Летчики штрафбата - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Летающий штрафбат

И.Е.Фёдоров

Во время Великой Отечественной войны лётчик Иван Фёдоров сбил 49 вражеских самолётов лично. И ещё 47 в группе. Это по официальным данным. Его неоднократно представляли к званию Героя Советского Союза. Но "Золотая Звезда" всё как - то "пролетала" мимо пилота. Дело в том, что Иван Фёдоров был... лётчиком - штрафником.

Об Иване Фёдорове мне рассказал другой легендарный лётчик - Герой Советского Союза Генерал - Полковник авиации Михаил Михайлович Громов, с которым я познакомился в середине 1980-х годов. Громов тогда увлеченно работал над рукописью своих мемуаров. Чрезвычайно ответственно относясь к своим "писательским опытам", Михаил Михайлович всех знакомых, читавших рукопись, настойчиво просил: критикуйте !

Приближался юбилей Победы, и я честно нашёл "огрех": военный период был отражён, на мой взгляд, как - то бегло, без подробностей. Михаил Михайлович хитро прищурился и попросил закрыть журналистский блокнот. Его тогдашний рассказ в изданную вскоре книгу "Через всю жизнь", конечно же, не попал: советская цензура строго оберегала любые наши военные тайны.

Совершеннейшим секретом было то, что в 3-й Воздушной армии, которой в годы войны командовал Громов, действовало уникальное соединение - полк лётчиков штрафников. И возглавлял этих отчаянных храбрецов Иван Евграфович Фёдоров.

Как нам теперь известно, первые штрафные части появились на фронте после знаменитого сталинского приказа № 227 от 28 Июля 1942 года, который однозначно потребовал: ни шагу назад !  Приказ детально определил: "Сформировать в пределах фронта от одного до трёх штрафных батальонов. В пределах каждой армии от 5 до 10 штрафных рот чтобы в более трудных условиях искупили свою вину кровью".

Конкретно о лётчиках в том приказе ничего не говорилось. Ведь если в спины штрафников - пехотинцев всегда можно было нацелить пулемёты заградотрядов, то "летуны" в воздушном бою становились совершенно безнадзорными. Кто возьмёт на себя за них ответственность ?

Формируя штрафной лётный полк, Михаил Громов рисковал головой, но пошёл на это сознательно. Для подстраховки он обратился к командующему Калининским фронтом Коневу, предложив "создать специальную группу из опытных лётчиков, которым за различные провинности грозил штрафной батальон". Вопрос был чрезвычайно щепетильный, и даже Конев не мог его решить единолично, а обговаривал в "верхах". Возможно, с самим Сталиным.

В середине августа 1942 года в 3-ю Воздушную армию Громова стали прибывать лётчики, в предписаниях которых однообразно значилось: "Направляется в группу истребителей - штрафников". Естественно, разрешённая "группа" очень быстро разрослась до размеров полка. Юридически несуществующего. Командовать лётчиками - штрафниками Генерал Громов доверил давнему своему знакомцу Ивану Фёдорову.

Само появление этого уникального лётчика в Воздушной армии Михаила Громова похоже на захватывающий авантюрный боевик. Иван Евграфович Фёдоров окончил Луганскую школу военных лётчиков. В 19 лет уже командовал эскадрильей. Свой первый воздушный бой выиграл в небе Испании. Здесь он, получив кличку "Красный дьявол", совершил 286 боевых вылетов и сбил 24 ( два - тараном ! ) самолёта противника. Но так вышло, что главной его наградой за войну в Испании стал поцелуй Долорес Ибаррури.

Поцелуем восхищённая Пасионария ( Пламенная ), которую испанцы боготворили, отметила личное мужество "русского Ивана". А вот дома ему не повезло. Потому что "Золотая Звезда" Героя Советского Союза, к которой Иван Фёдоров был представлен, "пролетела" мимо. Уже перед самым награждением Фёдоров ввязался в отчаянную драку с танкистами, которые, на беду свою, неуважительно отозвались о роли авиации в боевых условиях.

В первые дни Великой Отечественной войны Иван Фёдоров обратился к командующему ВВС РККА с просьбой отправить на фронт. Но оказался на авиазаводе в Горьком, где ему было поручено "ставить на крыло" новые самолёты, которые после "обкатки" сразу улетали на боевые позиции. С "несправедливостью" Иван смириться не мог, поэтому опять стал забрасывать всех мыслимых начальников требованиями об отправке на передовую. Увы, настойчивые его рапорты оставались без ответа. И тогда он решился на отчаянный шаг. Однажды, подняв в воздух новенький истребитель и закрутив три "мёртвые петли" подряд, Иван для пущего куража пролетел ещё и под мостом через Оку и взял курс на запад. Охрана моста в панике даже обстреляла хулиганский самолёт.

А Иван полетел к знаменитому Громову. С ним, как и с Валерием Чкаловым, Фёдоров был лично знаком с довоенных времен. Несанкционированно приземлившись на нужном аэродроме, он лихо отрапортовал ошарашенному Громову:

- Товарищ генерал !  Лётчик - испытатель Фёдоров прибыл в ваше распоряжение.

- Трибунал для "дезертира" был неминуем. По военному времени могли и "вышку" дать. Пришлось утрясать вопрос, - рассказывал мне Михаил Михайлович Громов. - Директору авиазавода отправили депешу: "Лётчик - испытатель вашего завода Майор Фёдоров с согласия народного комиссара временно переведён для выполнения спецзаданий по боевой работе в истребительную авиацию Калининского фронта".

Вот так Иван Фёдоров и возглавил полк лётчиков - штрафников. За "работу" штрафники брались любую: сопровождали наши бомбардировщики и штурмовики, прикрывали с воздуха пехоту, отбивали вражеские воздушные атаки. Однажды во время разведывательного полёта Фёдоров со своим ведомым обнаружили у линии фронта группу вражеских самолётов с размалёванными фюзеляжами. Хваленые немецкие асы !  Наши лётчики тут же - двое против четырнадцати ! - завязали бой. Три немецких самолёта завалили сразу, остальные стали улепетывать в паническом беспорядке. Комендантская команда, побывав потом на месте сражения, доставила в штаб документы и личные награды сбитых немецких асов. Фёдорову преподнесли "персональные трофеи" - маузер и кортик командира немецкой лётной группы.

Командуя лётчиками - штрафниками, Фёдоров всего за несколько месяцев лично сбил 15 самолётов ( это очевидные и задокументированные победы ). Свою "вину" штрафное воинство искупало исключительно кровью, а самой желанной наградой была возможность вернуться после "искупления" в родную часть.

Здесь необходимо сделать отступление и пояснить, как вообще велась в авиации официальная статистика. Надо признать, что "социалистический учёт" у наших лётчиков был организован чрезвычайно жестко. У немцев хватало доклада пилота, чтобы его победа в воздушном бою была признана и отмечена. Личные показания советских лётчиков в расчёт не принимались. Не очень - то у читывались и свидетельства других участников боя. Даже специальная киносъёмка не являлась доказательством, поскольку только фиксировала попадание снарядов в цель, а не её уничтожение. Исключительно "подтверждение с земли" имело документальное значение. Естественно, настоящие боевые лётчики чурались унизительной "бухгалтерии": для них главным было уничтожить врага, а не доказывать собственное геройство.

Например, на официальном победном счету известнейшего воздушного аса, трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина 59 сбитых вражеских самолётов, но знаю, что "по памяти" Александр Иванович мог бы и удвоить эту цифру. И трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб ( 62 сбитых самолёта ) тоже, помню, уходил от прямого ответа о количестве своих побед: "Да посмотри в энциклопедическом словаре, там написано".

Иван Фёдоров к "учёту" относился легко и с юмором: "Пусть лучше фрицы свои обломки считают, а мы как - нибудь обойдёмся".

В 1944 году Фёдоров уже командовал авиадивизией - обычной, не штрафной. И его опять ( в который уж раз ! ) представили к званию Героя. И опять безрезультатно.

- Меня не раз лишали званий, выгоняли, сажали под арест, считали хулиганом и в воздухе, и на земле, но, слава Богу, крыльев не лишали, - уже в мирные дни вспоминал Иван Евграфович.

После войны он работал в КБ Лавочкина. Начиналась эра реактивной авиации. Испытывая эти новейшие самолёты, Фёдоров "попутно" установил десяток мировых рекордов. Когда однажды главного конструктора вдруг вызвали к Сталину, Семён Алексеевич Лавочкин взял с собой в Кремль и лётчика - испытателя, так как знал, что вождь очень интересуется деталями поведения сверхзвуковых истребителей в воздухе. Сталин с уважением и симпатией относился к Лавочкину, чем тот и воспользовался при встрече. "Это, Иосиф Виссарионович, наш шеф - пилот, - подтолкнул он к вождю Ивана. - Воевал. Неоднократно представлялся к званию Героя".

Сталин задумался, с интересом буравя Фёдорова своим тяжёлым взглядом, попыхивая трубкой. Потом пообещал: "Разберёмся !"

И в Марте 1948 года Иван Фёдоров получил давно заслуженную награду - "Золотую Звезду" Героя. Но и после этого, как говорится, не остепенился. Не поубавилось у официального теперь героя бесшабашности: в небе Кореи он пополнил счёт своих личных боевых побед ещё на 7 сбитых самолётов.

Справедливости ради необходимо уточнить, что "дожидаясь" "Золотой Звезды" и уже с нею Иван Евграфович Фёдоров "попутно" заслужил более 100 орденов и медалей ( наших и иностранных ) - за боевые заслуги и испытательную работу.

Приходилось Ивану Фёдорову поднимать в небо и самолёты с ядерными боеголовками на борту. Но это уже другая история...

( Автор статьи: журналист Валерий Володченко )


Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz