Трагедия Сергея Черных - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

ТРАГЕДИЯ "РЫЦАРЯ НЕБА"

С.А.Черных

Имя воздушного аса С. А. Черных, которого в Испании называли "рыцарем неба", а в Советском Союзе в числе первых военных лётчиков удостоили звания Героя Советского Союза, оказалось тем не менее на долгие годы вычеркнутым из истории. Обстоятельства его жизни и смерти не были известны даже близким родственникам. Сыновья героя, в своём письме, которое хранится в личном архиве автора, сообщили, что после эвакуации из приграничного города Белостока отца никогда больше не видели, а в послевоенные годы на многочисленные запросы из различных инстанций получали противоречивые ответы - "пропал без вести", "осуждён на 10 лет без права переписки", "умер в 1956 году" и так далее. Лишь через 30 лет они узнали, что их отец навеки остался 29-летним...

Сергей Черных родился 23 Января 1912 года в Нижнем Тагиле. Окончив семилетку, работал в вагонном депо на железнодорожной станции. А в конце 1930 года стал курсантом 7-й Сталинградской военной школы пилотов. После её окончания служил лётчиком, затем командиром авиационного звена в 61-й отдельной ИАЭ.

В Испании Лейтенант С. А. Черных воевал с Ноября 1936-го по Февраль 1937 года, совершил 115 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов. Ему первому среди советских лётчиков, удалось уничтожить новейший двухместный немецкий многоцелевой самолёт "Хейнкель-70".

Указ о награждении Старшего лейтенанта Черных вместе с 10 другими военными лётчиками званием Героя Советского Союза был обнародован 31 Декабря 1936 года. Это было первое в СССР награждение за совершение военного подвига. Позже, после учреждения медали, ему была вручена "Золотая Звезда" № 21.

Кроме того, после возвращения из Испании С. А. Черных было присвоено внеочередное воинское звание Майора, решением правительства ему выделили автомобиль, он стал депутатом Верховного Совета СССР.

За 3 года Черных прошёл немало служебных ступенек: командир эскадрильи, командир 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа, заместитель командующего ВВС ОКДВА, заместитель командующего ВВС Дальневосточного Краснознамённого фронта, заместитель командующего ВВС 2-й Отдельной Краснознамённой армии, заместитель командующего ВВС Одесского военного округа. В 1940 году он окончил курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии Генштаба, стал Генерал - майором авиации и был назначен командиром 9-й смешанной авиационной дивизии Западного особого военного округа. Судя по результатам предвоенных инспекций, это была одна из лучших в стране авиадивизий.

Взлёт воздушного аса, как видим, оказался очень стремительным. "Причиной таких молниеносных возвышений, как его, - писал К. Симонов о своём литературном герое Генерал - лейтенанте авиации Козыреве, - были безупречная храбрость и кровью заработанные ордена. Но Генеральские звёзды не принесли ему умения командовать тысячами людей и сотнями самолётов".

Не знаю, кто явился реальным прототипом этого литературного героя, но те же слова можно отнести и к Генералу С. А. Черных, как, впрочем, и к большинству других молодых Генералов - авиаторов предвоенных лет. На гребне карьеры они оказались явно преждевременно. Но в этом не их вина. Ответственность лежит на организаторах чисток и массовых репрессий, по причине которых открывавшиеся вакансии не успевали заполнять.

С. Черных тоже был безудержно храбр. В 1934 году, когда на показательных выступлениях он прыгал с парашютом, весь стадион в Брянске замер в ожидании: лётчик раскрыл парашют, когда до земли оставалось всего 200 метров. Он был напорист в достижении поставленной цели, всё схватывал на лету. Но набраться необходимого практического опыта управления соединением так и не успел. Данное обстоятельство сыграло в его судьбе роковую роль. Первая растерянность оказалась последней...

Из материалов архивного следственно - судебного дела видно, что С. А. Черных 8 Июля 1941 года был арестован в городе Брянске работниками 4-го отделения 2 отдела 3 управления НКО СССР. Его обвинили в том, что он "в период начала военных действий... проявил преступное бездействие... в результате чего налётом фашистской авиации на аэродромы дивизии было уничтожено около 70% её материальной части... Находясь в ночь на 27 Июня 1941 года на Сещенском аэродроме и приняв прилетевшие на этот аэродром 3 советских самолёта за фашистские, проявил трусость, объявил бесцельную тревогу, а затем, бросив руководство личным составом дивизии, на грузовой автомашине бежал с фронта в город Брянск, где распространял провокационные измышления о том, что противник якобы высадил десант на Сещенском аэродроме".

Сразу отметим, что приведённые выдержки из обвинительного заключения не вполне стыковались с резолютивными выводами следствия и приговором суда. В частности, статья Уголовного кодекса об ответственности за преступное бездействие, фактически Черных не вменялась в вину. В приговоре военной коллегии от 28 Июля 1941 года фигурирует только ст. 193-21 п."б" УК РСФСР, предусматривавшая ответственность за самовольное отступление начальника от данных ему для боя распоряжений, совершённое при особо отягчающих обстоятельствах.

На основании этой статьи Генерал был приговорен к расстрелу с конфискацией имущества и лишением воинского звания.

Следует сказать, что в своём письме автору сыновья осуждённого Героя несколько иначе излагают обстоятельства ареста и смерти отца. Ссылаясь на письмо водителя Г. К. Клока, они пишут, что он не мог быть арестован в Брянске. Ему удалось "вывести из окружения фактически безоружный лётно - технический состав 9-й САД и через Оршу, Сещу, Брянск привести этот состав на переформирование в город Орел, что вообще не нашло отражения в материалах следственного дела". Г. К. Клок в своём письме матери Героя от 24 Апреля 1956 года, действительно, утверждал, что дивизия переформировывалась в Орле, и занимался этим С. А. Черных. Там же находилась эскадрилья "Чаек", которой командовал В. Сталин. В первой половине Июля он и С. А. Черных улетели вместе в Москву. Но через несколько дней Сталин вернулся один. Судя по всему, он знал, что командира авиадивизии арестовали, поскольку сразу забрал командирскую "эмку", а начальник штаба Назаров вскоре после этого разрешил Клоку забрать некоторые вещи командира...

Анализируя фабулу предъявленного С. А. Черных обвинения, надо заметить, что из материалов дела неясно, в чем выразилось его "самовольное отступление от данных для боя распоряжений".

22 Июня фашисты охватили дивизию с 3-х сторон. Хотя воздушный налёт был очень мощным, немало боевых машин уцелело. Но далее, как отмечалось в ряде исторических работ, Черных растерялся и не принял своевременных мер по рассредоточению самолётов. По этой причине в последующих налётах многие из уцелевших машин также были уничтожены или брошены на аэродромах.

В материалах дела о действиях командира дивизии в тот период времени, со ссылкой на его показания на следствии и в суде, говорится следующее:

"По приказу командования ВВС Западного особого военного округа части дивизии в конце Мая 1941 года были перебазированы на лагерные аэродромы, расположенные в 10 - 15 километрах от границы, запасных аэродромов дивизия не имела. В ночь на 22 Июня 1941 года С. А. Черных получил указание командующего 10-й армией о разбронировании НЗ и приведении частей дивизии в боевую готовность. Эти указания им были выполнены. Ранее, 21 Июня 1941 года, он по своей инициативе созвал совещание командиров полков, перед которыми поставил задачу - быть в боевой готовности, а после первого налёта противника дал указание полкам подняться в воздух".

Эти действия командира в целом были правильными. Что касается рассредоточения самолётов после первого удара, то здесь надо иметь в виду следующее обстоятельство. Из имеющегося в деле объяснения командира 126-го истребительного авиаполка Немцевича видно, что "в 6-м часу утра 22 Июня 1941 года после налёта фашистской авиации была получена радиограмма за подписью Черных: "Самолёты рассредоточить". Но далее указывалось: "От ответа на провокацию воздержаться". Как видим, Черных просто продублировал эту двусмысленную строку в известной директиве.

В докладной записке начальника 3-го отделения дивизии Голованова, которая также имеется в деле, отмечалось, что "такое распоряжение командование дивизии получило из штаба ВВС ЗапОВО". Между тем, именно заявление Немцевича о радиограмме за подписью командира дивизии послужило одним из оснований для обвинения Черныха в преступном бездействии.

В составленном по запросу Главной военной прокуратуры заключении Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 6 Февраля 1958 года говорилось:

"К началу войны 9-я САД для ведения боевых действий была не подготовлена. К этому времени не было закончено её перевооружение и переучивание личного состава на новых типах самолётов. Чрезмерно близкое расположение частей дивизии к границе не соответствовало ее боевой подготовке и одновременно способствовало противнику в нанесении внезапного удара по аэродромам дивизии. Запасных же аэродромов дивизия не имела... Несмотря на то, что... со стороны штаба ВВС ЗапОВО руководство авиасоединениями вообще не осуществлялось, Черных по своей инициативе поставил боевые задачи полкам, выполняя которые личный состав дивизии 22 Июня 1941 года вёл воздушные бои с превосходящими силами противника, сбив при этом 19 неприятельских самолётов".

Действительно, уже в первые часы войны ряд авиаполков 9-й авиадивизии оказал врагу достойное сопротивление. Например, командир 129-го полка Капитан Ю. М. Беркаль в 4 часа 5 минут объявил в полку тревогу, после чего 3 эскадрильи были подняты в воздух и, вступив в бой, сбили 3 немецких самолёта.

Оценивая действия Генерала надо также учитывать, что дивизия, которой командовал С. Черных, по состоянию на 22 Июня насчитывала 429 самолётов, в том числе 74 неисправных. Из 256 боевых экипажей только 55 были готовы к выполнению боевых заданий ночью в простых и лишь 45 - днём в сложных метеоусловиях. А 110 экипажей лишь недавно прибыли из авиаучилищ или переучивались летать на новых машинах. Как раз накануне войны дивизия начала проводить перевооружение на новые истребители МиГ-3. Соединение получило 233 "МиГа" - почти 1 / 5 часть самолётов этого типа, поступивших в ВВС Красной Армии к началу войны. Дело с их освоением обстояло крайне плохо. Только 61 лётчик в общих чертах успел изучить новые машины. На отработку боевого применения времени уже не было. Да и сами самолёты требовали доводки, имели немало производственных и конструктивных дефектов.

Генерал - майор авиации Г. Н. Захаров писал:

"МиГ-3 был тяжеловат для истребителя. Ошибок при пилотировании он не прощал, был рассчитан только на хорошего лётчика. Средний пилот на "МиГе" автоматически переходил в разряд слабых, а уж слабый просто не мог бы на нем летать... Одной из первых "МиГи" стала получать дивизия Черных. К лету 1941 года много старых И-16 было законсервировано. Новые машины накапливались на аэродроме в районе Белостока, и Черных с нетерпением ждал конца Апреля - начала Мая, когда можно будет развернуться для работы на грунтовых площадках. К началу войны в его полках было уже около 200 "МиГов", но, кроме командиров полков и некоторых командиров эскадрилий, на них ещё никто не летал".

Тем не менее на тот период это были самые совершенные машины. Их уничтожение немецкой авиацией, нанесшей свои основные удары именно по аэродромам и базам 9-й САД, явилось для всех страшным ударом, трагедией, катастрофой. И в первую очередь, для командира. Ведь дивизия лишилась 347 самолётов.

Между тем проведённой Главной военной прокуратурой в 1958 году дополнительной проверкой была доказана необоснованность обвинения С. А. Черных "в том, что он, проявив трусость, бежал с фронта и распространял провокационные слухи". Но то, что Генерал действительно был тогда потрясён, потерян, раздавлен произошедшим не отрицалось никем. Из показаний Васильева и Валуева видно, что перебазировавшийся вместе с остатками дивизии на Сещенский аэродром Генерал С. А. Черных находился в состоянии сильного нервного расстройства. Касаясь эпизода с объявлением им боевой тревоги, Валуев пояснил также, что это могло произойти потому, что самолёты, которые Генерал ошибочно принял за неприятельские, появились над аэродромом без предупреждения и посадку производили беспорядочно. Последующие действия командира, выразившиеся в поспешном отъезде с аэродрома в город Брянск, где он просил командира 51-й танковой дивизии выделить ему отряд бойцов для освобождения аэродрома от немецкого десанта, подтверждают этот вывод. Наши самолёты Черных действительно принял за немецкие. Сказалось, конечно, его состояние. Начальник политотдела 51-й танковой дивизии Широков, допрошенный по этим обстоятельствам в 1958 году, пояснил, что Черных производил впечатление "психически травмированного человека".

Состояние "нервного потрясения" не могло не сказаться на эффективности руководства подчинённой дивизией. Хотя это вовсе не основание для замалчивания ошибок, допущенных вышестоящим командованием, за которые пострадал Черных. Многие историки обоснованно отмечают, что в округе была серьёзно запущена работа по организации управления авиацией. Не все действия командующего ВВС Западного фронта Генерала И. Копца в первые часы войны были разумными и целесообразными. Например, приказом № 1 командующий передал авиадивизии в оперативное подчинение командующим армиями. Это решение было ошибочным. Авиачасти стали неуправляемыми, не имели указаний о порядке выхода из-под удара, а их командиры часто не знали, что происходит на других аэродромах. Сказалось и то, что опытный начальник штаба ВВС округа Полковник С. Худяков находился в это время в госпитале в Москве. А его заместитель по тылу Полковник П. Тараненко, исполняющий 22 Июня обязанности начальника штаба, не имел опыта оперативной работы.

Командующий ВВС округа Генерал И. Копец, как и Черных, был храбрым лётчиком - истребителем. Но, как и большинство "испанцев", тоже не успел приобрести опыт командования крупным авиационным объединением. Узнав о колоссальных потерях ВВС Западного фронта в первый день войны, он предпочёл застрелиться.

В своих мемуарах Маршал Советского Союза К. А. Мерецков, проверявший округ накануне войны, писал:

"Затем я обратился к начальнику авиации округа... Копецу:

- Что же это у вас творится ?   Если начнётся война и авиация округа не сумеет выйти из-под удара противника, что тогда будете делать ?

Копец совершенно спокойно ответил:

- Тогда буду стреляться !

Я хорошо помню нашу взволнованную беседу с ним. Разговор шёл о долге перед Родиной. В конце концов он признал... что сказал глупость. Но скоро выяснилось, что беседа не оказала должного воздействия. И дело тут не в беседе. Приходится констатировать наши промахи и в том, что мы слабо знали наши кадры. Копец был замечательным лётчиком, но оказался неспособным руководить окружной авиацией на должном уровне".

Сменивший Копца Генерал А. Таюрский пробыл на этой должности совсем немного. Его ждала та же участь, что и С. А. Черных.

В книге Леонида Млечина "Иосиф Сталин, его Маршалы и Генералы" ошибочно утверждается, что Черных был расстрелян 27 Июля 1941 года. На самом деле приговор в отношении него был приведён в исполнение 16 Октября 1941 года в городе Москве.

5 Августа 1958 года военная коллегия Верховного суда СССР указала в своём определении:

"Проверив материалы дела, военная коллегия Верховного суда СССР находит, что приговор подлежит отмене, а дело прекращению. Из материалов дополнительной проверки также видно, что Черных по своей инициативе и вопреки приказам, полученным им от вышестоящих командиров, поставил полкам дивизии боевые задачи по прикрытию войск и других объектов от ударов с воздуха... Поэтому вывод суда о преступном бездействии Черных противоречит действительности.

Черных смело дрался с врагом в Испании, где за короткий срок лично сбил 8 самолётов противника. За период службы в ВВС Советской Армии он имел только положительные аттестации.

На основании изложенного военная коллегия Верховного суда СССР, определила: приговор военной коллегии Верховного суда СССР от 28 Июля 1941 года в отношении Черных Сергея Александровича по вновь открывшимся обстоятельствам отменить, а дело о нём за отсутствием состава преступления прекратить".

Казалось, что этим судебным решением в трагической судьбе лётчика - героя поставлена последняя точка. Однако несколько лет назад Советский районный суд города Брянска вновь обратился к этому делу, установив судебным решением факт применения в отношении С. А. Черных политических репрессий.

( Из книги В. Е. Звягинцева - "Трибунал для "сталинских соколов".  Москва, 2008 год. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz