Генерал Дуглас - Яков Смушкевич - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Трагедия генерала Дугласа

Я.В.Смушкевич

Трагедия произошла за неделю до начала Великой Отечественной войны.

- Генерал Смушкевич ?

С больничной постели на вошедших спокойно смотрел бледный усталый человек. Он словно ждал этих людей в одинаковых костюмах.

- Вот ордер на ваш арест.

Из-за спины вошедших донёсся тревожный шёпот:

- Больному только 3 дня назад сделали сложную операцию на обеих ногах...

- Принесите носилки, - прозвучало в ответ.

В тюрьме Генерал совершил свой последний подвиг. Тяжело больной, он не дрогнул от издевательств следователей, не дал показаний против своих товарищей, не признал себя виновным.

Это его называли "генералом Дугласом" в 1936 году в охваченной огнём гражданской войны Испании. Его, старшего военного советника при командующем ВВС республиканских войск майоре Игнасио де Сиснеросе, советского военного лётчика Якова Вольфовича Смушкевича.

Он первый наш Генерал, удостоенный двух "Золотых Звёзд" Героя Советского Союза. Командовал авиасоединениями и частями почти во всех боевых действиях перед Великой Отечественной войной: Испания, Халхин - Гол, Западная Белоруссия, Советско - Финская война. 22 Июня 1937 года был назначен заместителем начальника ВВС, затем возглавлял Военно - Воздушные Силы, служил Генерал - инспектором ВВС при наркоме обороны.

Богатырского роста, с чёрной шапкой непокорных волос - таким запомнили его однополчане. Комбриг Смушкевич ловко втискивал могучее тело в истребитель, летел в бой. Вот как рассказывал о боевом товарище по Халхин - Голу Маршал Советского Союза Г. К. Жуков:

"Я. Смушкевич был великолепный организатор, отлично знавший боевую лётную технику и в совершенстве владевший лётным мастерством. Он был исключительно скромный человек, прекрасный начальник и принципиальный коммунист. Его искренне любили все лётчики".

Георгий Константинович вспоминает, как 22 Июня 1939 года 95 наших истребителей завязали над Монголией ожесточённый воздушный бой со 120 японскими самолётами, быстро охладили пыл противника, повернули его вспять.

И ещё важнейшее событие той войны. 20 Августа в воздух поднялись 153 наших бомбардировщика и около 100 истребителей. Массированный удар нашей авиации и артиллерии был настолько четко организованным, мощным, что противник в течение 1,5 часов не отвечал атакующим войскам артогнём.

Так эффективно Яков Владимирович  ( его обычно называли не Вольфовичем, а Владимировичем )  применил боевой опыт боёв в Испании: главные силы авиации были нацелены на завоевание господства в воздухе, ВВС использовались централизованно, массированно, на направлениях главных ударов.

Но почему 22 Июня 1941 года фашистская авиация нанесла внезапный удар по многим нашим аэродромам ?   Почему в начальный период войны летавшие "дальше всех, выше всех, быстрее всех" не смогли даже как следует прикрыть с воздуха наземные войска, и дорогой ценой пришлось завоевывать господство в воздухе. Виноваты в неоправданных потерях нашей авиации те, кто командовал ею перед войной и допустил серьёзные просчёты ?

Генерал Смушкевич был расстрелян после того, как она началась. "И не без дыма огонь", - говорят порой и сейчас фронтовики. Прямая причастность Смушкевича к поражениям нашей авиации в начальный период войны чуть ли не до сих пор официально не отрицалась, неофициально - утверждалась. Мол, успехи советской авиации в Испании породили в ВВС обстановку благодушия и известного шапкозакидательства. Попробуем разобраться в этом.

Итак, 1936 год, Испания, где генерал Дуглас  ( по испанскому паспорту )  впервые проявил себя умелым командиром, инструктором и отважным лётчиком. Сюда он прибыл с немалым опытом организации боевой подготовки. В 1921 году комиссар 35-го стрелкового полка Смушкевич был назначен политруком в 23-й авиаотряд  ( на окраине Минска )  для воспитания "зазнавшихся лётчиков". Самый заносчивый из них Благовидов решил проучить "пехтуру". И когда политрук вылетел с ним в агит - рейс, "покрутил" пассажира в воздухе так, что заглох на машине мотор. При вынужденной посадке самолёт развалился. Экипаж чудом уцелел. Благовидов с удивлением заметил: политрук не испугался. А в следующем полёте Смушкевич попросил одного из лётчиков: "Передайте управление". Попробовал - получилось. Вот так и научили авиаторы своего политрука летать.

Когда в 1926 году создавались авиабригады, первым комиссаром одной из них назначили Якова Владимировича. В Смоленск, где базировалась бригада, он прилетел сам. И горячо взялся за учёбу - больше практики, тактического поиска.

"Первое место в бригаде по стрельбе из пулемёта с самолёта и по точной бомбардировке занял комиссар и начальник политотдела бригады Яков Владимирович Смушкевич", - таким было заключение инспекции в 1930 году. Затем в его лётной биографии был Витебск. Там Смушкевича назначили командиром и комиссаром 201-й лёгкобомбардировочной бригады имени Совнаркома БССР. В отпуск он уехал в Качинскую авиашколу. Закончил её за месяц. На недостаток специального образования позже сетовал не однажды. Однако не было тогда в стране такой книги по авиаделу, которой бы не прочитал Смушкевич. Всё новое старался использовать. По его инициативе начали строить взлётно - посадочные полосы с искусственным покрытием  ( тогда - деревянным ), организовали профилактории для отдыха лётного состава - систему, действующую и сейчас. Под руководством легендарного командарма Й. Уборевича отрабатывал и комбриг Смушкевич на учениях массированное применение авиации. Именно командарм Уборевич высоко оценил способности молодого командира и рекомендовал его на выдвижение.

Первым распоряжением советника Дугласа на испанском аэродроме было - рассредоточить самолёты и замаскировать. А вскоре он организовал штурмовые полёты на малых высотах, упреждающие удары по аэродромам противника, боевое дежурство авиаторов на земле и в воздухе. В первый воздушный бой над Мадридом группу республиканских истребителей повёл лично. Сбили тогда до десятка самолётов противника.

Но и враг преподносил суровые уроки. Действия по шаблону, без учёта нового в технике и тактике порой вели к неоправданным потерям. Генерал Дуглас энергично совершенствовал боевую подготовку. Тщательно изучались лётчиками, к примеру, уязвимые места авиатехники противника: куда бить, чтобы наверняка. Специально организованный отряд охотников за "Юнкерсами" сбил 50 "неуязвимых", как их называли, фашистских бомбардировщиков Ju-52.

Герой Советского Союза Генерал - майор в отставке А. Гусев вспоминал, как лётчики - добровольцы вернулись из Испании в СССР. Самое главное, что они хотели сделать, немедля совершенствовать, менять в нашей военной авиации устаревшие методы боевой подготовки. Замечания лётчиков касались и коренной переделки авиатехники, и таких "мелких" доводок, как, к примеру, спаривание 12,7-мм пулемётов для прикрытия СБ  ( скоростного бомбардировщика )  от атак истребителей противника снизу. Коллективные предложения "испанцев" охватывали важные вопросы боевой учёбы.

Вскоре состоялось совещание участников боёв в Испании, командования ВВС, представителей наркоматов авиапромышленности, вооружения, приборостроения, видных конструкторов. И сразу завязался спор, который зачастую уводил его участников от существа дела. Отчего коса на камень нашла, становится, пржалуй, ясно из выступления конструктора истребителей И-15 и И-16 Н. Поликарпова. Он признал справедливость претензий "испанцев", касающихся техники. "Но нельзя не учитывать того, - говорил Поликарпов, - что эти самолёты сданы в серийное производство в 1934 - 1935 годах. А немецкий истребитель Mе-109 - последняя модель... Мы намерены пока сделать только то, что впишется в габариты машины, и при этом улучшит её тактико - технические данные. Ведь даже незначительные изменения в размерах самолёта вызовут необходимость перестройки оборудования на заводах. А к чему это приведёт ?   К сокращению количества выпуска авиатехники".

Нет, выпуск самолётов шёл по сталинскому плану, против которого вряд ли кто дерзнул бы выступить.

22 Июня 1937 года, ровно за 4 года до начала войны, лично И. Сталин слушал троих авиаторов - "испанцев" - В. Смушкевича, К. Гусева, И. Копца. Яков Владимирович постарался сказать о своих тревогах ёмко. А закончил словами о том, что с началом войны Воздушные армии нападающей державы внезапно пересекут границу с целью разрушения и уничтожения наиболее важных военных объектов противника. Это показывает опыт Испании. И должно предвидеть его. Сталин одобрительно кивнул... О чём он думал ?   Война началась именно так. А тогда шла чистка "до белых костей" кадров армии. Уже был репрессирован любимец авиаторов начальник ВВС Я. Алкснис. Соединения и части лишились опытнейших командных кадров.

Не верил Смушкевич в виновность начальника ВВС, виновность своего бывшего командира - командарма И. Уборевича. Как свидетельствуют его современники, высказывался об этом довольно открыто, помогал многим, на чью судьбу выпали несправедливые гонения.

О таких настроениях не мог не знать Л. Берия. Но Смушкевич, любимец авиаторов и  ( пока )  вождя, "держался в седле". А может, и заменить уже некем было ?   Хотя молодые новые командиры старались изо всех сил, они миновали многие необходимые для опыта должностные ступени. Того или иного можно было застать чаще на полётах, чем в штабе. И всё бы неплохо - огромное значение имеет лётная практика. Однако только её для организаторов боя, создателей тактики - мало, тем более оперативного искусства - ох, как маловато. И если в середине 1930-х годов наше военное искусство правильно определяло роль и назначение ВВС  ( самостоятельные воздушные операции по глубоким объектам страны противника, содействие успеху наземных войск в бою и операции, централизованное массированное применение ВВС ), то в канун войны авиацию "распылили" во фронтовое и армейское подчинение. Промышленность "гнала вал" устаревших типов самолётов. На новую технику перестраивалась медленно. Аэродромная сеть на решающем направлении в Западной Белоруссии была развита слабо, а строительство новых аэродромов началось лишь в Мае 1941-го. Учёбу на старой технике авиаторы практически забросили, новую как следует не освоили.

Но это никакого отношения к начальнику ВВС Смушкевичу не имело. Наоборот, произошло вопреки его стремлениям всё сделать с учётом боевого опыта авиаторов. Дело в том, что шефом ВВС считал себя лично И. Сталин. Об этом я слышал от многих авиаторов 1930-х годов. Писатель К. Симонов, к примеру, записал такие воспоминания адмирала флота И. Исакова: "Сталин много усилий отдавал авиации, много ею занимался".

Сталин имел свои взгляды на ВВС. Конечно, сил и средств на авиацию страна не жалела. Рекордные перелёты советских экипажей создали ей мировую славу. Но самолёты - рекордсмены строились в нескольких экземплярах. Серийная авиатехника была много слабее. Качественные параметры резко уступали количественным. Сталин лично следил, чтобы промышленность больше давала самолётов. Это, ясно, не позволяло оперативно переключаться на выпуск новой техники.

В 1939 году на XVIII съезде ВКП(б) нарком обороны К. Ворошилов с гордостью говорил, что бомбардировочная авиация выросла в 2 раза, истребительная в 2,5... Но лёгкобомбардировочная, штурмовая и разведывательная уменьшилась вдвое. Машины, подобной немецкому "Юнкерсу-87", у нас практически не было.

В 1939 году в Овальном зале Кремля начальник научно - исследовательского института ВВС А. Филин, опираясь на мнение командования ВВС, вступил в полемику с И. Сталиным, который опять-таки выдвигал идею строить двухмоторные бомбардировщики "числом побольше". Филин тогда отстаивал новые тяжёлые бомбардировщики для дальней авиации.

В начале лета 1940 года в обмен на сырьё фашистская Германия поставила СССР свою самую современную авиационную технику. Самолёты доставили в Москву, и мало-мальски знакомому с авиацией человеку стало ясно: мы отстали от Германии на годы и годы. Потому так "беспечно" и демонстрировалась эта новая техника.

То, о чём с тревогой предупреждали "испанцы", стало совершенно очевидным. Конструкторские бюро получили срочные новые заказы на современную технику. Она начала поступать в войска. Но было её к Июню 1941 года менее 20% из 5000 боеготовых самолётов западных военных округов.

К тому же чуть ли не ежегодно сменялись начальники ВВС. Л. Берия продолжал развивать версию о так называемом "военном заговоре". В 1940 - 1941 годах от этого наибольший урон понесла именно авиация. Вспомним поименно... Только что направленный в академию Генштаба начальник ВВС, назначенный после Смушкевича Генерал - лейтенант авиации П. Рычагов, начальник Военно - Воздушной академии Генерал - лейтенант авиации Ф. Арженухин, начальник главного управления авиации дальнего действия Генерал - лейтенант авиации И. Проскуров, командующий ВВС Московского военного округа Генерал - лейтенант авиации П. Пумпур, помощник командующего ВВС по учебным заведениям Генерал - майор авиации Э. Шахт, начальник штаба ВВС Генерал - майор авиации П. Володин. 14 Июня 1941 года был арестован помощник начальника Генерального штаба по авиации Генерал - лейтенант авиации Я. Смушкевич. 28 Октября 1941 года без суда, по указанию Берии, его расстреляли в посёлке Барыш Куйбышевской области.

Яков Владимирович к этому времени являлся фактически инвалидом. Этот факт связан также с малоизвестной страницей нашей истории. Именно Смушкевич и есть тот самый лётчик, что ещё до войны, по рассказам, учился летать без ног. Правда, легенда не совсем точна. Дело обстояло так. При подготовке воздушного Первомайского парада в 1938 году комкор Смушкевич решил попробовать в воздухе новую машину Р-10. В спешке не проконтролировал положение топливного крана. На посадке двигатель самолёта остановился, произошла авария.

Врачи хотели ампутировать израненному лётчику ноги. Но профессор Фридланд взялся лечить Якова Владимировича и совершил чудо: раскрошенные кости срослись. "Я буду летать ?" - спросил врача выздоравливающий Смушкевич. "Ходить будете", - даже не понял сути его вопроса профессор.

Но Яков Владимирович с огромным упорством взялся за тренировки своих негнущихся искривлённых ног. Натанцевался же тогда с женой Басей больше, чем за всю их дружную совместную жизнь. Вскоре он тренировался в кабинах автомобиля, самолёта. Вот какому лётчику давал характеристику Маршал Г. К. Жуков.

Нет, не за "предвоенные упущения" был расстрелян Смушкевич. Ведь именно он создавал специальные группы из "испанцев", которые ездили по частям, передавали свой боевой опыт из рук в руки. Командование ВВС требовало изменить устоявшиеся в авиации взгляды. Но вот не всем это нравилось. Даже на Халхин - Гол ехать Якову Владимировичу сначала отказали.

Когда летом 1939 года Ворошилов собрал у себя большую группу лётчиков - "испанцев", которых отобрали для выполнения интернационального долга в Монголии, и не назвал Дугласа, Герой Советского Союза С. Грицевец подскочил с места:

- Просим послать вместе с нами Якова Владимировича Смушкевича !

Его горячо поддержали остальные. "Надо подумать", - коротко ответил нарком обороны. Мнения лётчиков - героев не учесть не могли. И Халхин - Гол показал на практике, чего стоили усилия Якова Владимировича в развитии ВВС, их боевой подготовке.

11 Сентября 1939 года отличившийся в боях 37-летний комбриг Смушкевич был назначен начальником ВВС. А через неделю он вылетел на Советско - Финскую границу. Приступил к руководству авиацией. Но сильнейший приступ боли подстерёг его в штабном вагоне близ Петрозаводска.

В Ленинграде сделали рентгеновский снимок. Один из врачей удивился: "Как больной ходит ?". Снова лечение. Яков Владимирович ещё раз сумел мобилизовать себя, опять работал в штабе. Но очень многого не успел. В конце 1940 года уже не мог без посторонней помощи спуститься по лестнице. Ему предложили сделать операцию в институте хирургии. Сюда к генералу Смушкевичу приходили друзья. Из Забайкалья приезжали со своими бедами избиратели, чьим депутатом он был в Верховном Совете СССР. Сюда пришли, чтобы и арестовать...

Его дочь, Роза Яковлевна Смушкевич, вспоминает:

"Каким был мой отец во время боёв в Испании, я узнала много позже, когда побывала там спустя почти 50 лет после событий. В Барселоне собралось более 400 лётчиков. Когда меня представили как дочь Дугласа, ко мне бросилось множество людей. Они обнимали меня, пожимали руки, называли своей сестрой. Они рассказали мне столько хорошего о моём отце, что и сейчас перехватывает горло. В последний раз я видела его, когда ему было 39 лет, а мне 15 лет. Помню его высоким, синеглазым, очень добрым и ласковым. Хотя видела я его и суровым.

В госпитале отцу стало известно о предстоящем аресте - его и других товарищей. Первую печальную весть о начавшихся с Июня 1941 года арестах в авиации принесла ему я. Накануне к нам домой пришла жена командующего ВВС Московского округа героя Испании Петра Ивановича Пумпура и сообщила, что он арестован. Меня это потрясло. Я очень любила этого человека.

Когда я со слезами рассказала всё папе, он страшно побледнел. Я думала, ему стало плохо, но он не сказал ни слова. Он вообще никогда не делился в семье своими служебными делами.

Когда отец почувствовал свой предстоящий арест, попросил маму принести ему одежду. Очевидно, хотел поехать к Сталину, чтобы попытаться предотвратить катастрофу. А мама, считая, что всё не так страшно, а поездка эта вредна для его здоровья, просьбу выполнить отказалась. Отец не стал спорить, только сказал: "Ты будешь раскаиваться в этом всю оставшуюся жизнь".

Роза Яковлевна - дочь Смушкевича.

Вечером Роза вернулась от отца из госпиталя, а ночью с матерью проснулись от света фонариков, направленных в лица. Обыск продолжался 36 часов. Была вывернута каждая книга семейной библиотеки, рылись в школьных учебниках, игрушках...

Поскольку в те годы считалось, что все аресты совершаются без ведома Сталина, Роза передала письмо на его имя. Вскоре ей сообщили, что будет принята. Но принял её не Сталин, а Берия. И не в Июне, а в конце Августа. Ей запомнился длинный мрачный коридор, совсем не освещённый, по которому долго шла, огромный кабинет и в дальнем его конце за большим столом маленький человек в пенсне с одутловатым лицом. Он сказал мягко, даже ласково:

- Не волнуйся, ни о чём плохом не думай. Ты ведь веришь, что отец ни в чём не виноват, значит, он скоро вернётся.

А через некоторое время, "членов семей врага народа" отправили в тюрьму, затем в Карагандинские степи - в лагерь и на поселение. Постановление об аресте подписал лично Берия:

"Ученицу средней школы Смушкевич Розу Яковлевну как дочь изменника родины, приговорить к 5 годам лишения свободы с отбыванием срока в трудовых исправительных лагерях Карлаг с последующей пожизненной ссылкой".

Вернулись Роза с матерью в Москву через 13 лет, в Апреле 1954 года.

...Виновным себя не признал... Все, кто близко знал Я. В. Смушкевича, с возмущением отвергают непрояснённую, а потому до сих пор живучую легенду в некой его виновности. Период застоя породил и вовсе уродливую версию причины гибели прославленного военачальника. Она в отличие от первой, полуофициальной, вытекающей из самого "приёма" умолчания, имеет конкретный источник - документальная повесть М. Водопьянова и Г. Григорьева "Летать рождённый"  ( 1969 г. ). Там есть такие строки: "Тёмные силы, охотившиеся за генералом Дугласом в небе Испании, заинтересованные в том, чтобы Советский Союз вступил в развязанную ими войну без таких мастеров трудного искусства побеждать, каким был бесстрашный лётчик, замечательный военачальник, коммунист Смушкевич, добились своего". Так ли это ?

Действительно, в начале войны журнал "Люфтваффе" - орган ВВС фашистской Германии сообщил, как во время военных действий в Испании контрразведка Третьего Рейха потратила много сил и средств на то, чтобы уничтожить генерала Дугласа... "Обстоятельства теперь сложились так благоприятно, - писал журнал, - что генерал Дуглас не участвует в нынешней войне. Это равносильно, по крайней мере, сбережению 5 наших авиационных дивизий".

Однако никаких сведений о том, что на молодых Генералов - авиаторов фашисты фабриковали фальшивые компрометирующие документы, как то было в случае с Маршалом Советского Союза М. Тухачевским, нет. Известен лишь факт, что Геринг посулил миллион марок тому, кто уничтожит советского аса Смушкевича в бою над Мадридом.

Гораздо меньше "сил и средств" затратили И. Сталин и Л. Берия, чтобы "кровавыми репрессиями отвести от себя ответственность за недостаточную подготовку к отражению нападения врага". Такую формулировку читаем в реабилитационных документах осуждённых и репрессированных в 1941-м году Генералов. Надо также, чтобы она, эта формулировка, касалась и тех, кто из них был уничтожен вообще без предъявления обвинения и без суда, как генерал Смушкевич.

- Я удивляюсь до сих пор, - рассказывал мне в своё время Герой Советского Союза М. Громов, - как Яков Смушкевич вообще в те годы остался живым, и ещё стал дважды героем. Личность !   Посудите сами... Вот он в журнале "Большевик" публикует статью "Авиация в предстоящей войне". Надо было иметь огромное мужество, чтобы отстаивать мнение, которое шло вразрез с точкой зрения Сталина... По тем временам сама анкета генерала Дугласа выглядела весьма неперспективно: родители проживают за границей - в буржуазной Литве, сам в Гражданскую войну был в белопольском плену. Выдвигал его "враг народа" Уборевич...

Что с того, что Яков Владимирович из вологодских грузчиков   ( в Вологду семья Смушкевичей приехала из Литвы в качестве беженцев в Первую Мировую войну, потом вернулась, а в Вильнюсском архиве теперь хранится "Дело следователя о побеге из армии новобранца Смушкевича" ). Что с того, что с 16 лет он в Коммунистической партии, боец и комиссар Гражданской войны, а из плена - дерзко бежал ?   "Анкетное право" было тогда беспощадным: не "впишись" в высочайше указанные рамки хоть пункт - уволят из армии, а то и прямой путь в тюрьму, ссылку, на смерть.

26 Февраля 1969 года в районном центре Рокишкис Литовской ССР, где родился Генерал Я. В. Смушкевич, на площади его имени был открыт ему памятник. Есть памятник и в основанной по его инициативе Военно - Воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Заходил я в Москве в здание, где он работал. Мне показали место, где стояла кровать Командующего - он часто ночевал в штабе. Выходя из дома, оглянулся - да, нет, к сожалению, барельефа с надписью: "В этом здании трудился легендарный начальник ВВС..."

Сергей Левицкий.

( Из материалов журнала "Крылья Родины", № 1 - 2, 1990 год. )

Возврат

Н а з а д



Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz