы участника антифашистского движения на имя Березовского. Имея на руках эту справку, он, при попытке пробраться на территорию СССР был арестован сотрудниками НКВД 12 Июня 1945 года. Антилевского - Березовского неоднократно допрашивали, полностью изобличили в измене Родине и 25 Июля 1946 года осудили военным трибуналом Московского военного округа по ст. 58-1 п."б" УК РСФСР к высшей мере наказания - расстрелу - с конфискацией лично принадлежащего имущества. Согласно архивным книгам военного суда МВО, приговор в отношении Антилевского был утверждён военной коллегией 22 Ноября 1946 года, а 29 Ноября того же года приведён в исполнение. Указ Президиума Верховного Совета СССР о лишении Антилевского всех наград и звания Героя Советского Союза состоялся значительно позже - 12 Июля 1950 года.

К сказанному остается лишь добавить, что по странной иронии судьбы, согласно справке, изъятой у Антилевского при обыске, члена партизанского отряда "Красная искра" Березовского тоже звали Борисом.

Продолжая рассказ о советских воздушных асах, которые, по имеющимся данным, находясь в плену, сотрудничали с фашистами, стоит упомянуть ещё двух лётчиков: именовавшего себя Героем Советского Союза В. 3. Байдо и по иронии судьбы так и не ставшего Героем Б. А. Пивенштейна.

Судьба каждого из них по-своему уникальна и представляет несомненный интерес для исследователей. Но сведения об этих людях, в том числе по причине записанного в их анкетах и послужных списках "чёрного пунктика", крайне скупы и противоречивы. Поэтому эта глава далась автору тяжелее всего и следует сразу оговориться, что приведённая на страницах книги информация нуждается в дальнейшем уточнении.

Очень много загадок в судьбе лётчика - истребителя Владимира Захаровича Байдо. После войны кто-то из заключенных Норильлага выпилил для него из жёлтого металла пятиконечную звёздочку, и он всегда носил её на груди, доказывая окружающим, что является Героем Советского Союза и что в числе первых был удостоен "Золотой Звезды", получив её за № 72...

Впервые фамилия этого человека автору встретилась в воспоминаниях бывшего "зека" норильчанина С. Г. Головко - "Дни победы Сёмки - казака", записанных В. Толстовым и опубликованных в газете "Заполярная правда". Головко утверждал, что в 1945 году, когда он попал в лагерный пункт на 102-м километре, где строился Надеждинский аэропорт и стал там бригадиром, в бригаде у него "были Саша Кузнецов и два лётчика, Герои Советского Союза: Володя Байда, который первым после Талалихина совершил ночной таран, и Николай Гайворонский, ас-истребитель".

Более подробный рассказ о заключенном 4-го отделения Горлага Владимире Байдо можно прочесть в книге ещё одного бывшего "зека" Г. С. Климовича:

"...Владимир Байда, в прошлом был лётчиком - авиаконструктором. Байда был первым Героем Советского Союза в Беларуси. Когда-то Сталин лично вручал ему "Золотую звезду", когда-то в Минске первого героя встречали члены республиканского правительства, а в его родном городе Могилеве, когда он приехал туда, улицы были усыпаны цветами и запружены ликующими людьми всех возрастов и положений. Жизнь поворачивалась к нему своей лучшей стороной. Но вскоре началась война. Она застала его в одном из авиационных соединений Ленинградского военного округа, где он служил под командованием будущего Маршала авиации Новикова, и уже на второй день войны Байда был непосредственным участником войны. Однажды он со своей эскадрильей бомбил Хельсинки и был атакован "Мессершмиттами". Прикрытия истребителей не было, защищаться пришлось самому, силы были неравные. Самолёт Байды был сбит, сам он попал в плен. В открытой автомашине с надписью на борту "Советский стервятник" его возили по улицам финской столицы, а потом отправили в лагерь военнопленных - сначала в Финляндию, а зимой 1941 года- в Польшу, под Люблин.

Более 2-х лет он крепился, переносил все тяготы фашистского концлагеря, ждал, что союзники вот-вот откроют второй фронт и наступит конец мучениям. Но союзники медлили, второй фронт не открывали. Он обозлился и попросился воевать в Люфтваффе с условием, что его не будут посылать на Восточный фронт. Просьбу его удовлетворили, и он начал бить союзников над Ла-Маншем. Он, как ему казалось, мстил им. За проявленное мужество Гитлер лично в своей резиденции вручил ему Рыцарский крест с бриллиантами. Капитулировал перед американцами, а те, отняв у него "Золотую Звезду" и Рыцарский крест, передали советским властям. Здесь за измену Родине его судили и, приговорив к 10 годам лишения свободы, этапировали в Горлаг...

Такой приговор Байда воспринял как оскорбительную несправедливость; он не чувствовал себя виновным, считал, что не он изменил Родине, а она ему; что если бы в то время, когда он, отверженный и забытый, томился в фашистском концлагере, Родина проявила о нем хоть малейшую заботу, ни о какой измене не было бы и речи, у него не появилась бы злоба к союзникам, и он не стал бы продавать себя Люфтваффе. Об этой своей правде он кричал всем и всюду, писал во все инстанции, а чтобы голос его не затерялся в таймырской тундре, отказался подчиняться администрации. Попытки призвать его к порядку силой встречали должный отпор. Байда был решительным и имел очень натренированные руки - прямым ударом пальцев мог в порядке самозащиты пробить человеческое тело, а ребром ладони перебить 50-миллиметровую доску. Не справившись с ним в Горлаге, МГБ доставило его на Цемстрой".

Вот такая невероятная история. Основана она, видимо, на рассказах самого Байдо и, возможно, несколько приукрашена автором книги. Разобраться в том, что в этой истории было правдой и что является вымыслом, далеко непросто. Как, например, расценивать утверждение о том, что В. Байдо был первым белорусом, получившим звание Героя Советского Союза ?   Ведь официально им числится отважный танкист П. 3. Куприянов, который в бою под Мадридом уничтожил 2 машины противника и 8 орудий. Да и "Золотая Звезда" под № 72, как несложно установить, была вручена 14 Марта 1938 года не Капитану В. З. Байдо, а ещё одному танкисту - Старшему лейтенанту Павлу Афанасьевичу Семенову. В Испании он воевал механиком - водителем танка Т-26 в составе 1-го отдельного интернационального танкового полка, а в годы Великой Отечественной войны был заместителем командира батальона 169-й танковой бригады и пал смертью храбрых под Сталинградом...

В общем, вопросов без ответов было много. Да и сегодня их остаётся немало. Но на некоторые из них мы всё же ответим. Прежде всего, удалось установить, что В. Байдо действительно был лётчиком - истребителем. Служил он в 7-м истребительном авиаполку, геройски проявил себя в воздушных боях с финнами и немцами, был награждён двумя боевыми орденами, а 31 Августа 1941 года при выполнении боевого задания был сбит над территорией Финляндии.

Перед войной 7-й ИАП базировался на аэродроме в Майсниеми, недалеко от Выборга. На второй день войны командиру 193-го авиаполка Майору Г. М. Галицину было поручено из остатков разгромленных авиачастей сформировать оперативную группу, за которой был сохранён номер 7-го ИАП. 30 Июня обновлённый полк приступил к выполнению боевых заданий. В первые месяцы войны он базировался на аэродромах Карельского перешейка, затем - на пригородных аэродромах Ленинграда, защищая его с севера и северо - запада. К моменту пленения Байдо был одним из самых опытных лётчиков, а его полк вышел в число передовых частей ВВС Ленинградского фронта. Лётчики ежедневно выполняли до 60 боевых вылетов в день, многие из них были награждены орденами и медалями.

В. 3. Байдо был удостоен боевых орденов Красной Звезды и Красного Знамени. Но сведений о награждении его "Золотой Звездой" не имелось. Внести какую-то ясность могли материалы архивного следственно-судебного дела или хотя бы надзорного производства. Но ни в Верховном суде России, ни в Главной военной прокуратуре отыскать какие-либо следы этого дела не удалось.

А вот недостающие сведения из личного дела В. 3. Байдо № Б-29250, которое хранится в ведомственном архиве Норильского комбината, автору сообщила в своем письме Алла Борисовна Макарова. Она писала:

"Владимир Захарович Байда  ( Байдо ), родился в 1918 году, 12 июля, уроженец города Могилёва, белорус, образование высшее, инженер - конструктор ЦАГИ, беспартийный. Содержался в местах заключения с 31 Июля 1945-го до 27 Апреля 1956 года по двум делам, по одному из которых реабилитирован, а по другому осуждён на 10 лет лишения свободы... Освобождён "за прекращением дела по решению комиссии Президиума Верховного Совета СССР от 25 Апреля 1956 года в связи с необоснованностью осуждения..."

Из письма следовало, что после освобождения Байдо остался в Норильске, работал токарем на подземном руднике, инженером - конструктором, начальником монтажного участка... С 1963 года и до выхода на пенсию в 1977 году он трудился в лаборатории Горно - металлургического опытно - исследовательского центра. Потом перебрался с женой Верой Ивановной в Донецк, где и скончался.

По поводу награждения Байдо "Золотой Звездой" А. Б. Макарова писала, что в Норильске мало кто в это верил. Между тем, его жена подтвердила этот факт в письме, которое она прислала в музей Норильского комбината...

Горный лагерь в Норильске, в котором содержался Байдо, был один из Особых лагерей  ( Особлагов ), созданных после войны. В эти лагеря направлялись особо опасные преступники, осужденные за "шпионаж", "измену родине", "диверсии", "террор", за участие в "антисоветских организациях и группах". Большинство составляли бывшие военнопленные и участники национальных повстанческих движений на Украине и в Прибалтике. Байдо тоже был осуждён за "измену родине". Произошло это 31 Августа 1945 года, когда военный трибунал приговорил его по ст. 58-1 п."б" УК РСФСР к 10 годам лагерей.

Для заключенных Горлага был установлен особо строгий каторжный режим содержания, не действовал институт досрочного освобождения за ударную работу, имелись ограничения на переписку с родственниками. Были упразднены фамилии заключённых. Они числились под номерами, указанными на одежде: на спине и выше колена. Продолжительность трудового дня составляла не менее 12 часов. И это в условиях, когда температура воздуха достигала подчас минус 50 градусов.

После смерти Сталина в нескольких Особлагерях прокатилась волна забастовок и восстаний. Считается, что одним из поводов для этого стала амнистия от 27 Марта 1953 года. После её объявления из лагерей было освобождено более 1 млн. человек. Но заключённых Особлагов она практически не затронула, поскольку на наиболее серьёзные пункты 58-й статьи не распространялась.

В Норильлаге непосредственной причиной восстания послужило убийство охранниками нескольких заключенных. Это вызвало взрыв возмущения, началось брожение, вылившееся в забастовку. В знак протеста "зеки" отказались выходить на работу, на бараках вывесили траурные флаги, создали забастовочный комитет и стали требовать приезда комиссии из Москвы.

Восстание в Норильске в Мае - Августе 1953 года было самым крупным. Волнения охватили все 6 лагерных отделений Горлага и 2 отделения Норильлага. Число восставших превысило 16 000 человек. Байдо входил в состав повстанческого комитета 5-го отделения Горлага.

Требования в Норильлаге, как и в других лагерях, были схожими: отменить каторжный труд, прекратить произвол администрации, пересмотреть дела необоснованно репрессированных... С. Г. Головко писал:

"Во время восстания в Норильлаге я был начальником охраны и обороны 3-го Горлага, сформировал полк в 3000 человек, и когда приезжал генеральный прокурор Руденко вести переговоры, я ему сказал: "В лагере нет бунта, дисциплина идеальная, можете проверить". Руденко ходил с начальником лагеря, крутил головой - действительно, дисциплина была идеальная. Вечером Руденко построил всех каторжан и торжественно пообещал, что все наши требования лично донесёт до советского правительства, что Берии больше нет, законность нарушать не позволит и что своей властью он даёт нам 3 дня на отдых, а потом предлагает выйти на работу. Пожелал всего хорошего и уехал".

Но требования заключенных никто выполнять не собирался. На следующее утро после отъезда генерального прокурора лагерь оцепили солдаты и начался штурм. Восстание было жестоко подавлено. Точное количество погибших до сих пор не известно. Исследователь этой темы А. Б. Макарова писала, что в кладбищенской книге Норильска за 1953 год есть запись о похороненных в общей могиле 150 безымянных мертвецах. Служащая кладбища под Шмидтихой сообщила ей, что именно эта запись относится к жертвам расправы над восставшими.

Против 45 наиболее активных бунтовщиков были возбуждены новые дела, 365 человек были переведены в тюрьмы ряда городов, 1500 человек - этапированы на Колыму.

К тому времени, когда в лагере произошло восстание, один из его участников - В. 3. Байдо - имел за плечами уже 2 судимости. В Феврале 1950 года лагерный суд приговорил его по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы за клеветнические высказывания "на одного из руководителей Советского правительства, на советскую действительность и военную технику, за восхваление жизни, военной техники капиталистических стран и существующего там строя".

Располагая данными о том, что В. 3. Байдо был по этому делу реабилитирован Красноярской краевой прокуратурой, автор обратился за помощью к работающему в этой прокуратуре Сергею Павловичу Харину, своему сослуживцу и давнему другу. И вскоре он прислал справку, которая была составлена по материалам архивного уголовного дела № П-22644. В ней говорилось:

"Байдо Владимир Захарович, 1918 года рождения, уроженец г. Могилёва. В Красной Армии с 1936 года. 31 Августа 1941 года, будучи помощником командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка, Капитан В. З. Байдо при выполнении боевого задания был сбит над территорией Финляндии и пленён финнами.

До Сентября 1943 года содержался в 1-м офицерском лагере на ст. Пейнохиа, после чего был передан немцам и перемещён в лагерь для военнопленных в Польшу. В Декабре 1943 года был завербован в качестве агента немецкой разведки под псевдонимом "Михайлов". Дал соответствующие подписки о сотрудничестве с немцами и был направлен для обучения в разведшколу.

В Апреле 1945 года добровольно вступил в РОА и был зачислен в личную охрану изменника Родины Мальцева, где ему было присвоено воинское звание Капитан.

30 Апреля 1945 года пленён войсками США и в последующем передан советской стороне. 31 Августа того же года военным трибуналом 47-й армии осуждён по ст. 58-1 п."б2 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ с поражением в правах на 3 года без конфискации имущества.

Отбывал наказание в Горном лагере МВД СССР в г. Норильске, работал инженером по труду, начальником 1-й колонны во 2-м лагерном отделении, зубо - техником в 4 лаготделении  ( 1948 - 1949 годах ).

За проведение антисоветской деятельности арестован 30 Декабря 1949 года. 27 Февраля 1950 года специальным лагерным судом Горного лагеря МВД СССР был осуждён по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с отбыванием в ИТЛ с поражением в правах на 5 лет. Неотбытое наказание на основании ст. 49 УК РСФСР поглощено.

30 Марта 1955 года в удовлетворении жалобы о пересмотре дела было отказано. 23 Мюля 1997 года был реабилитирован Красноярской прокуратурой".

С. П. Харин сообщил также, что, судя по материалам дела, основанием для его прекращения и реабилитации Байдо за антисоветскую агитацию и пропаганду стало то, что он, высказывая критические замечания, никого не призывал к свержению существующего строя и ослаблению советской власти. А вот за измену родине он не был реабилитирован. Из этого приговора следовало, что военный трибунал в 1945 году возбудил ходатайство о лишении В. 3. Байдо орденов Красного Знамени и Красной Звезды. Сведений же о том, что Байдо был Героем Советского Союза, в материалах уголовного дела не имелось.

Отрицательный ответ на запрос автора поступил и из Управления по кадровым вопросам и государственным наградам Администрации Президента России. Вывод однозначен: В. 3. Байдо никогда не награждался и, соответственно, не лишался звания Героя Советского Союза. Можно предположить, что он был лишь представлен к награждению "Золотой Звездой". И, узнав об этом от командования, посчитал себя уже состоявшимся Героем Советского Союза. Но это представление по каким-то причинам не было реализовано.

Не менее интересна и судьба героя челюскинской эпопеи Подполковника Бориса Абрамовича Пивенштейна, родившегося в 1909 году в городе Одессе. В 1934 году он участвовал на самолёте Р-5 в спасении экипажа парохода "Челюскин". Тогда 7 лётчиков стали первыми Героями Советского Союза. Пивенштейн, наверняка, тоже стал бы Героем, если бы не командир эскадрильи Н. Каманин, который после поломки своего самолёта, экспроприировал у него самолёт и, добравшись до ледового лагеря челюскинцев, получил свою "Золотую Звезду". А Пивенштейн вместе с механиком Анисимовым остался ремонтировать командирский самолёт и в итоге был награждён лишь орденом Красной Звезды. Потом Пивенштейн участвовал в поисках пропавшего самолёта С. Леваневского, прибыв в Ноябре 1937 года на остров Рудольфа на смену отряда Водопьянова на самолёте АНТ-6 в качестве пилота и секретаря парткома авиаотряда.

До войны Б. Пивенштейн жил в печально знаменитом доме на Набережной. В этом доме есть музей, где он числится погибшим на фронте.

В начале войны Подполковник Б. А. Пивенштейн командовал 503-м штурмовым авиаполком, потом был командиром эскадрильи 504-го штурмового авиаполка. По одним данным, которые нуждаются в уточнении, в Апреле 1943 года его штурмовик Ил-2 фашисты сбили в небе Донбасса. Подполковник Пивенштейн и воздушный стрелок старшина А. М. Круглов оказались в плену. В момент пленения Пивенштейн был ранен и пытался застрелиться. Круглов погиб при попытке к бегству из немецкого лагеря.

По другим данным, как уже сказано, Пивенштейн добровольно перелетел на сторону фашистов. Историк К. Александров называет его в числе активных сотрудников Подполковника Г. Холтерса, руководителя одного из разведывательных подразделений в штабе Люфтваффе.

Автору удалось обнаружить в архивах материалы судебного производства по делу Б. А. Пивенштейна, из которых следует, что до 1950 года он действительно числился без вести пропавшим, и его семья, проживавшая в Москве, получала от государства пенсию. Но вскоре органы госбезопасности установили, что Пивенштейн, "до Июня 1951 года, проживая на территории американской зоны оккупации Германии в гор. Висбадене, будучи членом НТС, выполнял обязанности секретаря Висбаденского эмигрантского комитета и являлся старостой храма, а в Июне 1951 года выехал в Америку".

4 Апреля 1952 года Б. А. Пивенштейн был заочно осуждён военной коллегией по ст. 58-1 п."б" и 58-6 ч. 1 УК РСФСР и приговорён к расстрелу с конфискацией имущества и лишением воинского звания. В приговоре говорилось:

"Пивенштейн в 1932 - 1933 годах, находясь на военной службе на Дальнем Востоке, имел преступную связь с резидентом германской разведки Вальдманом. В 1943 году, являясь командиром авиаэскадрильи, вылетел на боевое задание в тыл к немцам, откуда в свою часть не возвратился...

Находясь в лагере военнопленных лётчиков в Морицфельде, Пивенштейн работал в отделе контрразведки "Восток", где занимался опросом советских лётчиков, попавших в плен к немцам, обрабатывал их в антисоветском духе и склонял к измене Родине.

В Январе 1944 года Пивенштейн немецким командованием был направлен в отдел контрразведки, дислоцирующийся в гор. Кёнигсберге..."

Далее в приговоре отмечалось, что вина Пивенштейна в измене Родине и сотрудничестве с немецкой контрразведкой доказана показаниями арестованных изменников Родины В. С. Москальца, М. В. Тарновского, И. И. Тенскова - Дорофеева и имеющимися в деле документами.

Как сложилась дальнейшая судьба Б. А. Пивенштейна после его выезда в Америку автору неизвестно.

( Из материалов книги В. Е. Звягинцева - "Трибунал для "сталинских соколов".  Москва, 2008 г. )

Возврат

Н а з а д

трубка 305 тв-50 | тут предлагают купить фонарь для рыбалки с доставкой


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz