Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Шевцов Пётр Фёдорович

Шевцов Пётр Фёдорович

Родился 25 июля 1912 года в городе Бухаре (Узбекистан), в семье рабочего. С 1920 года жил на станции Тюлькубас Чимкентской области (Казахстан). Окончил 4 класса и школу ФЗУ в городе Оренбург. Работал котельщиком на паровозоремонтном заводе. С 1930 года в Красной Армии. В 1933 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу пилотов и был направлен в Брянск.

К осени 1937 года был лейтенантом, младшим лётчиком 107-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.

С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года принимал участие в борьбе с фашистами за свободу и независимость республиканской Испании. Был пилотом, затем командиром эскадрильи И-16. По состоянию на 16 марта 1937 года в воздушных боях сбил 2 самолёта (1 лично и 1 - в группе с товарищами). Всего сбил 4 самолёта (3 лично и 1 в группе). Награждён двумя орденами Красного Знамени. 22 октября 1937 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1939 году окончил курсы усовершенствования командного состава при Военной академии Генерального штаба. Командовал эскадрильей, полком, бригадой. Работал в Управлении боевой подготовки ВВС. Зимой 1939 - 1940 гг. участвовал в Советско-Финляндской войне.

В годы Великой Отечественной войны командовал 272-м истребительным авиационным полком. В воздушных боях сбил 6 вражеских самолётов лично и 1 в группе. Погиб 17 января 1944 года в авиационной катастрофе.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени; медалями.

Похоронен в деревне Дубровка Руднянского района Смоленской области. Его имя носит улица в городе Рудня, школа и улица в посёлке Тюлькубас, там же установлен бюст Героя.

*     *     *

Он родился в Средней Азии. В сентябре 1929 года переехал в город Оренбург, где окончил школу фабрично-заводского ученичества. Работал котельщиком на паровозо-вагоноремонтном заводе. В феврале 1932 года по комсомольской путёвке был направлен на учёбу в 3-ю Военную школу лётчиков и летнабов в Оренбурге, окончил её в июле 1933 года и начал службу в 107-й отдельной истребительной авиационной эскадрилье в городе Брянске.

В июле 1936 года вспыхнул военно-фашистский мятеж в Испании. Во всём мире развернулось движение солидарности с испанским народом, грудью вставшим на защиту республики. Советский Союз оказывает республике разностороннюю помощь.

В одной из первых партий советских лётчиков-добровольцев уехал в Испанию и Пётр Шевцов. Вскоре в небе Испании началась напряжённая боевая работа. Над Мадридом он принял первый воздушный бой с фашистскими пиратами и одержал победу. Воспитанник Белорусского военного округа, старший лейтенант П. Ф. Шевцов считался одним из лучших пилотов эскадрильи. Летал на И-16.

По многу раз в день приходилось вылетать. Сколько он провёл жарких схваток с врагом, трудно перечислить. И во всех выходил победителем.

Вот один из эпизодов. В канун Октябрьского праздника группа советских истребителей, в составе которой был Пётр Шевцов, вылетела для прикрытия с воздуха Мадрида. Три девятки фашистских бомбардировщиков шли самоуверенно, чтобы отбомбиться по городу. И тут, как гром среди ясного неба, на строй фашистских бомбардировщиков свалилась группа истребителей с республиканскими эмблемами.

Пётр Шевцов спикировал на головной "Юнкерс" второй девятки и с короткой дистанции дал точную пулемётную очередь, фашистский стервятник задымил и врезался в землю на окраине города.

Возбуждённые мадридцы ликовали. Они видели, как республиканские лётчики одного за другим атаковали фашистских стервятников: 9 из них факелами упали на землю, остальные позорно бежали.

12 февраля 1937 года произошёл крупный воздушный бой. 18 И-16 (и, вероятно, 4 И-15), в 10:30 вылетевшие по вызову к Мадриду, встретили 3 "Юнкерса-52" и 16 "Хейнкелей-51". По отчётам пилотов, силы противника составляли 3 - 6 Ju-52 (или "Савойя") и 16 - 30 Не-51 (или "Фиатов"). После атаки "Юнкерсов" строй наших истребителей рассыпался, и началась "собачья схватка" с "Хейнкелями". О характере этого боя говорит замечание лётчика "С", который вышел через некоторое время из этой карусели, "чтобы опомниться". Как оказалось, сделал он это весьма вовремя. Со стороны он заметил 2 "Хейнкеля", атакующих одиночный И-16. Лётчик "С" вместе с ещё одним товарищем, появившимся откуда-то сбоку, вышедшим, видимо, из боя по аналогичной причине, парой атаковали ближайший "Хейнкель". Истребитель противника был сбит.

Всего в этом бою, согласно дневнику боевых действий, было сбито 5 "Хейнкелей" (3 упали на республиканской территории, а 2 - националистов), 2 лётчика выпрыгнули с парашютами и попали в плен. Согласно журналу группы И-16, было сбито 7 истребителей. Победы одержали: П. Путивко, П. Хара, П. Шевцов, П. Акуленко, А. Тарасов, Д. Лесников в паре с Н. Виноградовым и звено А. Морозова.

В этом бою отличился командир звена "Ш" (Пётр Шевцов), записка которого о проведённом бое сохранилась в архиве:

"Дежуря в самолёте, я увидел разрыв ракеты, значит - есть работёнка. Быстро запустил мотор, оглянулся по сторонам - звено готово. Мысль одна, быстрее к месту встречи с противником. Товарищи, стоящие на аэродроме ближе к линии фронта, уже, наверно, дерутся.

Шли мы девяткой; я замечаю 3 "Юнкерсов" в районе Сан-Мартин. Подаю знак командиру отряда и иду звеном в атаку. "Юнкерсы", заметя нас, быстро развернулись на свою территорию и ушли, не сбросив ни одной бомбы.

Вверху остались сопровождавшие их "Хейнкели" и "Фиаты". Подав команду ведомым "Действуйте самостоятельно", сам бросаюсь на "Хейнкеля", который уже намеревался зайти под И-15. Меня "Хейнкель" не видел. Я, находясь у него под хвостом, мощным огнём из прекрасно действующих пулемётов зажёг противника. Отвалил с радостным сердцем: спас товарища и убил фашиста.

Не успел я даже выбрать себе новую цель, как из-под меня выскочил другой "Хейнкель". Он не вёл огня по моему самолёту лишь потому, что его отогнал от меня наш И-16. С ещё более озлобленным сердцем я бросился на несчастную жертву. Дал по нему очередь и заметил огоньки и дым в плоскостях; необходима поправка. Взял поправку, дал очередь, и мой противник пошёл в пике. Я отвалил ему вдогонку несколько коротких очередей, и "Хейнкель" упал на землю.

Патронов нет, но из боя выходить нельзя: надо защищать товарищей. Бросаюсь снова в бой и делаю ряд атак, но уже без огня, обозначая лишь атаку. В этом бою мы сбили 7 самолётов противника, не потеряв ни одного своего товарища. После большого тяжёлого боя мы группировались в воздухе. Я отыскал своих ведомых, и мы благополучно приземлились на аэродроме. Это мой не первый и не последний бой; я и после этого боя с успехом много раз дрался с "Хейнкелями".

Самолёт Не-51.

Согласно западным источникам, в этом бою были сбиты 2 Не-51 из J/88, пилоты которых Ганс-Юрген Хепе (Hans-Jurgen Нере) и Вернер Пальм (Werner Palm) спаслись на парашютах. Немецкие лётчики засчитали себе одну победу: Хепе, якобы, сбил "Боинг". На самом деле, со стороны республиканцев потерь не было, но самолёты Д. Лесникова, П. Путивко, А. Морозова и А. Тарасова получили пробоины.

Следует отметить, что после того как бой между истребителями закончился, "Юнкерсы" вернулись и спокойно отбомбились.

16 марта 1937 года И-16 из состава республиканских ВВС 4 раза вылетали по вызову, в 2-х случаях противник успевал уйти ещё до появления истребителей. В одном вылете 7 И-16, ведомых В. Уховым, удалось перехватить 2 "Юнкерса", один из которых был сбит, а второй подбит и ушёл со снижением. На победы претендуют звенья Ухова и Шевцова. О последнем вылете мало что известно.

12 июля крупный воздушный бой произошёл в районе Эль Эскориал - Сан-Мартин - Навалькарнеро - Аравака. Эскадрильи И. Лакеева, Н. Виноградова, П. Шевцова (29 И-16) и эскадрилья И. Еремёнко (8 И-15) неожиданно атаковали авиагруппу противника, состоявшую приблизительно из 40 истребителей. В результате боя эскадрилья Лакеева записала себе на счёт 2 "Фиата", эскадрилья Виноградова - 1 "Фиат", а эскадрильи Шевцова и Еремёнко - по 2 "Фиата" и 1 "Хейнкелю". Столько же побед было заявлено и итальянцами: 5 И-15 и 4 И-16. Ещё об одном сбитом И-15 заявили лётчики-националисты. С республиканской стороны был потерян 1 И-15, пилот - американец Гарольд Даль выпрыгнул с парашютом и попал в плен. О потерях противника известно, что в этот день погиб испанец Капитан Нарсисо Бермудес де Кастро (Narciso Bermudez de Castro) из группы 2-G-3, имевший 4 победы.

Самолёт Fiat CR-32.

- Петра Шевцова в Испании звали камарадо Педро, - вспоминал Герой Советского Союза генерал-майор авиации Г. Н. Захаров. - Отчаянный был лётчик-истребитель, мастерски владел высшим пилотажем. Он был бесстрашным бойцом.

Как-то, несколько заблудившихся в тумане "Фиатов" сели по ошибке на нашем аэродроме. И Шевцов решил освоить вражеский самолёт. Вскоре он летал на нём не хуже, чем на нашем И-16. Он начал летать на разведку аэродромов противника, привозя особенно ценные и точные разведданные. А потом, уверившись в своей неуязвимости, принялся атаковать вражеские самолёты и пехоту на дорогах.

В небе Испании П. Ф. Шмельков сбил 3 самолёта противника лично и 1 в группе с товарищами. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 1 групповую победы лётчика. ]


п/п
Дата
победы
Сбитый
самолёт
Район боя
( падения )
Примечание
112.02.19371 Не-51Мадридлично
216.03.19371 Ju-52-в составе звена
3??.??.19372 Не-51Сан-Мартинлично

За свои боевые подвиги отважный воздушный боец был награждён двумя орденами Красного Знамени (2.01.1937 и 4.07.1937). А 22 октября 1937 года лейтенант П. Ф. Шевцов был удостоен звания Герой Советского Союза. После учреждения медали "Золотая Звезда", как знака особого отличия для Героев Советского Союза, ему была вручена медаль № 58.

По возвращении из Испании получил звание майора, продолжал служить в истребительной авиации, командовал эскадрильей, авиаполком. Некоторое время был также командиром 66-й авиационной бригады Белорусского военного округа.

Увы, столь быстрый служебный рост вскружил голову 26-летнему полковнику, командиру авиабригады, Герою и трижды орденоносцу.

20 июля 1939 года начальник Политического управления РККА армейский комиссар 1-го ранга Мехлис докладывал Военному Совету НКО СССР:

"23 мая 1939 года командир 66-й авиационной бригады Герой Советского Союза полковник Шевцов совместно со своими подчинёнными по службе командиром 33-го авиационного полка майором Акуленко организовали пьянку, окончившуюся дебошем в городе. При попытке со стороны органов милиции предотвратить это хулиганство Шевцов и Акуленко нанесли побои участковому инспектору милиции тов. Куликову и рабочему Архищеву, всячески оскорбляли их.

За недостойное поведение, дискредитацию звания и чести командира РККА Шевцов и Акуленко были привлечены к партийной ответственности и преданы товарищескому суду чести командного, политического и начальствующего состава. Своими постановлениями товарищеские суды ходатайствовали о снижении по должности Шевцова и Акуленко. Военный совет БОВО эти постановления признал правильными. НКО Союза ССР снял Шевцова и Акуленко с занимаемых должностей и предрешил назначить на другую работу с понижением по должности: Шевцова - командиром полка и Акуленко - помощником командира полка.

В заявлении от 18 июня Шевцов писал: "Понесённое взыскание считаю правильным, и это взыскание для меня будет наукой на всю жизнь. Заверяю Военный Совет: что подлинно большевистской работой оправдаю себя в своей повседневной работе и выведу соединение или часть, которую мне доверят, на 1-е место в округе по всем дисциплинам". Майор Акуленко в заявлении в ПУ РККА писал: "Я понял одно, что если после этого случая у меня будет хотя бы малейший намёк на подобное, я потеряю совесть, честь, достоинство не только как командир РККА, но как Гражданин Советского Союза".

Эти обещания Шевцов и Акуленко не выполнили. По личному докладу мне члена Военного Совета БОВО, дивизионного комиссара тов. Богачева, Шевцов и Акуленко вновь устроили коллективную пьянку. Начальник штаба ВВС БОВО тов. Шкурин и комиссар ВВС БОВО тов. Трубачёв объявили Шевцову и Акуленко приказ НКО о снятии их с работы, после этого Шевцов и Акуленко совместно с помощником командира бригады Титаевым и начальником штаба бригады Садуковым уехали в лес за 25 километров от лагеря, организовали там пьянку и вернулись в расположение части в пьяном виде.

24 июня в 66-й авиабригаде, вследствие воздушного хулиганства лётчика Колосс произошла авария самолёта УТ-1. Проверкой члена Военного Совета БОВО дивизионного комиссара тов. Смокачева установлено, что воздушное хулиганство лётчика Колосс породили царящее в бригаде безобразное нарушение правил и наставлений по технике пилотирования и аэродромной службе. Дело дошло до того, что лётчики к своим семьям в Могилёв улетали на самолётах. Вылетали кто когда вздумал.

П.Ф.Шевцов

Самолётами пользовались как собственными автомобилями. Никакого порядка по подлинной охране самолётного парка на аэродроме нет.

Воздушное хулиганство процветало в бригаде и поощрялось командованием. На полевых площадках и на аэродромах в городе Могилёв господствовал беспорядок".

Окончив в 1939 году курсы усовершенствования командного состава при Военной академии Генерального штаба, П. Ф. Шевцов участвовал в Советско-Финляндской войне. Предположительно, лично сбил 1 самолёт. Затем служил лётчиком-инспектором в Управлении боевой подготовки ВВС РККА.

19 августа 1940 года полковник П. Ф. Шевцов, находясь проездом (по пути в отпуск) на железнодорожной станции Актюбинск, доставил в отделение милиции некого гражданина, подозреваемого им в шпионаже. Во время рязряжения личного оружия - пистолета "Браунинг" - допустил случайный выстрел, которым легко ранил сотрудника НКВД. Несмотря на то, что раненый милиционер через 3 дня вернулся на службу и претензий на имел, Шевцов был понижен в должности - назначен лётчиком-инспектором 7-й авиационной дивизии. Скорее всего этот эпизод отразился на его дальнейшей карьере.

С началом Великой Отечественной войны воевал в составе ВВС Северо-Западного, Западного фронтов и в составе 4-й Воздушной армии, занимал должности инспектора по технике пилотирования дивизии, командира 272-го ИАП, заместителя командира авиационной дивизии. Получил звание полковника.

Совершил 86 боевых вылетов, участвовал в 5 воздушных боях, лично сбил 6 самолётов противника (в том числе 2 бомбардировщика Ju-88) и ещё 1 в группе с товарищами.

За боевые отличия был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

Погиб 17 января 1944 года при аварии самолёта Ла-5 на аэродроме Дубровка, и был похоронен в деревне Дубровка Руднянского района Смоленской области. По другим данным, похоронен в братской могиле № 2 на западной окраине Рудни.

*     *     *

В книге воспоминаний Эмира-Усейна Чалбаша - "Сковать боем" (издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2010 год) - есть глава о "участнике боёв в Испании" Ф. Ф. Шевцове. По имеющимся источникам, в Испании был только один лётчик с такой фамилией - ГСС Пётр Фёдорович Шевцов, погибший в авиационной катастрофе 17 января 1944 года. Информация, приведённая в книге Э. У. Чалбаша, во многом схожа с данными о П. Ф. Шевцове. Правда, вместо Петра, у Чалбаша он Фёдор, и погиб он, якобы на "Харрикейне" (сомнительно, чтобы в январе 1944 года боевой полк летал на "Харрикейнах"). Вот этот фрагмент из книги Эмира-Усейна Чалбаша:

"Я только что сменился с дежурства и направился к медсестре Леночке поговорить о том да о сем. Навстречу идут командир полка и незнакомый летчик в звании полковника. Командир полка подозвал меня и даёт задание:

- Возьмите машину, везите домой к себе полковника и устройте с жильём. Понятно вам?

- Задача ясна, товарищ командир, - отвечаю.

Взял автостартер, посадил рядом с собой в кабину полковника и поехали в деревню к нам домой. Всю дорогу полковник молчал, а я считал нескромным вступать в разговор с таким большим и боевым командиром. Приехали домой. Я предложил ему посидеть и подождать немного. Сам же пошёл шептаться с хозяйкой, как лучше устроить нашего гостя. Но ничего мы не смогли придумать, кроме как предложить место на выбор на нарах. Когда я вернулся на свою половину и спросил: "Товарищ полковник, где вам лучше сделать постель - на верхних или нижних нарах?" Он ответил:

- Знаешь что, лейтенант, брось ты эту канитель, покажи, где свободные нары, и считай, что я уже устроен.

- Вот здесь свободно, товарищ полковник, - показал на нары вверху.

- Вот и отлично. А теперь давай знакомиться: бывший командир авиационного полка, ныне рядовой лётчик полковник Шевцов Фёдор Фёдорович. Как тебя звать?

Я доложил по форме:

- Лейтенант Чалбаш Эмир-Усейн, командир звена.

- Ты что, турок, что ли? Или потомок эмира Бухарского?

- Нет, товарищ полковник, не турок и не потомок, а просто крымский татарин, потому и такое имя.

- Я думаю, что ты не обиделся. Это я так, пошутил.

- Да чего же тут обижаться? Как есть, так и представился.

- Вот и хорошо, значит, познакомились. Теперь мы с тобой на одинаковых правах, вместе будем воевать. Я прислан к вам в полк рядовым лётчиком. Возьмёшь в напарники?

- Да вы шутите, товарищ полковник?!

- Нет, не шучу, поэтому больше меня по званию не называй. Будешь величать Фёдором Фёдоровичем, я почти в два раза старше тебя по возрасту. Договорились?

- Как прикажете.

- Я не собираюсь приказывать, а прошу. Сам всё объяснишь лётчикам, как и что. Понял?

- Понял, товарищ полковник.

- Опять не понял. Фёдор Фёдорович я, уяснил?

- Уяснил, Фёдор Фёдорович.

- Вот теперь годится. А теперь введи меня в курс дела, как и что к чему.

Я стал рассказывать о лётчиках нашего полка (в то время Э. У. Чалбаш служил в составе 627-го САП), о самолётах, о нашей работе, о горестях и радостях, о победах и неудачах.

- Ну что же, теперь все вместе будем делить и радость, и горе. Спасибо за подробную информацию.

Вот так влился в наши ряды опытный лётчик-истребитель, участник боевых действий ещё с Испании, бывший командир полка, ныне же непонятно за что разжалованный в рядовые лётчики Шевцов Ф. Ф.

Фёдор Фёдорович с первых же дней включился в боевую работу, летал с нами наравне на задание на И-16, никогда ни на что не жалуясь и не проявляя неудовольствия. Никогда не напоминал о своих боевых заслугах, опыте в лётной работе, о звании. Везде и всюду бывал с нами: и в бою, и на отдыхе. Вечером, как и все мы, выпивал свои 100 граммов и никогда не выходил за пределы нормы. Он много рассказывал о воздушных боях в Испании с фашистскими лётчиками, подсказывал и учил наших лётчиков, как нужно себя вести в воздушном бою с немцами, указывал их слабые и сильные стороны. Наши лётчики с большой охотой и признательностью прислушивались к советам Фёдора Фёдоровича. Этот старый, опытный лётчик впоследствии стал любимцем нашего полка. Он всё время держался близко к лётному составу, хотя наше командование, учитывая его прежние заслуги и звание, пыталось его несколько отличать от рядовых лётчиков. А он даже не отставал от лётчиков по игре в ножик. И когда проигрывал, безропотно вытягивал колышек зубами из земли, как и все мы.

Шевцов Пётр Фёдорович

Фёдор Фёдорович был простой, общительный и скромный товарищ. Он весьма охотно передавал свой богатый лётный и боевой опыт лётчикам. Его авторитет в полку всё время рос. Расстались мы с Фёдором Фёдоровичем в декабре 1942 года. Он оставался в полку, а меня перевели командиром эскадрильи в другой полк, который имел на вооружении самолёты новой конструкции Ла-5.

В 1943 году мне посчастливилось ещё несколько раз повстречаться с полковником Шевцовым Ф. Ф. на дорогах войны. Он уже был полностью восстановлен в правах и воевал на высоких командирских должностях. Но дальнейшая его судьба сложилась трагически. Об этом я узнал уже в 1945 году от моего боевого товарища по 49-му КИАП Героя СССР Спириденко Николая Кузьмича, который после войны разыскал меня в Люберцах и был в гостях.

Полковник Шевцов Ф. Ф. командовал авиационным полком на английских самолётах "Харрикейн". Дела в полку шли успешно, под его руководством лётчики полка одерживали блестящие победы над врагом в воздушных боях. Сам Фёдор Фёдорович также неустанно и храбро сражался в воздухе с немцами. И вот однажды, возвращаясь с боевого задания, где в воздушном бою одержал ещё одну очередную победу, над своим аэродромом сделал горку с переходом в "бочку" (такая традиция была во многих полках: после удачного боя над своим аэродромом выполнить фигуру "бочка"). Но из-за низкой облачности он вошёл в облака и затем, вывалившись из облаков, врезался в землю. Так нелепо и неоправданно погиб у себя на аэродроме прекрасной души, опытный лётчик Ф. Ф. Шевцов. Мне до того было жаль Фёдора Фёдоровича, что я никак не мог согласиться с тем, что такой опытный лётчик, прошедший, как говорят, "огонь и воду", так бесславно сложил голову. Но от правды никуда не денешься. Все, кто знал близко полковника Шевцова, думаю, будут согласны со мной, что он вечно останется в нашей памяти как истинно честный, храбрый, трудолюбивый воздушный боец нашей Родины".

Возможно, кто-либо из любителей авиации сможет сообщить дополнительную информацию по данному вопросу...


Возврат

Н а з а д



Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2013 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz