Снайперы РККА Великой Отечественной войны

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ 1941 - 1945

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие снайперы-мужчины снайперы-женщины советские летчики

Чхедиани Павел Эрастович

Фото пока не найдено

Листая страницы своего фронтового блокнота и газету "Боевая красноармейская", я обнаружил фотографию, опубликованную 11 Апреля 1943 года, и краткую текстовку к ней:

"Старший лейтенант Павел Чхедиани - известный снайпер Н-ской части. Он истребил 131 гитлеровца... В снайперском поединке Чхедиани убил 2 немецких снайперов, он же уничтожил 3 немецких офицеров и снял многих наблюдателей. В последних боях Чхедиани заменил вышедшего из строя командира роты и, проявив исключительное мужество, успешно повёл красноармейцев в атаку".

Фотография и записи воскресили образ Чхедиани, боевого политработника, с которым встречались в сражениях на новгородской земле. Вспомнились далёкие дни на Волхове, когда нам, военным журналистам, приходилось часто бывать на передовой, чтобы собирать материал для газеты.

Однажды я шёл по траншее из батальона в роту, которая занимала оборону в районе посёлка Грузине. Вокруг раскинулись рощи и луговины, покрытые жухлым, ноздреватым снегом. Вдали на буграх маячили рыжие глинистые проталины, всё увеличивающиеся под мартовским солнцем.

На переднем крае было затишье. Лишь изредка, как злой пёс, лаял вражеский пулемёт, глухо шлёпались мины, оставляя на земле чёрные воронки, которые быстро заполнялись болотной водой. А вот и землянка командира 6-й роты. На ящике от снарядов лежала карта. Коптила лампа, сделанная из гильзы снаряда. Командир роты Старший лейтенант Иван Зозуля и политрук Павел Чхедиани вели разговор о предстоящем бое, обсуждали возможные повороты в его развитии и варианты действий в каждом случае.

На рассвете роте предстояло форсировать Волхов и захватить плацдарм на том берегу. Я стал внимательно приглядываться к Чхедиани. В его внешности не было ничего героического. Невысокого роста, стройный, по - кавказски подвижный. На фронте - с 22 Июня 1941 года, узнал я. Война застала в Литве, в отдельном сапёрном батальоне, где он был комиссаром. Сапёры в ту пору вели активные оборонительные бои, минировали мосты и дороги на пути наступления фашистов. В бою у деревни Горшково Калининской области политрук Чхедиани получил ранение и попал в госпиталь. Затем был назначен в 1080-й стрелковый полк, который действовал у Киришей, Мясного Бора, Чудово, Новгорода на Волховском фронте. 4 раза ранен. Словом, обычный по меркам войны офицер - политработник. А какая сила духа, какая ненависть к захватчикам жила в этом человеке !  О его отваге в полку мне порассказали многое.

Однажды поздним вечером он инструктировал агитаторов роты, когда вдруг в землянку, где это происходило, протиснулся запыхавшийся от спешки боец и сообщил тревожную весть:

- Фашисты засели в воронке недалеко от нашей траншеи, бьют из пулемёта. Головы не поднять...

Все посмотрели на политрука. Во взглядах бойцов стоял немой вопрос: что делать ?  Чхедиани быстро собрал в "комсоставскую" кирзовую сумку документы, сунул туда же пару гранат и вышел из землянки вместе со всеми. План вылазки родился тут же. Чхедиани взял на себя самое рискованное дело - подобраться к фашистам с тыла и закидать воронку гранатами.

За Чхедиани следовали красноармейцы. Они видели, как тот ловко перепрыгнул через бруствер и тотчас исчез в темноте. Не прошло и 5 минут - грохнул взрыв, за ним другой. Захлебнулся, замолк вражеский пулемёт. Не дожидаясь команды, бойцы ринулись к воронке, где был их политрук. Оставшиеся в живых фашисты подняли руки.

Был и такой случай. Политрук выследил тропу, по которой вражеские офицеры ходили проверять своё боевое охранение. С вечера он залёг между кочек, замаскировавшись сухой травой. На рассвете показались на тропе две тени. Они еле различались в оптическом прицеле винтовки. Тени медленно приближались, а когда одна из них оказалась в перекрестье прицела, Чхедиани нажал на спуск. Немецкий офицер шагнул сгоряча ещё раз - другой и ткнулся в землю. Второй пустился было наутёк, но и его настигла меткая пуля.

Как отличному стрелку, прошедшему в довоенные годы специальную подготовку в Осоавиахиме, командование поручило Чхедиани подготовить группу снайперов. За это дело политрук взялся с душой и вкладывал в него всё своё умение и знания. Обучал он молодых бойцов снайперской науке наглядно. Например, после урока, на котором шла речь о баллистике, устройстве оптического прицела или приёмах стрельбы, брал винтовку, по - пластунски выползал на огневой рубеж, маскировался, спокойно прицеливался и стрелял. Можно было не смотреть мишень - в центре её обязательно красовался след от пули. Дня через 2 - 3 после такого наглядного обучения новички реже делали промахи.

Как - то Чхедиани и его ученик Коковихин притаились на опушке леса. В 250 метрах от них находился фашистский снайпер. И хотя обе стороны были хорошо замаскированы, каждый остерегался. Коковихин не имел ещё достаточного опыта, он проявил неосторожность и был ранен. Чхедиани, сделав перевязку, успокаивал солдата:

- Подожди, мой дорогой, подожди немного. Сейчас тебе станет лучше.

Грянул выстрел. Послышался вскрик гитлеровца. Тогда Чхедиани приподнял на своих руках Коковихина и нежно, как сыну, сказал:

- Убил я, дорогой мой, твоего обидчика.

- Спасибо, товарищ политрук. Мне и впрямь стало лучше, - заулыбался Коковихин.

В полночь накануне форсирования реки Волхов Чхедиани вышел из землянки. В темноте переплетались огненные нити трассирующих пуль, рвались снаряды. Неужто враг почувствовал что - то и нервничает ?  Политрук прошёл по окопам. Бойцы встречали его с радостью. Созвал коммунистов, агитаторов, рассказал им о боевой задаче.

Под покровом предрассветного тумана рота форсировала реку, бросилась на штурм вражеских позиций. Но атака захлебнулась из - за сильного пулемётного и миномётного огня. Тогда во весь рост поднялся политрук Чхедиани, позвал:

- Коммунисты, за мной ! - и первым пошёл вперёд.

Чхедиани не только командовал - он и сам вёл огонь по врагам, выбирая цели поважнее. И дважды по одной цели стрелять ему не приходилось.

- Командир роты ранен ! - передали по цепи с правого фланга. Бойцы опять залегли. Но уверенно прозвучал знакомый всем голос Чхедиани:

- Рота, слушай мою команду !..

Вслед за политруком бежали, стреляя, бойцы. Рота заняла развилку дорог. Позже пришла весть: Чхедиани ранен.

Ранение политрука всех опечалило. И он будто почувствовал это - "принял меры". Его несли на носилках, и уже издали раздался голос. Гортанный, с грузинским акцентом, такой знакомый солдатам:

- Они 5-й раз ранили меня, а я отправил к прадедушке 130 фашистов !..

Политрук Павел Чхедиани надолго был прикован к госпитальной койке. Уволился он в отставку в звании Майора уже как инвалид. Более 20 лет проработал на металлургическом комбинате в Кривом Роге. Здесь ко многим его боевым наградам прибавилась медаль "За доблестный труд".

Партбилет Чхедиани, дважды пробитый вражескими осколками, хранится в архиве Сочинского горкома КПСС. Сочи - его родной город. Несколько раз Павел Эрастович избирался депутатом здешнего городского Совета.

Не один год я искал его, и какая же была радость, когда нашёл бесстрашного политрука, героя моего давнего очерка в армейской газете. Постарел, но по - прежнему энергичен и весел...

( Б. Монастырский - в сборнике "Комиссары на линии огня".  Политиздат, 1984 г. )


Возврат

Н а з а д

Информационные партнеры статей:  

Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz