Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Храмов Юрий Васильевич

Храмов Юрий Васильевич.

Советский лётчик - истребитель, окончил Ейскую военную авиационную школу морских лётчиков. До войны учился в Военно - Политической академии имени В. И. Ленина.

С 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны в составе 21-го истребительного авиационного полка Краснознамённого Балтийского Флота. Последовательно занимал должности: военкома эскадрильи, заместителя командира эскадрильи по политчасти  (1942 - 1943 гг.), командир звена, заместитель командира эскадрильи по лётной подготовке  (1943 - 1944 гг.), начальник штаба полка  (1944 - 1945 гг.).

2 сентября 1944 года капитан Ю. В. Храмов был сбит во время выполнения очередного боевого задания и получил при этом серьёзное ранение.

К концу войны майор Ю. В. Храмов совершил около 195 успешных боевых вылетов. Проведя 17 воздушных боёв, сбил лично 2 и в составе группы 4 самолёта противника.

После войны продолжал служить в ВВС. Окончил Военно - Политическую Академию имени В. И. Ленина. Служил на Дальнем Востоке, затем в ПВО. С декабря 1956 года работал старшим преподавателем Военно - Морской Академии имени К. С. Ворошилова. Доктор военно - морских наук, профессор. С 1988 года полковник Ю. В. Храмов - в отставке. Жил в Ленинграде.

Награждён орденами: Красного Знамени  (четырежды), Красной Звезды; многими медалями.

*     *     *

Самый молодой среди комиссаров полка, он отличался скромностью, широтой взглядов, рассудительностью, тактом, умением держаться. Чувствовалась в нём исследовательская жилка. Он в любом вопросе или событии стремился дотошно обнаруживать закономерности: логичность или несостоятельность.

Отец и мать Ю. В. Храмова работали санитарами в одной из больниц Москвы, где и родился будущий лётчик 18 января 1916 года. Врачу, да и всем, кому случалось бывать на больничной койке  (особенно в состоянии тяжелобольного), хорошо известен нелёгкий труд младшего медицинского персонала. Вот почему привлекательная скромность Ю. В. Храмова во всём, его трудолюбие, скорее всего, были заимствованы им у родителей, видевших смысл своей жизни в чуткости и доброте, в которой так нуждаются люди в тяжёлые минуты их жизни.

С 1936 года, после первого курса Московского областного педагогического института  (куда он поступил, окончив с отличием педтехникум), начался путь Ю. В. Храмова в авиации. Сначала курсант, затем помощник военкома эскадрильи по комсомолу и, наконец, слушатель Военно - Политической академии имени В. И. Ленина. Война не позволила её окончить. Со второго курса Ю. В. Храмов был назначен комиссаром одной из эскадрилий в 21-й истребительный авиационный полк КБФ.

На фронт Ю. В. Храмов прибыл в апреле 1942 года под Ленинград. Сам 21-й ИАП КБФ формировался на аэродроме Рузаевка  (Мордовия), с августа 1941 года по март 1942 года лётчики летали на самолётах И-16.

Товарищи всегда отмечали прямолинейность Ю. В. Храмова, его серьёзность, не допускавшая в принципиальных случаях шуток даже старшему по службе. Он умел их аргументированно и тактично парировать. Вскоре Ю. В. Храмова перевели заместителем командира по политической части в 3-ю эскадрилью.

До середины 1943 года Храмов воевал на истребителе И-16 тип 5   (бортовой № 21)  и на И-16 тип 24  (бортовой № 27). 2 апреля 1943 года на И-16 тип 24, в неравном воздушном бою в районе Красная Горка, с применением РСов сбил в группе 2 финских истребителя "Брустер".

Остальные свои победы Храмов одержал, летая на новых истребителях Як-9ДД  (бортовые номера № 50 и № 75)  в 1944 году:

- 02.04.1944 года - сбил лично один FW-190 в районе Азери;
- 21.04.1944 года - сбил в паре один FW-190 в районе Азери;
- 08.05.1944 года - сбил в паре один Ме-109 в районе Кирккомамоаари;
- 17.05.1944 года - сбил лично один FW-190 в районе Хамина.

По словам Юрия Васильевича, окраска самолётов И-16 и Як-9 их 21-го полка была обычной: сверху они имели тёмно - зелёную окраску, снизу голубую. Бортовые номера были двухзначные голубого цвета.

...2 сентября 1944 года начальник штаба майор Ю. В. Храмов, назначенный на эту должность 2 месяца назад, вылетел во главе шестёрки "Яков" сопровождать торпедоносцев для нанесения удара по кораблям противника на переходе в море. Через полтора часа произвёл преждевременную посадку на своем аэродроме Лейтенант Сидоровский - ведомый Храмова. Зарулив самолёт на стоянку, Сидоровский торопливо направился на командный пункт. Его доклад командиру был неутешительным. Он видел, как глубоко в тылу противника самолёт с бортовым номером "75" получил повреждение и от мотора потянулись две белые струи. Очевидно, полагал Сидоровский, выливалась вода из радиатора. Развернувшись вслед за ведущим, чтобы сопроводить домой, Сидоровский услышал по радио: "Прощай, Сидоровский !". Через минуту самолёт упал в лес... Над местом падения ведомый сделал 4 виража, но, кроме разбившегося самолёта, ничего не увидел. Никаких признаков, что лётчик жив, и никаких надежд, что мог уцелеть при таком падении.

Расплата за Храмова настигла врага на следующий же день. Торпедоносцы потопили большой транспорт с живой силой и боевой техникой противника. А наши истребители, обеспечивая удар Гвардейцев, сбили 4 вражеских истребителя без потерь с нашей стороны.

Спустя несколько дней Храмов вернулся !   Трудно передать словами, что испытывали боевые друзья в тот момент. Удивление и охватившая их радость были настолько сильными, что все они словно окаменели. А потом, заметив, что стоять на ногах Юрию Васильевичу трудно, бережно подхватили его и на руках перенесли на кровать.

Все понимали, что Храмов крайне измучен, обессилен, нуждается в покое и отдыхе, восстановлении сил. И потому никто не решался спрашивать. Но не мог Храмов уйти, не рассказав о подробностях случившегося. Стремление поделиться ими с боевыми друзьями было, пожалуй, одной из первейших и неотложных потребностей лётчика. Успокоившись после волнений первых минут встречи, глубоко вздохнув, Юрий Васильевич начал свой рассказ:

- Шли низко над лесом, чуть не задевая верхушки. Неожиданно оказался пробитым радиатор. Пришлось развернуться на обратный курс. Но вода быстро вылилась, и мотор остановился. Высота небольшая. Планировать долго не мог. Самолёт неудержимо потянуло вниз. Когда до земли оставались секунды, передал ведомому несколько слов. От Сидоровского, наверно, уже знаете...

Продолжая рассказ, Юрий Васильевич отметил, что не почувствовал и не помнит удара о землю. Помнит только, как стремительно приближался неминуемый удар, мгновенно и неощутимо погасивший сознание и всякое восприятие. Храмов не знал, сколько лежал он без сознания. Он помнит себя с того момента, когда был уже на ногах, выбравшись из обломков самолёта. Но как он выбирался - не помнит. Он пробирался к своим 4 дня. И добрался !

После лечения и отдыха он снова стал летать и громить врагов. К концу войны начальник штаба 21-го истребительного авиационного полка майор Ю. В. Храмов произвёл 194 боевых вылета, в том числе 157 - на сопровождение бомбардировочной и штурмовой авиации. Участвовал в 17 воздушных боях, в которых лично сбил 2 самолёта противника и 4 в группе с товарищами. Четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды и многими медалями отмечен боевой путь лётчика - истребителя.

После окончания войны продолжил службу в составе 21-го ИАП КБФ в должности начальника штаба. В 1947 году был назначен командиром 21-го ИАП КБФ, которым командовал до ноября 1948 года. Затем был направлен на учёбу в Военно - Политическую Академию имени В. И. Ленина, где проходил обучение до 1952 года.

С января 1952 года и по ноябрь 1956 года проходил службу на Дальнем Востоке в составе авиации ТОФ, будучи начальником штаба 165-й ИАД ТОФ. Затем был переведён в ПВО, на должность начальника оперативного отдела - первого заместителя начальника штаба ПВО ТОФ.

В ноябре 1956 года Храмов был назначен старшим преподавателем Военно - Морской Академии имени К. С. Ворошилова, куда он прибыл и начал работать с декабря 1956 года. Проработал там до октября 1988 года. В отставку вышел в звании полковника. Доктор военно - морских наук, профессор Ю. В. Храмов жил и трудился в Ленинграде.

*     *     *

Из воспоминаний полковника Ю. В. Храмова:

"2 сентября 1944 года я был сбит при полёте на Як-9ДД зенитной артиллерией противника при пролёте линии фронта. Снаряд разбил водяной радиатор, и из разбитого радиатора вытекла вся вода, пришлось совершать вынужденную посадку на лес на территории противника. При посадке на лес получил тяжёлую травму с потерей сознание - ударился о борт кабины головой, и у меня была травма левой височной кости. Когда очнулся и пришёл в себя, направился к линии фронта. Подошёл к ней в ночь с 3-го на 4-е сентября, была полночь 01:30 - 02:00 ночи.

Когда шёл по оврагу, поросшему травой, неожиданно вышел на солдата с автоматом, а рядом у огня стоял станковый пулемёт, видимо вышел на пулемётную точку противника. Солдат поднял автомат и скомандовал "Руки вверх" и повернул автомат в мою сторону. Я поднял руки вверх и сказал по-немецки - "Иду в домик около леса". Солдат посмотрел на меня и разрешил мне пройти. Отойдя немного вперёд, я затем изменил маршрут - пошёл по склону, по направлению к предполагаемой линии фронта. У меня в рукаве левой руки был зажат пистолет, но стрелять считал невозможным - к солдату в тот момент подходили ещё двое солдат врага.

В этот момент, ракеты в воздухе осветили местность и тут же из огневой точки, которая была на удалении до 100 метров, начали стрелять: трассирующие пули ложились левее меня. Вторая ракета была дальше от меня, чем первая, а трассы ещё длиннее. В этот момент с нашей территории был открыт огонь по этой огневой точке. Я стал ползти по-пластунски. Дополз до речки, которая была шириной всего 4 - 5 метров и прыгнул в неё - глубина была по-грудь. Вышел из речки и затем перешёл через предполье и был уже на нашей стороне.

Уже позже, когда в штабе 51-й Гвардейской стрелковой дивизии, я докладывал об обстановке в прифронтовой полосе и прочертил маршрут своего перехода, командир стрелковой дивизии вызвал инженера и спросил у него - "Где стоят твои противопехотные и противотанковые минные поля" ?   Инженер показал на маршрут моего перехода. Командир дивизии тогда сказал: "А тогда как же он прошёл ?" - Инженер - "А если бы не прошёл, мы бы с ним не беседовали"...

Уже было относительно светло, я вышел из домика, на скамеечке у которого сидели 3 солдата, а рядом в блиндаже были командир роты. Командир дал мне солдата, который сопроводил меня до передового НП командира полка, а там меня сопроводили от командира полка к командиру дивизии. И хотя я был и "дома", но мне ещё предстояло пройти проверку в отделе контрразведки "СМЕРШ".

5 сентября я был направлен в Ионижкис  (юго - западнее Риги) - в лагерь для проверки, но по звонку из штаба Гвардейской стрелковой дивизии, мне разрешили убыть в полк. На машине выехал в Паневежис и доехал до штаба 8-й МТАД - вот теперь я был по настоящему "дома" !   6 сентября 1944 года, в 18:00, я прибыл в авиадивизию, а затем в свой 21-й ИАП.

После лечения, и отдыха, я совершил тренировочный полёт 15 октября 1944 года на Як-9 и был готов к полётам на выполнение боевых заданий.

Ранение моё было из тяжёлых, с потерей сознания, но всё закончилось благополучно. Это уже в 1970-е годы я получил заключение об инвалидности и стал "Инвалидом ВОВ 2-й группы". На момент моего ранения, я был в звании капитан. Был награждён тремя орденами Красного Знамени. 5 марта 1945 года был награждён четвёртым орденом Красное Знамя. В октябре 1944 года мне было присвоено воинское звание "Майор". С июля 1944 года был назначен начальником штаба 21-го ИАП КБФ, а в период 1947 - 1948 годов командовал этим полком".


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz