Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Последний вылет Г. П. Кравченко

Г.П.Кравченко

Утро 23 Февраля 1943 года выдалось пасмурным. После завтрака Кравченко отправился на аэродром 263-го авиаполка, в Троицкое. Путь лежал через расположение 2-го Гвардейского авиаполка. Заметив у КП Гвардии Полковника Кондрата, Кравченко попросил остановить машину. Вышел, поздоровались. Кондрат только что вернулся с боевого задания, ждал, пока заправят самолёт. Выслушав его доклад, комдив сказал:

- В 12 часов 45 минут вылетает группа из полка Кузнецова. Полечу с ними.

- Не надо бы вам, Григорий Пантелеевич, лететь, - попробовал отговорить комдива Кондрат, - там сейчас опасно.

- Опасно, трудно... Вот там командир и должен быть. Нельзя же командовать только с КП. Ничего, всё будет нормально.

...Прибыв на аэродром 263-го авиаполка, Кравченко приказал командиру полка Майору Кузнецову собрать лётчиков, проработал с ними задание, принял доклад о готовности самолётов к вылету. Подойдя к своему истребителю, Кравченко сбросил меховую куртку и остался в свитере и летнем синем комбинезоне, чтобы легче было управлять самолётом во время боя.

Взлетели. Набрали высоту 3000 метров. Видимость была несколько затруднена из - за дымки. Летели парами: Кравченко - Смирнов, Кузнецов - Питолкин, Ракитин - Сапегин, Алифанов - Сенин.

Восьмёрка Ла-5 взяла курс на Синявинские высоты, что в 10 - 12 километрах от Шлиссельбурга. На командных пунктах полков, дивизии, корпуса внимательно следили за радиообменом с самолётами. Вот слышен голос комдива:

- Я - "01". Смотреть внимательно.

Затем он попросил Полковника Трояна, находившегося на главном пункте наведения, сообщить воздушную обстановку.

- В районе Синявино на высоте 1500 метров находится один Ме-109 и пара Ме-110, - передал Троян.

- Вижу. Атакуем !

Группа советских самолётов вступила в бой.

Вот Лейтенант Сенин с 50 метров прошил Ме-110 пушечной очередью. Вражеский самолёт пошёл со снижением, Сенин преследовал его, пока тот не врезался в землю. Два других "Мессера" стали уходить пикированием в сторону железнодорожной станции Мга. Группа Ла-5 устремилась за ними. Небо прошивали огненные трассы, кругом вспыхивали белые, голубые, чёрные разрывы зенитных снарядов. Немного южнее станции Мга немцы подняли в воздух с близлежащих аэродромов более 30 истребителей. Они шли в два яруса: сверху Ме-109 и Ме-110, внизу FW-190.

В 13 часов 20 минут разгорелся жестокий воздушный бой с противником, имеющим 4-кратный перевес. Наши истребители отважно отбивались от вражеских атак и сами атаковали неприятеля. Майор Николай Алифанов с близкой дистанции всадил 4 очереди в хвост Ме-110 и сбил его. Но тут же на него ринулись 4 FW-190. На помощь Алифанову пробился его ведомый Лейтенант Сенин. Вот один "Фоккер" на большой скорости заходит в хвост Сенину. Тот чуть убавил скорость, и вражеский самолёт, делая горку, проскочил вперёд. Алифанов оказался в удобной позиции, когда "Фоккер" как бы замер, завис в мёртвой точке, нажал гашетки. Второй немецкий самолёт, вспыхнув, камнем пошёл к земле.

Бой длился уже 40 минут, его центр сместился почти к самой линии фронта. В круговерти боя Алифанов потерял из вида товарищей.

После нескольких атак была пробита лопасть винта его самолёта. Сам он ранен, но сумел дотянуть машину до расположения своего полка. Был ранен в голову и Старший лейтенант Питолкин. Его повреждённый Ла-5 приземлился на полувыпущенные шасси на своём аэродроме. Перед выходом из боя он был свидетелем, как Кравченко сбил один Ме-109 и один FW-190. Кузнецов и Смирнов прикрывали комдива.

В 14 часов 45 минут начальник штаба 263-го авиаполка Майор Мороз направил донесение в штаб корпуса, в котором сообщил, что не вернулся из боя Генерал Кравченко, Майор Кузнецов и Старший лейтенант Смирнов.

К 15 часам было получено сообщение командира одной из стрелковых дивизий о том, что в 3 километрах от передовой, в районе расположения артиллерийского полка, покинув неуправляемый самолёт, погиб Генерал Г. П. Кравченко...

*   *   *

Свидетелями последнего боя Григория Пантелеевича оказались артиллеристы 2-й батареи 1-го дивизиона 430-го гаубичного полка большой мощности, действовавшего в составе 2-й ударной армии. В тот день батарея вела огонь по Синявинским высотам. В небе с самого утра барражировали наши самолёты. То тут, то там возникали воздушные бои.

Старший лейтенант Матвеев и Лейтенант Шанава находились на огневой позиции, расположенной в балке, окружённой лесом. Они наблюдали бой четвёрки советских истребителей с превосходящими силами противника на высоте примерно 1000 метров. Среди нашей четвёрки особо выделялся стремительностью своих атак один истребитель. Павел Матвеевич Матвеев, ныне Полковник в отставке, свидетель того воздушного боя, рассказывал, как они, артиллеристы, изумились отваге лётчика, виртуозности и смелости его пилотажных приёмов. Такого лихого пилота они видели впервые.

Вот он идёт в лобовую атаку. Немец не выдержал, рванулся вверх. Наш лётчик дал по врагу короткую очередь, и тот круто пошёл вниз, оставляя за собой чёрный шлейф дыма. В это мгновение два Ме-109 ринулись сверху на истребитель героя. Тот уклонился от атаки крутым пикированием и так низко вышел из пике, что преследующий его "Мессер", не успев сманеврировать на малой высоте, врезался в землю.

Наш пилот резко бросал самолёт то в одну, то в другую сторону с одновременным снижением, уходя из - под удара противника и тут же занимая выгодную позицию для очередной атаки. Лётчик взмывал вверх, делал крутые виражи, и трудно было уследить, как он оказывался в хвосте "Фоккера". И что особенно удивительно, он переварачивал машину и снизу расстреливал вражеские самолёты. Так им был сбит ещё один немецкий истребитель.

Казалось, бой длился бесконечно долго. Самолёты поочерёдно выходили из схватки: возможно, кончалось горючее. Наконец, отважный лётчик остался один против пары немецких истребителей, которые нападали на него сверху. Вот он умелым маневром уходит из - под удара и после резкого разворота заходит в хвост вражеской машине, очередь с короткой дистанции - и дымит падая ещё один сбитый им самолёт, уже четвёртый !

И вдруг наш Ла-5 пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная фигура лётчика. Артиллеристы ждали с замиранием сердца, когда же раскроется парашют. Но парашют не раскрылся... Лётчик упал почти рядом, на брусвер, около орудия.

Матвеев и Шанава подбежали к пилоту, расстегнули ворот тёмно - синего комбинезона. Сердце лётчика ещё билось, он шевелил губами, пытался что - то сказать, но тут же потерял сознание.

По найденному в кармане документу установили, что это был Дважды Герой Советского Союза Генерал - Лейтенант авиации Григорий Пантелеевич Кравченко. Артиллеристы знали его по газетам ещё с 1939 года. Они осторожно положили Генерала на плащ - палатку и перенесли его в землянку, где размещался санитарный пункт. Фельдшер сделал укол, наложил повязки на пулевые раны. Они были не тяжёлые: сквозное ранение левой руки и левого бедра. Лётчику делали искусственное дыхание. Он был жив часа полтора, но в сознание так и не пришёл...

Артиллеристы сообщили о случившемся в штаб дивизии, вскоре оттуда пришла санитарная машина.

Полковник авиации в отставке Михаил Абрамович Уфимцев, бывший инженер - капитан 215-й авиадивизии, вспоминает, что он вместе с политработником Павлом Андреевичем Виноградовым и небольшой группой техников в 16 часов выехали к месту гибели своего комдива. Сгущались сумерки зимнего дня, начался снегопад. С трудом нашли землянку санитарного пункта стрелковой дивизии. Майор медицинской службы сообщил о причине смерти Генерала Кравченко. Вошли в землянку. Комдив лежал на столе. В правой руке намертво зажато вытяжное кольцо парашюта с обрывком перебитого тросика. Очевидно, огненная трасса вражеского истребителя пришлась по кабине, нарушив управление самолётом, ранив пилота и перебив вытяжной тросик парашюта.

Очевидцы гибели лётчика рассказывали, что самолёт Генерала над местом катастрофы пролетел на высоте не более 300 метров. После того, как лётчик покинул кабину, самолёт снижался тем же курсом и упал в 1,5 - 2 километрах, в мелколесье.

Части 215-й истребительной авиационной дивизии Генерала Г. П. Кравченко 23 Февраля 1943 года выполнили приказ командования по сопровождению и прикрытию действий наших штурмовиков и бомбардировщиков, а также наземных войск над полем боя. Всего за день было проведено 67 боевых вылетов, в 7 воздушных боях, согласно официальным донесениям, сбито 5 немецких самолётов. В донесения не были включены самолёты, сбитые лично Кравченко и другими не вернувшимися лётчиками - Кузнецовым, Смирновым и Горюновым...

*   *   *

С гибелью Кравченко связана ещё одна интересная история. В годы войны одим из ленинградских инженеров - Николай Иванович Баранов - сконструировал наземную зенитно - ракетную установку, в которой использовались авиационные реактивные снаряды РС-82 и РС-132.

23 Февраля 1943 года боевая судьба не только свела Н. И. Баранова с Генерал - Лейтенантом авиации Г. П. Кравченко, но и сама вручила ему оружие мести за прославленного лётчика, сбитого в воздушном бою вражеским истребителем. Этот бой Николай Баранов наблюдал в стереотрубу. Вот что пишет он в своих воспоминаниях:

"Сбивший Кравченко Ме-109 пошёл на местечко Никольское, где стояли наши наземные зенитно - ракетные установки, сконструированные мной, охранявшие в это время аэродром Никольское, подход к станции Жихарево и подходы к Дороге Жизни - ледовой трассе с нашей стороны. И вот, видя, что самолёт этот идёт прямо на нас, я подал команду "К бою !", сам встал за установку и дал залп из половины установки - 12 снарядов ( самолёт находился на очень небольшой высоте ), "Мессер" сначала задымил, а затем, объятый пламенем, пошёл над лесом, резко падая. Это был Ме-109, сбивший Генерала Кравченко. Мы, весь расчёт, были горды, что отомстили за гибель Героя".

Несколько слов о самом авторе этих строк. Бананов коренной Ленинградец. Родился 27 Июня 1916 года в Новой Деревне, бывшем пригороде старого Петрограда, в рабочей семье. Он провёл всю свою жизнь в этом городе, защищая его в годы Великой Отечественной войны. Талантливый инженер, он сконструировал наземную зенитно - ракетную установку, первые образцы которой были включены в состав "дивизиона РС", как тогда было названо подразделение Баранова. Только в боях за Тихвин его установками было уничтожено несколько бомбардировщиков противника. За успешные боевые действия с использованием зенитных реактивных установок Лейтенант Н. И. Баранов 3 Мая 1942 года был награждён орденом Красного Знамени.

С конца Апреля 1942 года Н. И. Баранов служил на Волховском фронте командиром зенитного взвода 844-го батальона аэродромного обслуживания. Позднее, до конца войны, служил в должности командира 896-й отдельной зенитно - пулемётной роты 13-й Воздушной армии 3-го Белорусского фронта.


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz