Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Звезда Героя Советского Союза

Ковац Пётр Семёнович

П.С.Ковац

Родился в 1913 году в селе Захаровцы, ныне Хмельницкого района Хмельницкой области, в семье бедного крестьянина. Окончил неполную среднюю школу и 3 курса вечернего Рабфака. Затем работал лесопильщиком. В Красной Армии Петр Ковац с 1 Августа 1934 года. Окончил 8-ю Одессую военную авиационную школу летчиков имени П. Д. Осипенко в 1936 году.

Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халхин - Гол летом 1939 года. В воздушных боях сбил 3 самолёта противника, за что был награждён орденом Красного Знамени. В 1940 году окончил Курсы усовершенствования командного состава в Липецке.

Участник Великой Отечественной войны с Июля 1941 года. Командир эскадрильи 129-го истребительного авиационного полка  ( 47-я смешанная авиационная дивизия, Западный фронт )  Старший лейтенант П. С. Ковац за месяц войны совершил 78 боевых вылетов, провёл 26 воздушных боёв и уничтожил 3 самолёта противника. 21 Августа 1941 года на Западном фронте  ( в районе города Духовщины Смоленской области ), сопровождая штурмовики, в неравном бою на самолёте МиГ-3 отвлёк на себя 2 истребителя противника и таранил ведущего. При этом погиб.

12 Апреля 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина и Красного Знамени. В селе Захаровцы в честь Героя установлен памятник, а школа носит его имя.

*     *     *

Не часто видели в воздухе свои самолёты красноармейцы - участники Смоленского сражения. В те суровые дни Июля - Августа 1941 года ещё слишком мало было у нас истребителей, штурмовиков, бомбардировщиков. И хотя командование использовало авиацию с предельной нагрузкой, прикрыть от налётов авиации противника все участки фронта оно не могло.

Авиация Западного фронта чаще всего действовала на направлениях главных ударов немецких частей и соединений, где она могла нанести наибольшие потери врагу и помочь наземным войскам сдержать натиск рвавшихся к Москве немецких дивизий.

Особенно трудно в те дни приходилось нашим бомбардировщикам и штурмовикам. На каждый самолёт или небольшую их группу набрасывались целые стаи "Мессершмиттов". Поэтому главными задачами советских истребителей были: сопровождать бомбардировщики и штурмовики за линию фронта, охранять их в воздухе от атак вражеской авиации, надежно прикрывать во время ударов по целям.

В 129-м истребительном авиационном полку мастером сопровождения и прикрытия своих самолётов считался командир эскадрильи Старший лейтенант Пётр Ковац. За короткий срок, немногим более месяца, он совершил 78 боевых вылетов, чаще всего сопровождая эскадрильи 61-го штурмового авиаполка.

Лётчиков этих двух полков связывала крепкая боевая дружба. Они не раз выручали друг друга в воздушных схватках. Но особенно хорошо штурмовики знали пилота - истребителя Петра Коваца. Если его эскадрилья сопровождала "Ильюшиных", можно было не опасаться атак с воздуха и смело идти в бой. Старший лейтенант Ковац никогда не упускал возможности помочь боевым друзьям огнем своей пушки и пулемётов.

Во время одного из боевых вылетов, когда штурмовики наносили свой удар по скоплениям вражеских танков и автотранспорта, две зенитные батареи противника ураганным огнём пытались не допустить наши самолёты к целям. Пётр Ковац, оставив часть эскадрильи охранять воздух от "Мессершмиттов", со своим ведомым прорвался через огненную завесу и, пикируя на орудия, стал расстреливать их расчёты пулемётным огнем. После нескольких атак вражеские зенитные батареи замолчали, и штурмовики нанесли мощный удар по танкам, успешно выполнили боевое задание и без потерь вернулись на свой аэродром.

В дни Смоленского сражения истребителям 129-го авиаполка очень часто приходилось бить по наземным целям, и каждый раз захватчики несли чувствительные потери в людях и технике.

П.С.Ковац

12 Августа 1941 года Пётр Ковац во главе группы из 11 истребителей штурмовал вражеский аэродром вблизи Ельни. Эскадрилья несколько раз проносилась над ним, поливая огнём пушек и пулемётов. 7 вражеских самолётов, находившихся на стоянке, бензосклад, бензозаправщик запылали и взорвались.

Не раз приходилось Старшему лейтенанту участвовать и в схватках с "Мессершмиттами". Несмотря на то что численное преимущество обычно было на стороне врага, Ковац искал встреч с ними, а встретив, одерживал победу. 26 воздушных боёв провёл отважный лётчик, лично сбил 3 самолёта.

Командование 129-го истребительного авиаполка давало эскадрилье Старшего лейтенанта Коваца самые ответственные задания, требовавшие большого мужества, воинского мастерства как от самого командира, так и подчинённых ему лётчиков.

21 Августа ему было поручено сопровождать за линию фронта группу штурмовиков. Немецкое командование сосредоточило близ деревни Потелицы крупные силы танков и готовило удар по нашим войскам. Штурмовики должны были атаковать скопление противника, сорвать или ослабить его наступление.

Трижды в течение дня поднималась в воздух эскадрилья Петра Коваца. Несмотря на сильный огонь вражеских зенитных батарей, он каждый раз умело наводил штурмовиков на цель. Расчеты зенитных орудий, особенно сильно мешавшие "Ильюшиным", Ковац уничтожал или загонял в укрытия своим огнём. 11 "Мессершмиттов" пытались пробиться к нашим штурмовикам и сорвать их атаки. Ковац, не раздумывая, вступил в неравный бой и за несколько минут сбил 2 неприятельских самолёта. Остальные предпочли держаться в стороне.

В последнем, уже 7-м в тот день, боевом вылете краснозвёздных соколов было особенно жарко: множество "Мессершмиттов" упорно и яростно рвалось к штурмовикам. Очевидно, немецкое командование отдало приказ любой ценой отразить атаки советских самолётов. Увидев, что противник большой группой вплотную приближается к штурмовикам, Пётр Ковац повёл машину им навстречу. В завязавшемся бою с вражескими истребителями, которые имели трёхкратное преимущество, в первой атаке были сбиты 3 "Мессера". В разгар боя П. С. Ковац таранным ударом уничтожил вражеский самолёт и при этом погиб. Ценою собственной жизни он спас товарищей и обеспечил успешное выполнение важной боевой операции.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 Апреля 1942 года отважному сыну белорусского народа, Петру Семёновичу Ковацу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

*     *     *

Первый Герой 5-го Гвардейского авиаполка.

Командир 129-го истребительного авиаполка капитан Беркаль получил приказ организовать сопровождение бомбардировщиков, которые должны нанести удар по вражескому аэродрому.

Перед землянкой он встретил командира эскадрильи Петра Коваца.

- Готовься, полетим на Ельню.

- Есть, готовиться, - спокойно отозвался комэск.

Беркаль вспомнил, как тот появился в полку. Смущённо улыбаясь, протягивал каждому широкую, как лопата, ладонь и представлялся:

- Петром зовут.

Был он невысок, но широк, с мощной шеей, а лицо добродушное. Вступил в войну, имея за плечами боевой опыт, о чем свидетельствовал орден Красного Знамени за 3 сбитых над Халхин - Голом японских самолёта. С высших тактических курсов немедленно попросился в боевую часть и в своем желании оставался непреклонен.

Комэском в нашем 129-м истребительном он стал сразу, хотя и был всего лишь Старшим лейтенантом. Кое-кто удивлялся такому назначению. Но это было справедливо: назначить отличного опытного лётчика комэском.

Душным Июльским вечером разведка донесла, что на аэродроме Ельня немцы сосредоточили изрядное количество самолётов. Вскоре в полк поступил приказ командования: произвести налёт.

Планом предусматривалось, что первыми к аэродрому подойдут на малой высоте Ил-2, за ними бомбардировщики Пе-2. Штурмовики должны подавить зенитки врага, чтобы через 2 - 3 минуты дать возможность бомбардировщикам прицельно отбомбиться. Дело истребителей - прикрыть действия как штурмовиков, так и бомбардировщиков.

Командир полка Беркаль вызвал Петра Коваца.

- Готовься к вылету. Помнишь, я тебе говорил о Ельне ?   Приказано сопровождать бомбардировщики вместе со штурмовиками.

- Одной группой пойдём ?

- А ты сам как думаешь ?

- Думаю, одной нельзя. "Мессеры" могут напасть на "Илы" и пощипать. Надо вылетать двумя группами: одна прикрывает "Илы", вторая - бомбардировщики.

- Разумно.

- Война заставляет сдавать зачёт по тактике досрочно, товарищ командир.

Уточнили состав групп: Алексей Панов, Анатолий Соколов, Николай Романов, Николай Дмитриев, Борис Журин, Борис Суханов, Федор Дахов, Григорий Инякин, Захар Дзарминашвили, Александр Кондратюк, Николай Городничев. От согласованности между группами зависел успех всей операции.

А на следующий день, задолго до рассвета, воздух над аэродромом наполнился мощным рокотом работающих моторов. В темноте переливались, чередуясь, вспышки выхлопов отработанных газов - это техники производили проверку материальной части, готовили её к боевой работе. В назначенное время истребители взлетели с аэродрома, вместе со штурмовиками и бомбардировщиками двумя группами направились к линии фронта. Там штурмовики прижались к земле. Маскируясь рельефом местности, через несколько минут первыми точно вышли на вражеский аэродром. Зенитки противника открыли огонь. В небе грозно распушили свои чёрные бутоны смертоносные разрывы снарядов. Они всё ближе, но строй Ил-2 твёрдо выдерживает курс.

Ведущий штурмовиков сделал "горку", подал команду "Атака !". Сразу же из люков посыпались осколочные и зажигательные бомбы. Одновременно лётчики обстреляли зенитные точки и стоянки самолётов реактивными снарядами, пушечным и пулемётным огнём. Пока Ил-2 разворачивались для второго захода, подоспевшие Пе-2 прицельно сбросили бомбы по скоплению самолётов на земле. На аэродроме горели и взрывались заправленные бензином, начиненные авиабомбами фашистские бомбовозы.

Неожиданно появились 6 Ме-109. Они кинулись на Пе-2. Лётчики на "МиГах" преградили им путь. Меткие очереди наших истребителей сорвали замысел противника. Завязался скоротечный бой. Атака следовала за атакой. Пётр Ковац, Николай Романов и Алексей Панов сбили 3 Ме-109.

Пока вверху шёл воздушный бой и Пе-2 прицельно бомбили аэродром, штурмовики стали в круг, методично уничтожая одну цель за другой. От прямых попаданий пушечных снарядов загорелось бензохранилище. Взметнулся высокий столб чёрного дыма.

Подошло время возвращаться на свой аэродром. Повернули все 4 группы: штурмовики, бомбардировщики и 2 группы истребителей прикрытия. Возвращались без потерь. Когда пересекали линию фронта, их пытались атаковать сверху 4 "Мессера". Однако находившийся поблизости комиссар эскадрильи Соколов успел почти в упор вонзить длинную пулемётную очередь в кабину вражеского самолёта. Перевернувшись несколько раз через крыло, тот рухнул на землю. Остальные ушли. Скоро воздушная разведка подтвердила, что на аэродроме Ельня уничтожено 12 самолётов противника, взорван склад горючего, выведена из строя взлётная полоса.

После удачного вылета был разбор. Командир полка Беркаль дал высокую оценку работы лётчиков.

- Товарищ командир, так захвалить можно. - Пётр Ковац улыбнулся Беркалю. - Смотрите, как бы мы не загордились. - И посерьёзнел. Заветренная кожа обтянула вздувшиеся желваки. - Пока враг на нашей земле, нет и не может быть для всех нас ни отдыха, ни покоя. Потом отдыхать будем. После войны.

Летать, драться, сбивать врага - это была суровая, но обязательная работа его подчинённых. И они относились к ней ответственно.


И вот, наконец мы наступаем. Пусть на одном участке фронта, а всё - таки идём вперёд. Получен приказ командующего Западным фронтом - 19-я Армия перешла в наступление.

Уже позади и первые бои наших лётчиков, и первые промахи перед казавшейся почти непобедимой техникой противника. Потому уверены лётчики: "Получат теперь фашисты по заслугам, узнают силу советского оружия !"

В результате согласованных действий бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, а также мощной артподготовки части 19-й армии прорвали фронт обороны немцев и развернули стремительное наступление. Противник бежал. Немецкое командование поспешно бросило из района Духовщины к западному берегу реки Царевич во фланг наступающим нашим частям танковые и мотомеханизированные полки. Командование фронта поставило боевую задачу двум смешанным авиационным дивизиям: штурмовыми ударами по танкам и мотопехоте приостановить их движение и разгромить.

Техники едва поспевали заправлять "МиГи" и "ЛаГГи" всем необходимым, как поступал приказ на выполнение нового задания. Почти в каждом вылете к линии фронта лётчики встречали истребители противника, вступали с ними в бой. Пётр Ковац летал ведущим группы. Он хорошо усвоил уловки врага, выработал свою тактику: избегал боя на виражах, учил своих лётчиков атаковывать сверху, а после атаки снова набирать высоту.

20 Августа 1941 года, подойдя к району патрулирования, истребители Коваца увидели 10 бомбардировщиков Ju-88. Их охраняли 9 Ме-109. Имея преимущество в высоте, 5 МиГ-3 устремились на врага. Старший лейтенант атаковал ведущего бомбардировщика. Первыми же очередями ему удалось сбить "Юнкерс", второй фашистский бомбардировщик зажёг его ведомый Николай Романов. А третий - лётчик Николай Дмитриев. На отходе немцы потеряли ещё один самолёт: Ме-109 сбил Фёдор Дахов. Истребители фашистов настолько растерялись, что не приняли боя. В тот же день, снова используя высоту и внезапность атаки, лётчики 2-й эскадрильи уничтожили ещё 4 фашистских самолёта.

Полк получил очередной приказ командования сопровождать Ил-2 в район Духовщины.

Нет, пожалуй, ничего сложней для истребителя, чем прикрытие штурмовиков. Словно стальной нитью ты привязан к тяжёлым, сравнительно тихоходным машинам. Ты открыт наземному огню, и у тебя нет надёжной брони, укрывающей снизу, какой оснащен самолёт Ил-2. Командир эскадрильи Ковац, Николай Городничев, Александр Кондратюк и Василий Зайцев дважды сопровождали к цели группы штурмовиков. Ни шквальный, огненный заслон зенитчиков, ни истребители противника не сумели помешать работе наших лётчиков. Связывая боем вражеские самолёты, наши истребители давали штурмовикам спокойно работать над целью.

Те удачно нанесли прицельный удар. В первом же вылете боевые порядки вражеских танков на лесной опушке под Духовщиной были смяты. Во втором продолжалось их уничтожение бомбами и эрэсами. В воздушном бою Ковац лично сбил 2 "Мессера".

Короткая передышка... Приземлившись, Старший лейтенант попросил кормить экипажи прямо на стоянках. Все уселись на траву. Комэск скинул шлемофон, расстегнул ворот гимнастёрки и ослабил ремень, положив кобуру на колени. Не успел механик Павел Зотов подать миску наваристых щей, как на траву легла тень - подошёл командир полка.

- И я с тобой пообедаю.

Оба молча позвякивали ложками.

- Так что там, Петро ? - не выдержал Беркаль. - Думаешь надо ещё раз ?

- Бог, товарищ Майор, троицу любит... Только на этот раз двумя звеньями полетим.

- Может, лучше других ребят подберём ?

Усмехнувшись, Ковац мотнул головой. Прожевывая кусок хлеба, сказал:

- Не годится. Другим всё снова надо объяснять. Время-то сколько уйдёт !   А мои хлопцы почти каждую зенитку знают. Да и штурмовики к нам привыкли. Друг друга сразу понимаем.

Не успели допить компот и закончить разговор, как появился техник звена Владимир Суханов. Доложил, что самолёты осмотрены, заправлены, к вылету готовы.

- Разрешите вылетать ? - Ковац поднялся с земли, затянул ремень, привычным движением расправил под ним гимнастёрку, - Добро.

Беркаль пристально вгляделся в командира эскадрильи. Только сейчас заметил, как исхудал он за последние трудные дни.

Старший лейтенант выдержал взгляд. - Давай, - сказал ему командир полка. - Думаю, будет сегодня последний вылет.

Наши лётчики в назначенном месте встретили 8 штурмовиков. Ведущие групп, как старые знакомые, покачали друг другу крыльями. 14 самолётов пошли к линии фронта. Она была обозначена пожарами, пыльными столбами, горящими танками. Зенитки фашистов молчали. Это сразу насторожило. Скоро Ковац увидел по заросшей кустарником лощине двигается колонна немецких танков с чёрными крестами. Люки были открыты, из них торчали флаги со свастикой. Фашисты надеялись, что штурмовики не заметят их.

Командир эскадрильи спикировал, стараясь показать группе штурмовиков цель.

- Фашистские танки ! - передал он по радио.

- Спасибо, цель вижу, - ответил ведущий штурмовиков.

Старший лейтенант взмыл вверх. Только сейчас он разгадал непонятное молчание зенитных батарей: 11 многоцелевых самолётов Ме-110 двумя группами со снижением стремительно шли наперерез штурмовикам.

- Атакуем ! - передал по радио своим лётчикам Ковац.

Двухмоторные "Мессеры" были вооружены скорострельными пушками и пулемётами, обладали хорошей маневренностью.

Немецкий самолёт Ме-110С-2.

"Илы" открыли огонь с дальней дистанции. Командир эскадрильи понял: это вовсе не потому, что у его подопечных сдали нервы. Нет. Штурмовики дали знать истребителям о появлении в воздухе самолётов врага. Первый натиск фашистов удалось отбить. А пока те разворачивались для повторной атаки, "Илы" прицельно сбросили бомбы и теперь стремительно неслись к земле, обстреливая реактивными снарядами и пушечным огнём бронированные чудовища. Несколько танков неуклюже развернулись, задымили. Штурмовики повторили заход. Цепь огневых взрывов подтвердила, что бомбы и остаток эрэсов легли точно. "Мессершмитты" рванулись на штурмовиков, стараясь атаковать их во время пологого пикирования. Но Ковац смело бросился на ведущего группы. Трассы пушек и пулемётов перехлестнулись. "Мессершмитт-110" задымил, отвесно пошёл к земле. В этот же момент был сбит и ведомый Коваца - лётчик Мариченко.

Старший лейтенант повторил атаку - хотел отомстить за своего ведомого. Посмотрел вниз, надеясь, что тот выпрыгнет с парашютом. Но краснозвёздный самолёт врезался в землю и взорвался...

В перекрестье прицела - тёмное брюхо ненавистного фашиста. Ковац нажал на гашетки. Самолёт задрожал от глухих выстрелов. Фашистский самолёт клюнул носом, сорвался в штопор. - Это за Мариченко !

Командир эскадрильи обернулся. Нет рядом и правого ведомого... Синяя бездна поглотила его горящий самолёт. Ковац закусил губу. "Прощайте, товарищи... Жалко ребят !"

Группа из 9 уцелевших самолётов противника взмыла вверх. Этого времени как раз достаточно для того, чтобы наши штурмовики успели развернуться и даже занять порядочную дистанцию.

Четверо против девяти. Одномоторные против двухмоторных. К тому же враг, сообразив, с кем имеет дело, гибко меняет тактику. Шестёрка Ме-110 устремляется на штурмовики, а взмывшая ввысь тройка идёт в атаку на наших истребителей. Ковац яростно жмет на гашетки. Но патроны кончились. Что делать ?

Комэск развернулся. Напрасно враг думал, что он хочет выйти из боя. Самолёт старшего лейтенанта, набирая скорость, мчался наперерез шестёрке Ме-110. Приблизившись, Ковац ввёл машину в крутое пикирование. Его неотступно преследовал ведущий тройки фашистов, нещадно паля из пулемётов и пушек. На какой-то промежуток времени внизу смолкла орудийно - пулемётная перестрелка. Установилась тишина.

Командир эскадрильи, показывая непревзойдённый образец точного расчёта и высшего пилотажа, пошёл в свою последнюю атаку. Он вышел из пикирования в тот самый момент, когда преследователь сверху уже подходил вплотную, а лидер фашистской семёрки пытался налететь снизу. Немецкие лётчики в азарте боя не смогли разгадать маневра Коваца. Вражеские машины встретились в той точке пространства, которую он точно выбрал и занял сам в единственно возможный миг. Вспышка взрыва трёх самолётов - двух фашистских и одного нашего - озарила потемневшее небо...

Оценивая работу наших лётчиков, командующий ВВС Западного фронта Генерал - майор авиации Ф. Г. Мичугин в своём приказе от 26 Августа 1941 года отмечал:

"...Действия командира эскадрильи 129-го истребительного авиационного полка Старшего лейтенанта Коваца являются примером мужества и геройства. Лётчик Ковац, оставаясь верным воинской присяге, погиб в бою смертью героя !"

12 Апреля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Старшему лейтенанту Пётру Ковацу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Это был первый Герой в полку. Он провоевал у нас немногим более месяца, но успел много: 78 боевых вылетов в качестве командира групп, 26 воздушных боёв, 7 лично сбитых самолётов противника. 3 из них в один день, 2 последних - в одно мгновение. Его примеру последовали 20 его полковых товарищей. Но ему не суждено было узнать, что он стал их первым учителем...

( Из материалов книги воспоминаний Н. Г. Ильина - "Гвардейцы в воздухе". )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz