Снайперы РККА Великой Отечественной войны

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ 1941 - 1945

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие снайперы-мужчины снайперы-женщины советские летчики

Самая известная снайперская винтовка

Воскресный день 22 Июня 1941 года для бойцов 2-й роты 733-го стрелкового полка начался часом позже. Бойцы отдыхали после напряжённых двухнедельных боевых учений. Когда дневальный подал команду "Подъем !", солнце уже поднялось выше деревьев и высушило на них утреннюю росу. Всё шло по распорядку дня. В 10 часов начались спортивные соревнования. Хусен Андрухаев судил напряжённый поединок по волейболу между командами двух взводов. Игра шла с переменным успехом. Пятая партия затянулась.

- Счёт 17:17. Игра до 19-ти, - объявил политрук.

В это время к нему подбежал дежурный.

- Товарищ младший политрук !   В 12 часов будет передано правительственное Заявление, - доложил тот и, спросив разрешения, ушёл. Оставалось 9 минут. Андрухаев остановил игру и предложил перейти на другую площадку, где располагалась ленинская комната. Бойцы сходились, усаживались на скамейках, шутили, обсуждали ход спортивного поединка. Но вот отзвучали последние позывные и все услышали слова диктора о том, что 22 Июня вероломно, без объявления войны фашистская Германия напала на нашу Родину...

Война !.. Слово, которое последнее время всё чаще и чаще появлялось на страницах газет. И кто мог подумать, что сегодня война вторгнется в жизнь страны, нарушит все мирные планы. Но случилось именно так. Фашистское руководство, упоённое лёгкими победами в Европе, растоптав Пакт о ненападении, развязало войну против советского народа.

Х.Б.Андрухаев.
Х. Б. Андрухаев.

Андрухаев не успел дослушать до конца Заявление - его вызвали в штаб батальона. И хотя в голове звучало сообщение o начале войны, о налётах фашистской авиации, Андрухаев не мог ещё представить себе зримо, что же такое война на самом деле: ему шёл только 21-й год. В родном ауле Шакуринохабль, что недалеко от Майкопа, мало кто говорил в те годы о войне. Разве что в День Красной Армии, когда на собраниях, на которых не раз присутствовал и Хусен, участники Гражданской войны вспоминали о героических днях борьбы с Деникиным и Красновым, когда с особой приподнятостью и теплотой говорили о подвигах красноармейцев под командованием К. Е. Ворошилова и С. М. Будённого. Это вызвало у него интерес и зажгло искру любви к военным людям, к военному делу. Ещё в школьные годы он больше всего читал книги, рассказывающие о героизме в дни Революции и годы Гражданской войны. Несколько раз он перечитывал "Как закалялась сталь", мог цитировать целые страницы из "Чапаева", а как захватывающе рассказывал своим товарищам о национальном герое - комиссаре Гражданской войны Шовганове !

Хусен был очень любознательным. Всё его интересовало, и обо всём он хотел знать. Одноклассники вспоминают, как в 4-м классе на уроке истории он упросил учительницу рассказать о С. М. Кирове. Тогда ему глубоко в душу запали её слова о том, что Киров ещё в юношеские годы смело вступил на революционный путь борьбы с царизмом за рабочее дело, что его не пугали ни ссылки, ни тюрьмы, что Киров горячо и страстно любил свой народ. И Хусену хотелось походить на этого выдающегося трибуна революции.

Учился Хусен только отлично, охотно помогал товарищам, но не терпел лентяев и несправедливости. Эти качества ещё больше проявились, когда он встал на самостоятельный жизненный путь.

И вот сегодня ему, политработнику, пришлось услышать: "война" - слово, за которым скрывались ужасы убийств и разрушений. Их несла немецко - фашистская армия, и он, как и другие советские воины, должен повести с ними решительную борьбу за справедливое дело защиты Советской Родины.

Когда Андрухаев подошёл к палатке начальника штаба, около неё уже собралось большинство командиров подразделений. Лица у всех были серьёзные. Каждый из них понимал, что не сегодня, так завтра они вступят в бой с врагом.

Стрелка часов подходила к часу дня, когда комбат с замполитом возвратились из штаба полка. Совещание было коротким, замполит сообщил о Заявлении Советского правительства и о том, что варварской бомбардировке подвергся ряд городов и крупных промышленных центров, что наши войска героически сдерживают наступление немецких захватчиков. Ненависть к фашистам охватила Андрухаева. Он не мог дождаться, когда будет сказано об отправке на фронт. Поднялся командир батальона. Он приказал привести все подразделения в полную боевую готовность, чтобы по первому сигналу выступить к месту назначения.

В ротах прошли митинги...

Шли дни, а приказа об отправке на фронт не было. В штаб и политотдел дивизии посыпались рапорты с просьбой отправить на передовую. Одним из первых подал рапорт и Андрухаев.

Но положительных ответов не поступало. На совещаниях отвечали одно и то же:

- Пока обходятся без нас. Приказано быть в постоянной готовности.

Проводилась усиленная боевая учёба...

20 Сентября 1941 года 136-я стрелковая дивизия, в которой служил Андрухаев, прибыла под Ростов-на-Дону. В те дни на юге, как и на других участках фронта, шли ожесточённые бои. Советские воины проявляли невиданный героизм. В каждом прифронтовом городе, в каждой деревне советские люди с тревогой ждали исхода неравного сражения. Бои придвигались всё ближе и ближе. Всё яснее доносился гул артиллерийских снарядов и визг авиационных бомб.

136-я дивизия вступила в бой 29 Сентября 1941 года в районе Малой и Большой Белозёрки против 2-й пехотной бригады королевской Румынии. Уже в первом бою её бойцы и командиры проявили исключительное мужество и отвагу. Сначала они приостановили наступление захватчиков, а затем контратаковали и разгромили их. Подводя итоги боя, командование 733-го стрелкового полка обратило внимание на бесстрашие и героизм политрука 2-й стрелковой роты Андрухаева. На участке, где контратаковала рота, под огнём вражеских автоматчиков советские бойцы вынуждены были залечь. Тогда политрук с несколькими бойцами зашёл во фланг захватчикам и с возгласом "Ура !" бросился на них и заставил их повернуть обратно.

Это было первое боевое крещение. Первый боевой успех. Он окрылял советских воинов, укреплял уверенность в победе.

После двухдневных ожесточённых боёв дивизия перешла к обороне. Занятые рубежи воины сделали неприступными для врага. Почти 10 дней ни танковые атаки, ни артиллерийский обстрел и миномётный огонь, ни налёты вражеских самолётов не могли сломить сопротивление советских воинов.

- Стоять насмерть ! - было клятвой каждого из них.

- Ещё немножко продержаться, дружнее встречать врага своём огнём, - проходя по траншеям, призывал бойцов Андрухаев. - Враг уже выдыхается. Сегодня он предпринял только 2 атаки, а завтра и совсем остановит наступление, и тода мы мощным контрударом выбросим его с нашей земли, - убеждал политрук.

Так думали все... И верили... Но немецкое командование не жалело своих солдат. Оно подбрасывало всё новые и новые дивизии, стремясь разбить Красную Армию в 2 - 3 месяца, закончить войну до осени и поставить советский народ на колени. Однако эти расчёты были сорваны. Фашистская армия увязла на советской земле. Сопротивление Красной Армии с каждым днём возрастало. И только ценой огромных потерь и благодаря численному преимуществу немецким войскам удавалось продвигаться в глубь нашей страны.

Тяжёлое положение сложилось в Октябре для войск Красной Армии на Южном фронте. Под натиском превосходящих сил противника войска фронта вынужденк были отходить. Больно было видеть, как полыхали деревни и сёла, как вместе с войсками уходили их жители, при возможности увозя свои пожитки, угоняли скот. Они шли молча, хмуро.

С тяжёлым чувством смотрел на это Хусен Андрухаев. Горе людей вызывало в нём жгучую ненависть к врагам, неодолимое стремление беспощадно мстить за поруганную Советскую землю, за свой народ.

- Снайперским огнём уничтожать фашистов ! - с таким призывом обратился он к воинам Южного фронта...

1 Ноября 1941 года 733-й стрелковый полк занял оборону по восточному берегу реки Нагольной. Вторая стрелковая рота начала создавать оборонительные укрепления на окраине деревни Дьяково, недалеко от моста через реку. Перед ротой была поставлена задача не дать противнику переправиться на восточный берег реки. Для выполнения этой задачи необходимо было прежде всего глубже зарыться в землю и расставить огневые средства так, чтобы обеспечить взаимодействие подразделений в бою. Надо было также подготовить запасные позиции на случай прорыва противника, чтобы вновь затормозить движение противника.

С большим упорством работали бойцы: под холодным осенним дождём день и ночь рыли траншеи и окопы, устраивали противотанковые заграждения. Берег реки часто обстреливали из пулемётов вражеские самолёты. Разведка доносила, что на этом направлении, в нескольких десятках километров, находится большая колонна танков. Требовалась исключительная стойкость и выдержка, чтобы сдержать фашистов.

Андрухаева можно было увидеть среди бойцов в любое время дня и ночи. То он заменил красноармейца и его лопатой отрывал окоп для снайпера, то помогал маскировать противотанковое ружьё, то вместе с бойцами оборудовал траншею. И среди бойцов не раз шёл разговор:

- Когда же наш политрук отдыхает ?

- И откуда у него силы берутся ?   Везде бывает и везде успевает.

К 6 Ноября оборонительные работы были закончены. Через мост следовали подразделения отходящих частей. Одни из них занимали оборону где-то справа, другие - левее 136-й стрелковой дивизии, третьи уходили на переформирование и доукомплектование. Гул орудий становился слышнее.

6 Ноября вечер был на редкость спокойным и тихим. Старший сержант Динцов связывал это с тем, что был канун праздника - 24-й годовщины Октябрьской революции. Хусен Андрухаев с бойцами сидел в только что отрытой и оборудованной землянке. Кто-то сказал:

- А интересно, будет ли завтра парад на Красной площади ?

- Какой там парад, когда немцы под Москвой, - чуть заикаясь сказал боец, пивший чай из алюминиевой кружки.

- Трудно... И всё же мы выстоим. Такой у нас народ. Взять хотя бы 1812 год. Вон куда добрался Наполеон, Москву сдали, и всё-таки он был разбит. А теперь, когда у власти трудящиеся, Гитлеру тем более не сдобровать, - рассуждал сержант П. Н. Сергеев, который отслужил положенный срок в армии и должен был бы в этом году демобилизоваться.

- А ты о Москве не говори ! - сердито отозвался москвич Дмитриев.

- Ты что надумал ?   Москву сдавать ?   Да разве позволят отдать её немцам ?

Андрухаев вмешался в разговор:

- Только что передали из штаба, что в Москве началось торжественное собрание, посвящённое 24-й годовщине Октябрьской революции. Завтра всё узнаем. В докладе о годовщине Октября найдём ответы на многие вопросы, которые нас волнуют. Одно скажу: фашисты будут разгромлены. Конечно, то, что они напали на нас внезапно, не могло не сказаться в первые дни войны. Но уже там, где воины Красной Армии смело и решительно отражают вражеские атаки, сами переходят в контратаки, немецкие захватчики терпят поражение. Они привыкли к тому, что в Европе особого сопротивления им никто не оказывал. Взять хотя бы Францию. Крупное государство, с сильной армией, а Гитлеру удалось поставить её на колени за 40 с лишним дней. А почему ?   Французская буржуазия практически сдала свою страну без боя.

Другое дело наша страна. У нас все богатства - это богатства народа, каждого советского человека. И потому каждый из нас готов в любую минуту их защитить, чего бы это ему ни стоило. Это наш долг. Вспомните, например, героизм воинов нашего фронта при обороне Одессы: 73 дня, отрезанные от Большой земли, они дрались с силами врага, превосходившего их но численности в несколько раз. И до тех пор, пока не поступил приказ эвакуировать город, бойцы сражались и не пропустили гитлеровцев. Или взять наш полк. Разве нас враг хоть раз заставил сойти с занятых позиций без приказа командования ?

- Нет, - ответили хором бойцы.

- Значит, немецко - фашистские захватчики будут остановлены и разбиты, - продолжал Андрухаев.

Присутствующие сидели молча. И, наверное, каждый из них обдумывал сказанное политруком. На миг задумался и Андрухаев. Почему-то вспомнился родной аул и день, когда впервые он, 13-летний мальчишка, на митинге в связи со злодейским убийством С. М. Кирова прочитал свои стихи, которые потом были напечатаны в областной газете. Мысленно проплыла вся его жизнь. Жизнь... А была ли она у него по-настоящему ?   После школы - педучилище, 3aтем - Сталинградское военно - политическое училище и только 11 Июня, за 10 дней до начала войны, он прибыл в полк заместителем командира роты по политической части. Вот и вся жизнь.

- А что я сделал для Родины ?   Я отблагодарил её за те знания, которые она дала мне ? - подумал Хусен. -Разве это отдача, что писал стихи, будучи литературным работником в газете "Советская Адыгея", описывал труд своих земляков ? - размышлял Андрухаев.

- Товарищ младший политрук !   Вас вызывают в передовую траншею 2-го взвода, - сообщил посыльный.

Андрухаев быстро зашагал в сторону моста, где его ожидал военком полка, батальонный комиссар И. Ф. Якушенко. Увидев Андрухаева, военком пошёл ему навстречу. Расспросив об оборонительных рубежах роты, о вооружении, о настроении бойцов, комиссар остановил свой взгляд на осунувшемся, ещё юном лице Хусена, взглянул в его большие карие глаза.

- Хусен Борешевич, - заговорил комиссар. - До меня дошли слухи, что вы уже несколько суток вовсе не отдыхаете, хотя возможность для этого пока имеется. Да и вид у вас не комиссарский, не тот боевой, который я привык видеть.

- Хотелось всё сделать, - начал было Андрухаев, но Якушенко не дал ему договорить.

- Знаю, обстановка сложная, но мы на то и политработники, чтобы на всё умели находить время, и на отдых тоже. Иначе в определённый час выбьемся из сил, упадём, и как раз тогда, когда мы всего нужнее будем.

Комиссар похлопал Андрухаева по плечу и продолжил:

- Вот что, Хусен, предстоят ожесточённые бои. Твоя рота на самом опасном направлении. Возможно, что противник своими танками попробует прорвать нашу оборону, но переправиться ему негде, кроме как через мост. Побеседуй с коммунистами, комсомольцами, со всем своим активом, пусть будут готовы к самым жарким боям. Я тут с некоторыми бойцами поговорил. Хорошие ребята. Но всё же побеседуй и ты. Так и скажи: "Без приказа - не отойдем !" В оставшееся время обязательно поспи, желаю удачи, - закончил Якушенко и крепко пожал руку Андрухаеву.

Не заходя в землянку, Андрухаев направился прямо на передовые позиции. Он прошёл все траншеи и окопы, лично инструктировал бойцов, отправлявшихся в боевое охранение, разьнсннл вею важность обороняемого рубежа. Незаметно наступил тёмный осенний вечер...

Андрухаев проснулся от оглушительных взрывов снарядов. Вражеская артиллерия беспрестанно обстреливала передний край обороны полка. Десятки снарядов и мин летели в сторону его позиций. Не успели отгреметь залпы фашистских пушек, как к реке устремились танки. Завязался ожесточённый бой. Противник рвался к мосту. Советские артиллеристы открыли массированный огонь. Заработали противотанковые ружья. Как свечи, запылали несколько вражеских машин. Первая атака была отбита. Через некоторое время последовала вторая, третья. Но фашистам не удалось пройти. Потеряв более 10 танков, они вынуждены были приостановить своё наступление.

Наутро фашисты возобновили атаки. Через наведённую переправу более 50 вражеских танков ворвалось на передний край обороны полка. Андрухаев находился в траншеях 3-го взвода. Когда фашистские танки миновали траншеи, раздался звонкий голос политрука: "Приготовить гранаты !"   Бойцы бросали связки гранат и бутылки с зажигательной смесью под фашистские машины и уничтожали их. 45 танков потеряли оккупанты в тот день. Вражеские пехотинцы, просочившиеся за танками, расстреливались в упор, а когда отдельные солдаты прорывались на передний край обороны, завязывалась рукопашная схватка и враг отступал. Оборона полка для гитлеровцев осталась неприступной.

...Шёл 3-й день тяжёлой схватки. Поредели ряды и советских воинов. Многие бойцы и командиры пали на поле боя. Осталась без командира и стрелкрвая рота Андрухаева. Было ясно, что без пополнения дальше обороняться невозможно, тем более что, по данным разведки, на подкрепление вражеским войскам подходили новые силы. В полк поступил приказ: оставив подразделение для прикрытия, начать отход на новый рубеж Андрухаева вызвали в штаб.

- Вам, товарищ младший политрук, - доверено выполнить ответственное задание, - обратился к Хусену начальник штаба полка майор Г. Н. Кудрявцев. - С группой бойцов вы должны будете задержать фашистов, не дать им переправиться через реку, пока подразделения полка не отойдут с занимаемых позиций на новый рубеж. Об этом вам будет сообщено. Пока фашисты будут переправляться через реку, вы с бойцами отойдёте к своим. Отберите смелых и стойких бойцов.

Андрухаев не стал уточнять задание. Ему было ясно: дать возможность подразделениям полка отойти на новый рубеж. Уже по пути в роту он мысленно остановился на 2-м отделении 3-го взвода. Вернувшись в расположение, Андрухаев вызвал к себе командира 2-го взвода лейтенанта А. Ахметова и заместителя командира 3-го взвода, старшего сержанта Динцова.

- Получен приказ об отходе полка на новый рубеж, - спокойно начал Хусен. - Вы, лейтенант Ахметов, будете продолжать исполнять обязанности командира роты, лично возглавите отход первого и второго взводов. Вы, товарищ старший сержант, соберите всех раненых и с оставшимися бойцами роты будете следовать впереди колонны. Бойцы 2-го отделения 3-го взвода останутся со мной для прикрытия отхода полка.

Андрухаев с отделением бойцов занял оборонительный рубеж на небольшой высоте, скаты которой спускались прямо к реке. К вечеру рассеялись тучи и выглянули косые лучи солнца. Кое-где из хат села Дьяково поднимались прямые столбы серого дыма, чуть доносились голоса женщин. Хусену всё это напоминало родной аул. Он вспомнил мать, её наказ, когда уходил в училище:

- Учись, сынок, и будь верен Родине.

Пришли на память слова из первого стихотворения, которое было напечатано в литературном альманахе в Ростове. Он вспомнил училище, годы учёбы и день, когда ему присвоили первое воинское звание политрука, как он пришивал на рукав красную бархатную звезду с золотыми серпом и молотом, которая отличала политрука от командира. Вспомнилась Сура, любимая девушка. Это вызвало в нём жажду жизни.

Но вот раздались раскаты выстрелов вражеских орудий, началась артподготовка. Фашисты вновь двинулись в атаку, как саранча, ползли они к реке. Их встречали меткие выстрелы советских воинов. И всё же нескольким гитлеровцам удалось перебраться на противоположный берег, но Андрухаев уничтожил их гранатами.

Хусен не отрывался от пулемёта. То очередями, то, одиночными выстрелами он истреблял захватчиков. Бой затянулся. Немцы никак не могли переправиться через реку. Они открыли миномётный огонь. Мины рвались рядом. И в ту минуту, когда казалось, что огонь фашистов прекратился и выигран ещё один бой, у окопа разорвалась вражеская мина. Сразу 2 бойца были убиты и 2 тяжело ранены. Осколком мины был ранен в плечо и Андрухаев. Оставалось несколько гранат и последний диск с патронами, а фашисты всё наседали. На советских воинов посыпались вражеские пули не только с противоположного берега, но и с флангов. Под покровом наступающих сумерков врагам удалось переправиться через реку, и, окружив высоту, они стали сжимать кольцо. Вышло из строя ещё несколько бойцов. Положение сложилось критическое. Превозмогая боль в плече, Хусен расправил ленту и нажал на гашетку. Первая цепь фашистов была скошена. Но её заменила вторая. Патроны подходили к концу. Раздался крик на ломаном русском языке:

- Рус, сдавайся !

Политрук продолжал стрелять. Наконец пулемёт умолк. Патронов больше не было. И тут Хусен увидел, как немецкие солдаты, поднявшись во весь рост, бросились на него. Политрук принимает последнее решение: он поднялся, взял в обе руки гранаты, зубами выдернул из них чеку и бросился навстречу фашистам.

Вот от фашистов его отделяют всего несколько метров. Хусен остановился, поднял вверх руки и бросил гранаты под ноги врагам. Раздался взрыв, полетели комья земли, в клочья разнесло фашистов. От своих гранат погиб и Хусен Андрухаев. Погиб, но не пропустил врага. Своим подвигом он дал возможность закрепиться боевым друзьям на новом рубеже...

Выступая на митинге, батальонный комиссар Б. П. Шемяков сказал: "Наш полк гордится своими героями, прославившими боевое знамя. Песни будут слагать о герое, политруке Андрухаеве. Этот горный орёл прилетел из аулов Адыгеи. Он любил Родину всем сердцем, всей душой, и в бою он беззаветно дрался. Раненый, он продолжал отбиваться...

Вскоре весть о героическом подвиге политрука Андрухаева разнеслась по всему фронту. Родина высоко оценила его мужество и отвагу, присвоив ему высокое звание Героя Советского Союза.

Отдавая дань уважения прославленному герою, командование дивизии учредило специальную снайперскую винтовку. На металлической пластинке, прикреплённой к прикладу, была выгравирована надпись: "Имени Героя Советского Союза Хусена Андрухаева". Эта винтовка предназначалась для вручения лучшему бойцу дивизии, с тем чтобы он сражался так же мужественно и умело, как Андрухаев.

...Шёл 1942 год. Немецким войскам ценой огромных потерь удалось приблизиться к Волге. Разгорелись ожесточённые бои за Сталинград. Партия бросила клич: "За Волгой - земли нет"   От Волги путь только на запад !"

В боях на приволжской земле отважно сражались воины 15-й Гвардейской стрелковой дивизии, бывшей 136-й. В те дни напряжённых кровопролитных боёв в Сталинграде был организован слёт снайперов - мастеров меткого огня. Отличные стрелки, на счету которых значился не один десяток уничтоженных фашистов, обменивались боевым опытом, брали новые обязательства. В конце слёта они приняли обращение ко всем снайперам фронта, в котором призывали их метко уничтожать немецко - фашистских захватчиков. В нем говорилось: "На нас, защитников Сталинграда, обращены взоры народов СССР, взоры всех свободолюбивых народов мира... Задача наша состоит в том, чтобы отстоять Сталинград. Это наш священный долг перед Родиной, и мы его выполним - отстоим славный город, уничтожим врага под Сталинградом".

В числе участников слёта был и заместитель политрука стрелковой роты 15-й Гвардейской стрелковой дивизии Николай Яковлевич Ильин. В первые же дни войны ему пригодились знания по стрелковому делу, которые он приобрёл в школе, в кружке "Ворошиловский стрелок". На своём счету он имел уже около 20 уничтоженных фашистов. В боях за Сталинград это число росло с каждым днём.

16 Октября перед штабом 50-го Гвардейского полка выстроились храбрейшие из храбрых, самые меткие стрелки. Командир полка Гвардии майор Е. М. Голубь напомнил, что командованием дивизии было принято решение лучшим стрелкам вручать именное оружие воинов - Героев Советского Союза, павших в боях с немецко - фашистскими захватчиками.

- Согласно приказу снайперская винтовка № А-25087 имени Героя Советского Союза Хусена Андрухаева вручается Гвардии замполитруку Ильину Николаю Яковлевичу, - сообщил командир полка.

Чеканя шаг, Ильин вышел из строя. Получая оружие, Ильин поцеловал его и после армейского "Служу Советскому Союзу !" с волнением сказал: "Клянусь, что не посрамлю светлой памяти Героя Советского Союза политрука Андрухаева. Не пожалею сил, а если потребуется, и жизни для полного уничтожения фашистов !"   Это была священная клятва коммуниста.

С того дня Ильин со снайперской винтовкой имени Андрухаева ежедневно отправлялся на "охоту" за вражескими солдатами и офицерами. Уже на 2-й день от его меткого огня пало 9 оккупантов, 18 Октября ещё 7, 19-го - 10. За 11 дней Ильин уничтожил 95 гитлеровцев.

Командование дивизии высоко оценило боевые действия Николая Ильина, наградив его орденом Красного Знамени. Получая орден, он заявил: "Приложу всё свое умение, чтобы умножить счёт уничтоженных фашистов". Своё обещание Ильин выполнил. О нём, как метком стрелке - снайпере, разнеслась весть по всему Сталинградскому фронту. К нему обращались молодые воины с просьбой поделиться опытом, помочь им научиться так же метко разить врага. И Ильин помогал. Вскоре он стал не только отличным снайпером, но и умелым инструктором. Росло не только количество уничтоженных им оккупантов, но и подготовленных отличных мастеров меткого огня.

К Ноябрю 1942 года на лицевом счету Николая Ильина было уже 216 уничтоженных немецких солдат и офицеров; 34 снайпера, подготовленные Ильиным, так же метко разили врагов.

Н.Ильин и А.Гордиенко, 1942 год
Снайперы 50-го ГвСП  ( 15-я ГвСД )  Герой Советского Союза
Гвардии старшина Н. Я. Ильин  ( слева )  и Гвардии старшина
А. Е. Гордиенко на огневой позиции под Сталинградом.

За отличные боевые действия по уничтожению немецко - фашистских захватчиков и подготовку метких стрелков Ильину было присвоено звание "Знатный снайпер".

Подвиги Николая Ильина становились легендарными. Однажды его вызвали к командиру роты.

- За последние дни, неподалёку от занимаемой позиции 3-го взвода, появился немецкий снайпер, - сообщил командир. - Каждый день он кого - нибудь убивает из наших бойцов, буквально не даёт возможности поднять головы, а где сидит, определить невозможно. Выстрелов не слышно. Коля, займись этим фашистом, - приказал командир роты.

- Постараюсь расправиться с ним и отомстить за товарищей, - ответил Ильин.

Уходя от командира роты, замполитрука задумался над тем, как обнаружить фашистского снайпера. Он припомнил весь свой боевой опыт, все уловки вражеских снайперов, и у него созрел план, как обнаружить фашиста.

Наутро следующего дня Ильин пришёл в расположение взвода. На плече у него рядом со снайперской винтовкой висел бинокль - постоянный спутник снайпера. Ознакомившись с позицией взвода, он внимательно изучил впереди лежащую местность и определил для себя позицию, решив оборудовать под окоп воронку, образованную взрывом снаряда. Когда на землю стали спускаться сумерки, он выбрал удобный момент и подполз к выбранной позиции, откуда открывалась панорама вражеской обороны. Со стороны противника всё громче доносились голоса. Это заставило его насторожиться. Он выждал несколько минут и стал было пробираться к намеченному месту, как вдруг застрочил вражеский пулемёт. Ильин прижался к земле. По голому кустарнику засвистели пули, и снова все замолкло. Заметив, где были вспышки выстрелов, он ползком пробирался всё ближе и ближе к вражеским окопам. Когда луна скрылась в облаках, Ильин чуть - чуть приподнял голову и ещё раз осмотрел заснеженное поле. Оставалось несколько метров до выбранной точки. Он сделал ещё несколько усилий и принялся оборудовать позицию в воронке, доверху засыпанной снегом.

- Ещё утром виднелись чернеющие края, а сейчас и определить их невозможно, - подумал Ильин. Он быстро отрыл окоп, выложил бруствер из вынутого пластами старого снега, пробил отверстие для ствола и прицела винтовки, обсыпал вокруг свежим снегом. Теперь оставалась одна забота - чтобы ночью не замело...

Наутро Ильин снова появился на позиции взвода. Он залёг в передний окоп, надел на палку солдатскую ушанку, а сверху каску и стал время от времени высовывать её из окопе. Eму нужно было точно определить направление выстрела вражеского снайпера и по пробоине от пули - примерное расстояние до него. Прошёл час, а немецкий снайпер молчал. Тогда Ильин высунул винтовку и выстрелил. Видимо, стёкла прицела привлекли фашиста, и, как только через несколько минут показалась каска, он выстрелил. Ильин осмотрел своего "солдата". Пробоина оказалась точно под правым ухом. Для уточнения он решил ещё раз "показаться". Снова последовал выстрел. И снова почти в то же место. Теперь стало всё ясно. Вражеский снайпер был засечён.

Во второй половине дня Ильин разместился в своём окопе и через призмы прицела и бинокля стал искать немецкого снайпера. Однако никаких признаков его не было. Вот прошла небольшая колонна солдат, потом ещё несколько автоматчиков. Он собирался уже уходить, как вдруг впереди что-то зашевелилось. Ильин присмотрелся. И снова всё мертво. Он впился в свой прицел и, не отводя глаз, всматривался в точку, которая уже однажды показала признаки жизни, не сомневаясь, что там фашист. Но теперь нужно было его увидеть. И он продолжал наблюдать. Прошёл ещё час. Наконец Ильин отчётливо увидел вражеский прицел. Стёкла его засверкали. Вот и вспышка после выстрела. Ильин обозлился.

- Наверное, снова кого - нибудь из товарищей не стало, - подумал он. - Ну, теперь фашист живым не уйдёт ! - дал он себе слово.

Ильин готов был ожидать его хоть до завтра, только бы отомстить за жизнь своих товарищей. Близился вечер. Мороз всё сильнее сковывал снег, превращая его в жесткий наст. Но Ильин не отрывался от прицела. Всё было рассчитано, дистанция установлена. Палец как примёрз к спусковому крючку. Оставалось только плавно нажать. Но фашист не появлялся. Стали коченеть ноги.

- Может, он замёрз и незаметно ушёл, - подумал Ильин. - Ведь уже начинает темнеть.

И вдруг вражеский снайпер как из-под земли вынырнул в нескольких метрах от того места, где его видел Ильин, и, сгорбившись, направился к своим. Ильин прицелился и выстрелил. Мгновенье, и фашист вначале выпрямился, развернулся, а затем замертво рухнул в снег.

- С этим покончено, - воскликнул Ильин. И только стал собираться в расположение, как заметил, что несколько солдат бежали к убитому.

- Теперь бы и их уложить, - подумал Ильин. И прицелился. Выстрел. Ещё один захватчик распластался рядом. Он ещё раз нажал на спусковой крючок и, пока не опомнились гитлеровские бандиты, уложил ещё одного. Двое оставшихся в живых фашистов бросились в снег. Выполнив боевое задание, Ильин возвратился в расположение роты.

- Больше фашистский снайпер стрелять не будет. Вместе с ним уложил ещё 2-х фашистов, - доложил командиру роты Николай Ильин.

Так ежедневно, уходя за передний край роты, Ильин выслеживал вражеских солдат и офицеров и уничтожал их. К новому, 1943 году на его счету значился 301 убитый фашист.

В районе Сталинграда войска Красной Армии всё теснее сжимали кольцо вокруг немецко - фашистской группировки. Советские воины с каждым днём усиливали удары по врагу. При завершении разгрома окружённых вражеских войск Ильин продолжал уничтожать оккупантов. 2 Февраля 1943 года, когда воины Красной Армии добивали гитлеровские полчища, от его меткого выстрела пал 358-й фашист.

...Разгромив 2 гитлеровские армии в районе Сталинграда, войска Донского фронта включились в наступательные операции по изгнанию немецких оккупантов с Советской земли. В составе войск фронта вела бои и 15-я Гвардейская стрелковая дивизия. В первых рядах наступавших воинов шёл Гвардии старшина Ильин. Самым радостным для него стал день 10 Февраля 1943 года, когда командир дивизии поздравил его с присвоением звания Героя Советского Союза. Эта радостная весть прибавила ему сил в боях с оккупантами, он уничтожал их беспощадно. Снайперская винтовка никогда его не подводила, каждый выстрел достигал цели.

В Июле 1943 года развернулись ожесточённые бои на Орловско - Курской дуге. Там сражались и Гвардейцы 15-й стрелковой дивизии, и среди них был Николай Ильин. Фронтовая газета "Суворовский натиск" в Июле 1943 года сообщала, что на боевом счету Гвардии старшины Ильина и его 70 учеников значилось 1045 убитых вражеских солдат и офицеров. Рос счёт и у Ильина. Только в Июле он уничтожил 94 фашистов. Боевые товарищи называли его "наземный ас".

В Июле дивизия завязала упорные бои под Белгородом. Выбитые из сильно укреплённых опорных пунктов на Курской дуге фашисты цеплялись теперь за каждый выгодный рубеж, стремясь закрепиться и устоять перед ударами войск Красной Армии.

25 Июля 1-й стрелковый батальон 50-го Гвардейского полка вёл бой за село Никольское. Для того чтобы войти в него, необходимо было преодолеть водоём, перед которым немцы расставили противопехотные и противотанковые мины. Под сильным огнём противника советские воины залегли. Группа бойцов попыталась зайти с фланга, но была обнаружена и уничтожена. В цепи наступавших Гвардейцев лежал и Ильин. Он внимательно всматривался в окраину села.

- Товарищ Старший лейтенант, - обратился он к подползшему командиру роты - Разрешите попробовать прорваться в село по дамбе.

Командир роты посмотрел в ту сторону, откуда виднелась полоска дамбы, соединявшая через водоём село с прилегающими полями. Невдалеке от неё зеленел небольшой лозняк. Командир знал, что пройти в село по дамбе в лоб противнику, под непрерывным пулемётным огнем - большой риск. Но приказ об овладении селом надо было выполнять.

- Давай, Коля !   Только осторожней. Мы тебя прикроем, - согласился командир роты.

Гвардии старшина быстро пополз к кустарнику. В это время советские воины открыли шквальный, огонь из автоматов, пулемётов и миномётов по засевшим на окраине села гитлеровцам. Вот Ильин уже у кустарника. На несколько минут остановился, сделал небольшую передышку. Теперь оставалось самое главное и самое опасное - быстро вырваться из кустарника и стремглав на глазах у врага перескочить через дамбу. Как только Ильин выскочил из-за кустарника и устремился к дамбе, на фашистов снова посыпались советские мины, заработали автоматы и пулемёты. Боевые друзья поддерживали смельчака.

Через минуту Николай был уже на улице села Никольское. Навстречу ему бежала группа гитлеровцев. Бросившись за кустарник, Ильин нажал на спусковой крючок автомата. Фашисты, как скошенные, повалились на землю. Этим воспользовался командир батальона и поднял своих воинов в атаку. Бойцы и командиры кто вплавь через водоём, кто бегом через дамбу бросились на врага. Несколько бойцов быстро ворвались на окраину села. Среди них, не зная устали, бежал и Гвардии старший сержант Афанасий Гордиенко. Но не суждено было ему в этом кровавом бою застать в живых своего наставника. Видя, что советские воины уже ворвались в село и что им не взять в плен нашего богатыря, фашисты пулемётной очередью остановили мужественное сердце Героя Советского Союза, доблестного снайпера, Гвардии старшины Николая Яковлевича Ильина. Когда друзья подбежали к тому месту, где сражался герой, глаза его ещё светились, а в уголках их чуть - чуть были заметны слёзы. И стоявшим перед ним воинам казалось, что он им говорит:

- Отомстите за меня, за товарищей. Уничтожайте гитлеровцев, бейте их так, как бил я !

К тому дню на счету прославленного снайпера было уже 494 убитых фашиста.

С воинскими почестями похоронили Николая Яковлевича Ильина, склонив головы над его могилой, Гвардейцы поклялись беспощадно мстить врагам за смерть своего боевого друга. В тот, же день пулемётчики, рядовой Ярмаков и ефрейтор Колосов, уничтожили 35 гитлеровцев. Презирая смерть, советские воины освобождали свою Родину от немецко - фашистских захватчиков.

Н. Я. Ильин приказом Министра обороны был навечно зачислен в списки личного состава стрелковой роты. И сейчас, когда на вечерней поверке старшина роты называет: "Старшина Ильин !", заместитель командира 1-го взвода чётко докладывает: "Герой Советского Союза старшина Ильин пал смертью храбрых в бою за свободу и независимость нашей Родины".

Фотография и рассказ о боевом подвиге в ленинской комнате роты призывают каждого воина, проходящего службу, учиться воинскому мастерству поражать врага и любить свою Родину как Николай Яковлевич Ильин.

Ежегодно в День Советской Армии и в День Победы учащиеся школы № 4 города Дебальцево, где хранится грамота Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Н. Я. Ильину, на торжественной линейке клянутся быть такими же мужественными, смелыми и преданными патриотами нашей Родины, каким был их земляк.

Свято чтут память героя и колхозники села Никольское. У подножия воздвигнутого там памятника Н. Я. Ильину постоянно лежат живые цветы.

26 Июля 1943 года после успешно завершённой боевой операции в 50-м Гвардейском стрелковом полку состоялся митинг. Снова, как и 9 месяцев назад, выстроились лучшие стрелки полка. Перед строем на покрытом красным полотнищем столе лежала боевая винтовка с оптическим прицелом, с прикладом и ложем, отполированными руками Н. Я. Ильина. Заместитель командира 1-го батальона по политической части Гвардии капитан К. С. Гильдеев, охарактеризовав боевой подвиг Н. Я. Ильина, сказал: "Пусть воин, которому вручают эту снайперскую винтовку, будет всегда таким же метким стрелком, смелым и отважным патриотом нашей Родины, какими были Хусен Андрухаев и Николай Ильин".

Зачитали приказ. Перед строем батальона стоял ученик Н. Я. Ильина, бесстрашный воин Гвардии старший сержант Афанасий Емельянович Гордиенко. Ему и вручили прославленную снайперскую винтовку, на прикладе которой была прикреплена новая медная пластинка с выгравированной надписью: "Имени Героев Советского Союза Хусена Андрухаева и Николая Ильина".

- Принимая твою винтовку, мой друг и учитель, - взволнованно произнёс Гордиенко, - я клянусь ещё беспощаднее истреблять проклятых фашистов. Я сполна отомщу за твою молодую жизнь...

Н.Я.Ильин и А.Е.Гордиенко

Гордиенко служил в одном полку с Ильиным. Ещё в Октябре 1942 года у стен Сталинграда он, прочитав обращение к снайперам фронта, твёрдо решил стать метким стрелком. В числе первых 20 учеников - снайперов, с которыми занимался прославленный герой Сталинградской битвы Н. Ильин, был и А. Гордиенко. Как и его боевые друзья, он каждое утро, ещё задолго до наступления рассвета отправлялся за передний край обороны и занимал боевую позицию. Он не жалел сил в учёбе и настойчиво добивался того, чтобы стать классным стрелком. И ему это удалось. Не прошло и 3-х месяцев, а на личном его счету значилось свыше 50 убитых вражеских солдат и офицеров. В числе многих награждённых бойцов и командиров, отличившихся в завершающих боях по уничтожению окружённых немецко - фашистских войск в районе Сталинграда, был и А. Е. Гордиенко: 13 Мая 1943 года командир полка вручил ему орден Красной Звезды.

С ещё большей настойчивостью уничтожал он гитлеровских захватчиков, когда ему вручили именную снайперскую винтовку. Теперь он бил врагов за троих. Об этом постоянно ему напоминала дощечка на винтовке. А когда Красная Армия развернула бои за освобождение Украины, на его боевом счету было уже более 400 уничтоженных захватчиков. В дни ожесточённых боёв А. Е. Гордиенко решил связать свою судьбу с Коммунистической партией. В своём заявлении в партийную организацию он писал: "Сейчас, когда Красная Армия начала изгнание немецко - фашистских захватчиков с Советской земли, я не могу быть вне партии. Я хочу уничтожать фашистов с партийным билетом и, если потребуется, умереть за дело Коммунистической партии".

Своими подвигами, своим беззаветным служением Родине А. Е. Гордиенко вполне заслуживал того, чтобы быть в рядах КПСС. Гвардии капитан Гильдеев в боевой характеристике писал:

"Товарищ Гордиенко А. Е. в борьбе с немецкими захватчиками показал себя как стойкий, преданный Родине воин. Он меткими выстрелами поражал немецких гадов, лазая по переднему краю обороны противника, искал их и убивал... Товарищ Гордиенко вполне достоин быть кандидатом в члены ВКП(б)".

В Августе 1943 года войска Красной Армии вели бои за освобождение Белгорода. В этих боях Афанасий Гордиенко проявил себя как истинный патриот Родины, как настоящий коммунист.

...Батальон ворвался на окраину города. Фашисты усилили огонь. Продвигаться дальше было невозможно.

- Товарищ командир ! - обратился Гордиенко к находящемуся неподалёку командиру роты - Разрешите мне с отделением зайти немецким пулемётчикам в тыл и ударить по ним.

Командир роты задумался. Он оценивал обстановку. "Немцы здесь сосредоточили крупные силы, и во время нашего наступления они внимательно следят за каждым нашим движением, - думал он. - При малейшем подозрении они открывают шквальный огонь". Ротный доложил о предложении Гордиенко командиру батальона. Оценив обстановку, комбат разрешил.

Взяв с собой 3-х бойцов, Афанасий пополз вперёд. Добравшись до кустарника, он остановился, несколько минут через призмы прицела рассматривал передний край обороны противника, затем сделал 2 прицельных выстрела и снова вместе с бойцами пополз вперёд.

Стоял жаркий Августовский день. Под палящим солнцем его гимнастёрка покрылась солёной коркой, глаза заливало потом, как молотком, стучало в висках, но отважный снайпер с горсткой бойцов продвигался по раскалённой земле вперёд. С каждым новым движением расстояние до цели сокращалось. И вдруг совсем рядом послышалось короткое "Тюф !   Тюф !   Тюф !". Вражеский автоматчик обнаружил советских воинов. Они на миг остановилась. Фашист смолк, и тогда они ещё решительнее двинулись вперёд. Немцы усилили огонь. Где-то с левого фланга разнеслось русское "Ура !". В воздухе завизжали вражеские мины. Немцы забрасывали ими весь наш передний край. Просвистели осколки и над головами бойцов, которых вёл Гордиенко, но они не останавливались.

Наконец воины изготовились к штурму вражеский укреплений. И в это время раздался глухой взрыв. Когда рассеялся едкий дым, Гордиенко увидел, что приклад и ложе его снайперской винтовки так разворотило осколками, что еле держится ствол. Жалко ему стало винтовку: 424 фашистских солдат и офицеров уложил он из неё !

Закончился бой. Знатный снайпер передал обыкновенную трёхлинейную винтовку с потемневшим ложем, с многочисленными царапинами и разбитым прикладом, с потускневшей воронёной трубкой прицела, на боевом счету которой теперь значилось около 1000 уничтоженных фашистов, винтовку имени Героев Советского Союза Хусена Андрухаева и Николая Ильина командованию дивизии, которое приняло решение передать её в Центральный музей Советской Армии.

В настоящее время на небольшом постаменте как реликвия боевой славы советских воинов, героически сражавшихся в годы Великой Отечественной войны с германским фашизмом, эта винтовка находится в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве. И каждый день мимо неё проходят сотни юных и пожилых, убелённых сединой посетителей, и каждый из них всматривается в трёхлинейку, из которой адыгеец Хусен Андрухаев, русский Николай Ильин и украинец Афанасий Гордиенко метко уничтожали немецко - фашистских оккупантов.

За проявленное мужество в боях с немецкими захватчиками А. Е. Гордиенко был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени и вторым орденом Красной Звезды. Но дожить до дня Победы ему не довелось...

( Из материалов книги Н. М. Алещенко - "Долг и подвиг". )

Возврат

Н а з а д

Информационные партнеры: 

Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz