Снайперы РККА Великой Отечественной войны

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ 1941 - 1945

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие снайперы-мужчины снайперы-женщины советские летчики

Менагаришвили Григорий Есифович

...Осень 1942 года. Мы ещё не знали, когда и где предстоят новые бои, но старались времени даром не терять. Новички с утра до вечера под руководством командиров и опытных краснофлотцев изучали оружие и приёмы боя в горно - лесистой местности, тренировались в бросании гранат, маскировке, перебежках, переползании, обучались рукопашному бою, самоокапыванию.

Однажды утром я шёл лесной тропинкой по направлению к 16-му батальону. Навстречу в полном боевом снаряжении, с винтовкой в руках бежал невысокий усатый горец. Увидев меня, он остановился с растерянным видом, неуклюже отдал честь. И вдруг, смахнув со лба пот, хитровато улыбнулся:

- Видели, товарищ комиссар, могу бегать в атаку ?

Горец был уже немолодой, на висках седина, вокруг глаз, прищуренных в улыбке, лучи морщинок. Я спросил его фамилию.

- Менагаришвили ! - ответил он и, сильно коверкая русский язык, объяснил, с какой целью бегал по тропинке: - Стрелять я могу. Охотник. Убью фашиста сразу. А вот бегать... Годы уже не те... На занятии от молодых отставал... Так что хочу сам себя поучить.

Я пожелал ему успеха. Днём мне снова довелось увидеть Менагаришвили, на занятиях по штыковому бою. Он был во взводе самый старший и самый старательный. Тренировались и бывалые воины - оттачивали боевое мастерство, сознавая, что предстоят ещё нелёгкие схватки.

На одном из ближайших заседаний партийной комиссии я увидел знакомое лицо. Сама жизнь и глубокая душевная целеустремленность привели Григория Менагаришвили к решению вступить в партию.

- Сколько вы убили гитлеровцев ? - спросил его один из членов парткомиссии.

Менагаришвили поморщил лоб, подумал.

- В последнем бою 13, а до этого не считал, - ответил он, затем после небольшой паузы горячо добавил: - Буду бить метко, пока видят глаза и рука держит винтовку. Оружие у меня безотказное !

Решение парткомиссии было единогласным: Григория Есифовича Менагаришвили принять кандидатом в члены партии.

Вскоре в одном из донесений я с радостью прочитал о подвигах Григория Менагаришвили. Вражеский пулемёт мешает продвижению нашего подразделения. Снайпер Менагаришвили ловко ползет в зарослях, занимает удобную позицию и, стреляя без промаха, выводит из строя пулемётный расчет. Так он заставил замолчать но одну вражескую огневую точку.


24 Октября разгорелись бои за высоту Кочканово. В этот день Григорий Менагаришвили забрался на высоту в числе первых бойцов 16-го батальона, выбрал удобную позицию и во время вражеских контратак уложил 18 фашистов.


В Декабре 1942 года наша 83-я бригада морской пехоты ( ранее именовавшаяся 2-й бригадой ) стояла уже в Туапсе, в резерве командующего Черноморской группой войск. Проходя из одной роты в другую, я встретил своего старого знакомого Григория Менагаришвили. К тому времени он был уже сержантом, а на груди его красовались орден Красного Знамени и медаль "За отвагу". Менагаришвили стоял, счастливо улыбаясь, аккуратный, подтянутый, чисто выбритый, с лихо подкрученными пышными усами. Присматриваюсь к нему: нет, не молодит фронтовая жизнь. Заблестела седина не только на висках, но и в чёрных усах, резче обозначились морщины на лбу, на худых щеках. Но сколько уверенности, достоинства и задора в его горячем взгляде, какой силой веет от молодцеватой выправки !

*     *     *

В Январские дни 1943 года войска Закавказского и Южного фронтов приступили к окружению и разгрому кавказской группировки врага. По плану, разработанному Ставкой Верховного Главнокомандования, наша Черноморская группа войск Закавказского фронта начала наступление на Краснодар - Тихорецк, а войска Северной группы нашего фронта - на Минеральные воды - Тихорецк. Одновременно войскам Южного фронта было приказано нанести удар на Тихорецк из района Сальска и отрезать гитлеровцам пути, отхода к Ростову.

В те же дни произошло радостное для нас событие: 83-я бригада морской пехоты за образцовое выполнение боевых заданий была награждена орденом Красного Знамени.

К тому времени в состав бригады влилось новое пополнение молодых бойцов. Было среди них много кавказцев. Учитывая это, мы усилили работу по пропаганде боевых традиций бригады и каждого батальона. В план работы агитаторов включили и тему: "Герой нашей бригады сержант Менагаришвили". Беседы о своём земляке с особым интересом слушали кавказцы, все хотели увидеть самого героя, поговорить с ним. Те бойцы, которым удалось с ним познакомиться, ходили за Менагаришвили по пятам, одолевали его расспросами.

Заместитель командира батальона по политчасти Пономарев, заметив это, решительно предложил Менагаришвили:

- Придётся тебе, Григорий Есифович, стать оратором. Соберём вместе всех твоих почитателей, и, как можешь, расскажешь им о себе, ответишь на их вопросы.

Менагаришвили согласился. Он рассказал землякам, как самостоятельно тренировался перед первыми боями, как овладел снайперской винтовкой и научился в бою занимать выгодные позиции, как росла его сноровка и с каждым боем прибавлялось смелости.

Эту беседу ему пришлось повторить в других подразделениях. А потом уже Григорию Есифовичу стали поручать беседы с бойцами на самые разнообразные темы. У него появилось влечение к агитационной работе. К беседам он готовился очень добросовестно, тщательно, читал газеты, обращался за консультацией к заместителю командира роты по политчасти, и тот замечтал, как приходит к воину политическая зрелость.

В один из Январских дней 1943 года Рыжов показал мне заявление Г. Е. Менагаришвили: "Прошу принять меня в члены партии Ленина. В боях за Родину я уничтожил свыше 70 фашистов. Я заверяю партийную организацию, что в предстоящих боях оправдаю звание коммуниста и не пощажу своей крови и самой жизни для быстрейшего разгрома врагов Родины".

Г. Е. Менагаришвили

Когда парткомиссия вынесла решение о приёме Г. Е. Менагаришвили в члены партии, мы все от души поздравили его, а русские моряки послали на родину снайпера, в грузинский посёлок Ланчхути тёплое коллективное письмо, в котором рассказали о подвигах Григория Есифовича и о том, как он стал любимцем и воспитателем молодых бойцов.

Вскоре из посёлка Ланчхути пришёл ответ:

"Мы, родители, жена и дети сержанта вашей части Григория Менагаришвили, горячо приветствуем и благодарим вас за письмо о боевых подвигах нашего сына, мужа и отца и о награждении его медалью "За отвагу" и орденом Красной Звезды. Эта весть вызвала среди его родных и товарищей неописуемое радостное волнение... Мы горячо желаем нашему родному и любимому Г. Е. Менагаришвили и всем командирам и краснофлотцам беспощадно громить и уничтожать фашистских захватчиков, пока они совсем не будут истреблены.

В ответ на награждение нашего сына, мужа и отца даем: слово отдать все свои силы делу помощи фронту, укре плять советский тыл, выполнять и перевыполнять все государственные задания".

Письмо подписали все члены семьи героя: отец Есиф Менагаришвили, мать Федосия, жена Тамара, дочки Цацуна и Русико, сын Гено.

Сам Григорий Есифович, кроме горячего поздравительного письма от родных, получил письмо от земляков. Они писали:

"Из коллективного письма воинов к Вашим родным мы узнали, что за мужество, стойкость и самоотверженность при защите социалистической Родины Вы удостоены высоких правительственных наград. Горячо поздравляем и шлём братский привет. Желаем Вам умножить количество убитых фашистских оккупантов. Мы даём слово в ответ на радостную весть о Ваших боевых подвигах и правительственной награде ещё больше помогать фронту своим самоотверженным трудом в тылу. Бейте врага до полной победы !"

Многие бывалые воины нашей бригады участвовали в высадках десантов в Керчи и Феодосии. Но предстоящая высадка в районе Новороссийска уже представлялась нам несравненно более сложной и трудной, чем предыдущие.

...Решающий час приближался. Бригада получила приказ приступить к формированию штурмовых отрядов, которым надлежало первыми высадиться на вражеский берег. В них решили зачислять только добровольцев. Объявили запись в 3 штурмовых отряда - по 30 человек в каждый. В штаб бригады пришло 127 добровольцев вместо 90.

Добровольцы выстроились. Я увидел среди них много грузин, армян, азербайджанцев. Кавказцы за прошедшие 2 месяца доказали, что они готовы не хуже бывалых моряков постоять за родную землю. В строю я увидел и сержанта Менагаришвили. Подошёл к нему и начал откровенный разговор:

- Рад вас видеть здесь, Григорий Есифович. Рад за ваше мужество и решимость. Но давайте поговорим начистоту... Всё ли вы хорошо обдумали ?

Я думал в этот момент о том, что он - отец троих детей и, может быть, не стоит ему сейчас отправляться на столь рискованное дело. Но Менагаришвили молча смотрел на меня, не понимая вопроса.

- Я, конечно, обдумал... - начал он растерянно.

- Подумай о риске, об опасности ?   Придётся, почти наверняка, прыгать в воду, а потом будет очень трудный бой...

Тут мой собеседник сразу вспыхнул:

- Знаю, товарищ Полковник. Всё знаю !   Всё равно пойду !   Разве Менагаришвили вас подводил ?

...Менагаришвили оказался в составе группы воинов, предназначенной для высадки десанта южнее Станички. Враг накрыл заградительным огнём кромку берега, снаряды и мины рвались на суше и в воде. Перед катерами, приблизившимися к месту высадки, взлетали гигантские фонтаны кипящей воды. Некоторые катера были повреждены прямыми попаданиями снарядов и потеряли управление. Они не могли уже подойти к берегу и беспомощно качались на волнах. Вдруг над рокочущим морем раздался резкий выкрик на русском, затем на грузинском языке:

- Друзья !   Смело вперёд !   За мной, на врага !

И сержант Менагаришвили прыгнул за борт. Погрузившись почти по шею в воду, он с поднятым вверх оружием пошёл к берегу. За ним бросились другие бойцы - кавказцы. Повисшие над морем фашистские ракеты осветили вспененные волны, а над ними - десятки голов и поднятые вверх автоматы, винтовки. Отважные воины устремились к берегу, но в этот момент их накрыли несколько вражеских мин. Всё перемешалось в клокочущем ледяном аду. Многие добрались до берега, но не все. Ни среди живых, ни среди погибших на берегу Менагаришвили не оказалось. Видимо, он погиб в воде.

Эта весть потрясла меня. Тому, что не стало Менагаришвили, не хотелось верить. Его, чудесного бравого усача, я часто представлял себе возвращающимся домой, в родную семью, победителем...

( Ф. В. Монастырский - "Земля, омытая кровью". М.: Воениздат, 1962 год. )


Возврат

Н а з а д

Информационные партнеры:  По фиксированным ценам купить кожаную папку на выгоднейших условиях.

Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz