Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

ПРАВОФЛАНГОВЫЙ ПОЛКА

Стоял золотой Июньский день 1942 года. В 6-й Гвардейский штурмовой авиаполк, базировавшийся на одном из полевых аэродромов Подмосковья, прибыл выпускник Оренбургского авиационного училища Иван Павлов. Из бревенчатого домика КП, к которому он подходил, выбежала радистка.

- Сводка Информбюро ! - радостно кричала она, размахивая над головой бумажкой. - Про нашего !

- Эскадрилья лётчиков - гвардейцев, - услышал Павлов, - под командованием Старшего лейтенанта Романова совершила налёт на железнодорожную станцию... Немецкие эшелоны уничтожены.

Романова поздравляли, а тот, растроганный, показывал на молодого лётчика:

- Вон Юру Пяткина поздравляйте. Он сегодня подбил "Мессера", а сам увернулся от троих !..

Иван, остановившись в сторонке, во все глаза смотрел на Романова и Пяткина. Ему хотелось попасть именно к ним в эскадрилью и сегодня же попроситься на боевое задание.

Командир полка, прочитав документы, изучающе посмотрел на его высокую тонкую фигуру и сухо сказал:

- Будете воевать в эскадрилье капитана Шкулепова. Устраивайтесь пока. Завтра получите машину.

В последующие дни Павлов, хотя и отлично окончивший училище, по существовавшему для новичков правилу прошёл серию вывозных тренировочных полётов. Лишь после этого вместе с группой лётчиков его вызвал Шкулепов и поставил боевую задачу: разбомбить в районе Ржева эшелон с живой силой противника. В группе был и Пяткин, что очень обрадовало Павлова.

По тому же правилу проверки новичков с Иваном в звене вылетел комиссар эскадрильи Логвиненко. Иа подходе к станции по самолётам ударили зенитки. Павлов с острой настороженностью посматривал на шапки разрывов. Ему казалось, снаряд вот-вот угодит в его штурмовик. В это время в наушниках послышались позывные комиссара, ободряющие слова:

- Внимательнее следи за ведущим.

С этой минуты Иван, выполняя команды Зудилова, почти копировал его маневры. На аэродром вернулись благополучно. На КП Герой Советскою Союза Генерал Байдуков спросил у Павлова:

- Куда, товарищ сержант, сбросил бомбы ?

- В очаг пожара, - быстро ответил Иван и нерешительно добавил: - А попал ли в цель, не знаю.

- Молодец, что честно доложил, - похвалил Байдуков и пожал руку. - Поздравляю с первым боевым вылетом. Надеюсь, из вас получится хороший военный лётчик.

Несколько дней спустя капитан Шкулепов познакомил Павлова с опытным лётчиком лейтенантом Дубенсковым. Показывая по карте, сказал:

- Вот здесь, в роще Круглая, противник накапливает резервы. Ваша задача: Дубенскову сфотографировать и домой; вам, Павлов, не только внимательно наблюдать за ним, но и в случае необходимости прикрыть от вражеских истребителей.

Рощу обошли стороной. Как и договорились, появились над ней с запада. Дубенсков, сделав снимки, направился на свой аэродром. Павлов же, заметив плохо замаскированные грузовики и метнувшихся от них гитлеровцев, забыв обо всём, ринулся в атаку. Выходя из неё, попал под плотный огонь зениток.

На аэродроме механик, осмотрев самолёт, удивлённо покачал головой.

- И как вы долетели ?! - Он указал рукой иа пробитый стабилизатор. - Да и в фюзеляже 12 дырок.

Павлов побежал в столовую, где намечался разбор вылета. На душе было радостно: уничтожил с десяток фашистов и несколько машин.

В зале была почти вся эскадрилья. Капитан Шкулепов пристально оглядел собравшихся и повернулся к Павлову:

- Скажите, товарищ сержант, какое вы получили задание ?

- Прикрывать самолёт ведущего, - недоумевая, ответил Иван.

- И как вы считаете, выполнили его ?

Павлов задумался... Неужели ошибся ?

- Я наблюдал... Я прикрывал, - неуверенно проговорил он. - А потом увидел фашистов и...

- И забыли о задаче, о своём товарище ?!

Павлов опустил голову.

- Обстановка подсказала, что можно ещё и вpaгa побить...

- Инициатива - хорошее качество, - перебил Шкулепов. - Но и она должна служить главной задаче. Вы оставили ведущего, и ваше счастье, что вражеские истребители не сбили вас поодиночке. А это провалило бы другое ответственное задание.

- Я понял, товарищ Гвардии капитан.

"Да, хорошим уроком послужат мне и этот вылет с Дубенсковым и беседа Шкулепова", - раздумывал Павлов. Вдруг рядом послышался голос Пяткина:

- Эй, браток, не вешай носа, - покровительственно хлопнул он по плечу Ивана. - Мораль слушай, а воюй как душе угодно. Ты мне поверь, если бы я по их инструкциям воевал... Я б давным - давно... - он показал пальцем в землю.

А это был уже другой взгляд. Так 20-летний лётчик начал фронтовую жизнь.

Вскоре ему довелось в четвёрке штурмовать штаб крупного соединения. "Цель атаковали фронтом одновременно, - скупо рассказывал потом Павлов об этом эпизоде. - Сбоку от меня шёл старший сержант Куликов. Неожиданно появились 9 "Мессеров". На нас с Куликовым они направили первый удар. По одному из них мы одновременно открыли огонь. Фашист загорелся и с креном пошёл к земле. Противнику удалось повредить мою машину, но не удалось сбить ни один наш самолёт. Я благополучно сел на своем аэродроме".

Из скромности он но признался, что "Мессер" был им, что за этот вылет он был удостоен первой награды - ордена Красного Знамени.

Осенью в районе Ржева действия нашей авиации усилились. Особенно много урона противнику наносил 6-й Гвардейский штурмовой авиаполк. Для борьбы с "Илами" фашистское командование прислало отборных асов из группы "бриллиантовой молодёжи". Их "Мессеры" базировались на аэродромах - засадах. Павлов, узнав об этом, предложил Пяткину:

- Пошли проситься на задание.

- Их включили в группу "Илов", которой было поручено уничтожить крупный штаб гитлеровцев. Гвардейцы, врасплох налетевшие па штаб, разгромили его и на полпути к дому наткнулись на засаду "бриллиантов". Те, очевидно, намеревались взять реванш. Один за другим поднимались они с аэродрома. Штурмовики били их на взлёте. Павлов атаковал последнего. "Мессер", не успев подняться, тут же рухнул на землю.

Увлекшись, Иван не заметил, как сам попал в клещи 4 Ме-109. Один из них, уверенный в лёгкой победе, вплотную подлетел к Павлову и подал знак рукой: "Садись на наш аэродром".

- Ах ты сволочь "бриллиантовая" !   Сейчас я тебе покажу, как садятся Гвардейцы ! - Иван яростно погрозил фашисту кулаком и вдруг камнем ринулся вниз... Почти над самой землёй перешёл на бреющий. Гитлеровцы опешили: им и в голову не приходило, что тяжёлый бронированный самолёт может так стремительно маневрировать.

Такого искусного владения штурмовиком не знали ещё в 6-м Гвардейском полку. Чествовали Ивана, как именинника: он сбил "Мессера", трезво оценил бессмысленность схватки с 4-мя опытными истребителями  ( тогда на "Илах" не было воздушных стрелков ) и под носом врага ушёл невредимым.

Застенчивый по характеру, Иван от смущения не знал, куда смотреть !   После разбора лётчики, окружив Ивана, сердечпо поздравили со 2-м сбитым стервятником.

Иван Павлов первым в полку получил орден Отечественной войны 1-й степени.

14 Февраля 1943 года армейская газета писала: "За короткий период Павлов совершил 69 боевых вылетов, уничтожил 57 автомашин, 17 железнодорожных вагонов, разрушил 8 дзотов, вывел из строя 8 танков... Гвардии старшина Павлов является лучшим "охотником" в части".

И.Ф.Павлов.

Вскоре состоялось собрание коммунистов полка. Сдерживая волнение, Иваи вышел к столу. Кратко рассказал о себе. Родился в кустанайском селе Борисово - Романовка, в Магнитогорске окончил индустриальный техникум и аэроклуб, несколько месяцев поработал на металлургическом комбинате и уехал в авиаучнлище. Почти год на фронте. Командир эскадрильи Алексей Шкулепов спросил:

- Что вы считаете на сегодня целью своей жизни ?

- Беспощадно бить фашистов ! - твёрдо ответил Иван.

Капитан Мусиенко, внося предложение принять Павлова в партию, заметил ему, что излишняя горячность в бою иногда мешает добиваться больших успехов...

Приняли Павлова в партию единодушно. С собрания он ушёл в лес. Ему хотелось побыть одному. Он понимал, что теперь должен летать и бить врага ещё лучше, но не мог понять, как можно не горячиться, когда перед тобой ненавистный враг. Оказывается, коммунист должен уметь быть спокойным и перед лицом врага...

Вскоре молодому коммунисту было присвоено звание Младшего лейтенанта, его назначили командиром звена. Товарищи встретили это с радостью.

Прошло немного времени, и звено Павлова стало лучшим в 1-й эскадрилье. "Замечательных воинов дала нам Ярославская область, - несколько позже писал Павлов в областной газете "Северный рабочий". - Ярославцы Афанасьев и Детинин, рыбинцы братья Смирновы - гордость нашего боевого коллектива".

Весной 1943 года в полк поступили получившие признание фронтовиков двухместные штурмовики. Используя каждый день наступившего затишья, Гвардейцы осваивали новые машины. Павлов со своим стрелком сержантом Геннадием Мамыриным часто, закончив учебные полёты, уносился на "охоту". Однажды со звеном вылетел на штурмовку станции Рудня. Вскоре с запада, показался воинский эшелон. Павлов решил было атаковать его, но в это время заметил другой состав, шедший навстречу первому. "Пусть сойдутся на станции, - мелькнула у него мысль, - там мы и устроим фейерверк. А сейчас минут на 7 притаимся..."

- Отклоняемся на бреющем ! - скомандовал он ведомым.

Когда составы уже стояли на станционных путях, над ними внезапно как смерч пронеслись "Илы". Сделав одну за другой 4 сокрушительные атаки, штурмовики оставили после себя на станции клокочущее море огня.

Внезапность, отточенное боевое мастерство, плюс умелое использование маневренных возможностей штурмовика однополчане определяли, как "почерк Павлова". Высоко оценило его ратный труд и командование: он получил третью награду - орден Красного Знамени.

Посла разгрома гитлеровцев на Курской дуге бои разгорелись и здесь, на Смоленском направлении, в районе Духовщины. Штурмовикам работы было невпроворот. Зачастую лётчики делали 3 - 4 боевых вылета.

Возвращаясь с очередной штурмовки, звено Павлона вдруг попало под многослойный зенитный огонь. Павлов не успел подать команду, как снаряд угодил в мотор. Самолёт вздрогнул и, точно перепуганная лошадь, стал плохо слушаться хозяина.

- На бреющий !   Прижимайтесь к лесу, полным газом домой ! - передал Иван по радио. Ведомые, уловив встревоженный тон командира, приблизились к нему. Заметив, как из пушек его "Ила" сверкнули бледные язычки выстрелов по врагу, успокоились. Маневрируя между разрывами, они тоже обстреляли противника и, выполняя приказ ведущего, направились на свой аэродром.

Повреждённый мотор штурмовика барахлил, работал с перебоями, машина рыскала из стороны в сторону, с трудом подчинялась воле лётчика. Всё ближе земля. "Неужели вынужденная ?!   Неужели в руки врага ?!" - остро отозвалось в сердце. Невероятными усилиями Иван старался перетянуть самолёт через линию фронта. Наконец почти под самыми крыльями стремительно пронеслись назад извилины наших окопов.

Мгновенный обзор, молниеносное решение, нечеловеческое усилие и - самолёт на земле. Стрелок Мамырин, всё это время бдительно следивший за воздухом, только сейчас осознал смертельную опасность, которую отвели искусные рукп командира. Он первым выскочил из самолёта и бросился к кабине Павлова. Тот, открыв фонарь, устало улыбнулся:

- Да, Гена, наш "илюша" не самолёт, а чудо !   Ещё раз убедился в этом.

Через несколько дней шестёрка Павлова, обработав вражеские позиции, возвращалась на свой аэродром и недалеко от линии фронта встретила 15 "Юнкерсов". Боеприпасы ещё есть, нельзя позволить фашистам бомбить наши войска. По радио Павлов передал: "В атаку !"   Фашисты не ожидали, что тяжёлые штурмовики будут действовать как истребители и, потеряв 3 машины, в панике повернули обратно.

Командир эскадрильи, выслушав доклад, сказал:

- Товарищ Гвардии лейтенант, - Заметив недоумевающий взгляд Павлова, повторил: - Да, да, Гвардии лейтенант !   Поздравляю с блестящим выполнением задания и повышением в звании !

Как-то Павлова вызвал командир полка. Поздоровавшись, подвёл к карте:

- В районе станции Рудня курсирует бронепоезд противника. Надо во что бы то ни стало уничтожить его. Учтите, бронепоезд располагает сильной противовоздушной защитой. Тщательно продумайте операцию.

Весь вечер Павлов со своими ведомыми изучал обстановку и разрабатывал план действий. Ранним утром штурмовики вылетели в район курсирования бронепоезда. Вскоре они обнаружили его: было видно, как на площадках поочередно сверкали вспышки выстрелов.

Павлов решил увести группу в облака и оттуда атаковать бронепоезд. Но в это время дорогу "Илам" преградили чёрные шапки частых разрывов.

- Заметили, мерзавцы, - выругался Иван про себя. - Ну что же, по-другому сделаем.

- В атаку на путь... впереди поезда ! - скомандовал Павлов и перевёл машину в крутое пикирование. За ним ринулись ведомые. Во второй заход штурмовики взорвали путь сзади бронепоезда. Бронепоезд оказался в ловушке.

- А теперь за облака ! - подал Иван новую команду. Минут 5 спустя, пробив облака, Гвардейцы снова обрушились на бронепоезд. После 3-й атаки он был уничтожен. Ошеломлённый враг не успел даже вызвать своих истребителей.

Вскоре Павлова назначили командиром его родной 1-й эскадрильи.

В эти месяцы 1944 года на 1-м Прибалтийском фронте, где воевал 6-й Гвардейский Московский штурмовой авиаполк, стояло относительное затишье. Гвардейцы группами и в одиночку громили врага, уничтожали его технику и живую силу, разведывали и фотографировали укрепления и одновременно учились.

Иван много и усердно занимался со своими подчинёнными, особенно с новичками. Вместе с ними он обстоятельно, придирчиво анализировал эпизоды из боевого опыта одпополчан. Рассказывал о хитроумных уловках вражеских истребителей, о способах прорыва через плотный заградительный огопь зениток. Он неустанно подчёркивал мысль, что лётчик - штурмовик должен уметь прекрасно ориентироваться в боевой обстановке, действовать не по шаблону, всегда быть верным закону товарищеской взаимовыручки.

Несмотря на молодость, Павлов был хорошим учителем: всё у него получалось естественно и непринуждённо. Молодые лётчики и ветераны по-братски любили Ивана.

Однажды, возвращаясь, Павлов в воздухе заметил у своей стоянки людей. "Неужели что-то случилось ?" - встревожился он. Но, подруливая к стоянке, увидел толпу улыбающихся друзей. Не похоже, что беда стряслась. Успокоившись, привычно поставил на место машину и выключил мотор. В этот момент на плоскость вскочил Виталий Детинин и крикнул подбегавшим лётчикам:

- А ну, ребята, качать его !

Павлов не успел сойти на землю, как его дружно подхватили сильные руки.

- Подождите ! - кричал Иван, подбрасываемый друзьями. - Да скажите хоть, за что штурмуете ?

- Поздравляем со званием Героя Советского Союза !

Его шумно обнимали, а он внезапно охрипшим от волнения голосом повторял:

- Спасибо, друзья !   За всё спасибо !   Ведь один я ничего не сделал бы.

Став Героем, Иван Павлов ещё острее почувствовал ответственность перед товарищами и страной. На любые задания всегда просился первым.

21 Февраля он вернулся с очередного боевого вылета и стал по-хозяйски придирчиво осматривать самолёт. Механик Омельченко доложил:

- Товарищ комэск, вас командир полка вызывал.

Павлов побежал на КП.

- Товарищ Гвардии... - начал было он рапорт, но Подполковник молча протянул телеграмму. То было приглашение кустанайцев навестить родную область. Павлов задумался:

- И отказаться неудобно, и гостить не время, и... - тяжело вздохнул он.

- А что вас тревожит ? - участливо спросил Заклепа.

- Мать моя, товарищ Подполковник, тяжело больна.

- Значит, нечего раздумывать. К тому же всё равно нужно ехать в Москву - Командир полка подал лётчику правительственную телеграмму - вызов в Верховный Совет для вручения Золотой Звезды.

Из Москвы Иван поехал домой. Не успел обнять родителей, как в дом Павловых повалили соседи, родственники. И все дни, пока он был в гостях, в доме толпились то журналисты, то школьники, все расспрашивали о фронтовых делах, поздравляли, приглашали к себе.

О своих боевых друзьях, о героизме однополчан Павлов рассказывал и в редакции областной газеты, и в школе, которую назвали его именем, и на митинге коллектива завода искусственного волокна, выросшего в этих краях за военное время. Земляки собрали деньги на строительство боевых самолётов.

- Пусть штурмовики, построенные на эти деньги, - напутствовали они, - обрушат на головы фашистов сотни тонн смертоносного груза, приблизят желанный день разгрома врага.

Павлов взволнованно поблагодарил их от имени боевых товарищей, воинов Красной Армии.

В родном полку друзья встретили его с объятиями, засыпали вопросами.

- Всё расскажу, всё, - обещал он, - но как вы тут ?   Что нового ?

На следующий день Иван выступил перед полком, рассказал о встречах с земляками. А вскоре кустанайцы прислали Гвардейцам письмо, где сообщили, что они берут шефство над полком и что на самолёты для эскадрильи земляка собрано 800 тысяч рублей.

Павлов считал себя в неоплатном долгу перед земляками, перед Родиной. Он знал, что скоро начнётся новое наступление советских войск, а поэтому тщательно готовил к нему себя и своих подчинённых.

19 Сентября 1944 года 6 немецких дивизий нанесли контрудар по советским войскам, освободившим Ригу. С предельным напряжением работала наша авиация. На штурмовку немецких танков не раз поднимался весь 6-й Гвардейский полк. Только за один день Гвардейцы уничтожили болев 20 немецких танков, за что получили благодарность командующего фронтом.

25 Сентября на полевой аэродром Гвардейцев прибыли 4 новеньких штурмовика. На фюзеляжах красовалась надпись: "Земляку, Герою, т. Павлову от трудящихся Кустанайской области".

Выступив на митинге, Иван Павлов выразил думы своих однополчан:

- Дорогие друзья !   Великую честь и доверие оказали нам мои земляки... От своего и от вашего имени обещаю драться с врагом до тех пор, пока глаза видят землю, а руки держат штурвал.

Лётчики 1-й эскадрильи переживали небывалый подъём, гордясь "сказочным подарком". По 3 - 4 раза в день вылетали на штурмовку позиций противника.

А вскоре в эскадрилье сердечно поздравляли Гвардии капитана Павлова. За командирское мастерство его наградили орденом Александра Невского.

Насколько внимательным Павлов был к товарищам, и настолько небрежным к тому, что касалось его самого. Он даже но знал, сколько боевых вылетов записано в его лётной книжке. Поэтому он не подозревал, что 27 годовщина Октября явится для него двойным торжеством.

В праздничное утро все были радостно возбуждены. Обходя эскадрилью, Павлов подошёл к своему самолёту и увидел на стабилизаторе рядом с огромной красной звездой искусный рисунок: на фоне неба опускающийся орёл, могучие крылья распростёрты, в клюве - лавровый венок, в нижней части венка яркая белая цифра "200".

- Ничего не понимаю, объясни, - обратился он к механику, стараясь разгадать значение рисунка.

- Это символическое изображение твоих подвигов, - подсказал парторг эскадрильи.

В праздничном приказе по части отмечалось, что "Гвардии капитан Павлов первым в полку установил своеобразный рекорд - совершил 200 боевых вылетов !"

Вскоре Павлова назначили штурманом полка. С увлечением взялся он за новую работу, но о 1-й эскадрилье не забывал. Иногда шутливо спрашивал Степана Янковского, который теперь командовал эскадрильей:

- Как там мои земляки, братья - волгари ?

Будучи штурманом полка, Павлов по-прежнему часто летал на боевые задания.

И.Ф.Павлов.

1945 год начался тяжёлыми боями у самых границ фашистского логова - Восточной Пруссии. Гвардейцы - штурмовики взламывали укрепления врага. Когда дело касалось особо сложной задачи, командование неизменно поручало её выполнение Павлову.

Г.С.Мамырин.

К цели - старые прусские укрепления - пришли без потерь, хотя вблизи линии фронта немецкие истребители не раз пытались атаковать "Илы". На подходе штурмовиков встретил плотный многослойный огонь зениток. Комбинированным маневром Павлов вывел на цель всю группу. Пренебрегая смертельной опасностью, Гвардейцы сделали несколько боевых заходов.

- Из атаки выходить бреющим, - скомандовал ведущий.

Успешно закончив штурмовку, машины взяли курс на свой аэродром.

В очередную штурмовку совсем рядом с самолётом Павлова разорвался снаряд. Несмотря на ранение и контузию, лётчик выполнил задание и посадил машину на своём аэродроме. Впервые Иван Фомич попал в госпиталь. Попал, как сокол в клетку. Часами просиживал у раскрытого окна домика на литовском хуторе, вглядываясь в предвесеннее небо и прислушиваясь к отдаленному гулу пролетавших самолётов.

Так прошла неделя. Шумы в голове прекратились, рана затянулась. А вскоре однополчане радостно встретили своего штурмана.

*     *     *

Было раннее утро 23 Февраля. В штабе вдруг несколько раз нетерпеливо прозуммерившип телефон нарушил рассветную тишину.

- Говорят из редакции, - услышал связист и позвал дежурного.

- Ох эти мне газетчики !   И сон их не берёт, - проворчал тот. И вдруг лицо озарилось радостью: - Одну минутку, бумагу возьму, - торопливо сказал он и начал записывать: "Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Героя Советского Союза Гвардии капитана Ивана Фомича Павлова второй медалью "Золотая Звезда".

Вечером состоялся митинг и торжественный ужин. И хотя была зима, однополчане преподнесли 23-летнему дважды Герою букеты живых цветов.

И в Кустанае в тот день имя Ивана Фомича Павлова было у всех на устах. К Павловым шли родственники, знакомые, друзья, горячо поздравляли Фому Никифоровича.

И.Павлов и Г.Мамырин.

...Как утопающий за соломинку, гитлеровцы цеплялись за каждый дом и холм. Вот уже пал Кёнигсберг, но в Пиллау, последнем крепостном городе, они ещё серьёзно сопротивлялись.

Утром 25 Апреля штурман полка Павлов получил задание вывести на крепость группу штурмовиков. Когда лётчики расходились по машинам, к Павлову подошёл его друг военный корреспондент Борис Шуканов и попросил взять его на задание.

Павлов стартовал первым. За ним дружно поднялись ведомые. Над штурмовиками стайками кружились Гвардейские истребители.

- Внимание !   Я Павлов, - услышал Шукапов в шлемофоне негромкий, юношески звонкий голос. - Я Павлов. Стрелкам следить за воздухом, ведомым за мной.

На подходе к городу истребители завязали бой с "Мессерами", отвлекая их от штурмовиков. Клубы дыма скрывали цель, по Павлов, обходя зенитные разрывы, точно вывел группу. Вот он сбросил бомбы, ударил из пушек, и Шуканов почувствовал, как "Ил" устремляется ввысь. За дымом он не видел действий ведомых, но по их голосам представил, с каким ожесточением атаковали те. Неожиданно в эфире, перекрывая команды, прозвучало паническое предостережение немецкой станции наведения: "Иван ястреб !   В воздухе Иван ястреб !"

В эту минуту Павлов, прижимаясь к кромке дымной полосы, созывал по радио ведомых. Мгновение - и приблизилась "птичка", за ней другая... Скоро к ведущему подстроилась вся группа. На сердце стало легко и радостно: потерь нет.

И.Ф.Павлов

Шуканов в тот весенний день подумал о нём так, как потом написал на фотографии, подаренной вместе с брошюрой о прославленном друге Кустанайскому музею: "Апрель 1945 года. После возвращения из совместного полёта. Немало встречал я за свою многолетнюю службу в авиационной прессе замечательных лётчиков, но такого талантливого, смелого и расчётливого знал лишь одного - Ивана Фомича Павлова".

После войны Павлов окончил академию. 12 Октября 1950 года 28-летний командир авиаполка Гвардии майор Иван Фомич Павлов трагически погиб при исполнении служебных обязанностей. Приказом Министра обороны он навечно зачислен в списки 1-й эскадрильи Гвардейского полка, и имя его на поверках называется первым.

Не забыли и земляки своего Героя. На площади Победы в Кустанае высится его бюст. Именем Дважды Героя названы рабочий посёлок в юном городе Рудный, целинный совхоз, школы пионерские дружины. О боевых подвигах отважного лётчика, его бесстрашии и героизме написана книга "Богатырь крылатой гвардии".

Автор статьи - П. Дьячков.

( Опубликовано в сборнике - "Книга о Героях".  Москва, 1968 год, выпуск 3. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz