Советские летчики воевавшие в Корее 1950-1953. Спецкомандировка длиною в 40 лет
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

"Спецкомандировка" длиною в 40 лет

Более 6 лет я по крупицам собираю материал для будущей книги о советских лётчиках - участниках Корейской войны 1950 - 1953 годов, их воспоминания и рассказы, документальные свидетельства. В частности, сведения о 215-й истребительной авиационной дивизии, которая воевали в составе особого 64-го корпуса. Её воздушные бои шли с августа 1952 года и до перемирия - в июле 1953 года. Хотел бы продолжить начатый газетой "Воздушный транспорт" разговор о неизвестной войне в Корее.

К этому подтолкнули меня воспоминания военного лётчика Якова Николаевича Журина о боевых делах его однополчан - пилотов 676-го Варшавского истребительного авиаполка.

*     *     *

Для начала введу читателей и ту обстановку. что сложилась летом - осенью 1952 года. Это была "странная война". Наши лётчики сражались в небе Кореи нелегально. Отсюда и сверхсекретность, эхо которой дошло и до наших времён. Прибывали они в Северо - Восточный Китай. Здесь, в городе Мукден, их переодевали в форму китайских народных добровольцев, которые официально сражались в Корее. Вместе с форменной одеждой советские пилоты приобретали псевдокитайские имена и фамилии. В город выходить было запрещено, а если всё - таки там появлялись, то группами и под охраной - боялись диверсионных актов и шпионов, которые наводнили Северо - Восточный Китай. Учили китайский язык  ( в общих чертах ), собирали прибывшую технику, облётывали её и проводили учебные занятия. Длилось это обычно недолго - от 2-х недель до месяца затем в бой.

Вначале наше командование распорядилось, чтобы лётчики в бою общались по-китайски. Противник не должен был знать, кто против него воюет. Затея оказалась фантастической. Набор терминов на китайском ограничен. Разве успеешь вспомнить команду, когда товарищу угрожает в бою опасность и счёт идёт на секунды. Вот тогда а корейском небе и зазвучала "отборная" русская речь.

Кстати, поначалу били и другие ограничения, которые давали определённые преимущества противнику. Tак, советским лётчикам нельзя было пересекать линию Пхеньян - Вонсан, то есть приближаться к 38-й параллели. Нельзя было и выходить в Корейский залив - там господствовал флот США и их союзников. Меры предосторожности понятны: подбитый на 38-й параллели или над морем лётчик мог попасть в плен к американцам и дать повод ООН обвинить СССР в участии в войне. В результате истребители имели ограниченные возможности, что быстро раскусил противник. Если бой складывался для него неудачно, он мог тут же ретироваться невредимым в запретные для наших лётчиков зоны.

Между прочим, у американцев тоже был запрет на пересечение границы с КНР и полёт над китайскими аэродромами, где базировались наши полки и дивизии. Но истребители ВВС США его игнорировали, и ООН закрывала на это глаза. Поэтому часто аэродромы блокировались с воздуха истребителями противника. На взлёте и посадке они обстреливали советские самолёты, не давая им вылетать на перехват авиации США.

Как раз в 1952 году в бой вступили новые американские истребители F-86 "Сейбр". Лишь по вооружению МиГ-15 был впереди "Сейбров". У наших - пушки, у "Сейбров" - пулемёты калибра 12,7-мм. Словом успех боя зависел от подготовки лётчиков обеих сторон. Увы, и здесь противник выглядел гораздо лучше. Пилоты имели по 200 часов налёта на реактивной технике. Неопытных берегли и поначалу в активные бои не пускали. После 100 боевых вылетов лётчики отправляли на родину   ( если, конечно, он добровольно не оставался на второй срок ).

У нас всё было иначе. Средний налёт на реактивной технике у многих составлял 50 - 70 часов. Почти 90 процентов лётного состава не имели опыта полётов ночью и в сложных метеоусловиях. Не говоря уже о боевом опыте. По сути дивизия была брошена и бой беэ подготовки - личный состав не ведал особенностей этой войны, боевых и технических приёмов своих соперников и многого другого.

Но вот характерная деталь: в этот период в небе Кореи встречались в основном истребители. Уже к 1952 году наши лётчики заставили командование ВВС США из-за больших потерь перевести соединения бомбардировщиком типа В-26 и В-29 на ночную работу. Исчезли поршневые штурмовики "Мустанг" и "Скайрейдер", да и реактивные истребители - бомбардировщики тоже.

В 1952 году в небе Кореи в основном действовали истребители F-86 "Сейбр. Бои с ними давались нелегко, потери были немалые.

Именно в эту обстановку были брошены лётчики 216-й авиадивизии - отсюда и потери в первых боях, во многом неоправданные.

Что же в свою очередь представлял собой 676-й ИАП, в составе которого сражались Яков Журин и его боевые товарищи. Это был истинно боевой полк со своей фронтовой историей. Почётное название "Варшавский" получил в годы Великой Отечественной войны. Тогда он именовался 127-м авиаполком. Начал войну в 1941 году на Украине, в 1942 - 1943 годах сражался под Ленинградом - охранял "Дорогу Жизни". В составе 6-й Воздушной армии освобождал Польшу. В 1944 году за активное участие в освобождении её столицы, полк получил почётное название "Варшавский". Его самолёты наводили страх на противника в небе Германии, дрались над Берлином, где полк в мае 1945 года и закончил войну.

Группа лётчиков 676-го ИАП.

В конце 1940-х годов 127-й ИАП был переименован в 676-й, и в составе 215-й авиадивизии долгое время входил в состав Бакинских частей ПВО. Именно отсюда в июне 1952 года дивизия под командованием Героя Советского Союза полковника А. Ерёмина убыла, как тогда говорили, "в правительственную командировку в Китай". А уже в июле 676-й полк во главе с подполковником В. Гольцевым прибыл на прифронтовой аэродром Аньдун. Здесь в течение 2-х недель лётчики осваивали район боевых действий.

Надо скаэать, что руководящий состав полка имел достаточный боевой опыт. Так, заместителем командира был фронтовик, Герой Советского Союза подполковник Иван Михайлович Горбунов. Командирами двух из трёх эскадрилий также были опытные лётчики с боевым стажем. Скажем 1-й эскадрильей командовал наиболее опытный в полку, хотя и достаточно молодой, Герой Советского Союза Иван Гнездилов. Командиром 2-й эскадрильи был майор Михаил Коротун, тоже фронтовик. Чего не скажешь о рядовом лётном составе полка. Он был молод, не слишком опытен, к тому же имел малый налёт на МиГ-15.

1 августа полк принял боевое крещение. А уже 4 августа он чуть не понёс первую потерю - лётчики из другого соединения по ошибке атаковали самолёт 1-й эскадрильи, обстреляв "МиГ" Михаила Жбанова. Получив 140 пробоин самолёт всё же дотянул до своего аэродрома. Как оказалось, коллеги из другого соединения плохо знали силуэты самолётов противника и приняли группу Гнездилова за "Сейбры" - бывало и такое в небе Кореи.

Горячая пора наступила в октябре. Лётчики полка почти ежедневно вступали в бой с противником. Вот где сказалось отсутствие опыта и особенности боёв на реактивной технике. Уже к октябрю 1952 года полк понёс чувствительные потери. Особенно не повезло 3-й эскадрилье, которую возглавлял молодой Мищенко. Были сбиты двое лётчиков звена Я. Журина: Пивоваренко и Соколов. К счастью, оба они катапультировались. Вскоре, в тяжёлом бою погибает командир звена капитан Фёдор Бодня, подбивают самолёт замполита эскадрильи капитана Николая Кизима. Чуть ли не в следующем бою был сбит сам Мищенко, но ему удалось катапультироваться.

Пришлось Мищенко менять на нового командира. Им стал Михаил Фёдорович Юдин. Ещё до своего нового назначения он отличился - сбил в августе и сентябре 1952 года 2 "Сейбра". Всего же капитан М. Ф. Юдин сбил в воздушных боях 5 "Сейбров", за что был награждён двумя орденами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 4 личные победы лётчика в небе Кореи и ещё 2 личные в период Великой Отечественной войны. ]

F-86E подбитый М.Ф.Юдиным 30.08.1952 г.

Михаил Юдин.
Михаил Фёдорович Юдин.

В сентябре отличились и другие лётчики. Кстати, первым в полку был командир звена Юрий Ворков, сбивший первого в истории полка "Сейбра". В этот день группа F-86 пыталась блокировать аэродром Дапу, но из этого ничего не вышло. Один из "охотникоя" сам превратился и добычу капитана Воркова.

Ворков стал одним из самых результативных лётчиков в 1-й эскадрилье, он сбил в небе Кореи 4 "Сейбра", ещё 2-х подбил, за что был награждён орденами Ленина и Красной Заезды. Кстати, лётчики этой эскадрильи наиболее удачно сражались и небе Кореи. Они сбили 17 F-86, больше всех в полку. Потерь в эскадрилье было всего 2, да и то оба лётчика катапультировались.

В сентябрьских боях кроме Воркова отличились Григорий Пивоваренко, Михаил Жбанов, Василий Белоусов, сбившие по "Сейбру".

16 сентября замполит 1-й эскадрильи капитан Пивоваренко вместе с ведомым Николаем Сапегиным выручили своего раненого коллегу, выходящего из боя. Его преследовали 2 "Сейбра", пытавшиеся добить неуправляемый самолёт. Это им не удалось. "Сейбр" ведущий был сбит, а ведомый, подбитый Сапегиным, ушёл в залив.

Удачный бой провела 1-я эскадрилья и в конце сентября. В этом бою сошлись 8 "МиГов" и 12 "Сейбров". Несмотря на преимущество американцев, лётчики, ведомые комэском Гнездиловым, оттеснили их в залив, сбив 2 F-86. У нас потерь не было.

Постепенно лётный состав втягивался в боевую обстановку, приобрёл некоторый опыт, изучил повадки и тактику противника. Потери в полку резко снизились - до июля 1953 года и боях погибли только двое. Пострадала снова 2-я эскадрилья. Лейтенант Николай Ефимов пал в бою, а вот второй - Николай Кислухин - погиб нелепо: на взлёте оторвавшийся подвесной бак ударил по xвостовому оперению, повредив упрапление самолёта. МиГ-15 перевернулся на спину и врезался в землю.

В декабре в тяжёлом и неравном бою  ( 8 против 16 )  был сбит и получил ранение капитин Пивоваренко. Долгое время он лежал и госпитале, но в конце войны снова вернулся и строй.

Хватало в полку и случаев катапультирования: 11 из подбитых машин в полку за всю войну. Почти все они завершились благополучно, кроме последнего.

29 июня 1953 года на боевое задание 8 "МиГов" повёл заместитель командира полка Герой Советского Союза Иван Михайлович Горбунов. В районе города Аньдун её сверху и неожиданно атаковала группа "Сейбров"  ( наши РЛС прозевали их и не предупредили группу Горбунова ), у "МиГов" к тому же ещё были под крыльями подвесные баки. Почти все наши лётчики успели уйти из-под удара, а вот один молодой замешкался. Его тут же зажали "Сейбры". На помощь бросился Горбунов и весь залп огня "Сейбров" пришёлся на него. Машина загорелась. Горбунов катапультировался. И тогда отважного лётчика атаковала попарно четвёрка "Сейбров". Американцы по-бандитски расстреляли Героя в воздухе. О том, как закончил жизнь этот выдающийся лётчик и командир, нигде не сообщалось - просто погиб "при исполнении служебных обязанностей", как раньше принято было сообщать. Это была 4-я и последняя потеря полка в небе Кореи.

Василий Белоусов.
Василий Белоусов.

Свой заключительный боевой вылет лётчики произвели 27 июля 1953 года в день перемирия.

Лётчики 676-го ИАП достойно представляли наши ВВС и небе Кореи, приумножив боевые традиции полка. Они, как верно указал в "Воздушном транспорте" Журин, сбили в небе Кореи 32 самолёта США, потеряв 14 самолётом и 4-х лётчиков. Соотношение побед и потерь, как видно, не и пользу противника.

Я уже рассказал о капитане Юрии Воркове, который сбил и небе Кореи 4 самолёта. Одним из самых результативных лётчиков полка стал заместитель командира 2-й эскадрильи капитан Василий Иванович Белоусов, он сбил 4 F-86 в этой войне, за что и награждён орденами Ленина и Красного Знамени. Орденом Ленина наградили и старшего лейтенанта Николая Сапегина, который сбил 4 F-86 и ещё 1 подбил.

В августе 1953 года полк снова вернулся под Баку, охранять южные воздушные границы. К сожалению, как и многие другие полки наших ВВС, имеющие Гвардейские звания, почётные наименования и славные боевые традиции, он был расформирован в конце 1950-х годов. Это вновь свидетельствует, насколько не ценим мы заслуг своих воинов. А то, что просто - напросто вычеркнули из истории подвиги в небе Кореи, и вообще грустно. Уже ушли из жизни многие участники этой войны: Гнездилов, Гольцев, Болотин, Ворков, Белоусов, Журин, Руднов, Калинкин, Коротун, другие лётчики 676-го ИАП. Что мы знаем о них, их боевых делах ?

Этим рассказом о боевых делах лётчиков 676-го ИАП я хочу отдать долг памяти мужественным людям. Положив историю их судеб под гриф "секретно", власть имущие вот уже 40 лет так и не соберутся к ним возвратиться. Этот в общем-то нередкий в нашей стране "рекорд" забвения, конечно, не красит нас перед мировым сообществом.

Пришло время рассказать всю правду о неизвестной войне в Корее. Хотя бы ради тех участников, кто ещё остался жив. Ради их детей, внуков. Они должны точно знать, за что их отцы и деды проливали кровь в чужом небе.

Группа лётчиков 676-го ИАП.

Я прошу помочь мне в установлении истинных событий ещё здравствующих участников этой войны, и не только бывших лётчиков, техников, штабных работников 676-го ИАП, но и других ветеранов 216-й ИАД. Слишком много "белых пятен" в этой войне, ещё не о всех её героях рассказано. Это наш долг, долг всех сыновей и внуков, чьи отцы и деды погибли в годы "холодной войны" в многочисленных "горячих" конфликтных точках. Я жду помощи не только от участников этой войны, но и от их родственников.

И. А. Сейдов.



Возврат

Н а з а д

С реальной скидкой заказ этикеток по низкой стоимости.


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz