Снайперы РККА Великой Отечественной войны

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ 1941 - 1945

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие снайперы-мужчины снайперы-женщины советские летчики

Яблонский Николай Станиславович

Н.С.Яблонский.

Когда настал час взять в руки оружие, этот невысокий стройный парень со спортивной причёской и спокойным взглядом тёмно - карих глаз покинул стены Ленинградского политехнического института и попросил направить его на фронт добровольцем. Николая Яблонского в жаркие Августовские дни 1941 года послали в пограничные войска. Весь первый год войны он в составе поисковых групп 106-го погранполка вылавливал агентов абвера, паникёров и дезертиров, парашютистов и диверсантов.

В частях Ленфронта развертывалось снайперское движение. Яблонский знал об этом, но попасть в ряды метких стрелков ему никак не удавалось. Только в начале 1942 года его направили на курсы. Тогда уже были известны имена снайперов - пограничников Лепского, Ульянова, Отряхина и других.

Во второй половине Июня 1942 года Николай окончил курсы и сразу выехал на боевую стажировку. Руководил ею Николай Петрович Лепский. Сержант Яблонский стал его помощником.

Пулковские высоты... Здесь, на участке, который обороняла 21-я стрелковая дивизия 42-й армии, стажировались снайперы - пограничники. Здесь и увидел Яблонский первого гитлеровца. Он был в коричневом джемпере. Вышел из траншеи, потянулся, зевнул и не спеша потопал в тыл. Было до него не менее 600 метров.

От волнения Николай никак не мог прицелиться. Ему казалось, что он промахнётся. А враг тем временем удалялся. Наконец Николай поймал коричневый джемпер в перекрестье прицела и нажал на спусковой крючок. Фашист остановился, попятился назад и, взмахнув руками, рухнул на землю.

- Вот и ладненько, - проговорил Яблонский, устало вытирая вспотевший лоб.

На другой день ранним утром Н. Яблонский с напарником Ю. Фоменко опять занял огневую позицию, которая была оборудована недалеко от ротного НП. Лучи утреннего солнца попадали в объектив прицела и слепили глаза. Пришлось надеть на объектив кольцо из бумаги. Приспособление пустяковое, а видимость улучшилась. И вот тогда сержант заметил, как из немецкой траншеи показалась голова.

- О, гад бессовестный ! - возмутился Яблонский. - Ты взгляни, Фоменко. Совсем обнахалился. Идёт и не думает, что его могут прихлопнуть.

А вот прихлопнуть - то и не успел. Скрылась голова за бруствером.

- Эх, чёрт ! - досадовал Яблонский.

Через некоторое время голова снова замаячила над бруствером. Яблонский прицелился и... опять не успел выстрелить. Голова вдруг неестественно качнулась и скрылась в траншее.

- Чучело показывали ! - догадался Николай.

Вечером он рассказал об этом товарищам.

Потом были новые выходы на передовую. И к сожалению, безрезультатные. Не верьте тем "снайперам", что лихо "уничтожают" по нескольку десятков фашистов в день. На таких и патронов не напасёшься. Для Яблонского главными были не личные успехи, а стажировка учеников, их умение использовать свои знания в схватке с врагом.

Ещё в погранполку ему приглянулся несколько неповоротливый и медлительный красноармеец Фоменко. Яблонскому было даже обидно за парня: стрелял он отлично, а цели отыскивал плохо. Николай решил сделать из него снайпера. Вот почему всю стажировку он работал в паре с этим флегматичным украинцем.

- Юра, не узнаю тебя, - говорил Яблонский. - Стреляешь ты хорошо, а вот счёта твоего не вижу.

- Так и я ж не бачу. Нема нимцев.

- А ты присмотрись вон к тому дзоту, - посоветовал Яблонский, передавая ему бинокль.

- Товарищ сержант !   Дывись !   Ось там за щитком хто - то наблюдае. Шо мене робиты ?

- "Шо - шо", - передразнил его Николай. - Уничтожай !

Фоменко прицелился. Прогремел выстрел, и Фоменко записал на свой боевой счёт первого уничтоженного им фашиста. За последующие 2 года снайпер - пограничник Фоменко сделал ещё более 50 метких выстрелов.

В начале Июня к старшему лейтенанту Н. П. Лепскому; который руководил стажировкой снайперов - пограничников, обратился командир полка подполковник Покалюхин.

- В районе Старо - Панова немецкие снайперы обнаглели, - сказал он. - Дай ты мне толкового стрелка, чтобы уничтожил этих гадов.

На следующий день сержант Яблонский прибыл в часть Покалюхина. Он 2 дня не вылезал с передовой, отыскивал огневые позиции вражеских снайперов. На 3-й установил, что действуют 2 снайпера, а притаились они и ведут огонь из разрушенного дзота.

Для Яблонского было достаточно, чтобы они хоть на мгновение показались из - за укрытий. Он взял в помощь двух солдат и попросил их вести огонь по дзоту из разных мест. Не выдержали немцы, стали отвечать. А Николаю только это и требовалось: двумя выстрелами он ликвидировал немецких снайперов. Больше на этом участке немецкие снайперы огня не вели.

- Однажды, - вспоминает Яблонский, - едва я сделал 2 - 3 выстрела, как в мою сторону полетели очереди. Еле успел перебраться на запасную позицию. Кое - чему это научило. Во-первых, стало ясно, что надо иметь запасные позиции, а во-вторых, ночью выходить на передовую следует двумя парами. Одна ведёт огонь трассирующими пулями, а вторая по ответным вспышкам уничтожает обнаруженного врага.

Так накапливался боевой опыт. Он пригодился в боях на Невском "пятачке". Там сержант Яблонский своим огнём обеспечивал переправу товарищей через реку.

Однажды его спасло просто чудо. Фашисты пытались бомбить наши войска. Но первые их бомбы упали в Неву, а одна даже на немецкие позиции. Снайперы, посмеиваясь над незадачливыми лётчиками, вышли из укрытий. И вдруг неожиданно одна из бомб стала падать прямо на снайперов. Все бросились врассыпную. Но далеко не убежишь...

- Ну, думаю, - вспоминал потом Яблонский, - конец !

А бомба плюхнулась в землю и... не взорвалась. Потянулись секунды. Взрыва не было. Что - то не сработало в фашистской механике.

После Невского "пятачка" Яблонский сражался под Красным Бором. Позже в составе снайперской команды участвовал в прорыве блокады под Шлиссельбургом. Тогда более 150 гитлеровцев уничтожили снайперы - пограничники, 6 из них записал на свой счёт Николай.

В Мае 1943 года в политотдел 106-го погранполка обратился командир танковой бригады с просьбой прислать инструкторов снайперского дела. К танкистам поехали старшина Л. В. Отряхин и сержант Н. С. Яблонский. За 2 недели они подготовили в бригаде 20 снайперов. Меткие стрелки прошли боевую стажировку на Белоостровском участке фронта. Все они открыли снайперский счёт.

Из танковой бригады Николай Яблонский отправился под Пушкин проверить работу своего снайперского отделения. До позиций он добирался долго по узким траншеям. Приполз к снайперу - пограничнику Сергею Иванову.

- Как дела ? - спросил Яблонский.

- Всё спокойно, товарищ сержант.

- Дай мне бинокль. - И Николай не спеша начал рассматривать участок первой траншеи противника.

Снайперская винтовка Иванова лежала в боййице. Вдруг взвизгнула пуля. Винтовка качнулась. Цокнула другая пуля, попала в оптический прицел. Третья пуля разнесла в щепки приклад. Побледневший Сергей молча смотрел на командира. А Яблонский стал внимательно рассматривать винтовку.

- Чего это, Сергей, по твоей винтовке фашистский снайпер вдруг начал стрелять ? - спросил Яблонский.

- Не знаю, товарищ сержант.

- Не знаешь ?   А знать надо бы. Стрелял он по блику от оптического прицела. Хорошо, что ты от винтовки отошёл, а то зимовать бы тебе в раю с ангелами.

- А как быть ?

- Надо защищать прицел от солнечного света. Тогда и зайчиков не будет !

Вечером в землянке Николай Яблонский показал искалеченную винтовку Иванова товарищам. До самого конца войны у снайперов Яблонского не было аналогичного случая.

В Октябре 1943 года снайперская команда 106-го погранполка находилась на Урицком направлении. Однажды после боевой работы Николай возвращался в штаб. Когда он добрался до Автова, начался артиллерийский обстрел. Взрывом снаряда бросило Яблонского на землю. В госпитале медики обнаружили в теле Николая 14 осколков. Ранены были ноги, повреждена правая рука, а на левой осколками оторвало большой и указательный пальцы. Яблонский потерял много крови. Для спасения раненого дала свою кровь Ирина Владимировна Морозова, однокашница по институту, работавшая медсестрой в госпитале.

Николай быстро пошел на поправку. В середине Декабря он выписался из госпиталя. Хотя комиссия признала его инвалидом 3-й группы, он добился отправки на фронт в свою часть.

- В это время полным ходом шла подготовка к решающим боям по снятию блокады. Возникла необходимость создать новые снайперские команды. Организовывались они и в 106-м погранполку. Полковник Иванов приказал начальнику штаба майору Добарину назначить начальником снайперской команды старшего лейтенанта Лепского, а его помощником сержанта Яблонского.

Незадолго до наступления В. А. Кельбин побывал в Старо - Панове, встретился с Николаем Станиславовичем. Видел, как он готовит снайперов к предстоящим боям, и был доволен. И товарищи Яблонского отзывались хорошо о нём. Это он услышал от Владимира Николаева, Николая Дитяковского, Алексея Шевелёва.

Вскоре снайперы во главе с Н. П. Лепским были в боевых порядках 14-го стрелкового полка 109-й стрелковой дивизии.

В одном из боёв группа снайперов Яблонского уничтожила 4 пулемётных расчёта и 1 миномётный. Яблонский лично истребил 4-х фашистов. Бывалый воин, он своим примером воодушевлял солдат, умело руководил действиями снайперов.

Николай Станиславович Яблонский уничтожил 82 фашиста, подготовил в своём полку 87 снайперов, а для 21-й стрелковой дивизии НКВД - 53 снайпера. Его снайперская группа с Апреля 1942 по Август 1944 года уничтожила не одну сотню немецких захватчиков.

День Победы Яблонский встретил в эстонском посёлке Ными. До Июня 1946 года охранял он государственную границу СССР на Балтийском побережье. Приходилось уничтожать там бандитские группы. А снайперская винтовка в последний раз послужила Николаю Станиславовичу 27 Октября 1945 года на стрелковых соревнованиях в погранотряде. Занял он тогда 1-е место и получил в награду новые яловые сапоги.

Яблонский вернулся в Ленинград, чтобы продолжить учёбу. В 1948 году он закончил Ленинградский политехнический институт имени М. И. Калинина и был оставлен там преподавателем. Спустя 3 года закончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Затем, более 30 лет, кандидат технических наук, доцент кафедры автоматов и полуавтоматов Николай Станиславович Яблонский готовил квалифицированных инженеров. К 10 боевым наградам на его груди добавился орден "Знак Почёта".

( Из материалов книги В. А. Кельбина - "Горячею пулей..."   Лениздат, 1988 год. )

Возврат

Н а з а д

Информационные партнеры: 

Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz