Последний бой Сергея Полякова - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Последний бой Сергея Николаевича Полякова

С.Н.Поляков

В те дни, когда в Испании начался фашистский мятеж, Сергей Поляков служил в одной из авиационных частей Белорусского военного округа. Его, как и других лётчиков, тревожила судьба Испанской республики. Почти все авиаторы подали рапорты с просьбой направить их туда, где разгорался огонь первых боев с фашизмом.

Советское правительство разрешило выезд добровольцев в Испанию. И настал день, когда лётчика Полякова вызвали в штаб истребительной авиационной бригады. Там ему сказали, что на его рапорт получен положительный ответ и что ему необходимо сегодня же выехать в Москву...

Эскадрилья, в которой Сергею Полякову предстояло сражаться за Испанскую республику, состояла в основном из ленинградцев. Командовал ею опытный авиатор Капитан Григорий Петрович Плещенко.

Май 1937 года выдался на редкость жарким. Крылья и фюзеляж порой так накалялись, что нельзя было до них дотронуться - обожжёшься. Самолётов в республиканской авиации было маловато, и этот недостаток приходилось компенсировать за счёт увеличения числа боевых вылетов.

Лётчики поднимались в воздух по 5 - 7 раз в день. Как правило, каждый вылет заканчивался боем. А тут ещё такой зной !

В один из таких жарких Майских дней я и познакомился с Сергеем Поляковым. В нашем истребительном авиационном подразделении, которое базировалось на аэродроме Алькала-де-Энарес, тоже было несколько лётчиков из Ленинграда. Нам очень хотелось встретиться с земляками из соседней эскадрильи, которая, как мы знали, располагалась невдалеке от испанской столицы. А жили Григорий Плещенко и его боевые товарищи в самом городе в подвальном помещении отеля "Палас". Линия фронта проходила почти по окраине Мадрида, в парке Каса-дель-Кампо. Однако в городе было сравнительно спокойно. Спокойнее, например, чем на аэродроме Алькала-де-Энарес, который часто бомбили фашистские авиаторы.

И вот однажды, когда солнце закатилось за горную гряду Центральных Кордильер и боевые действия авиации на этот день закончились, мы сели в автомашину и на большой скорости помчались в Мадрид. Встреча с земляками была радостной. Мы познакомились с рассудительным и мужественным командиром эскадрильи Григорием Плещенко, с другими лётчиками, в том числе и с Сергеем Поляковым.

Теперь мы встречались с боевыми товарищами не только над Мадридом во время выполнения боевых задач, но и в самом Мадриде, в отеле "Палас", когда полёты заканчивались.

В начале Июля обстановка под Мадридом значительно усложнилась. Целыми днями шли воздушные бои. Наш командный пункт на шестнадцатом этаже здания фирмы "Телефоника - Централь" беспрерывно вызывал истребителей для отражения вражеских налётов на наземные войска республиканцев.

Сергей Поляков, как и другие наши лётчики, с каждым днём становился всё более опытным воздушным бойцом. Ему довелось участвовать в операциях республиканцев под Уэской, Бельчите и Сарагосой, а также в большом налёте республиканских истребителей на фашистский аэродром Гарапинильос, расположенный в 50 километрах северо - западнее Сарагосы.

К концу Сентября на счету Сергея числилось 5 сбитых им самолётов. В Октябре его наградили орденом Красного Знамени. А вскоре он был удостоен ещё одного такого же ордена.

Возвратился Капитан С. Н. Поляков на Родину в начале Марта 1938 года. После небольшого отдыха он получил назначение в Ленинградский военный округ командиром эскадрильи в 7-м Краснознамённом истребительном полку.

*     *     *

В 1941 году на вооружение наших ВВС стали поступать новые самолёты, в том числе и штурмовики. В новые части требовались опытные кадры, и туда стали направлять лётчиков - истребителей. Сергей Николаевич не сразу принял предложение перейти в штурмовой полк. Ему предоставили возможность хорошенько подумать и решить.

Вспомнились воздушные бри под Мадридом, Брунете, Уэской, штурмовые атаки истребителей на фашистские аэродромы. А если штурмовать на специальных машинах... Таких, например, как Ил-2. Вот было бы здорово !

Он решился. И получил назначение на должность заместителя командира 174-го штурмового авиационного полка. Пришлось, естественно, переучиваться. Учиться самому и учить молодых лётчиков. Большой опыт полётов на скоростных истребителях позволил быстро овладеть штурмовиком.

На рассвете 22 Июня 1941 года полк перебазировался на тыловой аэродром, где должен был завершить переучивание. Поляков сумел на несколько минут заскочить домой, чтобы попрощаться с женой и детьми.

- Когда родится сын, - говорил он Анне Константиновне, уверенный почему-то в том, что 3-м ребёнком у них должен быть мальчишка, - назови его Виктором. В честь нашей победы !

- Обязательно будет мальчишка. И как отец - лётчик ! - пыталась шутить Анна Константиновна. И не в силах скрыть тревоги, добавила: - Удачи тебе !

Зажатый в тисках блокады Ленинградский фронт резко ощущал недостаток в самолётах. И поэтому переучивание и сколачивание 174-го штурмового авиаполка форсировалось. Наконец настал день отлёта. Первую эскадрилью вёл командир полка майор Богачев. Замыкающую - его заместитель Поляков. В Сентябре 1941 года 174-й штурмовой авиационный полк прибыл на Ленинградский фронт.

Командующий ВВС фронта генерал А. А. Новиков принял решение дать "Илам" аэродром на Карельском перешейке, находившийся в зоне ПВО Ленинграда. Здесь было относительно спокойно - финская авиация большой активностью не отличалась. Вот как рассказал о прибытии полка Главный маршал авиации А. А. Новиков в книге "В небе Ленинграда".

"Встречать полк я поехал сам. И когда ко мне быстрым шагом подошёл майор Богачев и четко отрапортовал, что вверенный ему 174-й штурмовой авиаполк прибыл в распоряжение командования ВВС Ленинградского фронта, что все машины в полной исправности, а лётчики хоть сейчас могут идти в бой, и я, и сопровождавшие меня командиры не могли сдержать чувства охватившей нас радости.

Богачев представил мне весь командный состав полка. Знакомясь, я вглядывался в спокойные и мужественные лица лётчиков, знавших, куда и зачем они прибыли. Особенно мне понравился капитан Сергей Поляков. Ладно скроенный, подтянутый, весь какой-то аккуратный, даже несмотря на помятый от долгого сидения в тесной кабине самолёта реглан, он как-то весело щёлкнул каблуками блестевших сапог, чётко отдал мне честь и встал по стойке "смирно".

- Вольно, капитан, - сказал я, невольно любуясь лётчиком. - На фронт, как на праздничный вечер. - Я кивнул на блестевшие сапоги Полякова.

- Так ведь мы не пехота, товарищ командующий, - ответил капитан. - Всё больше в воздухе, а там не пыльно. К тому же, в Ленинград прилетели.

- Он у нас бывший истребитель, товарищ генерал, - заметил Богачев. - А истребители цену себе знают.

Сказано это было без иронии, как должное, и я понял, что майор не только уважает своего заместителя, но и дружески расположен к нему.

- Что же, истребитель - это хорошо, - ответил я. - С реакцией истребителя легче будет в воздухе, успешнее будете драться. Желаю вам успехов столь же блестящих.

Я снова кивнул на сапоги лётчика. Поляков улыбнулся.

- Постараюсь, товарищ командующий !"

*     *     *

В сводках Советского Информбюро ежедневно сообщалось о напряженной обстановке под Ленинградом. Упорные бои шли за Пулково и Пушкин, у Лигова и Стрельны. В середине Сентября фашистским войскам удалось выйти к Финскому заливу. В воздухе, как и на земле, завязывались жестокие схватки. В упорных боях с превосходящими силами противника наша авиация понесла немалые потери. Поэтому пополнение её бомбардировщиками и штурмовиками было очень своевременно.

Боевые действия 174-й штурмовой авиационный полк начал 21 Сентября 1941 года. В этот день четвёрка во главе с Капитаном В. Е. Шалимовым штурмовала вражеские войска в районе Ям - Ижоры и Красного Бора, сконцентрированные для нового натиска на Ленинград. Вслед за шалимовской четвёркой по тому же месту нанесло удар звено Старшего лейтенанта Ф. А. Смышляева.

Фашисты оправились от внезапного удара советских штурмовиков. Поэтому, когда в 3-м вылете группу из 8 "Илов" повёл сам командир полка Майор Н. Г. Богачев, её встретил мощный огонь зенитной артиллерии. Несмотря на стену заградительного огня, штурмовики нанесли врагу большой урон. Но с боевого задания наша группа возвратилась без командира: Богачев был убит прямым попаданием снаряда в самолёт.

В командование полком вступил Капитан С. Н. Поляков. Его заместителем назначили Капитана В. Е. Шалимова. Мстя за своего командира, лётчики полка на следующий день 6 раз вылетали на штурмовку неприятельских позиций. Капитаны Поляков и Шалимов попеременно возглавляли группы самолётов, штурмовавшие фашистские войска.

Во время вылетов на боевые задания Сергею Полякову не раз приходилось наносить удары по фашистским войскам в Павловске, Гатчине, Стрельне, Петродворце, Пушкине, под Колпином. Сколько раз он летал над этими городами в мирное время !   Под Ленинградом он жил и работал. Сюда он приехал с женой и маленькой Светланкой. Здесь Анна Константиновна родила их первого мальчишку. Здесь они ожидали рождения ещё одного ребенка. И вот война. И ему приходится подвергать штурмовке эти замечательные ленинградские пригороды, в которых сейчас хозяйничали фашисты.

Он всегда с болью в душе направлял свой самолёт на эти населённые пункты. К счастью, в подавляющем большинстве случаев штурмовать приходилось цели, находившиеся вне дворцов и других архитектурных памятников. Это были скопления живой силы и техники, артиллерийские батареи, аэродромы с вражескими самолётами.

Лётчики 174-го штурмового авиаполка, как и все советские люди, свято верили в то, что враг находится на нашей территории временно, что его очень скоро отсюда вышвырнут, и все снова смогут любоваться красотой парков, памятников архитектуры.

Сергей Поляков хорошо понимал, что теперь, когда он стал командиром, от его инициативы, распорядительности, его умения и мужества во многом зависит успешное выполнение полком боевых заданий. Своей требовательностью, и в первую очередь к себе, смелостью, исполнительностью он заслужил уважение и большой авторитет у всех лётчиков и технического состава. Многие стремились быть похожими на него. Однажды самый молодой лётчик в полку 18-летний Толя Панфилов так и сказал, когда Поляков не разрешил ему, только что вернувшемуся с боевого задания, взлететь снова:

- Сами-то вы всё время летаете. Хочу быть похожим на вас !

*     *     *

Несмотря на настойчивые атаки, врагу не удалось сломить сопротивление защитников города на Неве. К концу Сентября 1941 года фронт под Ленинградом стабилизировался. Но бои не утихали. Войска Ленинградского фронта сильными контратаками изматывали противника, перешедшего к обороне. Активное участие в этих боях принимала наша авиация. Ее успеху способствовало подчинение в оперативном отношении всех частей и соединений Командующему ВВС Ленинградского фронта. Для более тесного взаимодействия авиации с наземными войсками были созданы 3 оперативные авиагруппы, 2 из них  ( по 12 самолётов )  Командующий подчинял командирам наступавших советских дивизий, а 3-я группа   ( из 15 самолётов )  под командованием Капитана С. Н. Полякова использовалась только по заданию штаба ВВС фронта.

С 1 по 10 Октября 1941 года лётчики этих групп, поддерживая наземные войска, совершили около 200 боевых вылетов. В оперативных сводках и ленинградских газетах часто упоминалось о боевых делах лётчиков 174-го штурмового авиаполка и их командира, о смелости и мужестве, с которыми они подвергали штурмовке вражескую технику и живую силу.

В конце Октября наша воздушная разведка обнаружила на одном из аэродромов около 40 немецких бомбардировщиков Ju-88 и более 30 истребителей Ме-109. Такое скопление самолётов вблизи Ленинграда не было случайным. Противник готовился к решительному штурму города, планируя завершить его захват к 7 Ноября. Естественно, наше командование не стало ждать, когда фашистские машины поднимутся в воздух. Было принято решение внезапным налётом авиации уничтожить вражескую технику. Утром 6 Ноября группа советских пикирующих бомбардировщиков, ведомая Майором В. Сандаловым, нанесла по фашистскому аэродрому неожиданный удар.

Командир 125-го бомбардировочного полка Владимир Сандалов был опытным воздушным бойцом. Он вывел свою группу со стороны Финского залива, то есть со стороны вражеского тыла. Фашистские зенитчики, видимо, приняли советские самолёты за свои, огонь не открывали, и наши бомбардировщики нанесли по аэродрому сокрушительный удар. Затем к цели подошла группа штурмовиков 174-го полка, которую возглавляли Сергей Поляков и Владимир Шалимов.

Немецкие зенитчики опомнились. В сторону советских штурмовиков понеслись смертоносные очереди. Пренебрегая опасностью, самолёты перешли в пике. Капитан С. Н. Поляков и его боевые товарищи открыла огонь из пушек и пулемётов. Из-под крыльев "Илов" сорвались реактивные снаряды. На аэродроме вспыхнуло пламя. Взрывались бензохранилища. Рвались боеприпасы. Горели самолёты.

Другие группы советской авиации довершили то, что было начато лётчиками полков Сандалова и Полякова.

Сокрушительный удар нанесли штурмовики 174-го авиаполка и 16 Ноября 1941 года по железнодорожной станции Мга. Они уничтожили 2 железнодорожных эшелона, в которых находилось немало боевой техники и несколько десятков фашистских солдат и офицеров. Таким же уничтожающим был удар советских штурмовиков, ведомых командиром полка Сергеем Поляковым, 6 Декабря по фашистской механизированной колонне.

*     *     *

Свой последний бой командир 174-го штурмового авиационного полка Майор Сергей Николаевич Поляков провёл 23 Декабря 1941 года. И провёл он его не на боевой машине, а на самолёте связи У-2, на котором перелетал с одного аэродрома на другой. В воздухе "уточку" атаковали вражеские истребители. Майор С. Н. Поляков принял бой. Ему нечем было вести огонь. По свидетельству тех, кто видел с земли его поединок, он выделывал на тихоходном У-2 такие немыслимые фигуры, что фашистские "Мессеры", гоняясь за ним, рисковали врезаться в землю. Но, в конечном итоге, Поляков был сбит и погиб.

Похоронили его у деревни Агалатово. За могилой героя постоянно ухаживают пионеры и воины Ленинградского военного округа. У памятника всегда можно увидеть живые цветы и венки. Когда мне приходится проезжать по Приозерскому шоссе, я всегда останавливаюсь у могилы боевого товарища. Он остался в моей памяти таким, каким я видел его в далёкой от нас Испании, - молодым, жизнерадостным, мужественным, смелым...

Воины 174-го штурмового авиационного полка свято хранили и приумножали боевые традиции рождавшиеся в первые дни войны. Полк стал Гвардейским, 20 лётчикам, в том числе и Сергею Полякову, Президиум Верховного Совета СССР присвоил высокое звание Героя Советского Союза, 4 из них - Владимир Алексенко, Евгений Кунгурцев, Григорий Мыльников и Алексей Прохоров - были удостоены этого звания дважды.

Сына Сергея Николаевича Полякова, родившегося 10 Ноября 1941 года, Анна Константиновна Полякова назвала Виктором в честь нашей Победы, до которой было ещё так далеко, но в которую беспредельно верил скромный и храбрый труженик войны Сергей Поляков и за которую он сражался до последнего вздоха.

( Из воспоминаний Генерал - майор авиации Владимира Васильевича Пузейкина. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz