Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Степанов Михаил Иудович

М.И.Степанов

Родился 21 Февраля 1920 года в деревне Андреево, ныне Павлово - Посадского района Московской области, в семье крестьянина. Окончил 10 классов. Жил в Москве. С 1937 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Энгельсское военное авиационное училище лётчиков.

С первых дней Великой Отечественной войны - в действующей армии. Участвовал в боях на Юго - Западном, Брянском, Калининском, Воронежском, 2-м и 1-м Украинских фронтах.

К Декабрю 1943 года штурман 800-го штурмового авиационного полка   ( 292-я штурмовая авиационная дивизия, 1-й штурмовой авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт )  Капитан М. И. Степанов совершил 112 боевых вылетов, уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника, в воздушных боях сбил 3 самолёта.

1 Июля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Войну закончил в должности заместителя командира 144-го Гвардейского штурмового авиационного полка. Всего произвёл около 200 боевых вылетов, в том числе не менее 40 - на бомбардировщике СБ. Сбил 4 самолёта противника.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. Трагически погиб 13 Июля 1952 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями.

*     *     *

Михаил Степанов - выдающийся лётчик, совершивший в годы войны 260 боевых вылетов на СБ и Ил-2.

...С фотографии на нас смотрит простецкое русское лицо спокойного, знающего цену жизни парня. Удивительно его отчество для русского человека, уроженца исконно русских мест.

Биография Михаила мало чем отличается от биографий его сверстников. Родился в бедной крестьянской семье в деревне Андреево, что приютилась вдали от дорог в Павлово - Посадском районе Московской области. Здесь прошли его детство и юность. Здесь он пошёл в школу, познал радость труда. Но шли годы, а для пытливого и энергичного юноши словно чего - то не хватало в родной деревне. Посоветовавшись с родителями, Михаил подался в Москву, к родственникам, чтобы продолжить учёбу.

Кипучая жизнь столицы сразу же увлекла юношу. Здесь он успешно окончил 10 классов средней школы, пробовал силы в авиамодельном кружке, всё больше и больше проникаясь любовью к авиации, к профессии людей, которых в народе любовно называли "наши соколы". А когда пришло время призыва на военную службу, не задумываясь, решил связать свою жизнь с авиацией. В том же году поступил в военное лётное училище.

Быстро промелькнули курсантские годы. В Ноябре 1940 года он уже Младший лейтенант, пилот скоростного бомбардировочного авиаполка.

С первого дня службы в Киевском особом военном округе молодой лётчик Степанов делал всё, чтобы хороню усвоить насыщенную программу боевого применения самолёта СБ. Участвуя в лётно - тактических учениях полка, он показывал высокие знания техники и оружия и умело применял их. Вряд ли думал тогда молодой лётчик, что считанные месяцы отделяли его от того дня, когда придётся вступить в жаркие бои против фашистских захватчиков.

К началу войны он был уже достаточно опытным лётчиком, командиром экипажа скоростного когда-то бомбардировщика СБ. На этой машине Лейтенант М. И. Степанов совершил не менее 40 боевых вылетов. Участвуя в отражении натиска немецких войск, Степанов наносил бомбовые удары по колоннам, железнодорожным станциям, аэродромам противника.

Самолёт СБ.

Бомбардировщик СБ-2 с моторами М-100.   На такой машине М. И. Степанов встретил войну.

В конце 1941 года он переучился на новую машину Ил-2 - самолёт, который высшее руководство страны оценило необычайно высоко, на который возлагались исключительные надежды. Вся последующая боевая судьба Степанова будет связана с этой машиной, ему посчастливится выжить в 200 боевых вылетах, выжить ценой потери 2-х машин и 4-х тяжёлых ранений.

Будучи знатокам материальной части и прирождённым тактиком, он освоил штурмовик в совершенстве, ходил на задание на предельно малых высотах, расчётливо выбирал время, направление атаки, рельеф местности, чтобы сделать свою атаку неожиданной. На счету Капитана М. И. Степанова несколько особенно эффектных штурмовок неприятельских аэродромов.

В 1942 год он вступил опытным воздушным бойцом. На его счету были десятки успешных боевых вылетов, много уничтоженной техники и живой силы противника.

Однажды, это было в Марте 1942 года, в полк поступил приказ: нанести штурмовой удар по вражескому аэродрому. Зная, что он плотно прикрыт средствами противовоздушной обороны, командир полка решил послать на цель наиболее подготовленных лётчиков. Выбор пал на Лейтенанта Михаила Степанова и его ведомого Бориса Шубина. Тщательно изучив задачу, отважные лётчики со всеми подробностями продумали каждый элемент своих действий, от взлёта до посадки.

По сигналу с командного пункта вылетели в заданный район. Прикрываясь облаками, маскируясь рельефом местности, появились над целью. С первого же захода обрушили на вражеские машины, укрытые на стоянках, фугаски. Мощные взрывы потрясли воздух. На земле вспыхнули огромные костры. Горели самолёты, взрывались бензозаправщики. Яростный огонь, открытый вражескими зенитчиками, не достигал цели, так как Степанов и его ведомый летели на малой высоте. Сделав ещё 2 захода, обрушив всю силу бортового огня на самолёты противника, советские лётчики благополучно вернулись на базу.

Вскоре о подвигах отважных лётчиков стало известно не только в полку и дивизии. Многие авиаторы, сражавшиеся на Брянском фронте, держали равнение на боевое мастерство штурмовика Михаила Степанова.

В Августе 1942 года однополчане поздравляли его с повышением в должности: он стал командиром звена. Теперь Лейтенант водил в бой группы штурмовиков, личным примером воодушевлял подчинённых на новые боевые свершения. В свободное время молодой командир умело передавал свой опыт молодым пилотам, постоянно учился и сам, приобретая новые знания. У него вошло в правило обстоятельно разбирать с лётчиками звена каждый полёт, анализировать каждую удачу или промах. Всё это способствовало успешному выполнению боевых заданий.

А впереди были новые схватки. Готовясь к реваншу за поражение под Сталинградом, противник подтягивал свежие войска в район Орла и Курска. Перед авиацией Воронежского фронта встала новая задача: помешать врагу сосредоточивать свои войска. Каждый из лётчиков 800-го штурмового авиационного полка совершал по 3 - 4 боевых вылета в день, наносил бомбовые и штурмовые удары по аэродромам противника, шоссейным и железным дорогам, скоплениям живой силы.

Однажды эскадрилья, которую возглавил к тому времени Михаил Степанов, получила довольно трудное задание. Требовалось нанести бомбовый удар по аэродрому, на который немцы посадили более 50 бомбардировщиков.

Ознакомившись с заданием, тщательно изучив особенности полёта и действия каждого лётчика, Старший лейтенант Михаил Степанов принял решение идти к цели на бреющем полёте. Соблюдая заданные интервалы, наши лётчики появились над целью неожиданно. Немцы открыли огонь только тогда, когда над аэродромом вспыхнули мощные костры пожаров.

А помогла лётчикам хитрость командира. Дело в том, что "Ильюшины" появились над аэродромом не с востока, откуда их мог ожидать противник, а с запада. Весь путь до цели шли на бреющем, и только при подходе к аэродрому набрали нужную высоту для нанесения удара.

В крутом развороте штурмовики взвились над лесом и по сигналу ведущего обрушили бомбовый удар на цель. Первая же атака оказалась удачной. Внизу почти одновременно вспыхнули несколько бомбардировщиков. После первого удара последовала вторая атака, а за ней третья. Густая стена дыма, пламени, бушевавшего над аэродромом, свидетельствовала об успешном выполнении боевого задания.

Не успели отважные штурмовики доложить о результатах полёта, как попали в объятия однополчан. Товарищи поздравляли их с благодарностью от командующего 2-й Воздушной армией С. А. Красовского. Тогда же командарм приказал наиболее отличившихся лётчиков группы Михаила Степанова представить к награждению орденами.

К концу 1943 года на груди Степанова уже поблескивали 3 ордена Красного Знамени.

Вскоре полк перебазировался на аэродром в район Уразова. А на другой день перед эскадрильей Капитана Степанова была поставлена новая задача: нанести штурмовой удар по крупным силам противника. И на этот раз, действуя смело и решительно, комэск отлично справился с заданием, увеличив счёт своих побед.

С каждым днём росло боевое и тактическое мастерство комэска Степанова. Как одному из опытных командиров, ему доверили возглавить штурманскую службу полка. Теперь он отвечал за подготовку лётчиков не только своего подразделения, но и всего полка.

Однако не одни славные победы сопутствовали Михаилу Степанову. Он был трижды ранен. После неравной схватки с истребителями противника не раз уходил на вынужденную посадку. На его глазах погибали боевые друзья. Особенно тяжело переживал Михаил гибель комэска Героя Советского Союза М. Малова и его стрелка - радиста Борисова. Вступив в неравную схватку с врагами, они помешали им обрушить бомбовый груз на наши войска, но и сами оказались зажатыми "Мессерами". Отважный экипаж пал смертью храбрых.

После этого случая с ещё большей ненавистью громил врагов Капитан Михаил Степанов.

В Июне 1944 года он был выдвинут на должность заместителя командира 144-го Гвардейского штурмового авиаполка. И снова днём и ночью Михаил поднимался в воздух во главе Гвардейцев, обрушивая на врага штурмовые удары. Вскоре уже 5 боевых орденов украшали грудь отважного воина. А ещё через некоторое время однополчане поздравили Михаила Иудовича с высшей наградой Родины - званием Героя Советского Союза. Окрылённый столь высокой оценкой ратного труда, Михаил Степанов был готов на новые свершения.

Ил-2 из состава ГвШАП

27 Августа, в районе города Яссы, 9 "Илов", возглавляемые Михаилом Степановым, при подходе к цели встретила большую группу "Юнкерсов-87", прикрываемых 12 Ме-109. Несмотря на численное превосходство врага, Гвардейцы не дрогнули. Видя, что "Мессеров" сковала наша шестёрка "Яков", Степанов отдал команду атаковать "Юнкерсы" и первым устремился на врага.

На короткой дистанции Михаил поймал бомбардировщик в прицел и выпустил по нему длинную очередь. "Юнкерс" неловко скользнул на крыло, затем вспыхнул ярким пламенем и, разбрасывая горящие обломки, рухнул на землю. Следуя примеру командира, ведомые расстреляли вторую вражескую машину. Обескураженные таким оборотом, "Юнкерсы" поспешно освободились от бомбового груза и повернули обратно. Однако Гвардейцы продолжили преследование. Умело маневрируя, они расстреляли ещё 3 вражеские машины. И только после этого взяли курс на свой аэродром.

Наблюдавший за этим боем командир авиакорпуса Генерал В. Рязанов тут же по радио объявил всем участникам вылета благодарность, приказал представить их к наградам. Ведущий группы Михаил Степанов за решительные и умелые действия был отмечен орденом Александра Невского.

Когда началась Берлинская операция, лётчикам 144-го Гвардейского ШАП был дан приказ поставить дымовую завесу в полосе наступления войск 1-го Украинского фронта. Выполнить это задание поручили восьмёрке "Илов" во главе со Степановым.

Точно в назначенное время штурмовики, снизившись к водной глади реки, словно на параде, шли на виду у неприятеля, демонстрируя смелость и мастерство. На какое - то время враги, видимо, растерялись, следя за полетом "Илов", а затем поспешно открыли огонь из всех видов оружия. Но было уже поздно. Выпустив огромную полосу густого дыма, "Илы" изменили курс и без единой потери вернулись на свой аэродром.

Свой последний эффектный вылет он выполнил в Апреле 1945 года по железнодорожному узлу Потсдам, где, по данным разведки, скопилось 6 эшелонов войсками и боевой техникой. Все подходы к станции были прикрыты кольцом зенитных батарей. Требовалось любыми средствами уничтожить эшелоны противника. Выполнить эту задачу поручили Майору М. И. Степанову.

Тщательно изучив задание, он по сигналу с КП повёл 9 "Илов" на цель. Их сопровождала группа истребителей, которую вёл Герой Советского Союза Николай Шутт.

Как и условились на земле, подойдя к узлу на минимальной высоте, группа Степанова первой обрушила удар по станции, а группа прикрытия - по зенитным средствам противника. Получалось весьма удачно. С первого захода Гвардейцы разбили эшелоны с боеприпасами. А когда в бой вступили зенитки, то их быстро "утихомирили" лётчики группы прикрытия. За этот вылет Михаил был отмечен орденом Суворова 3-й степени.

Мужество лётчик проявлял не только в небе. Как - то в один из Апрельских дней он возвращался на легковой машине из штаба дивизии. В пути, недалеко от развилки двух дорог, машина едва не врезалась в колонну немецких солдат, направлявшихся на новые позиции. Шофёр резко затормозил. В замешательстве остановились и враги. Держась за ветровое стекло, Степанов встал во весь рост, спокойным взглядом обвёл их строй и на ломаном немецком языке заговорил с ними о положении на фронтах, о том, что советские войска вступают в Берлин, что дальнейшее сопротивление бесполезно. И предложил им сложить оружие.

Прошло несколько тягостных секунд, прежде чем наведённые на него автоматы начали опускаться. А затем старший офицер первым бросил своё оружие на землю, за ним последовали другие.

- У нас было много смелых и умелых бойцов, - вспоминал уже после войны бывший член Военного совета 2-й Воздушной армии С. М. Ромазанов. - Но когда я вспоминаю о Михаиле Степанове, то мне думается, этот человек действительно был всегда готов к подвигу.

Пожалуй, это самая краткая и самая точная характеристика отважного героя войны.

После войны он продолжал служить в ВВС. Освоил реактивную технику. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. В результате несчастного случая получил тяжёлые травмы и умер 13 Июля 1952 года.

*     *     *

Штурмовые удары по аэродромам Харьковского аэроузла.

За время Отечественной войны мне неоднократно приходилось участвовать в налётах на аэродромы противника. Штурмовка аэродромов по праву считается одной из сложнейших задач штурмовой авиации. Большинство аэродромов противника находится на значительном удалении от линии фронта, поэтому штурмовикам приходится преодолевать всю тактическую полосу обороны противника, сильно насыщенную средствами ЗА и ВНОС. Аэродромы, как правило, сильно прикрыты огнём ЗА и истребительной авиацией, особенно если они объединены в аэроузел или находятся около крупного населённого пункта или узла коммуникаций. Всё это, несомненно, усложняет выполнение штурмового удара, ставит группу штурмовиков под угрозу встречи и с истребителями противника, и с подготовившейся зенитной артиллерией. Необходимо прибегать к различным уловкам, чтобы обмануть противника, сделать удар внезапным и успешным.

Вспоминаются налёты на аэродромы Харьков - Алешки и Харьков - Сокольники, характерные своими методами и результатами.

От одного налёта до другого прошло 3 месяца, и обстановка на фронте была совершенно различной в обоих случаях.

Первый налёт был совершён 6 Мая 1943 года на аэродром Харьков - Алешки. Это происходило в период, когда немцы лихорадочно готовились к реваншу за Сталинград и сосредоточивали огромные средства и силы в районе Белгородско - Курской дуги. Нашей разведкой было отмечено большое скопление авиации на аэродромах Харьковского аэроузла. Наш полк, базировавшийся на аэродроме Солонец - Поляна   ( Новый Оскол ), получил задачу: уничтожить материальную часть, технику и живую силу на аэродроме ХарьковАлешки. Аэродромный узел Харьков был сильно прикрыт ЗА, над аэродромами постоянно патрулировали истребители Ме-109 и FW-190.

Противник частью своей авиации периодически воздействовал на наши войска и коммуникации, вследствие чего большая часть его авиации постоянно находилась в воздухе. Кроме того, противник прикрывал свои сосредоточения на фронте. Необходимо было нанести удар, с таким расчётом чтобы застать авиацию противника на аэродроме и избежать встречи с истребителями.

При полёте к цели нужно было считаться с сильным насыщением тактической зоны войсками противника и, следовательно, средствами противовоздушной обороны, а также с сильной ПВО города Харькова. Всё это создавало известные трудности.

Командир полка решил; вылет группы произвести с рассветом, так чтобы удар нанести в момент, когда ещё на аэродроме противника не началась работа, застать авиацию на земле, тем самым обеспечить наибольшее её поражение и избежать встречи с истребителями.

Мне было приказано вести группу в 12 самолётов Ил-2 под прикрытием 12 Як-1. Понимая сложность поставленной задачи, мы накануне провели тщательную подготовку к заданию. Нужно было учесть известную трудность при взлёте, сборе группы и при ориентировке по маршруту почти в темноте.

Вечером, накануне дня вылета, была проведена обстоятельная подготовка к полёту путём тщательного проигрыша полёта как со штурмовиками, так и с истребителями прикрытия, которые базировались на одном с нами аэродроме. Каждый лётчик ознакомился с кроками аэродрома, каждому звену была дана своя цель. Было выделено звено для подавления батарей ЗА мелкими бомбами и пулемётно - пушечным огнём.

С задачей взлёта в темноте справились успешно благодаря подбору более сильных лётчиков и командиров звеньев, путём использования прожекторов и костров на аэродроме и аэронавигационных огней у ведущих звеньев в воздухе.

Группа в боевом порядке 2-х шестёрок в "колонне", шестёрки из звеньев в "клину" до линии фронта шла с набором высоты до 1500 метров. Указанный боевой порядок был выбран для лучшей самообороны при взаимодействии задних огневых точек и с целью достижения большей плотности бомбового удара.

Истребители шли сзади и по флангам почти на одной высоте во избежание потери штурмовиков на тёмном фоне земли. После перелёта линии фронта группа начала полёт со снижением, чем обеспечивались увеличения скорости полёта, меньшее время нахождения над территорией противника и противозенитный маневр. Зенитная артиллерия противника неоднократно обстреливала группу на маршруте к цели, но безуспешно - все разрывы ложились сзади.

К аэродрому группа подошла на высоте 800 - 900 метров. С этой высоты была произведена атака с углом планирования до 30° до высоты 200 - 300 метров, бомбами, "PC" и пулемётно - пушечным огнём.

Каждое звено штурмовало выделенную для него цель. Уход от цели после атаки был произведён правым разворотом с дальнейшим снижением до бреющего полёта на лесной массив, восточнее аэродрома. Над целью группа была обстреляна сильным огнём ЗА. Но, благодаря тому что группа обеспечила себе маневр скоростью, пологим пикированием, индивидуальным маневрированием экипажей и уходом с правым разворотом, потерь от ЗА не было. Группу при отходе от цели пытались атаковать 8 Ме-109, но истребители прикрытия завязали бой с 6 Ме-109, а воздушные стрелки отбили атаку 2-х, сбив одного из них. У нас потерь не было.

В момент атаки на аэродроме наблюдались 10 - 15 Ju-88, до 25 Ме-109 и 10 самолётов неустановленного типа. В результате штурмовки было уничтожено 2 Ju-88, 9 Ме-109, пожар которых наблюдали воздушные стрелки и прикрывающие истребители.

Разрывы мелких бомб наблюдались также в районе стоянки 15 самолётов в северной части аэродрома. Звено, выделенное для подавления ЗА, успешно выполнило свою задачу, подавив огонь двух батарей.

Группа применяла бомбы "ФАБ-100", "ФАБ-50", "М-9", "АО-25", мелкие осколочные, "ПТАБ" , огонь пушек и пулемётов и "PC".

Дальнейший полёт над территорией противника производился "волнами"  ( на высоте 150 метров ), для того чтобы обеспечить себе маневр и одновременно иметь возможность вести огонь по огневым точкам, которые пытались стрелять на всём маршруте до самой линии фронта, но успешно подавлялись огнём переднего оружия "Илов".

Этот налёт показал, что правильная оценка обстановки, особенно выбор времени удара, метода атаки, тщательная подготовка к полету, выбор маршрута и профиля полёта, уверенные действия экипажей обеспечивают успех выполнения задания.

Нужно подчеркнуть, что в последующих действиях не было шаблона. Спустя 3 месяца мне пришлось снова участвовать в налётах на этот узел, но были внесены соответствующие коррективы в связи с изменившейся обстановкой.

Удар по аэродрому Харьков - Сокольники был нанесён 10 Августа 1943 года.

Обстановка была совершенно иной, чем 3 месяца назад. Противник, потерпев поражение на Белгородско - Курской дуге, откатывался к Харькову, сильно сопротивляясь. Обстановка как на земле, так и в воздухе была очень напряжённой. Немцы постоянно бросали в бой новые части. Так обстояло дело и с авиацией. Задача на штурмовку аэродрома была получена поздно вечером. Но опыт, приобретённый во время напряжённых боёв, позволял в короткий срок достаточно хорошо подготовиться к вылету.

Удар должна была произвести группа в 18 самолётов Ил-2 под прикрытием 12 истребителей Як-1. Взлёт был произведён с рассветом. Группа, собравшись над аэродромом, в боевом порядке 3-х шестёрок из "клина" звеньев, с набором высоты легла на курс к аэродрому истребителей, который находился в 40 км от аэродрома штурмовиков. Несмотря на то что на аэродроме истребителей находился офицер связи, связанный телефоном с аэродромным штурмовиком, встреча с истребителями была произведена с большим трудом из-за плохой видимости и только при помощи радио, пользование которым до цели не рекомендовалось   ( для лучшей скрытности полёта ).

Полёт протекал напряжённо. Когда мы перелетели линию фронта, впереди на высоте 1100 - 1200 метров вопреки прогнозу появилась облачность, которую, однако, удачно использовала группа. Фронт облаков проходил к западу от железной дороги Харьков - Белгород. Штурмовики, набрав высоту 1400 - 1500 метров, пошли над границей облачности. Вся территория на восток от дороги и шоссе хорошо просматривалась, что обеспечивало надёжную ориентировку.

Маршрут полёта был выбран с тем расчётом, чтобы к аэродрому Сокольники подойти с северо - запада, с тыла, минуя аэродром Алешки, лежавший на пути, и произвести атаку с уходом левым разворотом.

При выборе захода были учтены ошибки предыдущих вылетов. С целью большей скрытности подход к аэродрому решено было произвести не с востока, как раньше, когда самолёты были ясно видны на фоне светлого неба и заранее встречены огнём ЗА, а с запада, по тёмной стороне горизонта, что вполне себя оправдало. Противник при подходе группы к аэродрому не мог вести по ней прицельного огня, из-за того что поздно обнаружил её. Велся лишь заградительный огонь, как бы завесами, но он легко обходился группой путём небольших изменений курса.

Штурмовики буквально свалились на противника, как снег на голову. Город Харьков был виден прекрасно, и это помогло нам отыскать аэродром. Удар был произведён шестёрками с крутого планирования с углом до 40°. На аэродроме, видимо, уже началась работа, потому что многие самолёты рулили и стояли на старте, помимо того что большое количество было сосредоточено на стоянках, особенно у ангаров с западной стороны аэродрома. Штурмовики нанесли ряд последовательных ударов шестёрками, используя всю мощь вооружения самолётов Ил-2.

Противник, уже не раз проученный, на этот раз был начеку. В воздухе было много истребителей и, кроме того  ( по наблюдениям прикрывающих истребителей ), поднялись самолёты с соседних аэродромов.

Но внезапность удара помешала им использовать своё преимущество. Группа была атакована только при выходе из атаки. Плотный строй и организованный огонь воздушных стрелков помешали противнику нанести серьёзный ущерб. Был повреждён только один самолёт, да и то лишь потому, что лётчик откололся от группы в момент атаки. Истребители нашего прикрытия завязали бой с противником. Отставший самолёт поспешил под прикрытие всей группы и в дальнейшем благополучно произвел посадку на своей территории.

Интересно отметить тот факт, что группу на обратном пути до самой линии фронта сопровождали 3 пары Ме-109, но не произвели ни одной атаки, несмотря на то что со штурмовиками остались для прикрытия только 2 Як-1.

Группа по команде ведущего по радио собралась в крепкий кулак, снизилась до бреющего полёта и "огрызалась" огнём на все попытки противника сблизиться для атаки. Отлично действовали 2 фланговых звена, которые, приняв команду ведущего, переходили с фланга на фланг и отбивали истребителей огнём переднего оружия. Весь обратный путь противник так и держался поодаль, с флангов, видимо, ожидая, что кто-нибудь отстанет.

Зенитная артиллерия действовала неэффективно, возможно, потому, что была вначале дезорганизована внезапностью, а потом ей мешали свои собственные истребители. Налёт следует считать успешным. Были повреждены 3 ангара, наблюдалось много пожаров и взрывов самолётов на земле. Противник понёс серьёзный урон в воздухе: истребители прикрытия сбили 3 самолёта Ме-109.

Тот факт, что ни один вражеский самолёт до полудня не беспокоил наши войска, говорит об эффективности налётов в этот день  ( удары производил не один наш полк ).

После занятия города Харькова нашими войсками можно было лично убедиться в успехе удара по аэродрому, наблюдая разбитую материальную часть.

Успех подтверждали и местные жители, видевшие пожары и взрывы на аэродроме в течение нескольких часов после штурмовки.

Вспоминая всю свою боевую работу, я считаю, что эти налёты были образцовыми по чёткости выполнения, организованности удара и стойкости экипажей в сложной и напряжённой обстановке. Мы говорили тогда с гордостью, что только советский человек может проявлять такую заботу о защите своей Родины.

( Из сборника - "Сто сталинских соколов в боях за Родину".   Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2005 год. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz