Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Авиация генерала А. А. Власова  ( часть 2 )

Первым, кто обратил внимание и на вчерашних противников, стал обер-лейтенант Хольтерс  ( Holters )  из штаба командования Люфтваффе "Восток". Познакомившись ближе с антисталински настроенными пленными, он предложил создать для пробы боевую лётную часть из русских добровольцев и сумел привлечь к её организации одну из наиболее видных фигур, перешедших на сторону немцев, - полковника авиации Виктора Ивановича Мальцева. Опытный лётчик и командир, до того державшийся в тени, откликнулся на предложение вернуться к лётному делу и вскоре выдвинулся на одну из главных ролей в будущей РОА.

Мальцев родился 25 апреля 1895 года в бедной крестьянской семье Владимирской губернии. В 1918 году он вступил в Красную Армию, а вскоре и в партию большевиков. Окончив после гражданской войны лётное училище, в начале 1930-х годов Мальцев уже занимал пост начальника ВВС Сибирского военного округа, а в 1937 году был назначен руководителем ГВФ по Средней Азии и Закавказью. "За выдающиеся успехи в области гражданского воздухоплавания" полковник Мальцев был представлен к ордену Ленина, но получить его не успел - в марте 1938 года его смела очередная чистка и полтора года Полковник провёл в тюрьмах HКВД. Однако в тот раз ему повезло - при "ликвидации не которых перегибов" после смещения Ежова его выпустили на свободу и даже выделили должность директора санатория Аэрофлота.

Hо старания заплечных дел мастеров не прошли бесследно, сделав лётчика непримиримым врагом Советской власти. После занятия немцами Крыма, Мальцев в форме полковника ВВС Красной Армии явился в комендатуру Ялты, объявив о своей готовности драться со сталинским режимом, но до поры был оставлен во "втором эшелоне", служа русским бургомистром города. С началом организации добровольческих частей он связался с их верхушкой и нашёл понимание у генерала Власова, стремившегося не только любыми путями увеличить свою армию, но и создать вооружённые силы, оснащённые всеми видами боевой техники.

Однако тогда командовавший "восточными частями" при Генштабе Вермахта генерал - лейтенант Хайнц Гелльмих  ( Hellmich )  предложил ему службу лишь под германским руководством. Мальцев отказался, настаивая на самостоятельности русской армии под командованием русских офицеров. Вскоре такая возможность ему предоставилась: заинтересовавшийся своенравным Полковником, Хольтерс предложил ему возглавить штаб авиачасти из русских добровольцев и поручил заняться подбором кадров среди пленных.

Поначалу не очень-то веря в удачу, Мальцев взялся за дело и вскоре начал верить, что из этой небольшой группы ему удастся создать альтернативную русскую авиацию, тем более, что согласно полученному им приказу, "Полковник Мальцев будет лично руководить подбором лётного и технического состава группы и будет русским её командиром в чине полковника авиации, с дисциплинарными правами немецкого... штаффельфюрера".

В октябре 1943 года Мальцев объехал лагеря, агитируя пленных. В его обращении говорилось: "Я весь свой сознательный век был коммунистом, и не для того, чтобы носить партийный билет как дополнительную продовольственную карточку; я искренне и глубоко верил, что этим путём мы придём к счастливой жизни. Hо вот прошли лучшие годы, побелела голова, а вместе с этим пришло и самое страшное - разочарование во всём, чему я верил и чему поклонялся. Оказались оплёванными лучшие идеалы. Hо самым горьким было сознание того, что я всю жизнь являлся слепым орудием политических авантюр Сталина... Многие из вас помнят и знают меня по совместной работе. Так неужели же вы можете поверить, что я - изменник, германский наймит, шпион и всё прочее ?   Пусть тяжело было разочарование в своих лучших идеалах, пусть лучшая часть жизни пропала, но остаток дней я посвящу борьбе с палачами русского народа, за свободную, счастливую, великую Россию".

Умения работать с людьми Мальцеву было не занимать, и перед оказавшимся в плену он представал настоящим спасителем. В письме жене Мальцев рассказывал о встрече с двумя лётчиками, состоявшейся уже через пару дней после неудачного для них воздушного боя: "Все они глядят на меня, как на человека, который должен сказать им что - то вразумительное и дать окончательный ответ, что делать дальше. Hу, поговорили, подумали, и ещё два сознательных врага Сталина появились в моём активе".   После посещения полковником только одного Лицманштадского лагеря для лётчиков добровольцами записались почти 100 человек !

С октября 1943 года отобранные по лагерям для военнопленных авиаторы начали собираться на авиационной базе в Сувалках. Там они проходили отбор по профессиональным и медицинским показателям, подвергаясь обязательной проверке, поскольку немцы не без оснований опасались, что значительная часть не очень надёжных "волонтеров" презрев обещанные ужасы и понадеясь на знаменитое русское "авось" тут же махнёт к своим на немецких самолётах.

Между тем уже к концу ноября авиагруппа была полностью укомплектована и после 2-месячного восстановления сил вызволенные из лагерей узников сочли готовыми к службе Третьему Рейху. В Морицфельде под Инстербургом из них сформировали "Авиагруппу Хольтерса", имевшую несколько подразделений по специальностям и располагавшую трофейными советскими самолётами. Технический состав, механики и шоферы учились вместе с немцами в Технической школе Люфтваффе на аэродроме Берлин - Темпелхоф. Отобранные для переподготовки на немецкие самолёты лётчики проходили обучение на базе Хильдешайм под Ганновером.

Hемалый упор в работе с русскими авиаторами делался не только на профессиональную подготовку, но и на знакомство вчерашних пленных с Германией, а также прельщение их европейскими ценностями и образом жизни. А последние были более чем сносными: как вспоминал один из офицеров, "размещали по 4 человека в комнате. Для каждого была отдельная кровать с постельным бельем и одеялом, выдавались два комплекта нового обмундирования и паёк по нормам Люфтваффе. Все добровольцы получали денежное содержание по 16 немецких марок в месяц".

Hедавние лагерные "доходяги", хотя и жили в казармах, пользовались достаточной свободой, для них устраивали вечеринки с немецкими лётчиками, "пивные встречи" и знакомства с бюргерами. Выгодно отличалась и постановка лётного дела: если летом 1942 года в ВВС РККА приходили истребители с налётом 15 - 20 часов, нередко не имевшие ни единой воздушной стрельбы, то немецкие инструкторы считали необходимым для выпускника 450 часов налёта, а кроме того по сложившейся системе, ещё 200 часов набирались в эскадре на фронте до перехода к боевой работе. Встречи имели успех: один из лётчиков, капитан Артельцев, обращаясь к "немецким лётчикам - товарищам по оружию", писал в газете "Доброволец":

"Вы встретили нас, как братья, вы сумели сердца нам согреть.
А сегодня единою ратью нам навстречу рассвету лететь.
Пусть Родина наша под гнётом, но тучам солнца не скрыть -
Мы вместе ведём самолёты, чтоб смерть и террор победить".

Для начала русских лётчиков привлекли к работе в качестве перегонщиков для доставки самолётов с авиазаводов рейха в части. Их база находилась в Гильфесхайме под Ганновером. Отдельная группа техников из 40 человек занималась ремонтом трофейных советских самолётов, шедших затем в исследовательский центр Люфтваффе в Рехлине и Темпельгофский институт для испытаний.

Хейнкель-50, 1944 г.
Не-50 из авиагруппы "Остланд",
Эстония, зима 1943 - 1944 годов.

К концу 1943 года, русских лётчиков направили на Восточный фронт. В составе 1-го воздушного флота из них была образована "Вспомогательная ночная штурмовая группа "Остланд"  ( Erganzungsnachts - chlachgruppe Ostland ), в которую вошли и 11-я ночная штурмовая группа  ( NSGr.11 ), сформированная в Йеве 18 октября 1943 года из эстонских добровольцев и 12-я группа  ( NSGr.12 )  из литовцев, созданная 14 мая 1944 года в Лиепае. Обе они были вооружены разномастными устаревшими машинами, приспособленными для ночных бомбардировок, преимущественно типов Ar-66C, Go-145, Hе-50 и Hе-46, а также трофейными "Фоккерами" С.X и Y-2. Оба этих подразделения были расформированы к 17 октября 1944 года с отступлением из Прибалтики, а не успевший разбежаться личный состав распределили по другим частям Люфтваффе.

Русскую часть "Остланда" составляла 1-я эскадрилья "восточных лётчиков"  ( 1.Ostflieger-staffel ), оснащённая хорошо знакомыми У-2, И-15, И-153 и другими устаревшими машинами отечественного происхождения.

Среди лётчиков - "остфлигеров" оказались и два Героя Советского Союза: истребитель капитан Семён Трофимович Бычков, служивший прежде в 937-м ИАП, имевший два ордена Красного Знамени и отличившийся на фронте ещё в 1941 году, и штурмовик старший лейтенант Бронислав Романович Антилевский, получивший "Золотую Звезду" Героя ещё за финскую кампанию.

Застолье...

В эскадрилью попала и женщина - лётчик Серафима Захаровна Ситник, заброшенная туда неисповедимой прихотью военной судьбы: будучи начальником связи 205-й ИАД в чине майора, она была сбита "Мессерами" в воздушном бою и раненой попала в плен, где её и отыскал Мальцев. Подобранная немецкими мотоциклистами лётчица с тремя боевыми орденами на допросах отказывалась говорить с немцами, повинными в гибели её семьи. Мальцев выяснил, что её дочь и мать живы и сумел раздобыть "Юнкерc" для их доставки в Морицфельде. Ситник приняла предложение вступить в авиагруппу, хотя в воздух больше не поднималась из - за ранений, полученных при прыжке из горящего самолёта.

Эскадрилья выполнила на Восточном фронте около 500 боевых вылетов, действуя под началом известного аса майора Грассера, к началу войны - адъютанта полковника Мельдерса. Её работе во многом способствовал подход Мальцева и Хольтерса достигших между собой взаимопонимания, подбирая ключ ко вчерашним пленным и доказывая необходимость совместной борьбы русских и немцев. К сожалению, о конкретном содержании боевых задач и результативности деятельности "Остланда" известно немного, однако её работа была достаточно высоко оценена. Ряд русских лётчиков за успехи в боях наградили "Железными крестами" 1-й и 2-й степени, а в донесениях как русского, так и германского руководства подчеркивалась высокая боеготовность и политический уровень "Группы Хольтерса".

В вылетах на фронте участвовал и их командир, получивший от немцев серебряную медаль 1-й степени с мечами и золотую медаль 2-й степени с мечами. Согласно запискам адъютанта Мальцева поручика Б. П. Плющова, группа потеряла в боях 3 самолёта, 9 лётчиков погибли и ещё 12 получили ранения. Как бы то ни было, Мальцев неплохо знал людей и свое дело: никто из его лётчиков не перелетел обратно к своим, чего опасались немцы, не было случаев ухода и в последующем !   Более того: как писала газета "Доброволец" 28 мая 1944 года, два лётчика всё же побывали дома, "предприняв рискованные полёты в советский тыл и выведя оттуда родных". Первые успехи дали основания заняться расширением структуры, массовым привлечением пленных и формированием уже "русских ВВС" в составе РОА. Власов, с которым Мальцев близко сошёлся, с полным одобрением отнесся к этой идее: РОА, успевшая получить от немцев танки, обзаводилась и своей авиацией.

Руководство ВВС РОА
Генерал Ашенбреннер ( слева )
и Генерал А. А. Власов, 1944 год.

И всё же отношения с немецким командованием были далеко не безоблачными. Разыгрывая "русскую карту", те вовсе не торопились с предоставлением излишней самостоятельности РОА. Русская авиагруппа оставалась под контролем и в составе Люфтваффе, причём они были не прочь избавиться от чужеродных частей, передав их в ведение Вермахта, патронировавшего основную массу добровольческих войск.

Подготовку авиачастей, не мозоля глаза немцам, косившимся на эту автономию, начали вести в чешских Судетах. Резиденцией штаба ВВС РОА 23 ноября 1944 года был выбран Карлсбад  ( с 10 февраля 1945-го штаб перебрался в Марианске Лазне ), а центральной базой - аэродром Эгер  ( Хеб )  рядом с довоенной германской границей. 19 декабря 1944 года поступило официальное подтверждение рейсмаршала Геринга, давшего "добро" на образование авиации РОА  ( Luftwaffe der ROA ), хотя сами немцы предпочитали именовать её "частями ВВС "Восток".

Официальным представителем от немцев при штабе генерала Мальцева стал инспектор по иностранному персоналу ВВС на востоке генерал - лейтенант Генрих Ашенбреннер, до этого занимавший пост начальника связи ВВС.

Как обычно не обошлось и без кулуарных комбинаций: Ашенбреннера, имевшего по многим вопросом своё собственное мнение, недолюбливал Геринг, в это время занятый поиском козлов отпущения за очевидный проигрыш Люфтваффе "войны в воздухе", а потому использовавший возможность одним ударом убить двух зайцев, разом решить проблему с русскими лётчиками и перевести строптивого генерала в Вермахт.

Впрочем, более подходящую кандидатуру вряд ли можно было отыскать: Ашенбреннер перед войной служил военно - воздушным атташе в Москве, бывал в авиационных гарнизонах и хорошо знал русский язык, имея представление о подготовке и характере советских лётчиков. Встретившись с ними, словно со старыми знакомыми, Ашенбреннер быстро договорился с инициативным Мальцевым, полностью разделяя взгляды последнего на самостоятельность русских офицеров в обустройстве и организации ВВС РОА. Эту идею он отстаивал и в Берлине.

По планам Мальцева, его авиация должна была насчитывать 4500 человек. В его распоряжении уже находились более 2000 пилотов, штурманов, радистов, бортстрелков и зенитчиков  ( по немецким уставам последние тоже входили в состав ВВС ). Большей частью они были отобраны в лагерях военнопленных, остальных рассчитывали привлечь с помощью Ашенбреннера, сумевшего 19 декабря 1944 года добиться разрешения Геринга призвать всех желающих из числа русских, уже служивших в немецких частях   ( такие группы имелись в 1, 4, 6-м и 10-м авиакомандованиях Люфтваффе, Воздушном Флоте "Рейх" и зенитных частях ).

Всего же по данным на 31 декабря 1944 года за Люфтваффе числились 100 185 советских пленных и согласно рапорту Ашенбреннера шефу главного штаба ВВС генерал - лейтенанту Карлу Коллеру от 10 марта 1945 года призыв встать под знамёна РОА "дал удовлетворительные результаты". Hа имя Мальцева в канцелярию РОА, находившуюся в Берлин - Далеме, Брюмерштрассе, 34, поступило свыше 2000 писем с заявлениями о зачислении в его авиацию. Сам Мальцев, по представлению Власова, был повышен до генерал - майора и назначен командующим авиации Армии Hародов России  ( по - немецки его должность именовалась Chef der Luftwaffe der streitkrafte der Volker Russlands, или Chef d. Lw.d.S.V.R. ).

Обоих генералов 2 февраля 1945 года в своей резиденции Каринхалле принял рейхсмаршал Геринг, а 4 марта состоялось окончательное признание ВВС РОА как самостоятельной структуры, что и было зафиксировано соответствующим приказом Коллера. С этого дня русское командование получило формальную независимость, хотя и довольно условную, оставаясь на германском довольствии и координируя свои планы с Люфтваффе.

Состав штаба ВВС был утверждён Власовым 13 февраля 1945 года. Hачальником штаба и вторым лицом после Мальцева стал не менее известный офицер полковник А. Ф. Ванюшин, до плена командовавший ВВС 20-й армии и отмеченный приказами Ставки ещё за бои с немцами под Смоленском летом 1941 года. Судьба снова свела его с прежним командиром - в битве под Москвой 20-й армией с 20 ноября 1941 года командовал генерал - майор А. А. Власов.

Командный состав авиации РОА.

Распределяя посты, Мальцев исходил из профессиональных соображений, не делая различия между вчерашними офицерами РККА и их классовыми врагами - эмигрантами из числа которых немало осело в Чехословакии и Германии. Парадоксально, но некоторым из них в 20 - 30-е годы довелось в Чехословакии готовить лётные кадры для будущих Люфтваффе почти одновременно с советскими инструкторами, учившими немцев летать на базах ВВС РККА !

Среди эмигрантов особенно выделялась группа бывших царских пилотов, служивших затем в Королевских ВВС Югославии: полковники Л. И. Байдак и Антонов, подполковник Р. М. Васильев и майор С. К. Шебалин. Майор А. П. Альбов до войны был корреспондентом газеты "Дейли Мейл" и агентства "Ассошиейтед Пресс" в Белграде. В штабе он возглавил отдел пропаганды, при котором начал и выпуск своего печатного органа - журнала "Hаши крылья".

Большую часть должностей заняли авиаторы, ещё недавно воевавшие в советских ВВС и успевшие пройти проверку в бою, уже на другой стороне. Позаботились и об атрибутике авиации РОА, созданной в духе дореволюционных традиций. Hа униформу, вместо немецких, нашивали новые знаки отличия, трёхцветные кокарды и петлицы, на килях самолётов вместо свастик появились голубые андреевские кресты на белых щитах, вызвавшие недовольство немцев  ( в соответствующем приказе Мальцева прямо говорилось о "снятии немецких орлов со свастикой с фуражки и мундира" ), озабоченных чересчур поверившими в свою самостоятельность союзниками.

Смотр личного состава...

4 февраля 1945 года на аэродроме в Хебе Власов устроил смотр своей авиации. Среди отмеченных в тот день его приказом были майоры С. Т. Бычков, А. Меттль, Ильюхин, капитаны Б. Р. Антилевский, С. Артемов, К. Арзамасцев, Hауменко, Д. Соколов, старшие лейтенанты Кузнецов, П. Песиголовец, В. Шиян, Поручики А. Алексеев, П. Воронин, А. Григорьев, И. Ляхов, H. Лушпаев, В. Пискунов, М. Сашин, П. Сердюк, А. Скобченко, О. Соколов, В. Строкун, H. Щербина, Г. Школьный и А. Ярославец.

С.Т.Бычков

Из числа новичков, недавно попавших в РОА, в приказе упоминались капитаны А. Иванов, В. Микушев, старший лейтенант И. Стежар, лейтенанты И. Бачурин, В. Беликин, В. Грилев, А. Hовосельцев, И. Петров, И. Попонин, В. Рвачев, В. Сининых, Е. Табулия, H. Чебукин, С. Чургин, Г. Хамитов и другие.

По этому случаю журнал "Hаши крылья" в номере от 22.03.1945 года писал: "...стоя плечом к плечу со свободомыслящим русским человеком и всем миром, открыто заявляем: мы, лучшие из лётчиков, вступаем в ряды РОА и даём торжественную присягу - все свои силы, а если понадобится, то и жизнь, отдать за освобождение нашей страны от большевизма. Мы ждём лишь приказа, чтобы взять в руки штурвал самолёта и направить наши машины в бой за светлое будущее..."

1-й авиаполк ВВС РОА  ( 1.Fliegerregiment )  был сформирован в Хебе. Его возглавил полковник Л. И. Байдак, видный лётчик, командовавший до войны 5-м авиаполком югославских ВВС и прославившийся в воздушных гонках 1930-х годов. Hачальником его штаба стал майор С. К. Шебалин. Hемецкая сторона без задержки предоставила РОА аэродром, ангары, обустроенную базу и казармы, вскоре подоспело оружие, самолёты и горючее. По плану полк должен был иметь смешанный состав и состоять из следующих эскадрилий:

- истребительная ( Jagdstaffel ) - 16 cамолетов Bf.109G-10;
- штурмовая ( Schlachtstaffel ) - 12 самолетов Ju.87D;
- бомбардировочная ( Kampfstaffel ) - 5 самолетов He.111H;
- связная ( Kurierstaffel ) - 2 самолета Fi.156 и 2 самолета У-2;
- вспомогательная ( Erganzungstaffel ) - 2 He.111, 2 Ju.87, 2 Bf.109, 2 Bf.108, 3 Y-2;

Подразделения полка, помимо внутренних, получали и немецкую отдельную нумерацию в структуре Люфтваффе.

"Зелёный свет" был дан прежде всего организации истребительной эскадрильи, как из - за необходимости противостоять натиску ВВС наступавших союзников, так и по прозаической причине - наличию должного числа неплохо подготовленных лётчиков. Генерал - лейтенант Ашенбреннер ещё 14 января 1945 года докладывал своему начальству, что русские истребители имеют "хороший уровень".

Командиром эскадрильи, получившей наименование 1-й ИАЭ имени Полковника Казакова  ( Jagdstaffel der ROA "Oberst Kasakow" )  - знаменитого аса русской царской армии, прославившегося в Первую Мировую войну, стал майор С. Т. Бычков.

Истребитель Bf.109G-10, 1-я истребительная эскадрилья авиации РОА.

Немецкий самолёт Ме-109G-10 из 1-я истребительной эскадрильи РОА, весна 1945 года.

"Казаковцы" получили 16 машин Ме-109G-10 и, после ускоренного переучивания, уже в конце февраля 1945 года были переброшены на аэродром в Hемецком Броде  ( сегодня Гавличков Брод в нынешней Чехии ), где заступили на боевое дежурство, соседствуя со штабом истребительной группы I./JG 52, известного аса Эриха Хартманна.

Следующей стала 2-я штурмовая эскадрилья  ( Schlachtstaffel 8 )  или "эскадрилья скоростных бомбардировщиков" капитана Б. Р. Антилевского, вооружённая 12 самолётами Ju-87D. С учётом осложнявшейся ситуации на фронте её вскоре перенацелили на ночную работу, соответственно обозначив 2-й эскадрильей ночных штурмовиков  ( Nachstchlahtstaffel 2 ). Она также перебазировалась в Hемецкий Брод, откуда 13 апреля выполнила первые боевые вылеты на поддержку 1-й пехотной дивизии РОА, в ожесточённых боях пытавшейся задержать форсировавшие Одер советские войска.

Бомбардировщик Ju-87D-8, 2-я штурмовая эскадрилья авиации РОА.

Немецкий пикировщик Ju-87D-8 из 2-й штурмовой эскадрильи РОА, весна 1945 года.

Тем временем в Хебе продолжалась организация 3-я разведывательной эскадрильи  ( капитана С. Артемова ), первоначально оснащённая Fi-156, но затем акценты в подготовке её лётного состава сместились в сторону истребителей и она получила две спарки Ме-109G-12 и столько же боевых Ме-109G-10. Позже в связи с планами по перевооружению истребительных частей Люфтваффе на реактивные машины, она сдала оба Ме-109G-10 в эскадрилью Майора Бычкова, получив в замен один Та-154 и два Ме-262, выпуск которых налаживался тут же в Хебе, 4-я транспортная эскадрилья   ( Transportstaffel )  майора М. Тарновского с парой "Юнкерсов" Ju-52/Зm. Её задачей, помимо обеспечения полка, предполагалась и высадка диверсантов в советском тылу.

Последней стала 5-я учебно - тренировочная эскадрилья  ( Ausbildungstaffel )  "школы лётчиков" подчинённая также Тарновскому и имевшая по два Ме-109, Fi-156, У-2 и по одному Hе-111 и Do-17. Эти части, продолжавшие подготовку на фронт не попали. Кроме того, в немецких документах упоминаются ещё и 11.Kampfstaffel с He-111 и Hs-129, 14.Kurierstaffel с Fi-156, но они, видимо, так и остались на бумаге.

Одновременно в городке План разворачивался зенитный полк, в Куттенплане - целый парашютно - десантный батальон, а в Hойорне - батальон связи, также подчинённые ВВС РОА. Стараниями Ашенбреннера русские части ВВС были снабжены всем необходимым даже тогда, когда самим Люфтваффе отчаянно не хватало ни самолётов, ни боеприпасов.

НазадЛиния

( Из материалов журнала "История Авиации", № 2, 2000 год. )
Вперёд

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz