Птухин Евгений Саввич - советский военный летчик-истребитель в Испании - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Птухин Евгений Саввич

Е.С.Птухин

Он родился 3 Марта 1902 года в Ялте, в семье служащего. Окончил начальную школу. В 1918 году Евгений Птухин добровольцем вступил в Красную Армию. Участвовал в Гражданской войне. Воевал на Южном фронте, был мотористом 3-й Московской авиагруппы. Участвовал в боях на Польском фронте и в разгроме барона Врангеля.

В 1922 году окончил школу мотористов, а в 1924 - военную школу лётчиков. Служил во 2-й эскадрилье им. Дзержинского. Был командиром звена, эскадрильи. Затем командовал 142-й авиабригадой Белорусского военного округа, дислоцированной в Бобруйске.

Сослуживцы отзывались о нём как о человеке твёрдой воли, бесстрашия, неиссякаемой энергии и высокого чувства товарищества. Вспоминает Маршал авиации С. А. Красовский:

"Птухина я знал давно. Он много и серьёзно учился, отлично летал, обладал хорошими организаторскими способностями, - словом, рос быстро".

Приказом наркома обороны СССР по личному составу армии от 28.11.1935 года № 2488, в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 22.09.1935 года "О введении персональных военных званий начальствующего состава РККА" Е. С. Птухину было присвоено воинское звание комбриг.

Он первым в бригаде освоил истребитель И-16. В Мае 1936 года за успехи в боевой, политической и технической подготовке он был награждён орденом Красной Звезды. В том же году по результатам окружных маневров приказом наркома обороны был премирован легковым автомобилем.

В Мае 1937 - Январе 1938 годов участвовал в народно - революционной войне в Испании под псевдонимом "Генерал Хосе". Командовал истребительной группой республиканских ВВС. Принимал участие в Брунетской операции. Затем был главным советником командующего республиканской авиацией на Мадридском, Арагонском и Теруэльском фронтах. Был награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

Неоднократно вылетая на фронт, Птухин, несмотря на запрет, принимал участие в воздушных боях. Лично и в группе сбил несколько самолётов противника. Так, 9 Июля 1937 года в паре с Божко Петровичем над Мадридом сбил новейший немецкий истребитель Messerschmitt Bf-109. Рассказывает писатель С. И. Шингарев:

"Со стороны солнца мелькнули вытянутые силуэты второй группы "Мессеров". Резко задрав вверх нос истребителя, Птухин полоснул пулемётными очередями по мотору... Фашист ловко ушёл из - под трасс и положил машину в вираж. Птухин устремился за ним. На вираже он догнать своего противника не смог. Правда, и "Мессер" от И-16 тоже не оторвался.

Божко Петрович
Божко Петрович.

Резким переворотом через крыло фашистский лётчик ввёл самолёт в пикирование. Птухин повторил маневр "Мессера". Но вскоре И-16 догнал фашистскую машину. Птухин нажал гашетки. "Мессер" рванул вверх. В лучах солнца блеснули полированные крылья и наглухо закрытая плексигласовым фонарем кабина пилота. Генерал Хосе ещё раз надавил гашетку общего огня. Пулемётные трассы зацепили хвостовое оперение "Мессера".

И тут на пути фашиста оказался "Чато" Божко Петровича. Югослав успел первым открыть огонь. "Мессершмитт-109" опрокинулся на крыло и рухнул вниз".

Вскоре в одном из воздушных боёв Птухин сбил новейший немецкий бомбардировщик Heinkel Не-111. Рассказывает писатель М. П. Сухачев:

"Птухин резко, полупереворотом на полном газу ринулся за одним из трёх увиденных им Не-111: Боясь упустить противника, он сделал резкий маневр и оторвался от ведомых.

Как только дистанция достигла метров 500, от самолёта противника вытянулись светящиеся трассы, и в тот же миг Птухин почувствовал дробный стук по левой плоскости. У противника были пулемёты более крупного калибра, и он мог себе позволить стрелять с такой дальности. Одновременно со стрельбой бомбардировщик вошёл в правый разворот с набором высоты. С большой угловой скоростью он мелькнул перед капотом самолёта Птухина. Атака была сорвана...

Имея преимущество в скорости, можно было сделать левый ранверсман вслед за противником и оказаться в хвосте. Но в верхней точке почти всем планом самолёт зависнет на малой скорости. Конечно, стрелок не упустит такого момента. Мгновенная оценка обстановки, и Птухин энергично ввёл машину в левый вираж, зная, что сейчас он встретится с противником в лоб.

Видимо, предупреждённый стрелком о маневре истребителя, вражеский пилот переложил из правого виража в левый. Закончив разворот, Птухин увидел, что они находятся в диаметрально противоположных точках виража. Имея почти одинаковые скорости, противники крутили уже третий вираж. Перегрузка была на пределе. С трудом удерживая поднятую голову, Птухин видел тщетные попытки стрелка переложить турель с правого борта на левый. Из - за большой перегрузки, это оказалось ему не под силу. Противник мог стрелять только во внешнюю сторону виража.

Обессилев, стрелок сидел вдавленный в сиденье. "А ведь он теперь безоружен с внутренней стороны виража", - мелькнула мысль у Евгения Саввича. Увеличив крен больше 90 градусов, Птухин с потерей высоты срезал окружность и на выходе в набор стал приближаться к противнику. Когда, как показалось, стали видны заклепки на обшивке, он с усилием нажал на гашетку.

Проскакивая под противником, Птухин уже не сомневался, что "Хейнкелю" нанесён смертельный удар. И верно, враг медленно, так происходит при повреждении управления, завалил левый крен с опусканием носа. Так же медленно вращаясь, он почти отвесно стал быстро удаляться от Птухина. Затем в том месте, где точка самолёта коснулась земли, беззвучно выросло большое огненно - чёрное облако".

Вспоминает Генерал - Лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:

"Евгений Саввич Птухин обладал незаурядным талантом авиационного начальника. Он по - своему, как мы говорим теперь, по - птухински, разрабатывал, подготавливал и успешно осуществлял довольно значительные в тогдашних масштабах воздушные операции.

Боевые задачи решались при тесном взаимодействии различных родов авиации, часто с наращиванием силы ударов, особенно в ходе борьбы с самолётами противника. Последние эффективно уничтожались не только в воздухе, но и на аэродромах".

В Феврале 1938 года Е. С. Птухин был назначен командующим ВВС Ленинградского военного округа.

22 Февраля 1938 года комбригу Птухину было присвоено внеочередное воинское звание комкор. Он также был награждён юбилейной медалью "ХХ лет РККА".

Участвовал он и в Советско - Финляндской войне. С Января 1940 года был командующим ВВС Северо - Западного фронта  [ В Декабре 1939 года в составе ВВС фронта было 2 отдельных авиаполка ( 35-й и 55-й СБАП ) и 3 авиабригады: 15-я СБАБ ( 2-й и 24-й СБАП ), 71-я СБАБ ( 48-й и 50-й СБАП ) и 55-я СБАБ ( 44-й и 58-й СБАП ). Кроме того, в полосе фронта действовали ВВС 7-й и 13-й армий, 1-я авиационная армия особого назначения, ВВС Балтийского флота, истребительная ПВО ЛВО и Особая авиагруппа Кравченко ].

В Январе 1940 года после расформирования 1-й армии особого назначения в ВВС фронта входили 2 отдельных авиаполка ( 85-й СБАП и 149-й ИАП ) и 3 авиабригады - 27-я ДБАБ ( 6-й, 21-й и 42-й ДБАП ), 29-я БАБ ( 9-й СБАП и 7-й ТБАП ) и 16-я СБАБ ( 31-й и 54-й СБАП ).

23 Февараля 1940 года для ускорения разгрома финских войск были созданы Объединённые ВВС Северо - Западного фронта под командованием комкора Е. С. Птухина в составе двух авиабригад ( 27-й ДБАБ и 16-й СБАБ ) и семи отдельных авиаполков ( 85-го и 57-го СБАП, 1-го МТАП, 15-го РАП, 7-го, 13-го и 149-го ИАП ), которые и нанесли врагу завершающие сокрушительные удары.

За храбрость и отвагу 68 лётчиков ВВС Северо - Западного фронта были удостоены звания Героя Советского Союза.

21 Марта 1940 года за умелое руководство действиями авиации, нанесшей большой урон противнику при прорыве укрепленной линии Маннергейма комкору Птухину Евгению Саввичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Ему была вручена медаль "Золотая Звезда" № 244.

14 - 17 Апреля 1940 года состоялось совещание при ЦК ВКП(б) начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии.

16 Апреля на совещании выступил комкор Птухин. Он доложил собравшимся об опыте действий ВВС Северо - Западного фронта:

"В войне с белофиннами мы впервые применяли большую массу авиации и особенно широко использовали бомбардировочную... Так, 71% действий авиации Северо - Западного фронта - это работа с войсками, работа по уничтожению и разрушению УРов Карельского перешейка. Всего мы имеем 53 000 самолёто - вылетов, из них 27 000 ложится на бомбардировщики, сделавших 19 500 самолёто - вылетов по УРам и сбросивших 10 500 тонн бомб. Как видите, цифра колоссальная. Бомбы сбрасывали крупнокалиберные - от 250 до 500 кг.

Что мы сделали ими, как помогли войскам ?   Имеются данные, что несколько железобетонных точек от прямых попаданий бомб крупного калибра были разрушены окончательно. Думаем весной, когда стает снег, тщательно обследовать укреплённый район и поглядеть эффективность работы бомбардировщиков.

Не каждая бомба может попасть точно в цель, но если бомба в 500 кг упадёт рядом с ДОТом - это тоже действует морально и материально. Мы знаем случаи, когда бомба попадала рядом с ДОТом, а из ДОТа вытаскивали людей, у которых из носа и ушей кровь шла, а часть совершенно погибала. День и ночь находиться под бомбометанием тяжело, а у нас летало днём до 2500 самолётов и ночью 300 - 400 самолётов. Днём движение на Карельском перешейке абсолютно прекращалось...

Я считаю, что авиация провела колоссальную работу по разрушению УРа, но большим недочётом является то, что мы разбрасывали свою авиацию, не сосредотачивали её действия на главных участках... Авиация тогда эффективна, когда она метр за метром кладёт бомбы по определённой системе... Укреплённые районы может потрясти только техника, а техникой мы богаты. Надо только работать по определённой системе, согласовывать действия различных родов войск и не разбрасываться...

Не плохое у нас было взаимодействие с 7-й армией. В момент прорыва авиация с артиллерией перебросили свой огонь по тылам. Бомбардировщики действовали по районам предполагаемого сосредоточения резервов противника. Это способствовало тому, что наши войска при развитии прорыва не имели сильных контратак.

Мы впервые бомбили железнодорожные узлы крупными силами. Станция Коувола - большой железнодорожный узел, большая станция. После бомбометания работала как перегон. Станции был нанесён большой ущерб, но во время перерыва в бомбометании финны успевали кое - как восстанавливаться, и станция всё же работала. Нашу работу лимитировала погода, 2 - 3 дня работаешь, а потом 5 дней плохая погода.

По железнодорожным узлам нужно и можно бомбить, но для большего эффекта необходимо применять бомбы крупного калибра 500 - 1000 кг.

Один из наиболее эффективных способов срыва железнодорожного движения - это бомбометание по мостам. Но поражать мосты, как узкую цель с горизонтального полёта, очень трудно. Есть случаи прямого попадания в мосты, но это требует больших материальных затрат. Мне кажется, что здесь можно применить два способа: первый - бомбометание с пикирования, для чего требуется специальный самолёт - пикировщик, или второй - бомбометание с низкой высоты бомбами на парашютах калибра не меньше 250 кг... Есть ещё способ прекращения железнодорожного движения на перегонах, но для этого нужен специальный тип самолёта, имеющий возможность бомбить с низких высот.

Для прекращения железнодорожного движения надо применять все методы. Я не отказывался ни от одного метода и считаю, что ВВС Северо - Западного фронта добились определённых результатов в срыве движения по железным дорогам.

Мы добились хороших результатов в выводе из строя паровозов. У нас появилась мысль стрелять по паровозам истребителями из ШВАКов. Результат оказался хорошим. Так мы вывели из строя 86 паровозов, плюс к этому взорвали ряд вагонов с боеприпасами, много сожгли вагонов, терроризировали железнодорожников.

Паровоз действует под давлением пара в котле, снаряд, попадая в котёл, пробивает трубы, получается взрыв и пар выходит, а раз нет пара, значит паровоз мёртв. Поезд сразу останавливается. Нам бы ещё дополнительные бачки к самолётам, чтобы увеличить радиус действия. У финнов слабый паровозный парк, а увеличивая радиус действия истребителей до 300 км, можно было бы ещё больше парализовать железнодорожное движение. В будущем необходимо испытать по паровозам реактивные снаряды...

Истребительная авиация работала как всегда хорошо: Воздушных боёв было немного, но истребительная авиация показала себя прекрасно... Истребители много работали на поле боя, но это исключительно из - за слабой авиации противника. Нам нужно подумать о войсковом самолёте, который действовал бы на поле боя с низкой высоты и в условиях плохой погоды. Ведь вы знаете, что поднять СБ в плохую погоду очень трудно. Эта машина может применяться на поле боя в исключительных случаях - она слишком велика и неманевренна. Необходим одномоторный двухместный самолёт со скоростью 380 - 400 км/час, с бомбовой нагрузкой в 300 - 400 кг и радиусом действия 350 - 400 км. Некоторые товарищи жалуются, что авиация противника бомбила. Надо сказать, что наши войска не знают, что такое бомбометание по войскам. Вы не видели авиации, которая была в Испании. А здесь от бомбометания одного самолёта паника во всём корпусе. Что бы вы сказали, если бы вас бомбили так, как мы бомбили финнов. Наши командиры должны воспитывать себя и войска так, чтобы быть готовыми к отражению действий более сильного авиационного противника, чем финны.

Мы будем принимать все меры к тому, чтобы не допустить бомбардирования наших войск, но полной гарантии дать нельзя.

Одним из недостатков нашей авиации является большая уязвимость бомбардировочных самолётов, особенно ДБ. Плоскость имеет 14 бензобаков и при стрельбе противника специальными пулями машина быстро загорается. Машина должна быть более живучей. Конструкторам следует подумать над этим вопросом. Вооружение на бомбардировочных самолётах имеет много мёртвых конусов. У штурмана на СБ два пулемёта, а стрелять по самолётам противника ему не приходится, так как встречных атак, благодаря большим скоростям, почти не производится, так получается, что в бою, происходящем главным образом в задней полусфере, штурман не участвует, и вся тяжесть боя ложится на стрелка, у которого вооружение слабее и большой мёртвый конус...

Надо учить лётный состав летать вслепую, в трудных метеоусловиях... В полку следует иметь одну эскадрилью, которую необходимо обучать слепым полётам...

Следующий вопрос о распределении авиации... Решать, куда бросать авиацию должен высший начальник... Авиация эффективна тогда, когда она действует массово и сосредоточенно, а правильно оценить обстановку может командующий армией и фронтом, кому она и должна подчиняться.

Надо больше действовать по глубоким тылам противника - это большое дело. Посмотрите на Выборг - от него ничего не осталось. Город полностью разрушен...

Вступили мы в войну с 1500 самолётами полностью подготовленными и во время войны подготовили ещё 2 полка СБ. Это подготовка частей. Подготовка же территории для такой массы самолётов отстала. На некоторых оперативных направлениях аэродромная сеть полностью отсутствовала ( например, Ухтинское направление )... Запаса бомб и горючего оказалось недостаточно для действующего количества самолётов.

Одной из причин такого недостатка является то, что командующие ВВС не знали плана войны и количества развертываемых частей в том или ином направлении. Считаю необходимым немедленно заняться вопросами подготовки территории к войне с учетом сил, развертываемых в том или ином направлении, и соответственно этому строить аэродромы и создавать запасы не менее, чем на 3 месяца".

4 Июня 1940 года комкору Птухину было присвоено воинское звание Генерал - Лейтенант авиации. Вскоре он был назначен командующим ВВС Киевского особого военного округа.

Округ был самым мощным в СССР. Под командованием Птухина были сосредоточены огромные силы. В 11 авиадивизиях округа насчитывалось 39 авиаполков ( 17 истребительных, 15 бомбардировочных, 5 штурмовых и 2 разведывательных ), имевших в своём составе более 2000 самолётов.

В аттестации, подписанной 26.11.1940 года командующим войсками округа Генералом армии Г. К. Жуковым и членом Военного совета корпусным комиссаром Вашугиным отмечалось:

"Птухин... старый, опытный командир, участник Гражданской войны, войны с белофиннами, за образцовые действия против белофиннов присвоено звание Героя Советского Союза.

Специальная подготовка как командующего ВВС КОВО хорошая. Организовать и провести операцию ВВС, как это показано на деле, может неплохо. Проявляет много забот над вопросами подготовки театра военных действий в авиационном отношении. Волевой, дисциплинированный и требовательный командующий. Должности командующего ВВС КОВО соответствует".

Однако уже в Феврале 1941 года Генерал - Лейтенант Е. С. Птухин был назначен начальником Главного управления ПВО Красной Армии.

В Январе 1941 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление "Об организации противовоздушной обороны". В нём определялась угрожаемая по воздушному нападению зона на глубину до 1200 км от государственной границы. На этой территории в пределах военных округов были созданы зоны ПВО, в них - районы ПВО, а также пункты ПВО. Всего к началу Великой Отечественной войны войска ПВО имели: зон ПВО - 13; корпусов ПВО - 3; дивизий ПВО - 2; бригад ПВО - 9; бригадных районов ПВО - 39. Численность личного состава войск ПВО составляла 182 000 человек. Для решения задач противовоздушной обороны наиболее важных центров страны было выделено также 40 истребительных авиаполков, насчитывавших около 1500 боевых самолётов, 1206 экипажей.

В Марте 1941 года Птухин сдал дела Генерал - Полковнику Штерну, а сам был вновь назначен командующим ВВС КОВО.

По состоянию на 22.06.1941 года в Киевском особом военном округе имелось 2359 лётчиков, 1308 лётчиков - наблюдателей и 2059 самолётов: 466 бомбардировщиков ( в том числе 74 пикирующих бомбардировщика Пе-2 ), 1343 истребителя ( в том числе 189 МиГ-3 ), 5 штурмовиков Ил-2, 247 разведчиков ( в том числе 99 ближних бомбардировщиков Су-2 ).

К сожалению не весь лётный состав полностью овладел вверенной ему техникой и к боевым действиям был подготовлен слабо. Особенно трудное положение сложилось в 9 вновь сформированных авиаполках, укомплектованных в основном молодыми лётчиками.

Начатую весной 1941 года реконструкцию авиабаз к началу войны завершить не удалось. Из - за ремонта многие из действующих аэродромов были ограниченно годны. Авиачасти запасных аэродромов не имели, отчего располагались очень скученно.

Накануне вторжения командующий ВВС округа Генерал - Лейтенант авиации Е. С. Птухин лично совершил облёт оперативных аэродромов, проверив их маскировку и боеготовность. Мероприятия по маскировке, предпринятые с весны по его инициативе, позволили скрыть от немецкого командования до 10% самолётов. Но этого было явно недостаточно.

Сосредоточив против Киевского особого военного округа до 800 самолётов, Люфтваффе начали войну с внезапного нападения.

С 4 до 5 часов утра около 400 самолётов 5-го авиакорпуса атаковали 24 передовых аэродрома округа. Для советских ВВС удар оказался неожиданным.

Из - за отсутствия конкретных указаний со стороны командующего ВВС округа о выводе авиачастей из - под удара они понесли большие потери. Даже после отражения первого удара, большинство авиаполков не сменило место дислокации, и было уничтожено в последующих налётах.

Всего за первый день войны ВВС Юго - Западного фронта потеряло 204 самолёта на аэродромах и 97 в воздушных боях. Советские летчики сбили 46 самолётов противника.

Штаб ВВС фронта практически не руководил действиями авиачастей, так как был занят переездом из Киева в Тернополь. В результате попытка приблизить штаб к району боевых действий привела к нарушению управления.

Рассказывает Маршал авиации Н. С. Скрипко:

"Птухин энергично стремился перестроить работу по - фронтовому, привести авиачасти и соединения в боевую готовность. Однако не знал Евгений Саввич того, что в эти дни решался вопрос о нём как о командующем и что 20 Июня 1941 года приказом Главного Военного совета он будет снят с должности за аварийность. Так и не получив этого приказа, Генерал Е. С. Птухин встретил на посту командующего ВВС Киевского особого военного округа испытания первых дней войны и 24 июня 1941 года был вторично освобождён от служебных обязанностей с ещё более грозной формулировкой".

Вечером 20 Июня 1941 года первый эшелон с полевым управлением округа двинулся специальным поездом на новый командный пункт, расположенный в Тарнополе, а утром 21 Июня на КП выехала на автомашинах основная группа штаба округа. В одной колонне с ней следовало и управление командующего ВВС.

В Киеве был оставлен запасной командный пункт ВВС округа ( фронта ), возглавляемый заместителем начальника штаба ВВС по организационным вопросам Генерал - Майором авиации Мальцевым. При нём находилась небольшая группа представителей различных отделов и служб, включая шифровальщиков. События потребовали уже на следующий день вовлечь всю группу в активную оперативную работу, хотя она и не предназначалась для этой цели.

Дело в том, что узел связи штаба ВВС в Киеве имел связь со всеми аэродромами округа ( фронта ), тогда как КП в Тарнополе ею не был обеспечен.

На рассвете 22 Июня 1941 года, когда колонна штабных автомашин втягивалась в Броды ( 65 км северо - восточнее Тарнополя ), вражеская авиация нанесла удар по нашим аэродромам.

Война застала авиаполки округа в приграничной аэродромной зоне, куда их вывели в ходе оперативного учения, проводимого Генералом Е. С. Птухиным. Однако части не были приведены в состояние боевой готовности. Штабы смешанных авиадивизий, то есть армейской авиации, находились в местах своей постоянной дислокации.

Птухин вместе со своим заместителем по боевой подготовке С. В. Слюсаревым к 14 часам 22 Июня 1941 года прибыли на КП в Тарнополь... Прямая проволочная связь была только с 14-й, 16-й и 17-й авиадивизиями. Со всеми остальными частями и соединениями контакты поддерживались через Киевский узел связи.

Находившаяся там группа Генерала Мальцева собирала данные об обстановке во всех полках и передавала их на КП ВВС фронта в Тарнополь, по этому же каналу из Тарнополя передавались распоряжения в дивизии. Однако из - за недостатка шифровальщиков в Киеве скопилось большое количество срочных нерасшифрованных кодограмм, шифрограмм - все это заметно усложнило управление.

В первый день войны потери ВВС Юго - Западного фронта составили 192 боевых самолёта, с учётом учебных - 301 самолёт. Из общего числа наших потерь на земле было уничтожено и повреждено 95 боевых самолётов, 109 учебно - тренировочных.

24.06.1941 года Птухин был отстранён от командования и арестован. Содержался в Саратовской тюрьме.

29.01.1942 года Берия направил Сталину список 46 арестованных, "числящихся за НКВД СССР". Против каждой фамилии Берия указал год рождения, партийность, дату ареста и занимаемую до ареста должность. Кроме того, в нескольких строчках формулировалась вина арестованного.

О Генерал - Лейтенанте авиации Е. С. Птухине указывалось, что он "уличается показаниями Смушкевича, Чернобровкина, Юсупова: как участник антисоветского военного заговора. Дал показания, что с 1935 года являлся участником антисоветского военного заговора, куда был завербован Уборевичем, но от данных показаний отказался, признав, что преступно руководил вверенными ему войсками".

Верховный главнокомандующий наложил окончательную резолюцию: "Расстрелять всех поименованных в списке. И. Сталин".

13.2.1942 года постановлением Особого совещания НКВД СССР Генерал - Лейтенант авиации Е. С. Птухин был приговорен к высшей мере наказания. 23.02.1942 года расстрелян. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Реабилитирован 6.10.1954 года. Награждён двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью "ХХ лет РККА".



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz