Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Рождение боевого приёма

Многое изменилось в Изюме с тех пор, как отгремели битвы Великой Отечественной войны. Там, где происходили жестокие сражения, где земля и воздух содрогались от бесчисленных взрывов, где лежали дымящиеся руины, выросли новые кварталы, встали из пепла предприятия. Вдохновлённый мирный труд кипит в цехах заводов и фабрик, на колхозных полях.

Старый изюмский рабочий Константин Иванович Недбайло все эти годы, как и до войны, трудится на паровозоремонтном заводе. Ему уже много лет, давно посеребрились виски, но с завода он не уходит. Да разве можно уйти, когда вершатся такие дела !   Вырос завод, стал краше прежнего. Руки натружены от большой работы, а сердце радостно бьётся в груди, потому что нет большего счастья, чем жить и трудиться для своей страны, для своего народа.

Есть у Константина Ивановича ещё одна радость. Вырастил сына. Сын его - лётчик, дважды Герой Советского Союза Гвардии полковник Анатолий Константинович Недбайло.

Возле заводского клуба красуется его бюст. Земляки с гордостью произносят, имя героя. А для отца двойная радость - его сын и его, отца, слава.

Воспитывал отец сына в строгости, чтобы не рос белоручкой. "Бери пример с нас, рабочих", - часто говорил Константин Иванович. Рано полюбил Анатолий труд. Ему было 16 лет, когда он уже стажировался на должность диспетчера железнодорожной станции. И тогда же у него появилась тяга к авиации. Он не мог равнодушно смотреть на пролетающие самолёты. В свободное время мастерил модели, маленькие и белые, как чайки, самолёты. Но каким путем осуществить заветную мечту и самому промчаться на быстрокрылой машине ?   Как-то утром, после ночной смены, встретил его друг и спросил:

- Почему в аэроклуб не поступаешь ?   Многие уже записались.

Мысль о возможности стать лётчиком всё больше волновала Анатолия.

- Раскрою перед тобой, папа, одну заветную мечту, - сказал он как-то вечером своему родителю. - Хочу поступить в аэроклуб. - А втайне думал: "Не отпустит, скажет - на производстве оставайся".

- Добре, сынку, добре ! - отвечал отец. - Стране нужны рабочие, нужны и лётчики. Выбирай сам себе дорогу, но только чтобы прямо идти, уверенно.

И стал Анатолий учиться в аэроклубе. Переехал из Изюма в Краматорск, целиком отдался новому делу. Быстро пролетели месяцы теоретической учёбы. Настал долгожданный день. Анатолий впервые сел в самолёт. Машина оторвалась от земли, и ни с чем не сравнимое чувство полёта охватило юношу. Вместе с ним в самолёте - инструктор по фамилии Нужный. Анатолий чувствует, как послушна ему машина. Вот так бы самому долететь до Изюма, промчаться над родным домом, над заводам, где работает отец, махнуть ему рукой: смотри, мол, батя, на своего сына !

Широкое поле аэродрома стало теперь для Анатолия вторым домам, а самолёт - эта красивая и сложная машина - верным крылатым другом. Из курсантов своей группы Анатолий вылетел самостоятельно первым. Первая посадка была не совсем удачной. Анатолий поднялся в воздух ещё раз. После полётов инструктор крепко пожал руку молодому пилоту и пожелал ему успехов в будущем.

А Майским утром 1941 года Анатолий Недбайло уже стоял на пороге новой, ещё не ведомой ему жизни. В кармане - путёвка в школу военных лётчиков. В глазах - неугасимая сила молодости и желание летать и летать.

- Вижу, сынку, добре далась тебе эта наука, - говорил, провожая его, отец. - Да всё-таки помни мой наказ: не всякая и прямая дорога бывает ровной. Не подкачай на ухабах.

Расцеловался с сыном Константин Иванович, смахнул набежавшую ненароком слезу и долго стоял на дороге, провожая его взглядам. "Вот и улетел из моего гнезда птенец !   Каким-то соколам он станет ?"

В военной школе познавшие труд руки молодого пилота не дрогнули и за штурвалом боевой машины. А страстное желание летать, которым жил Анатолий, было верной гарантией успеха.

"С таким долго возиться не придётся", - познакомившись с Анатолием, определил инструктор. И действительно, долго возиться с ним не пришлось. Анатолий с успехом осваивал новую боевую машину.

Началась Великая Отечественная война. Фронт требовал лётчиков. Недбайло был направлен в авиационный полк...

Бой есть бой. И в первой же воздушной схватке молодого лётчика постигла неудача: его самолёт был подбит врагом. Еле дотянул Недбайло до линии фронта и всё же посадил вспыхнувшую в воздухе машину. Злой, опалённый огнём, вернулся Анатолий в свою часть. Но, познав горечь поражения, он приобрел нечто такое, без чего не может быть настоящего воздушного бойца: выдержку и настойчивость в достижении цели. "Не подкачай на ухабах", - часто повторял он слова отца и учился, упорно учился боевому мастерству.

Недбайло сразу подметил, с кого следует брать пример умения и мужества. Это были старые лётчики полка - его командир Д. Ляховский, штурман Б. Суклышкин, заместитель командира эскадрильи Э. Бикбулатов. Особенно пришелся по душе молодому лётчику требовательный и волевой Бикбулатов, не раз водивший эскадрилью на трудные боевые задания и всегда возвращавшийся с победой. Анатолий старался во всём ему подражать.

Быть активным бойцом, дерзать, искать всё новые способы решения боевой задачи - эти качества, унаследованные Недбайло у однополчан, стали девизом всей его дальнейшей работы в авиации. На той же реке Миус, где Недбайло потерпел первую неудачу, он впервые проявил качества опытного советского лётчика.

Однажды звену штурмовиков было приказано поставить дымовую завесу на участке, где предполагалось форсировать реку. Причём эту задачу штурмовики должны были выполнить без прикрытия истребителей. Задача была сложна. Лётчикам потребовалось проскочить над позициями противника на высоте 20 - 30 метров под огнем всёх видов оружия.

Командир полка Гвардии майор Ляховский перебирает в памяти всех своих лётчиков. Его выбор пал на командира звена Бикбулатова. Этот, несомненно, справится. А кто ещё ?   Ну и другие лётчики звена, они тоже уже "тёртые калачи".

Таким "тёртым калачом" Ляховский считал и Анатолия Недбайко, хотя тот только - только начинал постигать боевое искусство. Опытный командир сумел разглядеть в молодом лётчике хорошие боевые задатки. И не ошибся.

- Итак, друзья, - весело сказал Бикбулатов, обращаясь к лётчикам, которым предстояло выполнить специальное задание, - дело новое, и сложное. Прежде всего давайте уясним маневр. Необходимо точно и в то же время скрытно выйти в заданный район. Вначале пойдём в разомкнутом боевом порядке, чтобы не утомить себя. Силы нам понадобятся над целью. За 15 - 20 километров от Миуса, над пунктом Н., переходим на бреющий, а над вражеским берегом "горкой" набираем метров 200 высоты. Первым дымовую завесу ставлю я. С появлением её воздушные стрелки должны открыть огонь по огневым точкам противника.

На этом закончилась подготовка к полёту. И вот самолёты уже над целью. Земля летит навстречу. Под крыльями самолётов стремительно проносятся траншеи пехоты, пулемётные гнезда. Недбайло зорко следит за ведущим, чтобы не прозевать ответственный момент начала постановки дымовой завесы. Вдруг шлейф дыма вырывается из-под самолёта Бикбулатова. "Раз, два, три... шесть..." - отсчитывает в уме необходимое время Анатолий. Вот и второй лётчик звена, Калитин, включил дымовые приборы вслед за командиром. Мимо продолжают проноситься вражеские позиции, огрызающиеся пушечным и пулемётным огнём. Советские самолёты летят сквозь этот огонь.

"Одиннадцать, двенадцать...", - продолжает считать Недбайло и нажимает на гашетку. Химические приборы вступают в действие. Через несколько секунд Бикбулатов бросает машину сначала вверх, затем вниз, ведя огонь по позициям врага. Ведомые следуют за ним. Потом начинается новый резкий маневр, и грозные штурмовики возвращаются на свой аэродром.

За отличное выполнение этого сложного задания Недбайло была вручена первая правительственная награда - орден Красной Звезды.

Боевая активность лётчика росла по мере приобретения личного опыта, по мере того, как усваивался им опыт лучших авиаторов. Однажды ему довелось участвовать в выполнении боевого задания в составе группы, ведомой опытным командиром Прутковым. Выполнив задание, группа возвращалась на свой аэродром. И здесь ведущий заметил группу немецких бомбардировщиков Ju-88, летевших в направлении наших войск. У командира быстро созрело решение: атаковать !   В этом необычном бою советские лётчики сбили 6 "Юнкерсов" и не допустили противника к нашим войскам.

На другой же день Недбайло сбил пикировщик Ju-87, а его стрелок - ещё один бомбардировщик. Через некоторое время Недбайло успешно решил новую боевую задачу, заменив в ходе боя вышедшего из строя ведущего.

Недбайло топил вражеские корабли в Чёрном море, совершал налёты на аэродромы противника, летал на разведку. И в каждом боевом вылете старался выбрать из многочисленных и разнообразных приемов ведения боя такой, который поставил бы противника в трудное положение и обеспечил победу советским лётчикам.

Особенно многому научился Недбайло в боях за освобождение Крыма. При налёте на аэродром в районе Херсона, прикрытый сильным зенитным огнём, он не пошёл в лобовую атаку, а избрал маршрут над морем. Группа шла на бреющем полёте до самой цели, потом самолёты резко набрали высоту и неожиданно появились в тылу у врагов. Перестроившись из боевого порядка "клин" в боевой порядок "змейка" и маневрируя среди зенитных разрывов, они всей своей огневой мощью обрушились на вражеские самолёты. Разумно построенный боевой порядок обеспечивал свободу маневра каждого экипажа. Советские лётчики 8 раз заходили на цель. Находившиеся на аэродроме немецкие самолёты были уничтожены. Наша группа вернулась на свой аэродром в полном составе.

Настал новый день - и новая победа: в Северной бухте Севастополя Недбайло и его ведомые потопили вражеский корабль.

И так день за днём, от победы к победе. Во время боёв за освобождение Крыма Недбайло стал членом Коммунистической партии. Ему была вручена первая "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

Вскоре после этого его вызвал командир полка и приказал принимать эскадрилью:

- Пора самому растить героев.

Молодой командир энергично взялся за порученное ему дело. Теперь он был коммунистом, и выполнение партийного долга стало самым главным в его жизни. Прежде Недбайло сам старался брать пример со старших, опытных лётчиков. Теперь будут брать пример с него. Раньше он смотрел на других - теперь молодёжь смотрела на него с надеждой и уверенностью. Молодым лётчикам были по душе его сила воли и вера в победу, глубокое знание техники и тактики воздушного боя. Уж если командир выходит на цель, он не уйдёт с поля боя, пока враг не будет подавлен. А в трудную минуту он всегда найдёт единственно правильное решение, которое обеспечит победу.

Много внимания уделял Недбайло поиску новых тактических приёмов. Всем лётчикам были хорошо известны преимущества боевого порядка "круг". Вот только одно плохо: когда штурмовики завершали выполнение задания им, чтобы следовать на аэродром, приходилось перестраиваться в "пеленг" или в другой боевой порядок, иначе нельзя было уйти от цели. В зависимости от числа самолётов на такое перестроение уходило от 3 до 10 минут. Этого момента и поджидали многие фашистские лётчики. Они, как коршуны, набрасывались в это время на штурмовиков и нередко наносили им существенный урон.

Как уберечь экипажи от губительного вражеского огня в эти минуты ? - вот вопрос, решению которого Недбаило посвящал короткие минуты фронтового отдыха.

В одном из боевых вылетов, когда Недбайло был ведущим, ему после атаки удалось перестроить свою группу так быстро, что противник, не успев опомниться, вместо "круга" увидел "пеленг", уходящий на свою территорию. Попробовали было фашистские истребители обручиться на штурмовиков, но потеряли один самолёт и отказались от преследования.

"Значит, можно собрать группу в короткое время", - обрадовался Анатолий и попробовал разобраться, как это произошло.

Большой лист бумаги пересекала волнистая линия - линия фронта. Посредине круга - кривая, по которой, будут двигаться самолёты над целью. Половина круга прохбдит над территорией противника, половина - над нашей. На кругу 6 самолётов. Под номером один - ведущий.

Недбайло бережно прикалывает листок к бревенчатой стене землянки и начинает объяснять:

- Над целью работаем обычно. Как только сделаем последний заход, я командую - "приготовиться", а сам продолжаю имитировать атаку. Вы же по следующей моей команде резко разворачиваетесь, берёте курс на свою территорию и следуете все в одну точку сбора, - Анатолий протянул длинные пунктирные линии от каждого самолёта к указанной точке.

Творческая беседа затянулась. Говорили о важности чёткого взаимодействия не только между экипажами штурмовиков, но и с истребителями прикрытия, о необходимости изменения боевого порядка ещё до подхода к цели и многом, многом другом, что могло обеспечить победу в новых боях.

Всё, о чём говорил Недбайло и что дополняли лётчики, проверили в полёте. Вышло неплохо. Наши войска наступали по литовской земле. Продвигались вперёд быстро и, чтобы не было задержек, штурмовиков вызывали на поле боя по нескольку раз в день. Они громили артиллерийские батареи, подавляли сильно укреплённые узлы сопротивления, штурмовали вражескую пехоту. Были дни, когда в воздухе не появлялось ни одного фашистского истребителя, и тогда штурмовики чувствовали себя хозяевами положения. Но так было не всегда.

Однажды Недбайло вёл шестёрку "Илов". Над ними кружили 4 наших истребителя "Як". Задача была обычная: уничтожить артиллерийские позиции врага в 2-х километрах западнее Вилковишки. Обнаружить цель, севернее которой протекает широкая река и где сходятся железная и шоссейная дороги, не представляло большого труда. И поэтому Недбайло чувствовал себя спокойно, уверенный, что всё будет в порядке. В воздухе ни одного вражеского истребителя - это тоже неплохо.

Однако по утвердившейся в эскадрилье традиции лётчики ни при каких условиях не оставались благодушными. В разной обстановке старались применять различные боевые порядки, чтобы в случае неожиданной встречи с воздушным противником иметь максимум преимуществ. Так было и на этот раз: когда до линии фронта осталось 4 - 5 километров, Недбайло перестроил свою группу из "клина" шестёрки в правый "пеленг". Потом включил передатчик и, сообщив на КП свой позывной, запросил разрешения начать атаку цели.

С земли приказали указанную ранее цель не штурмовать, а выйти на юго - восточную окраину города и ударить по вражеским танкам. Так бывало не раз. Недбайло быстро анализирует обстановку, прикидывает, с какой стороны лучше заходить на цель, и отдает команду ведомым перестроиться в боевой порядок "круг".

Экипажи, строго выдерживая заданные дистанции, образуют гигантское кольцо. Фашисты почувствовали, что вот - вот начнётся атака, и стали обстреливать штурмовиков. Однако несколько жидких трасс малокалиберной зенитной артиллерии прошли далеко в стороне и не причинили штурмовикам ни малейшего вреда. Недбайло уже собрался было отдать команду о начале атаки, как вдруг заработал наземный передатчик и в наушниках шлемофона ясно прозвучали слова о грозящей опасности.

- Вас атакуют 12 FW-190. Будьте внимательны !

Анатолий требует от ведомых приготовиться к бою и тотчас передаёт прикрывающим истребителям:

- Веду оборонительный бой в боевом порядке "круг".

Пока состоялся этот радиообмен, Недбайло внимательно изучал воздушную обстановку. Действительно/ со стороны солнца прямо на них мчалась группа тупоносых истребителей. Вражеские самолёты росли на глазах. Недбайло знал, что воздушные стрелки уже изготовились к отражению атаки и, как только позволит дистанция, откроют огонь по врагу. Однако замысел фашистских лётчиков был иной. Прежде всего они обрушились на истребителей, на "Яков", летевших несколько выше штурмовиков.. Фашисты попытались оторвать группу прикрытия от штурмовиков и сковать её боем. Частично это им удалось. Недбайло увидел, как 2 пары FW-190 связали боем "Яков". Остальные 8 FW-190 стремительно приближались к шестёрке "Илов". Прошла секунда, ещё секунда. И вдруг, словно по команде, открыли огонь воздушные стрелки всех 6 самолётов. Огонь был настолько эффективным, что вражеские истребители тотчас отвалили в сторону.

Первая атака была отражена. Но что теперь предпримет противник, чтобы, используя своё численное преимущество, не допустить штурмовиков к цели ?

Что бы он ни предпринял, Анатолию Недбайло ясно одно: нужно твёрдо держать оборонительный круг и при любой повторной атаке использовать всю силу огня штурмовиков для поражения воздушного противника. А противник тем временем пошёл на новую хитрость. Четвёрка продолжала сковывать боем пару наших истребителей. Вторая четвёрка ушла в сторону солнца, видимо желая выбрать новый удачный момент для атаки. Третья четвёрка FW-190 разбилась на пары и заняла исходную позицию для атаки сверху и снизу оборонительного круга штурмовиков. В тот же миг обе эти пары, заметив разрыв между самолётом Недбайло и замыкающим круг "Илом", набросились на последний. Но замыслу врага не суждено было сбыться. Не скованная боем пара "Яков" решительно пошла в атаку на двух нижних FW-190. И тут же ведущий вражеский самолёт вспыхнул, так и не успев открыть огонь по штурмовикам.

В тот же самый миг произошли удивительные события. Наблюдающие за боем с земли увидели, как почти одновременно были сражены 3 вражеских самолёта. Кто же сбил ещё два ?   Ведущего верхней пары поджёг Недбайло. Он выпустил по фашистскому самолёту сразу 4 реактивных снаряда. Разгадав хитрость врагов, он специально создал разрыв между самолётами, летящими по кругу, и, когда верхняя вражеская пара стала приближаться к штурмовику, летящему впереди, направил свой самолёт на ведущего и выпустил снаряды. Почти одновременно стрелок - радист его самолёта открыл огонь по ведомому нижней пары.

Все 3 вражеских самолёта рухнули на землю. Вторая атака врага захлебнулась в яростном огне наших истребителей и штурмовиков. А что же было дальше ?   Потеряв 3 самолёта, FW-190 больше в бой не вступали. Они оставили в покое наших "Яков" и скрылись вдали, за линией фронта.

Ко штурмовики ещё не выполнили поставленной перед ними задачи. Настало самое подходящее время это сделать. Недбайло отдал команду к атаке, и сам первый перешёл в пикирование на вражеские танки. Снова заработали пушки, и на голову врага посыпались противотанковые бомбы. Над целью штурмовики находились ровно столько, сколько требовалось для причинения врагу максимального урона.

Когда все боеприпасы, предназначенные для наземных целей, были израсходованы, с запада появилась группа Ме-109. Недбайло немедленно подал команду - "приготовиться". И как только он стал имитировать новую атаку, его ведомые все вдруг развернулись и чётко перестроились в новый боевой порядок. Вражеские лётчики, видимо, уже предупрежденные своими перепуганными собратьями, сочли за лучшее не вступать в бой со штурмовиками.

Так закончился этот трудный бой. А сколько их всего на счету лётчика Анатолия Константиновича Недбайло !   И в каждом проявилось лётное мастерство и командирские качества героя.

( Из книги В. Д. Соколова: "Мои друзья - лётчики".   Москва, издательство "ДОСААФ", 1969 год. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz