Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Лобанов Евгений Иванович

Е.И.Лобанов.

Родился в 1918 году в Москве в семье рабочего. Образование среднее. С 1936 года обучался в школе морских лётчиков при Главсевморпути. С 1938 года служил в Военно - Морском Флоте. В 1939 году Евгений Лобанов окончил Ейское военное авиационное училище морских лётчиков. Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.

С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Пилот 18-го штурмового авиационного полка ( ВВС Черноморского флота ) Старший лейтенант Е. И. Лобанов на подступах к Севастополю произвёл 89 боевых вылетов на штурмовку живой силы и боевой техники врага. Уничтожил 24 танка, 19 автомашин с живой силой, 6 полевых орудий, 9 миномётов.

11 Марта 1942 года во время штурмового удара по артиллерийской батарее противника самолёт ведущего Капитана М. М. Талалаева был подбит и произвёл вынужденную посадку на нейтральной полосе. Чтобы дать возможность командиру добраться до своих окопов, произвёл 3 захода на вражеские позиции. При последнем заходе самолёт был подбит и загорелся. Пилот направил его на зенитную батарею противника. 14 Июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( дважды ), Красной Звезды.

Именем Героя названы село Богемка Джанкойского района Крымской области и теплоход Морского Речного Флота РСФСР.

*     *     *

К началу Великой Отечественной войны в аэроклубах, кружках парашютистов и планеристов из молодёжи, преимущественно комсомольцев, было подготовлено около 400 тысяч лётчиков запаса, пилотов - планеристов, парашютистов, авиамехаников и других авиаспециалистов. Комсомол вёл их по пути верного служения Родине. Этот путь отчётливо просматривается в биографиях миллионов молодых людей из поколения комсомольцев 1930-х годов. Вот одна из них.

...Осенью 1931 года в одной из московских школ 7-классники писали сочинение на тему: "Кем я хочу быть ?". Женя Лобанов, первым в школе завоевавший право носить значок ГТО, выразил свое желание следующими словами:

"Когда на школьном вечере в очень торжественной обстановке мне вручили значок ГТО, один из товарищей сказал: "Повезло тебе, Женя !"   Но я не согласен с этим. Мне не повезло: добился этого трудом, тренировкой, борьбой. Я делал всё это потому, что знаю: мне надо быть здоровым и сильным. Потому, что после спасения челюскинцев твердо решил стать лётчиком. Лётчики очень нужны нашей стране..."

Эти строки не могут не восхищать искренним, горячим патриотизмом молодого гражданина и глубоким пониманием связи между мечтой о небе и напряжённой физической тренировкой на земле.

После окончания 7 классов Женя поступил в фабрично - заводское училище при московском заводе "Динамо", где овладел сложной специальностью электромонтажника. В заводской секции Осоавиахима, в которую Лобанов пришёл по путёвке комсомола, он выполнил нормы на получение значка "Ворошиловский стрелок", стал победителем соревнований в организованный комитетом ВЛКСМ "День красного снайпера". О Лобанове писала тогда заводская многотиражка. Автор заметки высказывал убеждение, что молодой спортсмен ещё не раз успешно выступит за свой коллектив.

Но так получилось, что Женя не остался на заводе. Комсомол позвал юных на ударную стройку: возводить столичный метрополитен. И Лобанов стал метростроевцем, проходчиком в бригаде имени Героя Советского Союза Анатолия Ляпидевского.

Бригадир - молодой парень, курносый и веснушчатый - встретил новичка приветливо и сразу же с места в карьер стал рассказывать о человеке, именем которого названо их рабочее подразделение.

- Да я его знаю, - признался Лобанов. - Он мне в школе комсомольский билет вручал.

- А не загибаешь ? - спросил бригадир и внимательно посмотрел на Лобанова.

- Какой же мне смысл загибать ? - удивился Женька.

- Ну, раз так, вот тебе боевое задание: приведи его в бригаду. Ребята давно об этом мечтают.

- Ладно, - кивнул Лобанов. Он не хотел сразу пасовать перед бригадиром, но в то же время совершенно не был уверен в успехе дела, которое ему поручали. Бригадир, видно, разгадал его состояние и, хлопнув новичка по плечу, весело сказал:

- Да ты не тушуйся, Женя !  Нам, метростроевцам, никто и ни в чём не откажет.

Прав оказался бригадир Алёша Соловьев: приехал в бригаду своего имени Анатолий Васильевич Ляпидевский. Готовили ему встречу в клубе, за столом, покрытым красным кумачом, а он всё смешал, всё в распорядке перепутал, попросив спустить его в шахту. Пробовали отговорить: бригада как раз проходила тяжёлые плывуны, на участке то и дело прорывалась вода, создавалась сложная обстановка, объявлялись авралы. Но прославленный лётчик стоял на своём:

- Как же это я не побываю там, где вы трудитесь каждый день.

Пришлось всем переодеваться, искать спецодежду для гостя и уходить на глубину. И лишь несколько часов спустя состоялась встреча в клубе.

- Трудная у вас работа, ребята, - говорил Ляпидевский, обращаясь к своим молодым друзьям. - Трудная, но почётная. И пройдёте вы здесь такую закалку, о которой только мечтать можно. Нам нужны люди крепкие. Так что считайте, что вам повезло. Занимайтесь в свободное время спортом - это всегда хорошо.

После встречи с прославленным лётчиком у Евгения ещё больше укрепилась мечта об авиации. Было нелегко ему - работа, учёба на вечернем отделении рабфака и спорт. Увлёкся плаванием, стал регулярно ездить на тренировки в бассейн, где занимался вместе с Виталием Ушаковым, Семёном Бойченко, Леонидом Мешковым, ставшими позже знаменитыми спортсменами. Женя дружил с ними и старался ни в чём не отставать.

Весной 1935 года Евгений Лобанов на всесоюзных соревнованиях выиграл заплыв в плавании на боку на дистанции 100 метров. Через месяц на первенстве Москвы на 100-метровке кролем обыграл чемпиона страны А. Васильева.

Имя талантливого спортсмена звучало всё громче на турнирах самого высокого ранга. В конце сезона газета "Красный спорт" в обзоре, посвящённом его итогам, писала:

"Мы с радостью отмечаем, что в наше советское плавание пришла большая группа способной молодёжи, делающей заметные успехи в овладении спортивным мастерством. Среди них в первую очередь необходимо отметить Семёна Бойченжо, Леонида Мешкова, Виталия Ушакова, Евгения Лобанова..."

Успешно выступал Евгений Лобанов и в состязаниях по водному поло в основном составе команды мастеров московского "Торпедо" - одной из сильнейших в стране.

Казалось бы, линия жизни уже определилась довольно чётко: передовик производства, первоклассный спортсмен. Но комсомолец Евгений Лобанов успешно учится водить самолёты. Всего один раз опоздал он на занятия. Ребята недоумевали: в чём дело ?  Недоумение разъяснила московская газета, в которой было написано следующее:

"Подвиг спортсмена. 5 Июля известный в Москве пловец и ватерполист, мастер спорта, курсант Центрального аэроклуба Осоавиахима Евгений Лобанов, направляясь на очередное занятие на аэродром, услышал крики о помощи. Выскочив из вагона трамвая на ходу, он бросился к берегу и увидел, что в реке тонет мальчик. В толпе, наблюдавшей за этой трагедией, были в основном женщины и дети. Не раздумывая, сбросив с себя в одно мгновение обувь и верхнее платье, Евгений Лобанов бросился в воду, быстро достиг середины реки. Притянув к себе вынырнувшего на какую - то долю секунды ребенка, бесстрашный спортсмен поплыл с ним к берегу, уложил на песок. И лишь убедившись, что всё в порядке, стал одеваться. На все просьбы очевидцев его благородного поступка назвать себя герой лишь застенчиво улыбался и твердил одно:

- Некогда мне, товарищи. На занятия опаздываю.

Только благодаря тому, что 2 товарища спасённого узнали в спасителе своего старого знакомого, за которого они, оказывается, не раз переживали, мы можем сообщить его имя и выразить через нашу газету восхищение истинно благородным поступком известного спортсмена, значкиста ГТО".

Окончив аэроклуб, он едет в училище военных лётчиков, успешно оканчивает его. Лейтенант Евгений Лобанов прибыл в полк морской авиации 3 Сентября 1939 года. Через 2 дня он уже отправился в первый учебный полёт над просторами осенней Балтики. А потом не раз уходил на дальние маршруты, бороздил небо над землёй и водой, несколько раз участвовал в сложных общефлотских учениях. Однажды после трудного полёта, когда обстоятельства требовали предельного напряжения моральных и физических сил, командир экипажа Николай Голованов сказал своему напарнику:

- А ты, видать, парень железный...

- Спортивный я, - ответил Евгений.

- Спортивный, железный - это почти одно и то же.

Да, сама жизнь убеждала в справедливости этих слов. Закалка, полученная на земле, помогала в любых ситуациях оставаться сильным, чувствовать себя в небе, как в родной стихии. Это особенно проявилось в дни, когда над суровым Карельским перешейком, над родной Балтикой начались воздушные схватки с белофинами.

В один из последних дней Февраля 1940 года командир части поставил перед экипажем, в который входил Лейтенант Е. И. Лобанов, особо важную задачу: разыскать и уничтожить тяжёлую батарею, огонь которой наносил серьёзный урон нашим войскам, мешал их продвижению вперёд.

Стоял ясный, морозный день, когда их самолёт поднялся в воздух. Несколько раз проутюжили заданный квадрат, и наконец удача: цель обнаружена.

- Атака ! - отрывисто приказывает командир экипажа.

И бомбово - пулемётный смерч обрушился на вражескую позицию.

За первым заходом последовал второй, третий... Последний заход. Пике. Безостановочно трещит пулемёт. Командир уводит самолёт с боевого курса, резко набирает высоту. "Всё. Сейчас - домой", - подумал Лобанов. Но как часто во фронтовой жизни люди радуются преждевременно... Вдруг на высоте, когда уже пошли над морем, курсом на родной аэродром, машину резко тряхнуло. "Зенитный снаряд", - подсказало сознание.

Действительно, осколки от разорвавшейся вблизи бризантной гранаты впились в чувствительное тело бомбардировщика. Самолёт ещё несколько раз вздрогнул, словно удивляясь тому, что с ним происходит, а затем перестал подчиняться воле лётчика и вошёл в штопор. Высота быстро падала. Попытки командира выровнять машину не дали результата. Выход ?  Они оба его отлично знали: нужно немедленно облегчить самолёт. Времени на обдумывание почти не оставалось.

- Я пошёл за борт ! - крикнул в шлемофон Евгений. - Прощай. - И нырнул в холодную, подёрнутую голубизной бездну.

Подождав, пока самолёт оказался в стороне, Евгений дёрнул за кольцо парашюта. Прошли положенные секунды, но он не почувствовал привычного толчка строп, не увидел желанного купола над головой. Он отсчитал ещё 3 секунды и рванул кольцо запасного. Но, запутавшись в стропах основного, тот тоже полностью не раскрылся. Скорость падения, правда, чуть уменьшилась, но и только. А внизу сверкало холодное зеркало Финского залива.

В подобной трагической ситуации далеко не всякое сердце выдержало бы огромное физическое и нервное напряжение. Но Лобанов не дрогнул. Ясное сознание помогло найти выход из создавшегося положения, как не раз помогало в острейших игровых ситуациях, когда на решение давались считанные доли секунды. Евгений широко раскинул руки, чтобы уменьшить силу вращения, и затем сгруппировался в воздухе, как когда - то в заводском бассейне во время прыжков с вышки.

Евгений, конечно, не знал, что за его катастрофическим падением наблюдал из своей лодки один из местных жителей ( Лобанов покинул самолёт уже над советской территорией ). Увидев столб воды метрах в 800 от себя, где ушёл под воду пилот, рыбак что есть силы налёг на весла. Правда, он совсем не надеялся найти лётчика живым. И каково же было его изумление, когда, подплыв к месту предполагаемой гибели пилота, он увидел, что тот сидит на одном из многочисленных в этих местах островков и как ни в чём не бывало выкручивает мокрую форму.

- Думал, придётся мне подбирать твои косточки, - простодушно протянул старик, выйдя из лодки и набросив на продрогшего лётчика свой овчинный полушубок. - А ты, вон, живой...

- Да, дедушка, на этот раз повезло, - в тон ему ответил Лобанов.

Об этом уникальном случае в истории не только нашей, но и всей мировой авиации через 2 дня после случившегося рассказала своим читателям газета "Красный Балтийский флот":

"...Да, парашют на этот раз не раскрылся. Но Евгений Лобанов, мастер советского спорта, известный в недалёком прошлом пловец и ватерполист, не растерялся, нашёл в себе силы подготовиться к встрече с толщей ледяной воды. Он мягко вошёл в воду, успел в короткие мгновения избавиться от парашюта.

- Вот где мне помогли навыки ватерполиста, - рассказывал Лобанов. - Без них бы, без выработанного годами умения "возиться" под водой, мне никогда бы не выпутаться из необычайного положения.

Так спортивная закалка, мужество, выкованные на стадионе, на водных дорожках, спасли жизнь отважному пилоту. Железный организм чемпиона выдержал это необычайно тяжёлое испытание, и сегодня он уже снова в воздухе, снова атакует и уничтожает врага".

Летом 1940 года Евгений Лобанов приехал на побывку домой, в Москву. На его груди сверкали ордена Красного Знамени и Красной Звезды. За молодым героем толпами ходили мальчишки, как когда - то он сам бегал за Ляпидевским, Каманиным, Дорониным, Слепнёвым.

После летной учёбы, тяжёлых боёв мирная жизнь родного города казалась ещё более прекрасной. Он поспешил к своим ребятам в спортивный клуб "Торпедо", встретился с товарищами юношеских лет. Один из них, Виталий Ушаков, стал за это время знаменитым пловцом, чемпионом и рекордсменом Советского Союза, победителем многих крупнейших состязаний. Его портреты печатались в спортивной газете, ему посвящались статьи и очерки, рядом с его именем журналисты ставили звонкие эпитеты. Виталий относился к этому с достойным уважения спокойствием. Евгений внимательно, пытливо изучал его. Однажды сказал:

- Возмужали мы с тобой, брат !  Совсем уже взрослыми стали.

- И главное, - добавил Виталий, - держим своё слово. Тебе не приходится краснеть за меня, а тобой я просто горжусь.

- Мы ещё очень многого не сделали с тобой, Виталий. Главное - впереди. Ещё впереди !

В один из дней пришёл к Лобанову на квартиру корреспондент газеты "Красный спорт". Евгений, необычайно скромный по натуре, долго убеждал его в своей неправомочности давать интервью. Но журналист был непреклонен:

- Поймите, сегодня каждый орденоносец, каждый герой отгремевших сражений, вышедший из рядов нашего физкультурного движения, - это пример для целой армии молодёжи !

Пришлось в конце концов согласиться. Через 2 дня интервью было опубликовано на первой полосе, И тысячи молодых вникали в слова одного из героев недавних сражений: "Физкультура нужна каждому бойцу. Если нападет враг, нашу армию составят миллионы закалённых воинов, значкистов ГТО и их не одолеть. Они готовы на любые подвиги во имя Родины".

*     *     *

22 Июня 1941 года застало Евгения в должности старшего лётчика 58-й авиационной эскадрильи Краснознамённого Балтийского флота. Уже через несколько дней он совершил первый боевой вылет в Великой Отечественной войне. Потом один за другим понеслись горячие фронтовые дни. Морские лётчики совершали по 5 - 6 боевых вылетов в сутки. Они летали на разведку, бомбили переправы через Северную Двину, наносили беспощадные удары по танковым колоннам...

Евгений всем сердцем слился со своей эскадрильей, с её чудесным, неунывающим народом. И вдруг - срочное назначение на Черноморский флот. За полтора месяца тяжёлых непрерывных боёв, взлетая с аэродрома, простреливаемого немецкой артиллерией, он провёл 89 успешных боевых вылетов и лично уничтожил 24 вражеских танка, 19 автомашин с живой силой противника, 16 полевых орудий, 9 миномётов, более 3000 солдат и офицеров противника.

23 Февраля 1942 года на фронтовом аэродроме в честь праздника состоялось награждение особо отличившихся в сражениях. Награды личному составу вручал командующий авиацией Черноморского флота, отважный воздушный ас Генерал - Майор Н. А. Остряков. Прикрепляя второй орден Красного Знамени на грудь Лобанова, он оказал:

- Горжусь вами !

- Служу Советскому Союзу ! - ответил, как полагалось, по уставу Старший лейтенант.

- Да, хорошо служите. Желаю вам новых боевых успехов.

И снова полетели в грохоте ожесточённых боёв фронтовые будни. 11 Марта 1942 года в осаждённый, истекающий кровью Севастополь прорвались наши боевые корабли - крейсер и 2 миноносца. Это была огромная радость для защитников города. Они доставили пополнение, боеприпасы, продовольствие.

Враг неистовствовал. Его дальнобойная артиллерия открыла по местам предполагаемой швартовки ураганный огонь. Тяжёлые снаряды рвались всё ближе и ближе к цели, нарушали нормальный ритм разгрузки и погрузки. Командующий Приморской армией И. Е. Петров позвонил Острякову:

- Надо заставить замолчать фрицев. - Потом добавил доверительно, словно бы просил: - Николай Алексеевич, подними в воздух самых верных людей. Самых - самых... чтобы без осечки...

- Понимаю, товарищ командующий. Есть такие люди.

Остряков вызвал Евгения Лобанова и Михаила Талалаева.

- Найдите и уничтожьте фашистские пушки. Моряки и все севастопольцы очень надеются на вас.

Слётанная пара мгновенно поднялась в воздух. Вскоре обнаружили цель.

Первый заход - разведка. На втором отважные штурмовики сбросили на позицию врагов бомбы, на третьем добавили новую порцию, затем обстреляли реактивными снарядами.

Но тут самолёт Талалаева получил повреждение. Лётчик вынужден был произвести посадку на клочок ничейной земли - между нашими и вражескими трашеями. Немецкие солдаты бросились было к нашему штурмовику, но Лобанов стал прикрывать друга с воздуха, отсекать врага огнём пулемётов. Наконец увидел: на помощь спешат свои, морская пехота. Сделал глубокий разворот, и в этот самый момент зенитный снаряд угодил в плоскость его машины. Вспыхнуло пламя. И тогда бесстрашный пилот направил свой самолёт прямо на вражескую батарею. Когда рассеялся дым, на месте, где только что стояла грозная батарея, валялись искорёженные орудия, обуглившиеся трупы вражеских солдат. За этот беспримерный подвиг Евгений Лобанов посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, а его боевые товарищи на борту одного из штурмовиков Ил-2 вывели: "За Женю Лобанова !"

Челноков Н.В.

Командир 8-го ГвШАП ВВС Черноморского флота Герой Советского
Союза Полковник Н. В. Челноков беседует с лётчиком у самолёта
с надписью на борту - "За Женю Лобанова !", весна 1943 года.

Именем Героя названы улицы в Москве и Севастополе и большое колхозное село в Крымской степи под Джанкоем. Его имя носили пионерские дружины 494-й школы Пролетарского и 9-й школы Октябрьского районов столицы. А по серебряной глади Камского водохранилища величаво плавает теплоход, и на его белоснежных бортах золотится название: "Герой Е. И. Лобанов".

Тысячи людей в Москве, в Севастополе, в степи под Джанкоем, на просторах Камского моря каждый день встречаются с Евгением Лобановым, и он живёт в их мыслях, в их памяти и делах.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz