Снайперы РККА Великой Отечественной войны

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ 1941 - 1945

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие снайперы-мужчины снайперы-женщины советские летчики

Снайперы 182-й стрелковой дивизии

Как известно, с первых месяцев Великой Отечественной войны в нашей стране началось массовое снайперское движение. Снайперов готовили на специальных сборах, курсах, в снайперских школах, в организациях Осоавиахима и Всевобуча. В Мае 1942 года для поощрения отличившихся снайперов был установлен нагрудный знак "Снайпер".

По всему Северо - Западному фронту также началось снайперское движение. В нашей 182-й стрелковой Дновской дивизии были организованы снайперские курсы ведения меткого огня из всех видов оружия. К празднику Великого Октября в 1943 году у нас насчитывалось 117 квалифицированных мастеров - снайперов и, кроме того, 587 добровольцев - охотников, десятки снайперских расчётов пулемётов и пушек. День ото дня рос боевой актив истребителей фашистов. Днём гитлеровцам жизни не было от наших снайперов, а ночью их бомбили лёгкие ночные бомбардировщики У-2. Один из немецких офицеров, попавших к нам в плен, рассказывал:

- За последние недели ночами не спим. Только стемнеет, как начинают то тут, то там рваться бомбы. Это страшно пугает, угнетает. Страстно желаем, чтобы самолёты скорее улетели. Но они бомбят и бомбят...

А у одного из убитых немецких солдат было найдено неотправленное письмо следующего содержания: "Днём нельзя показаться из блиндажа или окопа, потому что русские снайперы наблюдают, как дьяволы. А ночью над нашими головами работает маленькая авиация. Если не убьют и не ранят, то через месяц попадёшь в сумасшедший дом".

Действительно, Рамушевская горловина и дорога Старая Русса - Рамушево превратились для фашистов в "коридор смерти". Так говорили сами немецкие солдаты.

Особенно отличился в то время наш снайпер Захар Киле. Весь фронт знал этого бойца: 144 убитых фашиста были на его боевом счету.

Захар Киле
Захар Киле.

Как-то на мой НП пришел известный снайпер старшина Алексей Пупков. Сидели мы с ним рядом и наблюдали за противником. Я знал, что он дружит с Захаром Киле, и попросил его поподробнее рассказать о снайпере.

- Он с Дальнего Востока, - охотно заговорил Пупков, - Долго добивался разрешения поехать на фронт. Вся нанайская деревушка, от мала до велика, провожала юношу на фронт. Напутствуя сына, опытный таёжный охотник Данила сказал: "Иди, мой сын. Ты умеешь бить белку в глаз, так бей немца в самое сердце". Перед тем как идти в первый раз на "охоту", Киле совсем не спал. Сон никак к нему не шёл. Он ждал, скоро ли наступит утро, чтобы поскорее пойти в засаду. Ему не терпелось. Я заметил его волнение. Мы с ним тогда были рядом.

- Уже скоро рассвет, - угадывая мысли Захара, сказал я. - Давай пойдём в засаду вместе.

Пупков рассказал, что когда Захар Киле первый раз вышел с ним на "охоту", то пролежал в засаде более 3-х часов. Зорко вглядывался в заросли бурьяна сожжённой деревни Редцы. Гитлеровцев не было. Снайпер начал волноваться, но вдруг показался фашист. Хоть и ждал этого момента Захар, но вначале растерялся. Однако взял себя в руки, плотно прижал приклад винтовки, тщательно прицелился. Выстрел - и гитлеровец грузно упал в бурьян. Так был открыт снайперский счёт.

В тот день он "снял" ещё 3- гитлеровцев. Вечером написал отцу письмо: "Я выполняю твой завет. Сегодня убил 4-х фашистов".

День ото дня росло мастерство снайпера Захара Киле, всё грознее становился он для фашистов. В листовках, которые сбрасывались с самолётов, враги рисовали его чуть ли не Иваном Поддубным - русским богатырем, с могучими мускулистыми руками. А он был безусым хрупким пареньком. И чего только не писали в листовках о Захаре. "Знаем вашего снайпера, не такой уж он у вас неуязвимый", - тешили себя надеждой захватчики. Однако бояться его не переставали. И не случайно. Виднеется ли на равнине куст, стоит ли подбитый танк, или возвышается где едва различимый бугорок - отовсюду летят меткие пули.

Захар Киле был награждён орденом Ленина. Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР был помещён на первой странице газеты "В бой, за Родину !", а под ним стихотворение корреспондента дивизионки Николая Шатилова, посвящённое снайперу, которое заканчивалось таким напутствием:

Пусть орден грудь его украсит
И в новый славный бой ведёт,
За нашу землю и за счастье
Сведёт он с немцем грозный счёт.

Десятки "охотников" - добровольцев открывали личные счета истреблённых немецко - фашистских оккупантов. Всему фронту были известны имена классных мастеров снайперов - Киле, Абдулаева, Курашвили, Жадова, Виноградова, Царицына, Лисина, Зайцева, Хасанова, Латокина, - каждый из них истребил более 100 фашистов. Среди них и знатный снайпер, неутомимый мститель за погибшего отца - Алексей Пупков. Ему принадлежали слова: "Если сегодня снайпер не убил оккупанта, как он может спокойно спать ?"   Он истребил 203 гитлеровца.

В одну из холодных, сырых, ветреных ночей я, комиссар дивизии Островский и адъютант Курбатов пошли на передовой наблюдательный пункт, находившийся метрах в 400 от переднего края противника. В большой землянке раскалённая железная печь с настежь раскрытой дверцей жарко ворчала, выстреливая с яростным треском угольки в земляной пол, где они рассыпались искрами. Вокруг печки сидели снайперы, обогревались и сушились перед тем, как идти в засаду. О чём-то оживлённо разговаривали, а когда мы вошли, сразу замолчали и встали.

- Садитесь, товарищи !   Ну и погода !   Скучно, наверное, - обратился к ним я.

- Нет дела рукам, нет веселья, - ответил за всех старший сержант Захар Киле и улыбнулся. - В тайге, - продолжал он, - тот не охотник, кто сидит дома.

- Но что ты сделаешь, дождь полосует, туман закрыл весь передний край, не видно цели, - возразил снайпер Алексей Пупков.

- Дождь, туман - это и хорошо. Пробрался поближе к противнику и выжидай, - не согласился с ним Захар.

Все сидящие в землянке снайперы довольно переглянулись...

*     *     *

В начале Апреля 1943 года 27-я армия была выведена в резерв Ставки ВГК, а в Мае передислоцирована в район Курского выступа, где вошла в состав Степного военного округа. Впоследствии её соединения участвовали в Белгородско - Харьковской операции в составе Воронежского и Степного фронтов.

Наша 182-я стрелковая дивизия оставалась на Северо - Западном фронте теперь уже в составе 34-й армии.

В дивизию поступило пополнение, бойцы и командиры в основном приходили из команд выздоравливающих, имели боевой опыт. Этого, конечно, было очень мало для восполнения потерь и доведения численности подразделений до штатной. Но мы понимали, что основное количество маршевых формирований направлялось Ставкой туда, где назревали главные события.

Хочется рассказать о необычном взводе в составе 26 девушек, отлично подготовленных к стрельбе из снайперской винтовки. Это были выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки в Москве, сформированной по инициативе ЦК ВЛКСМ в 1943 году. Наша дивизия первой приняла этот взвод. Признаться, мы беспокоились, как будут чувствовать себя девушки во фронтовой обстановке. Решили целиком передать взвод в состав 232-го стрелкового полка.

В части их встретили тепло. Я открыл короткий митинг:

- Мы рады вашему прибытию к нам. Будем бить и гнать врага с нашей родной земли вместе...

Затем несколько добрых слов сказал Я. П. Островский и выступил широко известный в армии снайпер Алексей Пупков. Он очень просто, по-товарищески сказал о том, что желание бить врага - это ещё не всё, недостаточно даже меткого выстрела, хотя промазать снайпер не имеет права. Надо ещё уметь вести себя на передовой. Снайпер должен стараться перехитрить врага, иначе он тебя сам перехитрит.

Снайперская работа трудная, требует физической выносливости, храбрости, настойчивости, упорства, непреклонной воли к победе. Снайперу приходится от темна до темна лежать в окопе, под кустом, в воронке, в болоте за кочкой, под дождём и под снегом вблизи от противника, подстерегая, выслеживая и поражая гитлеровца. Выстрел - и надо не шелохнувшись лежать или скрытно уходить на другое место. Неизбежны встречи с тренированным, хитрым, коварным и жестоким врагом. Снайпер не должен ждать, пока враг сам подставит голову под пулю, а обязан первым найти цель, больше того, должен вынудить противника обнаружить себя.

- Всё это старые, опытные снайперы покажут, ознакомят с местностью и расположением противника.

Пупков не скрывал, что случались и у наших опытных снайперов промахи, и тяжкие промахи: выстрелил, не вытерпел, выглянул, пытаясь узнать - попал или нет, а вражескому снайперу только это и нужно. Снайперы противника держали на прицеле каждый предмет, бугорок, куст, воронку, пенёк, кочку.

- Так что, всё вам это надо с первого дня учесть и быть осторожными. Желаю вам солдатского счастья !

Через несколько дней я позвонил командиру 232-го стрелкового полка подполковнику Ивану Григорьевичу Мадонову, поинтересовался, как началась суровая солдатская служба у девушек - снайперов.

Первый раз старший сержант Нина Гусева вместе с сержантом Софьей Бушковой на рассвете пришли в траншею, где их ожидал командир роты старший лейтенант Владимир Гуськов.

- Рановато, девушки, пришли, посидите, - предложил он.

Посидели немного, вскоре небо стало заметно светлеть.

Пора. Поползли к старому разрушенному блиндажу, заросшему бурьяном.

- Залезайте в него и наблюдайте, - сказал Гуськов, а сам пополз обратно.

Девушкам стало не по себе. Медленно тянулось время. Пронёсся снаряд, разорвался далеко позади. Застучал пулемёт. До боли в глазах наблюдали около часа. Но вот в первой траншее промелькнула вражеская каска. Девушки прицелились. Первой выстрелила Нина и закрыла глаза. Думала, что мимо. А Соня толкает её в бок и тихо шепчет: "Молодец !"

Нина вздохнула с радостным облегчением - счёт уничтоженным фашистам открыт.

Зина Наумичева была прикреплена к опытному снайперу Сибирякову. С ним она и отправилась на первое боевое задание. Ночью пришли в траншею 5-й роты. Командир роты старший лейтенант Овчинников посоветовал снайперам расположиться за холмиком, поросшим кустарником и бурьяном.

Перед самым рассветом снайперы бесшумно выдвинулись туда. Осмотревшись, Сибиряков предложил Зинаиде укрыться в воронке от бомбы. Девушка обрадовалась - ведь и сама она приметила эту более надёжную огневую позицию. Тем временем Сибиряков переполз в воронку метрах в 100 левее. Наумичева видела, как быстро и умело он замаскировался.

До обеда было тихо. Ветер разогнал тучи, показалось солнце. Передний край врага стал просматриваться лучше. В первой траншее изредка мелькали каски, но Зина не успевала прицелиться, нервничала. Вспомнила о том, что её напарник предупреждал:

- Спокойнее, потеряла из виду цель, не волнуйся. Фашисты будут бегать.

В этот момент появились гитлеровцы. Выстрел.

- Упал, - жестом показал Зине Сибиряков. - Поздравляю !

Девушка увидела, что и сам напарник начал целиться и при этом чуть приподнял голову. Раздался выстрел. Сибиряков лицом уткнулся в землю. Вражеский снайпер заметил его движение...

Сибирякова похоронили на дивизионном кладбище. Зина посадила берёзку на его могиле и долго, пока дивизия не сменила позиции, ходила туда.

( Из материалов книги В. М. Шатилова - "А до Берлина было так далеко". )
*     *     *

Высокой оценки заслуживают многие соединения и части Красной Армии, крушившие "Демянскую крепость" противника. На главном направлении 27-й армии  ( вновь сформирована на Северо - Западном фронте в Мае 1942 года )  успешно наступала 182-я стрелковая дивизия Полковника В. М. Шатилова. При поддержке 32-го танкового полка она уничтожила гарнизон сильно укреплённого пункта Пенно, захватив значительные трофеи. За решительные действия и личную отвагу кавалерами ордена Красного Знамени стали командир 140-го полка этой дивизии Подполковник М. И. Кротов, его заместитель по политчасти С. И. Дуров, знатный снайпер старшина Алексей Пупков.

( Из материалов сборника - "История Великой Отечественной войны. 1941 - 1945 гг". )


Возврат

Н а з а д

Информационные партнеры раздела  


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2016 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz