Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Милаушкин Пётр Семёнович

Милаушкин Пётр Семёнович

Пётр Милаушкин родился 22 октября 1922 года в городе Акмолинске   ( Казахстан ). Осенью 1939 года окончил обучение в Астраханском аэроклубе. С февраля 1940 года в рядах Красной Армии, в январе 1941 года окончил Сталинградскую военную авиационную школу, по окончании которой, работал лётчиком - инструктором.

Участник Великой Отечественной войны. В период боёв за Сталинград, летая на истребителе И-16, штурмовал живую силу и технику противника. Всего выполнил 16 боевых вылетов, провёл 6 воздушных боёв, в паре сбил один бомбардировщик "Хейнкель-111". Затем снова готовил курсантов в лётном училище.

По окончании войны Пётр Семёнович остался на службе в ВВС. В 1949 году был переведён в 176-й Гвардейский истребительный авиационный полк и год спустя, в составе этого полка, был направлен в Северную Корею.

Летая на МиГ-15бис с бортовым номером "758", совершил около 120 боевых вылетов, проведя более 50 воздушных боёв, лично сбил 11 самолётов противника.

Во время одного из вылетов в июле 1951 года он и Иван Зотов атаковали американский вертолёт, пытавшийся спасти пилота самолёта F-86, приземлившегося недалеко от берега, вблизи от линии фронта; однако эта атака оказалась неудачной.

По возвращении в Союз продолжил службу. Гвардии майор  ( 1954 год ). Некоторые воспоминания о его боевой деятельности приведены в книге В. В. Гагина "Воздушная война в Корее  ( 1951 - 1953 гг. )":

"Большой бой был 9 апреля 1951 года, когда нашему полку пришлось отражать большие силы бомбардировщиков В-29 в боевых порядках звеньев по 3 - 4 самолёта, друг за другом "кишкой", всего не менее 80 самолётов. Эта "змея" охранялась "Тандерджетами" с обеих сторон и на высоте 8000 метров направлялась бомбить плотину, ГЭС, аэродром Сингисю  ( Синыйджу ). За ней шла вторая волна из примерно 70 бомбардировщиков. Мы взлетели всем полком, построились в боевой порядок эскадрилий с разницей в высоте 800 - 1000 метров, обнаружили противника. Слышим команду Вишнякова: он с 1-й эскадрильей атакует головных, 2-я эскадрилья - середину "кишки", а 3-я эскадрилья - хвост. В бой с охранением - "крестами", Р-84 - не вступать.

И вот со стороны солнца 3 эскадрильи пошли в атаку. Целей хватало всем. Сима Субботин пошёл на ведущего, а я на правого ведомого В-29. Первая атака была настолько для них неожиданной, что стрелки не успели открыть оборонительный огонь, а у них огневых точек до 12 штук. Пушки моего самолёта работали безотказно. Вспышки разрывов были видны на фюзеляже и плоскостях, но сказать, чтобы он загорелся или разваливался, - этого не было. Мы очень быстро их проскакивали - скорость была вдвое больше. Я услышал команду Симы: "Выхожу вправо, смотри". Я ему кричу в ответ: "Смотри, столкнёшься с "крестом" ! - самолёты сбились в плотный клубок. "Кресты" - "Тандерджеты" - нас не атаковали, но по другим товарищам они вели огонь. Причина одна: неожиданная одновременная атака всей колонны, которая сразу распалась, и "кресты" хаотично заметались.

Вторую атаку выполняли по другой тройке В-29. Когда вышли на дистанцию открытия огня, я увидел множество вспыхивающих "лампочек" - всё пространство задней полусферы "крепостей" было закрыто сплошным заградительным огнём. Открыть огонь не успел, так как услышал команду С. Субботина: "Выходим влево !", а терять из виду ведущего нельзя. Выполняя маневр, получил команду: "Атакуем !". Вижу: внизу справа пара "крепостей"  ( одного в тройке почему - то не было ). Ведущий бьёт по правому самолёту, а я - полевому. Он был ближе ко мне, и дистанция так быстро сокращалась, что палец непроизвольно нажал кнопку воздушных тормозов. В прицеле отчётливо видны детали самолёта В-29. Огонь стрелков был слабый. Нажал гашетку, мои снаряды начали рваться на правой плоскости и моторах. Чтобы с ним не столкнуться, я резко ушёл вниз и вправо, о чём передал ведущему, но ответа не было. В эфире стоял сплошной гвалт и мат. Издалека услышал голос командира полка С. Ф. Вишнякова: "Сбор над "сосиской", высота 9000". "Сосиска" - это небольшой полуостров с характерными очертаниями. Хороший ориентир.

"Земля" скомандовала: "Всем - трава", - посадка. Снарядов у моей большой пушки не было - кончились во время второго захода. А в малых снаряды ещё оставались.

На подходе к аэродрому появились наши самолёты с разных направлений, но на одной высоте - суета !   Обрадовался позывному своего ведущего - он жив. Потерять ведущего - беда для ведомого  ( подумают все, что погнался за лёгкой добычей, а ведущего бросил ). Но он не обиделся, ведь обстановка была сложная - я пошёл вниз, а он вверх. После посадки нас радостно встречали техники, оружейники, механики, мотористы. Весь бой они видели с земли, это было раннее утро, ясно. Видели, как падали с горящими дымными шлейфами и удирали на восток хвалёные "крепости" вместе со "сверхкрепостями". Видели, как непосредственное боевое охранение - "Тандерджеты" - шарахались от нас в стороны, уступая дорогу к бомбардировщикам. А мы "крестов" не трогали, и очень правильно.

Позже нам сообщили, что истребители Р-86 "Сейбры" навстречу с бомбардировщиками опоздали, они должны были прикрывать их сверху. Опоздали на очень немного, но этого времени нам хватило. Если бы "Сейбры" успели, нам пришлось бы туго, так как при выходах из атак они ловили бы нас, и мы бы многих недосчитались. Задача нами была выполнена, многие лётчики записали на свой счёт сбитые. Мне пришлось сбить 2 самолёта В-29. Потерь в полку не было, но царапин много, в том числе и у моего ведущего.

Сказать сразу, что сбил самолёт, лётчик не может. Когда на земле встречали нас и спрашивали: "Командир сбил ?" - мы отвечали, что стрелял, вёл огонь. А дальше проявляют плёнку, опрашивают свидетелей и ищут обломки сбитого самолёта. Очень часто выезжал в Северную Корею наш А. Пилькевич, который опрашивал население и находил обломки. Был такой момент, когда мы со Стёпой Кириченко, моим ведомым  ( я уже стал командиром 4-го звена ), вели бой с двумя парами "Сейбров". Вот пара атаковала Стёпу, его положение критическое, кричу по радио: "Стёпа, влево резко на меня !" - молодец, он быстро среагировал, а я открыл заградительный огонь по этой паре. Американцы, ведомый и ведущий, оба прошли сквозь трассы моих пушек. Видны попадания и на пленке ФКП, но падения на землю никто не видел. Позже, благодаря Аркадию Пилькевичу, которому рассказали, что самолёт упал в водохранилище, китайские добровольцы вытащили часть обломков из воды и мне записали результативную атаку. Порой в таких ситуациях самолёт нам не засчитывали, особенно когда он падал в море. Но главное для нас было - выполнить поставленную задачу и избежать потерь своих лётчиков.

На земле мы обязательно отрабатывали все полёты "на руках" или "пешим по лётному" - это руки - крылья, ходим друг за другом парами, высоту изображаем приседанием.

МиГ-15бис П.С.Милаушкина

Самолёт МиГ-15бис П. С. Милаушкина.   176-й ГвИАП  ( 324-я ИАД ), 1952 год.

12 апреля 1951 года... Этот бой стал последним для многих "Крепостей". Ранним утром весь полк посадили в кабины с готовностью № 1. По радио слышим обстановку: идут несколько колонн бомбардировщиков В-29 откуда - то с Японских островов. Их встретили и сопровождали "Тандерджеты" непосредственного прикрытия. Надо всей этой армадой патрулировали 3 группы истребителей "Сейбр". Хуже всего сидеть в бездействии в кабине на земле. Наконец нас подняли в воздух. Задача 1-й эскадрильи   ( это нам ): связать "Сейбров" боем и оторвать их от колонны В-29. Остальным - задача атаковать "бомбёров", не ввязываясь в драку с "крестами". Встреча произошла в лобовую, как только поравнялись - сразу маневр, разворот. Бой разбился на мелкие группы. Ведомым у меня был Боря Образцов, пару он держал отлично и после разворота я увидел, что ему ближе стрелять по противнику. Даю команду: "Боря, справа атакуй, я прикрою".

У Образцова была великолепная реакция, атака получилась очень хорошей. Выходя из неё с левым разворотом, я видел, что самолёт противника не управляется. В это время меня атаковала пара "Сейбров", но трасса прошла справа. Передаю Боре по радио: "Из разворота не выходи - "косая петля". После двух петель противник отстал. В это время мы увидели внизу справа 4 В-29, которые шли ромбом. Я атакую левого, а Боря заднего. Бомбардировщики сильно отстреливались   ( на земле мы обнаружили много пробоин в своих, самолётах ). Перешли на правую сторону - ромб противника рассеялся, остался ведущий и правый ведомый. Начали атаковать эту пару. Скорости были разные. В прицеле быстро увеличивался силуэт самолёта. Открыл огонь. В большой пушке было мало снарядов. Она быстро замолчала, малые работали. Вышли вправо, но за Борей потянулся "Тандерджет". Неприцельно я открыл огонь. Он отстал, но и у меня кончились снаряды. Кричу Боре: "Орехов нет, атакуй, прикрываю !".

Он пошёл на одиночный бомбардировщик и расстрелял ему левый двигатель. "Крепость" стала крениться влево. Атаковали ещё одну пару, но вскоре и у Бори кончился боезапас. Команды выйти из боя не было. Надо было имитировать атаку. Вскоре оказались под огнём сами. Когда оглянулся, сзади по мне стреляла пара "Сейбров" - огненные кольца вокруг воздухозаборников. Дал команду: "За мной !" и рванул машину вверх с правым разворотом. И после нескольких косых петель преследователи отстали. На приборной доске загорелась красная лампочка, говоря о том, что горючего осталось 300 литров. Пошли на аэродром, постоянно оглядываясь, так как американцы применяли немецкую тактику - добивать возвращающиеся почти без горючего и боезапаса истребители, заставая врасплох уставшего и расслабившегося лётчика. После посадки у меня кончилось горючее на рулежке, а у Бори - ещё на выравнивании. Но всё обошлось. В этот день были ещё вылеты, но боёв не было, так как, когда мы поднимались, противник разворачивался назад. В конце дня все молчали и только после ужина и боевых 100 граммов разговорились, оттаяли немножко.

Корейцы говорили об этом воздушном бое, что было много парашютов и горящих самолётов. Некоторые бомбардировщики упали в море, некоторые разбились при посадке на свои аэродромы, а во многих самолётах из 12 человек экипажа в живых оставалось 3 - 4. Больше днём В-29 не летали. Ночью бомбили аэродром, наш Сингисю, в полосу попало около 700 бомб. Но самолёты уцелели, так как были спрятаны в капониры".

7 ноября 1951 года лётчики 176-го Гвардейского ИАП в составе 24 экипажей под командованием подполковника С. Ф. Вишнякова в районе Ансю встретили группу из 10 "Метеоров" и атаковали их. К. Я. Шеберстов атаковал пару "Метеоров" и наблюдал попадания в одного из них. При выходе из атаки заметил пару F-86, зашёл им в хвост и отбил их атаку. Ведомый А. Ф. Головачёв вёл огонь по второму F-86, но результатов не наблюдал.

Пара капитана П. С. Милаушкина атаковала другую пару "Метеоров". Милаушкин атаковал один из них и с дистанции 500 метров открыл огонь. Его ведомый Н. К. Сердюк заявил после, что атакованный "Метеор" с левым креном вошёл в облака. После этого пара встретила ещё 2 "Метеора", и Милаушкин атаковал один - видел попадания, а Сердюк - другой, но результат не наблюдал.

На помощь "Метеорам" пришли 6 F-86, но они только смогли как-то прикрыть выход из боя "Метеоров". Одна победа над "Метеором" была записана на счёт капитана П. С. Милаушкина. Жертвой нашего лётчика стал самолёт пайлот - офицера Дональда Робертсона, который от огня "МиГа" получил повреждения гидравлической системы и системы наддува кабины. Тем не менее Робертсону удалось довести подбитую машину до Кимпо и посадить её на "живот".

8 ноября 1951 года, во второй половине дня, американцы предприняли крупный налёт в районе Ансю, где разыгралось крупное воздушное сражение. Погода была облачная, пасмурная. Самолёты противника  ( группы штурмовиков F-84 ) были под рваной облачностью и над облаками, где висели истребители прикрытия, видимость была ограничена. В отражении налёта участвовала в полном составе 324-я ИАД, самолёты которой были направлены на работающие внизу "Тандерджеты". Поднятые раньше группы "МиГов" из 17-го и 18-го авиаполков 303-й ИАД взяли на себя истребителей прикрытия.

Пара капитана П. С. Милаушкина атаковала звено F-84. Милаушкину удалось поразить самолёт с дистанции 400 метров, который с правым креном устремился вниз. Его ведомый, старший лейтенант И. С. Кутоманов, атаковал ведущего группы справа. Огонь вёл с дистанции 800 метров, наблюдал, что снаряды ложились на самолёты противника. При выходе из атаки пара Милаушкина была атакована парой F-86. Наши лётчики восходящей спиралью ушли из-под атаки. Однако, официально, победу Милаушкину в этом бою не засчитали.

10 ноября 1951 года у лётчиков 176-го Гвардейского ИАП состоялась новая встреча с самолётами противника: это произошло в районе между Пхеньяном и Цынампо, когда 16 "МиГов" полка перехватили группу из 16 F-84. В этом бою победы добились 3 лётчика полка: майор К. Я. Шеберстов, капитан П. С. Милаушкин и старший лейтенант А. А. Плиткин - каждый сбил по одному самолёту противника. У нас потерь не было.

Правда, через несколько дней пришло подтверждение от корейских властей только на победы лётчика Шеберстова  ( F-80 упал возле деревни Тахари в 8 км на юг от города Косей )  и Милаушкина  ( самолёт упал возле города Цынампо ). А вот по данным историка Д. Зампини, это F-80 с № 49-830 из 16-й АЭ 51-й ИБАГ, пилот которого, Джеральд Джилл, довёл свой подбитый самолёт до Сувона, где посадил его на "живот" прямо на ВПП - лётчик был цел, но самолёт впоследствии списали. Капитану П. С. Милаушкину удалось в этом бою сбить F-84Е с № 51-549 из состава 9-й АЭ 49-й ИБАГ, пилот которого, Майкл Ребо, погиб.

18 ноября 1951 года американцы предприняли новый крупный налёт на один из участков шоссейной дороги в районе Ансю. В налёте принимали участие до 50 штурмовиков F-84 из 111-й АЭ под прикрытием 30 - 40 F-86. На отражение этого налёта были подняты лётчики 18-го Гвардейского ИАП в полном составе и лётчики 176-го Гвардейского ИАП в составе 20 экипажей.

В этот день был сбит один F-84 лётчиком 176-го полка капитаном П. С. Милаушкиным. Вот как он описал этот бой:

"Мы вылетели эскадрильей в составе всего 6 экипажей: Г. И. Гесь - Г. А. Николаев, А. А. Плиткин - Н. А. Феоктистов и моя пара с ведомым С. Л. Кириченко. В двух других эскадрильях полка, вылетавших в этот раз, было столько же экипажей. Вёл всю группу командир полка подполковник С. Ф. Вишняков с ведомым Д. М. Фёдоровым. Наша задача была связать воздушным боем "Сейбры" прикрытия и дать возможность 2-й и 3-й АЭ разбить вторую группу самолётов противника, состоящую из F-86. После взлёта и сбора на высоте 11 000 метров вскоре встретили группу самолётов противника в составе 30 машин. Вскоре земля передала, что с моря в район Ансю выходят 2 группы штурмовиков. Вишняков дал команду 2-й и 3-й АЭ атаковать штурмовики, а наша 1-я АЭ должна была сковывать боем "Сейбры". Завязались клубки боёв, и создавалось впечатление, что везде только одни "Сейбры"...

Атаковал один из F-86, но сбить его трудно, так как он всё время менял положение и точно прицелиться было невозможно, и только когда ставишь сетку прицела в положение "неподвижно", тогда дело идёт. Через несколько минут наша пара распалась, и мы с ведомым в этой карусели потеряли друг друга. С высоты 11 000 метров спустился в ходе преследования "Сейбра" до 4500 метров, но "Сейбры" в пикировании уходили на восток, и погоня за ними была бесполезна.

И вдруг справа увидел восьмёрку F-84, которая делала правый разворот на штурмовку наземных целей. Довернул на неё свой МиГ-15, сблизился с противником до короткой дистанции так, что видел цифры на крыльях и полосы, и открыл огонь по ведущему. Он резко вышел разворотом и плавно начал снижаться, задел я его хорошо. Не успел я выйти влево, как вижу трассу огня левее моего самолёта, резко делаю разворот вправо с набором высоты, и через 2 "косых петли" пара F-84 отстала.

Тут услышал команду командира полка: "Всем - "трава", то есть надо возвращаться домой, и тут же запрашивает меня, я отвечаю: "Веду бой в районе "сосиски". Он даёт команду: "Всем идти в район "сосиски". Но тут они были атакованы подошедшей свежей группой F-86, и завязался новый бой. Лётчикам полка было тяжело, так как наступила усталость, кроме того, мало оставалось горючего, и ещё не все подошли к району боя, так что приходилось паре драться с восьмёркой F-86.

После моей атаки группы F-84 стали уходить, и я остался один. Набрал высоту 9000 метров и тут по инверсии вижу самолёты. Подумал, что это наши, и подстроился к ним в хвост, и лишь потом рассмотрел, что это "Сейбры". Немедленно прицелился и открыл огонь. "Сейбр" резко клюнул вниз с креном вправо, но что с ним происходило дальше, не видел, так как мне в хвост зашла пара F-86. Резко перевёл самолёт в набор высоты с левым креном на "косую петлю". Трассирующие пули "Сейбров" проходили ниже моего самолёта. Но вскоре пара "Сейбров" куда-то пропала, и я остался один. Пошёл на аэродром "змейкой", чтобы не быть неожиданно атакованным "Сейбрами" - охотниками.

К аэродрому подходило много одиночек и пары, иногда состыкованные с совершенно другими лётчиками, всё - таки парой легче и безопаснее идти "домой". Мой ведомый, Стёпа Кириченко, сел целым и невредимым. Он не удержался на "петле" и допустил ошибку на развороте, в результате сильно отстал и затем потерял меня. Вёл в одиночку воздушный бой с парой F-86".

В итоге налёт был отбит и противник потерял 4 F-84. ( Милаушкину победу над F-86 не засчитали ), без потерь с нашей стороны. Американская сторона подтверждает потерю в этот день 2-х своих F-84Е с № 51-542 и с № 49-2403 из состава 111-й АЭ. Пилот второго "Тандерджета", Джон Морзе, погиб, а пилот первого, дотянув до острова Чодо, катапультировался из подбитой машины.

24 ноября 1951 года, лётчики 303-й ИАД вылетали несколько раз на перехват самолётов противника, но все закончилось без встречи с противником. А вот лётчикам 324-й ИАД повезло больше: в районе Пхеньяна они встретили большую группу штурмовиков под прикрытием "Сейбров" и атаковали их. 10 экипажей 176-го полка атаковали 16 F-84, которых прикрывало звено F-86. В коротком бою майор К. Я. Шеберстов и капитан П. С. Милаушкин сбили 2 "Тандерджета", а прикрывавшие их лётчики 196-го полка в бою с "Сейбрами" сбили один из них. Наши лётчики потерь в этом сражении не имели. Американцы не признают потерь своих "Тандерджетов" в этом сражении, а вот старшему лейтенанту В. Г. Муравьёву из 196-го ИАП повезло сбить F-86А с № 49-1166 - его пилоту Эллу Райзеру удалось дотянуть до своей территории и покинуть свой подбитый самолёт.

8 декабря 1951 года отличились лётчики 176-го Гвардейского ИАП, которые в воздушном бою 20 экипажей полка против 44 истребителей F-86 в районе Дзюнсен - Пхеньян сбили сразу 4 "Сейбра" без своих потерь. Отличились: командир полка полковник С. Ф. Вишняков, капитан П. С. Милаушкин и И. А. Сучков, а также старший лейтенант И. В. Лазутин.

МиГ-15 П.С.Милаушкина.

В течение 3-х дней, с 13 по 15 декабря 1951 года, в "Аллее "МиГов" шли ожесточённые воздушные бои лётчиков 64-го корпуса с "Сейбрами" 4-го и 51-го ИАКР. Первое большое сражение с новыми F-86Е произошло 13 декабря. Лётчики корпуса совершили по 3 боевых вылета и провели несколько воздушных боёв с "Сейбрами" в составе обеих дивизий. Правда, по составу штат дивизии не превышал 40 - 45 экипажей, но это был цвет дивизий, так как дрались в основном самые опытные и искушённые. Лётчики 324-й ИАД сражались все 3 дня полным составом, и оба полка вели в бой каждый раз их командиры полковники Е. Г. Пепеляев и С. Ф. Вишняков.

Всего в этот день в боях с "Сейбрами" лётчики 64-го корпуса сбили рекордное число истребителей F-86, в том числе и версии "Е" - 10 машин. До этого столько "Сейбров" за один день не падало в землю Кореи, и это без учёта результатов боёв лётчиков ОВА в этот день, так как и они 13 декабря сражались с "Сейбрами" в этом же районе, правда, менее успешно.

Особо отличились лётчики 324-й ИАД, сбившие за день 6 "Сейбров". Причём лётчик 176-го Гвардейского ИАП капитан Милаушкин Пётр Семёнович сбил в этом бою 500-й на счёту корпуса самолёт противника с начала ведения боевых действий, то есть с 1 ноября 1950 года. О том, как это было, вспоминает он сам:

"В этот день мы сделали 3 боевых вылета и 2 из них с воздушными боями. В одном из них наше звено вело бой с двумя звеньями "Сейбров". При атаке одной четвёрки F-86 на нас сверху свалилась пара "Сейбров" и атаковала моего ведомого Стёпу Кириченко. Кричу ему: "Резко влево, выходи на меня". Он быстро отреагировал, сделал разворот в мою сторону, а я открыл заградительный огонь, и ведущий с ведомым противника прошли через трассу моих пушек.

На земле мы осмотрели плёнку ФКП, и на ней было хорошо видно, как ведущий и ведомый "Сейбры" прошли через огонь пушек. Падения на земле не было обнаружено. Однако позже капитан Андрей Пилькевич  ( начальник поисковой команды полка )  опросил жителей района, где проходил воздушный бой   ( это район водохранилища ГЭС ), и узнал, что корейцы видели большой столб воды из водохранилища. Корейцы стали искать и вскоре вытащили из воды отдельные части самолёта F-86, и мне была засчитана эта победа".

Так был сбит 500-й самолёт противника в этой войне советскими лётчиками.

15 декабря 1951 года лётчики 176-го Гвардейского ИАП в составе 20 экипажей провели успешный бой в районе Нейсен - Ансю на высоте 8000 метров с группой из 20 F-86, в котором капитан П. С. Милаушкин сбил один "Сейбр".

С 27 по 29 декабря 1951 года в "Аллее "Мигов" вновь разгорелись напряжённые воздушные бои "МиГов" с "Сейбрами". В первый день нового круга боёв советские лётчики заявили о 3-х победах - все 3 F-86 стали добычей лётчиков 324-й дивизии, причём 2 из них сбил лётчик 176-го Гвардейского ИАП капитан П. С. Милаушкин в бою в районе Тайсен с группой из 24 F-86.

( Из книги И. Сейдова - "Красные дьяволы" в небе Кореи".  Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2007 год. )



Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz