Сморчков Александр Павлович - советский военный летчик, Герой Советского Союза - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Сморчков Александр Павлович

Сморчков Александр Павлович

Александр Сморчков родился 29 ноября 1919 года в деревне Чекново, ныне Пушкинского района Московской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов неполной средней школы. Работал на заводе в городе Мытищи. С 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков, а в сентябре 1943 года - курсы усовершенствования штурманов в городе Соль - Елец.

Участник Великой Отечественной войны. Службу начал в запасном авиаполку, в котором некоторое время работал инструктором. Затем, в октябре 1941 года, был отправлен в истребительный авиаполк, который вёл горячие бои на Южном фронте. Немцы рвались к Ростову-на-Дону. Молодой пилот, не имевший ещё достаточного опыта ведения боевых действий, сразу окунулся в бурную жизнь полка.

Первые же бои показали недостатки в лётной подготовке молодых лётчиков, особенно в области использования в бою своего оружия, слабое освоение опыта боевых действий в других военных конфликтах. Вспоминает Александр Павлович:

"23 октября 1941 года мы получили задачу прикрыть группу штурмовиков, наносивших удар по танкам. Подходим к цели, "Илы" пикируют, бросают бомбы. Внизу взрывы, огонь. Видим, как мечутся немцы. И... мы не выдерживаем. Входим в пике и тоже начинаем штурмовку.

Внезапно налетают вражеские истребители. Наш командир подаёт сигнал: "Внимание !   Сбор !"   Но поздно - 2 И-16 уже горят... О чём говорит этот пример ?   О нашей тактической слабости, об отсутствии опыта. Увлекшись, мы сами атаковали врага, забыв при этом свою обязанность - обеспечивать работу штурмовиков, забыв, что пулемёты "ШКАС" для танков абсолютно безвредны. Мы забыли основное правило истребителя: смотреть и видеть...

А почему ?   Потому что законы и правила тактики не дошли ещё до нашего сознания. Всё это пришло потом, в ходе боёв. И смекалка, и навыки, и упорство в достижении цели. Постепенно каждый из нас становился бойцом, методистом и командиром одновременно. Мы начали с самого главного: с подготовки к воздушному бою. Мы изучили силуэты немецких машин, их лётно - тактические характеристики, уязвимые места. Тренировались в определении дальности до цели, в производстве расчетов воздушной стрельбы, разрабатывали варианты атак...

Мы учились. В классе, на самолётной стоянке, на лётном поле. Упорно и ежедневно. Вернувшись после воздушного боя, мы проводили подробный и глубокий разбор действий своих противников. И делали выводы. Изучали и обобщали опыт лётчиков соседних полков и дивизий.

С получением новых машин мы пересмотрели боевые порядки, от тактики оборонительного боя перешли к тактике наступательного. Высота, скорость, маневр, огонь - стали формулой воздушного боя. Мы научились бить врага малыми силами. У нас появились свои асы, мастера воздушного боя, группы свободных охотников, группы специального назначения.

В битве на Курской Дуге, через 2 года после начала войны, мы добились господства в воздухе и сохранили его до последнего дня войны. Немецкие лётчики стали бояться нас. При равных силах в бой, обычно, не вступали. При нашем тактическом превосходстве, даже если нас было меньше, немедленно покидали поле боя".

Осенью 1943 года лейтенант А. П. Сморчков прибыл в 523-й истребительный авиационный полк  ( 303-я истребительная авиационная дивизия ), летающий на "Лавочкинах". Лётчики этого полка много занимался ведением воздушной разведки. Поэтому вести воздушные бои лётчикам приходилось реже других. Однако поучаствовать в отдельных воздушных схватках А. П. Сморчкову всё же пришлось. Вспоминает Александр Павлович:

"Как-то раз, это было в конце 1944 года, идя на разведку, я заметил впереди и ниже воздушный бой. Большая группа Ме-109 напала на "Яков", прикрывавших штурмовиков. Вступать в бой без особой нужды разведчикам не разрешалось, но обстановка сложилась явно не в пользу наших товарищей, и я решил им помочь, по ходу дела расстроить боевые порядки врага. Предупреждаю об этом ведомого, иду на сближение и быстро оглядываюсь: нет ли на хвосте противника. Вижу: есть. Один подбирается к моему напарнику и вот - вот откроет огонь...

Ла-7 из состава 523-го ИАП.

Вираж с предельным креном "Лавочкин" выполняет за 19 секунд. В данной обстановке это целая вечность, и я не успею помочь ведомому. Но сейчас не 1941 год, мы "кое - чему" научились и, надо сказать, неплохо. Мне известен метод ускоренного разворота...

Секунды, и я в хвосте у противника. Открываю огонь, "Мессер" идёт к земле. Удар. Взрыв... А мы уже несёмся на тех, что внизу. Они не выдерживают внезапной атаки и торопятся выйти из боя..."

К концу войны капитан А. П. Сморчков был уже опытным лётчиком, командиром 2-й эскадрильи и по-праву считался одним из лучших разведчиков в дивизии. В тех немногочисленных воздушных схватках, в которых ему довелось участвовать, он уничтожил 2 вражеских самолёта и ещё 1 подбил. Совершил 351 успешный боевой вылет, многие из них на разведку.

После войны Александр Павлович продолжил службу в ВВС. Участник Корейской войны 1950 - 1953 годов, воевал в составе 18-го Гвардейского авиационного полка  ( 303-я истребительная авиационная дивизия ).

Погода утром 2 сентября 1951 года была неважная, видимость была плохая, поэтому вести воздушный бой лётчикам обеих сторон было нелегко. Шестёрка "МиГов", которую вёл Гвардии капитан Н. И. Герасименко, в разрывах облаков обнаружила 4 "Сейбра" и тут же перешла в атаку на них, так как была выше противника. С дистанции 120 метров Н. И. Герасименко сбил один "Сейбр", а его ведомый Гвардии старший лейтенант М. Н. Капитонов - второй.

В этом бою от своего ведущего капитана Д. А. Тарасова оторвался ведомый Гвардии старший лейтенант С. Т. Колпиков, который бросился на подвернувшийся "Сейбр". Сергею Колпикову удалось сбить его, но его тут же зажала четвёрка "Сейбров" и зажгла его МиГ-15 - это сделал командир 335-й АЭ майор Уинтон Маршалл. Гвардии старшему лейтенанту Колпикову Сергею Тимофеевичу спастись не удалось, он погиб.

В этом бою отличилась и пара Гвардии подполковника А. П. Сморчкова, заместителя командира полка и его ведомого Гвардии майора Д. П. Оськина, которые сбили 2 "Сейбра". Ещё один F-86 сбил Гвардии капитан В. Н. Шалев - командир 2-й эскадрильи 18-го Гвардейского полка.

А.П.Сморчков

20 сентября 1951 года на отражение второго налёта ИБА, который состоялся уже в конце дня, были подняты 2 полка 303-й ИАД. Задача лётчиков 523-го полка - сковать боем истребителей прикрытия, а лётчиков 18-го полка - нанести удар по штурмовикам. В ходе боя капитан Л. К. Щукин сбил F-80 с № 49-862 из состава 25-й АЭ 51-й ИБАГ, а его пилот 2-й лейтенант Льюис Плейс погиб. Ещё 2 F-80 в этом бою сбил заместитель командира 18-го Гвардейского ИАП подполковник А. П. Сморчков.

2 октября 1951 года, во второй половине дня, в период с 15:00 по 16:00 командование 5-го ВФ США предприняло налёт на наземные цели в районе Ансю. На отражение этого налёта были подняты группы "МиГов" всех 3-х полков 303-й МАД. На этот раз повезло встретить противника лётчикам 3-й аэ 17-го ИАП, которые в составе общей группы из 24 машин совершали перехват противника в районе Ансю. Они первыми обнаружили 8 самолётов противника, которые опознали как F-80, и пошли в атаку на эту группу.

Американские пилоты, попавшие под удар "МиГов", вызвали помощь в виде трёх звеньев F-86, которые атаковали самолёты 17-го полка. В 15:16 в районе Тэйсю на высоте 9000 метров при ведении воздушного боя с этими "Сейбрами" самолёт, пилотируемый командиром звена капитаном И. Н. Морозовым, сзади сверху с дистанции 200 - 300 метров был атакован парой F-86. В результате атаки самолёт МиГ-15 загорелся и упал в 5 км юго - восточнее Ододо, что 24 км северо - восточнее Сенсен, Иван Николаевич Морозов погиб.

На помощь лётчикам 17-го ИАП пришли их товарищи из состава 18-го Гвардейского ИАП под командованием подполковника А. П. Сморчкова и группа "МиГов" 196-го ИАП, которые атаковали группы "Сейбров", дав возможность лётчикам 17-го полка выйти из боя. В этом бою наши лётчики заявили о сбитии 3 F-86, которые записали на счёт подполковника А. П. Сморчкова, старшего лейтенанта Л. К. Щукина и капитана Л. Н. Иванова из 196-го ИАП - у наших лётчиков потерь в этом бою не было.

По заявлению американцев, в этот день лётчики 4-го ИАКР сбили 6 "МиГов". Но полки 64-го корпуса в этот день потеряли всего 2 машины и одного пилота. Скорее всего, самолёт капитана И. Н. Морозова из 17-го ИАП сбил капитан Джордж Данн из 334-й АЭ, а 1-й лейтенант Ллойд Томсон из 336-й АЭ повредил самолёт Майора Г. И. Пулова. Остальные победы пилотов "Сейбров" подтверждения не имеют. В свою очередь штаб 5-го ВФ подтверждает потерю 1 RF-80 и 1 F-84 в этот день и повреждение в бою с "МиГами" F-86Е который, видимо, подбил Щукин из 18-го ГвИАП и которому удалось вернуться на свою базу, где этот "Сейбр" был вскоре отремонтирован.

МиГ-15бис А.П.Сморчкова.

Очередной удачный бой лётчики 18-го Гвардейского ИАП провели во второй половине дня 10 октября. Отличилась группа под командованием подполковника А. Е. Белостоцкого, которая перехватила в районе Ансю группу "Тандерджетов". Наши лётчики заявили об уничтожении 4 F-84. Их записали на счёт подполковников Белостоцкого, А. П. Сморчкова, а также майора Д. П. Оськина и капитана Н. И. Герасименко. На самом деле лётчики полка вели бой с F-80 из состава 8-й и 51-й ИБАГ, в котором как минимум сбили 3 F-80: самолёты с № 49-1878 и с № 49-544 были из состава 8-го ИБАК, пилоты которых погибли. Ещё один F-80 с № 49-746 был из состава 51-й ИБАГ, пилот которого также погиб.

В небе Кореи Александр Павлович Сморчков совершил около 150 боевых вылетов, в 52 воздушных боях лично сбил 13 самолётов противника, в том числе несколько тяжёлых четырёхмоторных бомбардировщиков В-29, одна победа была одержана в группе с товарищами и ещё 3 F-86 подбил. Вспоминает сам А. П. Сморчков:

Группа 'МиГов' атакует В-29.

"Вылеты против В-29 были самыми сложными. Один из них мне наиболее запомнился... Нас подняли в сложных метеоусловиях, а мы не были "классными" лётчиками. Пока набирали 10 000 метров, всё затянуло полностью. Потом дают команду следовать таким - то курсом, там "большие". Надо было терять 5000 высоты и выходить под облака. Но как пройти сквозь сплошную облачность. Один я могу, а нас целый полк... Тем не менее, облачность мы пробили. За фонарём всё светлее, светлее, и, наконец, мы под облаками, а перед нами в 3-х километрах - "крепости..."

Командир 303-й истребительной авиационной дивизии А. С. Куманичкин сообщил об этом боевом вылете следующее:

"22 октября 1951 года 14 экипажей 18-го ГвИАП, действуя в группе прикрытия соединения в районе Тэйсю, пробили облачность и на высоте 5000 метров встретили 12 В-29 под прикрытием 12 истребителей F-84 и 8 Gloster "Мeteor-4". Ведущий группы заместитель командира полка подполковник А. П. Сморчков принял решение сковать боем истребители прикрытия и атаковать бомбардировщики. В бою сбито 5 F-84 и 1 B-29, подбито 2 B-29. А. П. Сморчков в воздушном бою лично сбил 1 B-29 и 1 F-84".

Позже появились данные о том, что ещё 2 В-29, повреждённые старшими лейтенантами Степановым и Шабановым, упали в море, и они были записаны на их счета сбитыми.

На следующий день, 23 октября, в одном из вылетов Сморчков обнаружил на высоте 5000 метров группу из 8 B-29, следующих курсом на юг, под непосредственным прикрытием до 30 F-84. Оценив обстановку, он приказал: составом 1-й и 3-й эскадрилий   ( 14 МиГ-15 )  связать боем истребителей F-86, а лётчикам 2-й эскадрильи  ( 6 МиГ-15 )  - атаковать бомбардировщиков. По команде командира группы наши истребители вступили в бой согласно принятого решения. В результате боя, по докладам лётчиков и данным фотоконтроля было сбито 2 B-29 и 2 F-84. Одну "крепость" сбил сам А. П. Сморчков.

24 октября Гвардии подполковник А. П. Сморчков провёл ещё один успешный бой. Вместе со своим ведомым старшим лейтенантом В. А. Воистиных, он атаковал одну из "Крепостей". Сморчков сблизился на короткую дистанцию с В-29 и попал под плотный огонь стрелков бомбардировщиков. Одна пуля пробила кабину самолёта, и лётчика ранило в ногу. Несмотря на ранение, Сморчков довёл атаку до конца и залпом из всех 3-х пушек повредил В-29, который через некоторое время загорелся, и вскоре его стал покидать экипаж. Раненый Сморчков вышел из боя и под прикрытием своего ведомого благополучно довёл и посадил свой самолёт в Мяогоу. После приземления Сморчкова увезли в госпиталь, где он пролечился около месяца и вновь вернулся в полк.

Таким образом, Александр Павлович Сморчков в сложнейших вылетах сбивал по тяжёлому бомбардировщику 3 дня подряд, причём все его победы над "крепостями" были официально признаны противоположной стороной - случай довольно редкий !

31 декабря 1951 году группа лётчиков 18-го Гвардейского ИАП провела успешный воздушный бой с "Шутинг Старами". Капитан Л. К. Щукин первым атаковал и сбил один из самолётов противника. Затем звенья "Шутов" атаковали ещё несколько лётчиков полка, в том числе и ведущий полка в этом вылете подполковник А. П. Сморчков, пока им позволял это делать запас горючего. Кроме F-80, сбитого капитаном Л. К. Щукиным, американцы не досчитались ещё 2-х F-80, сбитых подполковником А. П. Сморчковым и капитаном Н. И. Герасименко. Эти 3 сбитых F-80 были последними победами лётчиков 64-го корпуса в уходящем 1951 году.

15 января 1952 года вновь сошлись в бою лётчики 64-го корпуса и пилоты "Сейбров" из состава 51-го ИАКР. Так, лётчики 303-й ИАД совершили по 2 боевых вылета за день, а лётчики 523-го полка - даже 3 вылета. После обеда в 3-м часу дня лётчики 303-й дивизии в полном составе участвовали в большом сражении с большой группой F-86. Только 17-й полк дрался 20 экипажами с таким же количеством "Сейбров". Однако отличились в этом бою лётчики 18-го ГвИАП, которые без своих потерь сбили 2 F-86: отличились подполковник А. П. Сморчков и командир 1-й АЭ майор А. Ф. Мазнев.

Как ни странно, но командование 5-й ВА США подтверждает эти потери, которые понесло 51-е авиакрыло в последнем сражении с "МиГами". Были сбиты 2 F-86Е с № 50-585 и № 50-630 из состава 25-й АЭ, которые, можно смело утверждать, были сбиты лётчиками 18-го ГвИАП. Оба пилота сбитых "Сейбров", 1-й лейтенант Верной Райт и 2-й лейтенант Даниэль Делонг Петерсон, спаслись на парашютах, но оба попали в плен. 2-й лейтенант Даниэль Петерсон в этом вылете был ведомым у командира 25-й АЭ полковника Махурина. В районе Сейсена он был подбит и тянул к своим, но возле Пхеньяна был вынужден катапультироваться и попал в плен к корейцам. По словам Махурина, в этот же день был подбит ещё один "Сейбр" его эскадрильи.

А.П.Сморчков

В небе Кореи он довёл свой личный боевой счёт до 13 побед.

13 ноября 1951 года заместителю командира 18-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии подполковнику А. П. Сморчкову, за успешное выполнение заданий командования и проявленное при этом мужество и отвагу, Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 9285 ).

Общим итогом его боевой деятельности стали около 500 боевых вылетов, 70 воздушных боёв и 15 личных побед, одержанных в период 2-х войн.

По возвращении в СССР, Александр Павлович продолжил службу в ВВС. В 1956 году окончил Военно - Воздушную академию. С 1975 года Гвардии полковник А. П. Сморчков - в запасе. Жил в Москве, работал в Военно - Воздушной инженерной академии. Умер 16 ноября 2000 года. Похоронен на Троекуровском кладбище  ( участок 4 ).

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды   ( дважды ); медалями.



Возврат

Н а з а д

http://o-bereg.ru/


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz